Главная Поиск Карта сайта
Поиск по сайту
Авторизация
Логин:
Пароль:
Регистрация
Забыли свой пароль?
Легализация
petition.jpg

Ваши истории

Присылайте ваши истории – всё, о чём, как вам кажется, нельзя молчать – мы опубликуем их на сайте.

От сумы и от тюрьмы..

ОТ СУМЫ И ОТ ТЮРЬМЫ…

Лариса Коваленко

Магнитогорск

 

 

   В справедливости расхожей присказки «был бы человек, а статья найдется»  магнитогорцу Алексею Кузенкову выпало убедиться на собственном опыте. Его дело и приговор –  типичный пример того, как действует запущенный однажды маховик правоохранительной и судебной системы. Попавшему в ее жернова вряд ли можно рассчитывать на объективное расследование и справедливый приговор –  его виновность в совершении вменяемого преступления уже предопределена. Что с того, что в соответствии с нормами Конституции РФ и буквой закона доказательство вины гражданина должна предоставить сторона обвинения, а виновность может установить только суд. На практике обвиняемым самим приходится доказывать обратное, презумпция невиновности давно превратилась в фикцию… Вот уж воистину: спасение утопающих – дело рук самих утопающих. 

 

   В конце ноября 2011 года Кузенков осужден Ленинским районным судом Магнитогорска за покушение на сбыт наркотических средств с наказанием в виде лишения свободы на срок в восемь лет. На первый взгляд все как будто просто и ясно: при выявлении «цепочки» по сбыту наркотических средств задержанный правоохранительными органами некий  Ф. дает показания, что регулярно приобретал их у Кузенкова. Далее проводится успешное оперативно-розыскное мероприятие, и тот попадает в расставленную полицией ловушку. Доказать его вину – лишь дело техники, что суд успешно и делает, и еще один торговец «белой смертью» получает по заслугам. Картина маслом, и надо бы только порадоваться профессионализму нашей милиции-полиции. Без всякой иронии – просто начиналось все в 2009, когда нас еще берегла милиция, а приговор вынесен в 2011, и свое веское слово тут сказали уже полицейские.

 

   Вот только осужденный вместо того, чтобы признать вину и покаяться, упорно доказывает обратное, а на приговор суда пишет кассационную жалобу. Он, видите ли, считает приговор незаконным и подлежащим отмене в виду нарушения уголовно-процессуального законодательства, неправильного применения закона и несправедливости приговора. Ну так это его право, да и какой преступник не стремится себя обелить? Однако при знакомстве с материалами дела и аргументами защиты скептицизм и резонные сомнения в достоверности утверждений осужденного сменяются  вопросами.  Вскоре их уже  больше, чем ответов, и становится как-то уж совершенно очевидно, что многое в этом деле выглядит очень странно, противоречит и  процессуальным нормам, и здравому смыслу, и вообще шито белыми нитками.

 

   Начиная с заявления Ф. от 19 октября 2009 года, когда он был задержан с поличным при сбыте наркотиков. Оно написано им собственноручно и состоит из двух частей, причем разительно отличающихся по почерку.  Сначала Ф. признается, что приобрел наркосодержащие средства у  «парня по имени Алексей» (т. е. Кузенкова – авт). Почерк четкий. А ниже приписка с разъезжающимися вкривь и вкось буквами, где Ф. добавляет, что приобретал у того героин и накануне, 18.10.09, который затем продал, и выражает готовность оказать содействие сотрудникам милиции в изобличении и задержании Алексея и принять участие в оперативно-розыскном мероприятии «проверочная закупка» (ОРМ).  

 

   Но в судебном заседании Ф.  отказывается от своих показаний, объясняя это тем, что находился в состоянии наркотического опьянения и  что наркотики ему давали сотрудники милиции. Причем экспертиза подтвердила, что вторую часть заявления писал человек, находящийся под влиянием внутренних «сбивающих» факторов, в числе которых могли быть нервные, психические заболевания, алкогольное опьянение, действие фармакологических и других средств (да и дату под заявлением поставил кто-то другой).

 

Более того – Ф. прямо заявлял, что заявление писал под диктовку, что сотрудники правоохранительных органов требовали указать в заявлении именно на Кузенкова, обещая отпустить его в случае участия в проверочной закупке, и признавался, что оговорил человека. Однако суд не принял во внимание эти факты, а показания Ф. признал надуманными и ложными. Таким образом, на протяжении двух лет судебного разбирательства так и не установлено, в какой промежуток времени и кто дал Ф. какое-то средство, вызвавшее вышеуказанное состояние, и могли ли это быть наркотики. Приговор вынесен, а вопрос остался. Быть может, это такой метод получения «нужных» показаний от наркозависимых?

 

   Но все это впереди, а 19 октября готовится мероприятие «проверочная закупка». Ф. звонит Кузенкову и договаривается о встрече, чтобы приобрести героин на 16 тысяч рублей (именно такая сумма была при себе у задержанного Ф., и ее ему выдали под расписку). Причем согласно детализации разговор длился 10-12 секунд Можно ли за эти мгновения успеть договориться о количестве героина, стоимости, скидках, месте и времени встречи? К тому же эта версия милиции не подтверждается свидетельскими показаниями. Все знают, что такой разговор состоялся, но никто при нем не присутствовал. Да и логично было бы при подготовке к ОРМ записать его на диктофон. Или все проще? Не сыграл ли тут роль звонок от Кузенкова – ведь  первым звонил он,  а Ф. перезванивал ему уже потом. Все выглядит так, что правоохранительные органы просто зацепились за этот звонок, а дальше пошло-поехало.

 

   У Кузенкова другая версия. Да, Ф. ему звонил, но совсем по иному поводу: просил физической защиты. Такого рода услуги он оказывал тому регулярно, и, разумеется, небезвозмездно.

 

   Итак, они договариваются о встрече у кафе «Ветерок» на пересечении ул. Горького и пр. Металлургов. А дальше события развиваются как в бездарном ментовском сериале. Кузенков подъезжает первым и ждет битый час, коротает время в беседе со случайно проходившим мимо приятелем Г. – то сидят в машине, то курят рядом. Все это время за Кузенковым уже наблюдают из припаркованного поодаль автомобиля. Очень важный момент: никто из наблюдающих не подтвердил, что он переходил на другую сторону проспекта. Наконец, поступает звонок от Ф., и Кузенков меняет место «дислокации» -  поворачивает  на ул. Горького и останавливается впереди такси, в котором тот подъехал.

 

В машине двое сотрудников милиции в штатском, но опасные в таком деле свидетели Кузенкова почему-то не настораживают. После короткого разговора с подсевшим к нему Ф. и передачи денег (накопившегося за тем долга за услуги) он направляется в сторону реки Урал: по его словам, едет «порешать вопрос» с людьми из г. Карталы,  явившимися на разборки с его «подопечным».  Наблюдатели (а их уже три машины, включая ПДПС) …. теряют его из виду. Никого к своему удивлению не обнаружив, Кузенков возвращается. Ф. опять садится к нему в машину, они вместе отъезжают, но уже в противоположную сторону, метров за сто до пр. Ленина Ф. выходит, а Кузенков уезжает.  И  будто бы здесь Ф. и  поднимает наркотики из закладки (причем милиция теряет на какое-то время из виду и его). «Будто бы» - потому что никто из сотрудников милиции не может подтвердить, что видел это. Во-первых, находились все вне видимости, а во-вторых, было темно. Кроме того, эти показания опровергает единственный незаинтересованный свидетель – таксист. Он  один не путался в  показаниях и уверяет, что закладку поднял вовсе не Ф., а сотрудники милиции. Так когда же Кузенков положил наркотики, если к этому месту не подходил и не подъезжал? Этот вопрос вообще не рассматривался. 

 

   Все свидетели из числа сотрудников милиции постоянно путались в показаниях – а их допрашивали раз по 5. Даже «забывали», на какой стороне проспекта изъяли закладку – то оказывалось, что у сквера, то – что на противоположной. Мол, ничего удивительного, сколько у нас таких дел. Тут уж, как говорится, без комментариев.

 

   Что ж, освежим их память: во-первых, это единственный в городе случай, когда подозреваемого в столь серьезном преступлении не взяли под стражу, а отпустили под залог. И это при том, что вину свою он не признал, явку с повинной не писал, с правоохранительными органами не сотрудничал. Во-вторых, Кузенков – личность очень уж неординарная, чтобы такого забыть. Ветеран боевых действий в Чечне, спортсмен, человек физически и психологически настолько стойкий, что в УВД его даже не рискнули побить. К тому же случился неприятный инцидент: при обыске из его автомобиля пропал ряд личных вещей (хотя ключи были только у следователя), и он написал об этом заявление в прокуратуру.

 

   В деле есть показания про видеонаблюдение, но самих материалов почему-то нет. Нет и таких «мелочей», как смывы с рук обвиняемого Кузенкова, которые показали бы, держал он наркотики в руках или нет. Никто не смог объяснить, почему за 16 тысяч рублей Ф. получил наркотиков лишь на  5 тысяч – столько было в закладке. Опять нестыковка.

 

   Все это ставит под сомнение версию полиции и разбивает ее. Это только по эпизоду 19 октября. А ведь Кузенкову предъявлен еще сбыт наркотиков 18 октября. И возник этот эпизод именно тогда, когда стало очевидно, что не хватает доказательной базы – похоже, тут-то Ф. и заставили написать вторую часть заявления. Если в первой версии указывалось конкретное время – 19-20 часов, то после рассмотрения дела в суде и предъявления обвиняемым алиби на это время гособвинитель пишет ходатайство о возвращении дела на следствие, и появляется обтекаемая формулировка … «в вечернее время суток».

 

   Казалось бы, дело должно было рассыпаться в суде. Но невероятным образом после возвращения на доследование все сомнения, которые по закону должны трактоваться в пользу обвиняемого, обернулись против него же. Есть алиби до 22 часов? А вот мы напишем «в вечернее время суток» – и крутись, как хочешь. А для пущей убедительности Кузенкову добавляют еще один эпизод сбыта наркотиков – в неустановленный день в неустановленное время в начале сентября некоему Т. Правда, по этому эпизоду его потом все же оправдывают – и на том спасибо.

 

  А между тем, похоже, именно с этого сентябрьского дня у Кузенкова начались проблемы. Его характеризуют как человека с активной жизненной позицией, справедливого, готового помогать людям, непримиримого противника наркотиков. Именно потому он периодически оказывал помощь давнему знакомому, наркозависимому Т., которого знавал в лучшие времена. И уговаривал, и ругал за то, что тот устроил в квартире притон, и отправлял на  лечение, зачастую насильно. Оказывал и физическую защиту. Незадолго до описываемых событий Т. обратился к Кузенкову за помощью в связи с тем, что некто Я. склонял его к преступлению – сбыту наркотиков, нанес ему резаную рану. Защиты от него просил и Ф. Этот Я. – фигура тоже любопытная. Кузенков утверждает, что он является осведомителем сотрудников УВД, ФСБ, ФСКН и провоцировал совершение преступлений среди наркозависимых. В случае с Т. Кузенков вмешался и пресек это, что послужило причиной конфликта между сотрудниками правоохранительных органов и Кузенковым.

Следствие эти факты не проверяло, но они подтверждаются показаниями Т., который тоже показал в суде, что оперативники давили на него и угрожали, требуя дать показания против Кузенкова.

 

Так не здесь ли зарыта собака? Одним ударом убрать строптивого, вставляющего палки в колеса человека и повысить раскрываемость в сфере наркоторговли – не это ли двигало сотрудниками полиции, когда они правдами и неправдами замкнули цепочку на Кузенкове? Но тот, кто на самом деле снабжал наркотиками Ф. и других, остается на свободе. И тут возникает резонный вопрос: кому это выгодно? Что уж изображать невинность, когда пособничество  правоохранительных органов наркодельцам  давно уже общеизвестный факт. Любой в городе назовет пару-тройку злачных мест, где открыто идет бойкая торговля наркотиками, только полиция их почему-то не замечает. Липовые магазинчики с убогим ассортиментом прямо в центре города, ларьки ближе к окраинам, не говоря уже про торговлю с машин. А если кто-то из горожан по наивности пытается припугнуть торговцев смертью полицией, ему доходчиво объяснят – у нас все схвачено.

 

К тому же оправдательный приговор Кузенкову равносилен признанию профессиональной несостоятельности всех участников процесса. А тут переименование милиции в полицию, переаттестация –  кому же охота терять место? Ну а судьба отдельно взятого человека – что ж, лес рубят – щепки летят…

 

 Форум Алексея Кузенкова

 


Возврат к списку

Наши  партнеры
Новое на форумах
14.11.2018 09:28:08
Пополнение подборки полезных судебных решений
Просмотров: 40641
Ответов: 93
12.11.2018 12:24:47
ВСТАВАЙ, СТРАНА ОГРОМНАЯ!
Просмотров: 117421
Ответов: 523
11.11.2018 22:47:35
Законотворчество (общая ветка)
Просмотров: 212949
Ответов: 599
10.11.2018 23:55:27
Законопроект о принудительных работах
Просмотров: 35279
Ответов: 67
05.11.2018 12:57:07
Отбывание наказания иностранцами
Просмотров: 2726
Ответов: 10
05.11.2018 12:39:24
Апелляционное, кассационное и надзорное производство
Просмотров: 29734
Ответов: 117
05.11.2018 12:31:37
ФСКН УБИТА, НО ДЕЛО ЕЁ ЖИВЁТ
Просмотров: 42146
Ответов: 164
03.11.2018 09:05:42
Амнистия 2018
Просмотров: 2600
Ответов: 3
Рекомендации