Главная Поиск Карта сайта
Поиск по сайту
Авторизация
Логин:
Пароль:
Регистрация
Забыли свой пароль?
Легализация
petition.jpg

Ваши истории

Присылайте ваши истории – всё, о чём, как вам кажется, нельзя молчать – мы опубликуем их на сайте.

Обращение инвалида

                                                      Обращение

 

           Я живу в г.Королев Московской обл. и являюсь инвалидом 1 группы с 1994 г.(травма позвоночника из-за аварии). Я не в состоянии передвигаться и обслуживать себя самостоятельно ,  за мной ухаживают престарелые родители.

           06.11.2009 г. в моей квартире был проведен ночной обыск, в ходе которого мне сотрудниками милиции были подброшены компрометирующие предметы(патроны и деньги), что в дальнейшем послужило предлогом для помещения меня под стражу с целью вынудить меня признаться в совершении преступления к которому я непричастен.

          31.03.2010г. я был взят под стражу и провел в тюрьме в общей камере 2,5 месяца, которые едва не стоили мне жизни, если бы не помощь людей, находившихся вместе со мной в заключении, которые как могли помогали мне выжить .

          Когда стало очевидно, что во-первых я не намерен признаваться в том чего не совершал, а во-вторых что я не симулирую инвалидность и мое состояние здоровья ухудшается, что создает угрозу моей жизни, я был освобожден под подписку о невыезде.

         Далее со стороны следствия, а затем суда попытки вынудить меня признаться в том, чего я не совершал продолжились, т.к. я к этому времени разобрался в законах и выяснил, что ВСЕ следственные действия по уголовному делу проведены с нарушениями Закона РФ.

            Тогда я стал обращаться к прокурору г.Королев Калинину А.П.(6 раз), к прокурору Московской области Мохову А.М.(2 раза), Аникину А.А.(2 раза), Генеральному прокурору РФ Чайка Ю.Я.(2 раза) , к Президенту РФ Медведеву Д.А.(7раз), к Премьеру, а затем и Президенту Путину(7 раз).

 

            . Согласно ч.2 ст.80 Конституции РФ :

            Президент Российской Федерации является гарантом Конституции Российской Федерации, прав и свобод человека и гражданина. В установленном Конституцией Российской Федерации порядке он принимает меры по охране суверенитета Российской Федерации, ее независимости и государственной целостности, обеспечивает согласованное функционирование и взаимодействие органов государственной власти.

            Никаких мер по моим обращениям не принято, проверки не проведены, т.к. их проведение может выявить незаконность моего уголовного и судебного преследования.

         Мои обращения вызвали сильное озлобление у руководства прокуратуры г.Королев и Королевского городского суда и мне стали напрямую угрожать через моего адвоката Кочеткова В.Д., в связи с чем я был вынужден отказаться от услуг адвоката Кочеткова В.Д.(т.к. в связи с моей позицией у него начались проблемы по другим делам) и заключить соглашение с другим адвокатом

       Судья Алферова А.В., изначально рассматривавшая это дело, 26.05.2011 г. приняла заявленный мной отвод(с явным облегчением) и дело было передано судье Королевского городского суда Смородиной С.В., которая к тому же является заместителем председателя Королевского городского суда.

       В первом же судебном заседании 14.06.2011 г. судья Смородина С.В. стала мне открыто угрожать, в связи с чем я был вынужден вскрыть себе вены левой руки в судебном заседании, чтобы таким образом выразить протест. Данный факт подтвержден заявлением моего адвоката Шморгун П.В. на имя председателя Королевского городского суда Виноградова В.Г. , а также справкой из ЦГБ г.Королев, куда я был доставлен и где был зашит порез руки.

             В дальнейшем я обжаловал действия судьи Смородиной председателю ВС РФ, в квалификационную комиссию Мособлсуда и др..

            Данные жалобы спущены по цепочке для рассмотрения председателю Королевского городского суда Виноградову В.Г.. Никаких мер не принято.

            10.08.2011 г. по решению судьи Смородиной я был повторно заключен под стражу, несмотря на представленные мной медицинские документы.

            Ходатайство об изменении мне меры пресечения на более мягкую от 22.08.2011 г. основанное на Медицинском заключении от 19.08.2011 г., проведенном в полном соответствии с Постановлением Правительства РФ №3 от 14.01.2011г. и полностью подтвердившем наличие у меня заболеваний, входящих в Перечень тяжелых заболеваний, являющихся основанием для освобождения из-под стражи, утвержденный указанным Постановлением, было отклонено в связи с индивидуальными требованиями судьи Смородиной, не предусмотренными требованиями Постановления №3, к форме медицинского заключения, составленного в полном соответствии с требованиями этого постановления .

            Повторно заявленные мной руководству Королевского городского суда: председателю Виноградову В.Г., зам. председателя Смородиной ходатайства об изменении мне меры пресечения по новым обстоятельствам ( исполнение заявленных требований судьи Смородиной от 08.09.2011 г.) вопреки Закону РФ вообще не рассматривались.         

            Жалобы на действия судьи Смородиной и бездействие руководства Королевского городского суда председателю ВС РФ переданы для рассмотрения в Мособлсуд. Никаких решений не принято.

            Я провел еще 2,5 месяца в ИВС г.Королев и 20.10.2011г. был освобожден из-под стражи по решению Мособлсуда.

           По моему мнению руководство Королевского городского суда  проявило крайнюю заинтересованность в том, чтобы я содержался под стажей в условиях ИВС с учетом реального состояния моего здоровья, испытывая нравственные и физические страдания.

           Но дело не только в мне.

           За время пребывания в заключении в августе-октябре текущего года мне представилась возможность убедиться, что беззаконие, творящееся правоохранительными органами и судьями  Королевского городского суда, имеет по истине небывалый размах.

          Ввиду того, что я не в состоянии передвигаться и обслуживать себя самостоятельно ,  за время пребывания в тюремных условиях мне добровольно оказывали санитарную помощь самые разные люди, оказавшиеся в заключении вместе со мной.

          В свою очередь я пытался оказать всем нуждающимся посильную помощь, связанную с правильным составлением заявлений, ходатайств и т.п..

          Так вот, из общения с этими людьми (а их было немало), выяснилось, что огромное количество уголовных дел в г.Королев фабрикуется при участии одних и тех же лиц, выступающих в роли свидетелей.

             Вот фамилии этих лиц:

             1.Трандов А.А.;

             2.Питель;

             3.Домбкевич А.И.;

             4.Осьмуха Я.С.;      

             5.Котова В.Е.;

             6. Соколов В.Ю.;

             7.Хомяков

          Вышеперечисленные  лица по просьбе сотрудников правоохранительных органов г.Королев участвуют в роли свидетелей , понятых или потерпевших в многочисленных уголовных делах(вот некоторые фамилии из числа многих обвиняемых по этим делам : Новиков П.П., Зайцев Г.А., Голиков А.В., Боровец А.А., Зотова Е.В., и мн.др.).

          При этом сами события преступления, как правило, не имеют фактического подтверждения и подтверждаются лишь показаниями этих «свидетелей» и «потерпевших».        

          Практически всегда не указано время совершения преступления(к примеру: «в двадцатых числах такого-то месяца обвиняемый совершил…» и т.п.- дело Новикова П.П. – сейчас находится на рассмотрении в Верховном Суде РФ), а сами показания даны, как правило, уже после возбуждения самого уголовного дела.

          Показания этих лиц не просто согласуются между собой, но практически идентичны(о чем я узнал читая обвинительные заключения и приговоры Королевского городского суда) , что говорит о том, что эти показания имеют один источник. При этом обвиняемым всегда пытаются навязать«особый порядок» рассмотрения уголовного дела судом, чтобы скрыть эти факты.

          Вышеизложенное может быть легко подтверждено проведением проверки архива Королевского суда за 2010-2011 год, где хранятся уголовные дела с участием вышеуказанных лиц в роли понятых, свидетелей и потерпевших .   

          Все вышеперечисленные «свидетели» являются наркозависимыми и  неоднократно судимыми, более того, при попустительстве сотрудников правоохранительных органов г.Королев сами занимаются  сбытом наркотических средств, используя места своего проживания как притоны для продажи и употребления наркотиков.

          Тем не менее при рассмотрении уголовных дел с их участием, показания этих лиц не подвергаются какой-либо критике со стороны судей Королевского городского суда и безоговорочно принимаются за основу многочисленных обвинений,  несмотря на тот факт, что каждый из названных лиц уже не один десяток раз участвовал в судебных заседаниях по многочисленным уголовным делам, рассматриваемым судьями Королевского городского суда.  

          В настоящее время ВСЕ указанные «понятые и свидетели» сами отбывают различные сроки заключения.       

           

           С большим сожалением вынужден констатировать, что представители российской власти всех уровней, публично декларируя приверженность либеральным и демократическим ценностям, на деле проявляют глубокое безразличие(пренебрежение) к судьбам людей, борющихся за соблюдение своих прав и разговоры о «правовом обществе»-не более чем пустые разговоры.

 

            В свете беззакония, творящегося российскими судами в отношении граждан РФ, которое только усугубляется с каждым годом,  рассуждения руководства РФ о «правовом обществе» и «верховенстве закона» выглядят как насмешка над этими понятиями.

            Такая позиция наносит непоправимый ущерб и подрывает доверие к Власти, одна из ветвей которой – Судебная власть, открыто творит беззаконие и безнаказанно совершает преступления против граждан своей страны, прикрываясь т.н. «независимостью суда», которая, на деле, выражается лишь в свободе этого т.н. «суда»  от требований Конституции РФ, ст. 120, которой гласит: 

             «Судьи обязаны подчиняться  Конституции Российской Федерации и федеральному закону и принимать решения в соответствии с законом.

 

                При вступлении в должность, Президент РФ клянется:

                «... при осуществлении полномочий Президента Российской Федерации уважать и охранять права и свободы человека и гражданина, соблюдать и защищать Конституцию Российской Федерации, защищать суверенитет и независимость, безопасность и целостность государства, верно служить народу».

 

               Лично я не сомневаюсь в (не побоюсь этого слова) исторической роли для России фигуры нынешнего Президента РФ, уважаемого Путина В.В., который, в свое время реально спас Россию от гибели и в настоящее время пытается навести в стране порядок.

               Надеюсь, со временем, дойдет очередь и до расчистки «Авгиевых конюшен» российского «правосудия».

               Только, боюсь к тому времени, российское правосудие и др. институты власти окончательно доканают русский народ, которому прежняя власть обещала «светлое будущее», а нынешняя, «кинула».

                Конечно, зачем нужен народ, у которого есть основания и право требовать соблюдения Закона теми, который этот Закон писал и призван защищать,  которому ты как член руководящей «элиты» обязан всем что у тебя есть.

                Когда нет острой необходимости бросать связками этот народ под вражеские танки, он вроде как и не очень нужен.

                Можно посильней разбавить этот народ  покорными выходцами из Средней Азии и Дальнего Востока, а со временем, может и вообще, заменить ими.

               Со временем они выберут себе своего президента...

               Финита ля комедиа.

               К сожалению, с учетом текущей реальности, действия российской правоохранительной сферы и судебной власти очень похожи на геноцид.

 

               Исходя из вышеизложенного, мне кажется, что 6 лет президентского срока и 5 лет депутатских полномочий- это слишком много.

               Какие-либо изменения в сторону соблюдения законности, если и будут предприняты, то только под конец «правления», и то, как часть последующей предвыборной кампании.

                Так что ждать еще долго, и люди, незаконно осужденные будут сидеть, а кто-то вообще не доживет.

                Необходимо сокращать сроки властных полномочий в РФ.

                Только так власть будет помнить о необходимости принимать меры по насущным проблемам.

                Вывод:

                Нужно собирать 100000 подписей за сокращение сроков властных полномочий Президента и депутатов до 4 лет.

                С учетом числа пострадавших от правового и судебного произвола, а также их родных и близких – это вполне реально.

 

 

07 ноября 2012 г.                                                                          Боковой А.Ю.

                

 

              


Прокурору Московской области

 

Аникину Александру Александровичу

 

Прокуратура Московской области

Адрес: ГСП-6, 107996, г. Москва,

Малый Кисельный пер., д. 5

 

 

От Бокового А.Ю.

141070, г.Королев МО ул.Грабина,19/1-36

 

 

 

                                                         ЗАЯВЛЕНИЕ

 

                                         Уважаемый Александр Александрович !

 

           

               Довожу до Вашего сведения, что имеет место злостное неисполнение Федерального Закона о прокуратуре в части  надзора за исполнением законов органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность, дознание и предварительное следствие(ч.2.ст.1 ФЗ «О прокуратуре РФ»), а также нарушение уголовно-процессуальных норм, (ч.3 ст.37 УПК РФ),  в которой говорится, что полномочия прокурора на судебной стадии уголовного судопроизводства сводятся исключительно к поддержанию государственного обвинения и обеспечения его обоснованности и законности) руководством прокуратуры г.Королев.

            Мои жалобы о нарушениях при проведении предварительного следствия, поданные в рамках ст.123 УПК РФ, подтвержденные решениями Конституционного суда РФ открыто игнорируются.

            Факты фальсификации процессуальных документов, содержащиеся в материалах дела также игнорируются.

           

            Я неоднократно обращался по данному поводу в прокуратуру г.Королев МО, а также в Генеральную прокуратуру РФ  и прокуратуру Московской области.

            Мной получена копия распоряжения Начальника отдела управления по надзору за уголовно-процессуальной и оперативно-розыскной деятельностью прокуратуры Московской области Егорова Д.С. прокурору г.Королев Калинину А.П. о проведении тщательной проверки по изложенным мной фактам от 26.04.2011 г. № 16/4-2621-2010.

            Данная проверка ДО СИХ ПОР не проведена и никаких мер не принято.

           

           Я живу в г.Королев Московской обл. и являюсь инвалидом 1 группы с 1994 г.(травма позвоночника из-за аварии). Я не в состоянии передвигаться и обслуживать себя самостоятельно ,  за мной ухаживают престарелые родители.

          

            06 ноября 2009г. в моей квартире был проведен незаконный ночной обыск в ходе которого мне были подброшены денежные средства  и патроны с целью скомпрометировать меня и предъявить мне обвинение по ст. 222 УК РФ.

         

               При ознакомлении с материалами данного уголовного дела выяснилось, что не только сам обыск был проведен незаконно , но и проводился лицами, неправомочными на проведение таких следственных действий. Другие следственные действия, положенные в основу обвинения также проведены незаконно. (см.Приложения: Заявление прокурору г.Королев).

            

             Между тем, результаты данного обыска легли в основу предъявленного мне обвинения и послужили поводом для заключения меня под стражу, где я едва не умер, несмотря на то, что я являюсь с 1994 г. инвалидом 1 группы(травма позвоночника) и не в состоянии самостоятельно передвигаться и обслуживать себя.

         

             В ходе расследования уголовного дела неоднократно и преднамеренно нарушались права и свободы, указанные в ст. 9 Всеобщей декларацией прав человека (принята и провозглашена Генеральной Ассамблеей ООН 10 декабря 1948 года), ст. 6 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод (Заключена в Риме 4 ноября 1950 года), а также нарушались требования ч. 2 ст. 50 Конституции РФ (При осуществлении правосудия не допускается использование доказательств, полученных с нарушением федерального закона) и ст. 75 УПК РФ (недопустимые доказательства).

          Я ЗАЯВЛЯЮ О СВОЕЙ НЕВИНОВНОСТИ, что подтверждается материалами данного дела и что дело против меня сфабриковано. Обвинение против меня основывается на недопустимых и сфабрикованных доказательствах и предъявлено мне незаконно.

 

          

           Такой подход руководства прокуратуры г.Королев МО к исполнению своих законных функций, возложенных Конституцией РФ, прямо свидетельствует о нарушении Присяги прокурора руководством прокуратуры г.Королев МО.

         

             Исходя из вышеизложенного прошу:

           

          1.  Прекратить БЕЗЗАКОНИЕ , творящееся в отношении меня руководством прокуратуры г.Королев МО и принять меры принуждения к исполнению  обязанностей возложенных на прокуратуру г.Королев МО  Конституцией РФ и Законом о прокуратуре РФ, а также обеспечить исполнение уголовно-процессуальных норм руководством прокуратуры г.Королев МО.

 

       2.   Провести проверку деятельности прокуратуры г.Королев МО.

        

 

 

 

 

 

27.05.2011 г.                                                                                       Боковой А.Ю.

 

 

 

 

ПРИЛОЖЕНИЯ:

Жалоба в порядке ст.123 УПК РФ прокурору г.Королев о незаконности предъявленного обвинения Боковому А.Ю. с приложениями   – 20 листов.

 

Всего 22 листа.

 

 

 

                                                                                                           

                                                                                                            Прокурору г.Королев МО

                Калинину А.П.

141070 г. Королёв Московской

области, ул. Терешковой, 8/28

 

от Бокового А.Ю.

                                                                                                                 адрес:141070 г.Королев,                

                                                                                                                   МО,ул.Грабина,19/1,36           

 

 

                                                         ЖАЛОБА

                                  В порядке ст.123 УПК РФ

(Четвертая..Первая Жалоба была подана прокурору г.Королев Калинину А.П. 10.05.2011г., повторная Жалоба- 27.05.2011г., третья подана 08.06.2011 г.- в нарушение ст.124 УПК РФ,  НИКАКИХ МЕР ДО СИХ ПОР НЕ ПРИНЯТО)

 

              Согласно ч.3 ст.37 УПК РФ,  полномочия прокурора на судебной стадии уголовного судопроизводства сводятся исключительно к поддержанию государственного обвинения и обеспечения его обоснованности и законности».

            

              Согласно опубликованного Приказа Генерального прокурора Российской Федерации №82 от 24 ноября 1998 года «О задачах прокуроров, участвующих в рассмотрении судами уголовных дел», который в своем пункте 5 изложил адресованное подчиненным требования: «Заключения и ходатайства прокурора должны основываться на нормах права, быть аргументированными».

               Согласно того же Приказа: «Участие прокурора в судебных стадиях уголовного процесса не ограничивается уголовным преследованием. Государственный обвинитель должен быть гарантом соблюдения прав и законных интересов лиц, вовлеченных в сферу судопроизводства...
               Выполняя обязанности государственного обвинителя, прокурор должен всемерно способствовать всестороннему исследованию обстоятельств дела, правильному его разрешению, поддерживать обвинение лишь в меру его доказанности».

            

             Согласно п. 1.9 и 1.12 приказа Генерального прокурора РФ от 6 сентября 2007 г. № 136 «Об организации прокурорского надзора за предварительной деятельностью органов предварительного следствия», которые обязывают прокурора не допускать использование доказательств, полученных с нарушением установленного законом порядка, исключать из уголовного дела доказательства, полученные с нарушением требований Конституции РФ и федеральных законов, а при утверждении обвинительного заключения не допускать несоответствия выводов следователя установленным в ходе расследования обстоятельствам дела, неправильной квалификации содеянного.

 

            Согласно требованиям Присяги прокурора, прокурор клянется, наряду с прочим: «свято соблюдать Конституцию Российской Федерации, законы, не допуская малейшего от них отступления; непримиримо бороться с любыми нарушениями закона, кто бы их ни совершил; активно защищать интересы личности; соблюдать объективность и справедливость при решении судеб людей» (статья 40.4 Федерального закона РФ «О прокуратуре Российской Федерации»).

 

 

            

          Я неоднократно пытался обратить Ваше внимание на тот факт, что обвинение, предъявленное мне, основано на недопустимых «доказательствах», полученных преступным путем, результатах незаконно проведенных следственных действий и  домыслах :

 

                         1. По обыску, проведенному в ночное время 06.11.2009г.:

 

               06.11.2009г. и/о дознавателя о/у ОРЧ КМ  по линии №2 ГУВД по Московской области Галкиным Е.С. в моей квартире был проведен  ночной обыск, в ходе которого сотрудниками милиции мне были подброшены патроны и три тысячерублевые купюры, как позже выяснилось, из числа денежных средств, выданных на контрольную закупку оружия.

               В данном случае возложение полномочий дознавателя на сотрудника ОРЧ ГУВД МО Галкина Е.С. незаконно, т.к. согласно ч.2 ст.41 УПК РФ: не допускается возложение полномочий по проведению дознания на то лицо, которое проводило или проводит по данному уголовному делу оперативно-розыскные мероприятия.

            Проведение ОРМ по данному уголовному делу сотрудником ОРЧ ГУВД МО Галкиным Е.С. зафиксировано:

            1. в материалах уголовного дела № 43356,

            2. в Обвинительном заключении по данному делу   

            3. в Приговоре № 1-717/10, вынесенном другим фигурантам по данному делу Федеральной судьей Королевского городского суда Алферовой А.В.  24.12.2010 г. (стр.11, середина последнего абзаца).

               

           Согласно нормам уголовно-процессуального закона,  отсутствие   правомочия   на   выполнение   следственного   действия  влечет признание полученных в его результате сведений недопустимыми в качестве доказательств.

               

 

                                                           Далее:

 

                Постановление о проведении обыска в жилище Бокового А.Ю.  было вынесено судьей  Королевского городского суда МО Смородиной С.В.  28.10.2009г. , а сам обыск проведен только 06.11.2009гв ночное время суток (02 ч.30 мин.- 05 ч.05 мин).

                  Согласно  ч. 3 ст.164 УПК РФ, в ночное время (с 22 до 6 часов), производство следственных действий запрещено, за исключением случаев, не терпящих отлагательства.

                   Обращаю внимание, на то, что Уголовно-процессуальный закон не предусматривает никаких иных законных оснований для производства обыска в ночное время суток  кроме проведения обыска в случае не терпящем  отлагательства.

                   Постановление о проведении обыска, полученное в судебном порядке, не предусматривает  возможности проведения обыска в ночной период времени (ч. 3 ст.164 УПК РФ).          

                  К тому же , судебное Постановление  о проведении обыска , на которое ссылается сторона обвинения как основание для проведения данного обыска было вынесено  уже 28.10.2009г и никаких препятствий для  проведения обыска в дневное время  в период 28.10.2009г - 06.11.2009 г. не имелось.

                   Ссылка на «случай не терпящий отлагательства» несостоятельна, т.к. в случае, если  обыск   не теряет своего значения  по прошествии суток и более после принятия решения о его производстве, следственное действие, как правило, не признается не терпящим отлагательства (ч. 5 ст. 165 УПК РФ).

                  Этот вопрос подробно освещен в  «Информационно-методическом письме о подготовке и направлении в суд в порядке ст.165 УПК РФ ходатайств о производстве следственных действий и уведомлений о их проведении (утверждено 17 мая 2006 года председателем Архангельского областного суда, 18 мая 2006 года прокурором Архангельской области)» (см. Приложения).

                   

                    При производстве обыска (выемки)  в жилище в случаях, не терпящих  отлагательства, данное процессуальное действие должно сопровождаться составлением  особого процессуального документа: Постановления о производстве обыска (выемки) в жилище, не терпящем отлагательства с подробным изложением  оснований  такого решения и описания какие именно предметы , документы или ценности ,  имеющие значение для данного уголовного дела, подлежат изъятию(ч.5 ст.165 УПК РФ), чего не было сделано.

                  В соответствии с ч.5 ст.165 УПК РФ следователь обязан в течение 24 часов уведомить о проведенном обыске судью и прокурора для проверки законности данного процессуального действия , чего также не было сделано.

                   Я также не был никак уведомлен о праве обжалования законности данного процессуального действия.

 

 

             Более того,  само наличие «случая не терпящего отлагательства» не только никак не мотивировано, но и вообще  не зафиксировано.

 

            В протоколе обыска, проведенного в ночное время у Бокового А.Ю., указано, что  обыск проводится «на основании постановления от 28.10.2009г. и в соответствии с ч.2-16 ст.182 УПК РФ   и ч.2,3 , 5 ст.183 УПК РФ» и никаких ссылок на «случай не терпящий отлагательства»( ч. 5  ст.165 УПК РФ) не имеется , т.е. фактически в протоколе зафиксировано, что обыск в ночной период времени проводится в общем порядке, что незаконно, т.к. прямо противоречит  ч.3  ст.164 УПК РФ.   

 

             Считаю, что проведение обыска в ночное время преследовало единственную цель: застать меня и членов моей семьи в дезориентированном состоянии, чтобы иметь возможность беспрепятственно подбросить мне  компрометирующие предметы, что и было сделано. Это подтверждается тем, что  на момент прихода сотрудников милиции ко мне в квартиру я и члены моей семьи  спали, что могут подтвердить сотрудники милиции, наблюдавшие за окнами нашей квартиры(свет был потушен) и никаких оснований считать, что происходит сокрытие улик или уничтожение следов преступления не имелось.

              Факт отсутствия безотлагательности полностью подтвержден показаниями самих сотрудников проводивших этот обыск: ст. о/у УУР ГУВД МО Ивасюка А.А., который, в ходе судебного заседания 28.04.2011 г., подтвердил, что обыск в ночной период времени у Бокового А.Ю. проводился в общем порядке на основании постановления от 28.10.2009г., а также показаниями нач.отд.БОП УВД г.Королев Литвишко А.А., который в том же судебном заседании подтвердил показания Ивасюка А.А. и добавил, что по его мнению данный обыск был проведен в ночное время «в тактических целях».

             Ни то, ни  другое не имеет отношения к смыслу ч.5 ст.165 УПК РФ и является прямым нарушением  ч.3  ст.164 УПК РФ.

 

           Между тем, результаты данного обыска легли в основу предъявленного мне обвинения и послужили поводом для заключения меня под стражу, где я едва не умер, несмотря на то, что я являюсь с 1994 г. инвалидом 1 группы(травма позвоночника) и не в состоянии самостоятельно передвигаться и обслуживать себя.

            

              Добавлю, что сам протокол обыска составлен с нарушениями:

 1. Нач.отд. по БОП  УВД г.Королев Литвишко А.А. в него явно вписан позднее.

               2. Участие в обыске  оперуполномоченного УР УВД  г.Королев Лычагина А.Н. (что могут подтвердить понятые Попков В.И. и Клюев В.А.) вообще никак не отражено, несмотря на то, что Лычагин А.Н.  принимал активнейшее участие в процессе обнаружения патронов при проведении данного обыска.

             Проведение обыска в ночной период времени в общем порядке, к тому же неправомочным лицом незаконно, т.к.  прямо противоречит ч.3 ст 164 УПК РФ и ч.2 ст.41 УПК РФ соответственно.

 

               

 

                 2.По фонологической экспертизе телефонных переговоров:

 

          Опре­деление Конституционного Суда РФ от 24 января 2008 года № 104-О-О, гласит, что «проведение в связи с производством предва­рительного рас­следования по уголовному делу  ОРМ  не может подменять процессуальные дей­ствия, для осуществления которых уго­ловно-процессуальным законом, в част­ности статьей 202 УПК РФ, уста­новлена специальная процедура».

          Изложен­ную позицию Конституцион­ный Суд РФ повторил и в Определении от 25 фев­раля 2010 года № 261-О-О , дополнительно обратив внимание на то, что статьи 186 и 202 УПК РФ не допускают возможность получения  образцов  для  сравни­тельного  иссле­дования путем подмены установленного ими порядка производ­ства следствен­ных дейст­вий. (см. Приложения)       

 

           В материалах дела № 43356 зафиксирован факт  проведения ОРМ по негласному отбору образцов голоса 08.04.2010 г. Бокового А.Ю., для проведения фоноскопической экспертизы телефонных переговоров.

          Свидетель нач.отд. БОП УВД г.Королев Литвишко А.А., проводивший данное ОРМ 08.04.2010 г.  показал, что ОРМ по негласному отбору образцов голоса Бокового А.Ю. проводилось на основании  поручения следователя ГСУ ГУВД МО Войчук О.А. согласно ФЗ об ОРД  .                 

          Следователь Войчук О.А. мотивировала необходимость проведения негласного ОРМ  отказом Бокового А.Ю. от участия в процедуре отбора образцов голоса для проведения фоноскопической экспертизы в рамках ст. 202 УПК РФ.

          Обращаю внимание  на этот факт, т.к. в действительности мне не предлагалось  участвовать в процедуре отбора образцов моего голоса и я не отказывался от участия в ней, а в материалах дела  № 43356 не имеется  постановления о  проведении данной процедуры в рамках ст.202 УПК РФ .        

         

           Более того, с самого начала я не только не отказывался от дачи показаний в рамках ст. 51 Конституции РФ , но многократно заявлял о готовности дать все необходимые объяснения и желании участвовать в следственных действиях по данному делу в заявлениях прокурору г.Королев  Калинину А.П.., поданных мной за время пребывания в ИВС г.Королев и Сергиево-Посадском СИЗО.

           В частности, до 08.04.2010г. мной было подано  не менее трех заявлений прокурору г.Королев  по данному поводу.

       

        Несмотря на данный факт, нарушая нормы УПК РФ, минуя вынесение  постановления о получении образцов для сравнительного исследования в процессуальном порядке согласно ст.202 УПК РФ  и не предложив мне участвовать в процедуре отбора образцов моего голоса для сравнительного исследования, следователь ГСУ ГУВД МО Войчук О.А., сразу обратилась в орган дознания с отдельным поручением.

      

        Именно для недопущения таких фактов Конституционный Суд РФ в описательной части приведенных выше определений специально заострил внимание правоприменителя на приоритете норм УПК РФ перед другими нормативно-правовыми актами, в частности ФЗ «Об ОРД».

                    Добавлю, что согласно Принципу соразмерности оперативно-розыскного реагирования, который следует из ч. 3 ст. 55 Конституции РФ , ОРД – вынужденное средство, применяемое только для защиты от преступных посягательств и только в том случае, когда иные законные меры исчерпаны.

           

 

            Исходя из того, что органами предварительного следствия надлежащим об­разом не выпол­нены требования ст.202 УПК РФ, согласно Определению КС РФ № 104-О-О, Определению КС РФ № 261-О-О, получение сравнительных образцов голоса Бокового А.Ю. в ходе негласного ОРМ путем подмены установленного ст. 186 УПК РФ и ст.202 УПК РФ порядка производ­ства следствен­ных дейст­вий  является незаконным.

         Добавлю, что результаты фоноскопической экспертизы НЕ ВЫЯВИЛИ никаких разговоров об оружии, как таковом, в которых я  участвовал.

 

                                               

 

                                                   3.  Проведение ПТП:

 

                 В материалах дела № 43356 имеется два постановления 1 зам.начальника ГУВД по МО Шаева о рассекречивании сведений, составляющих государственную тайну и их носителей и о предоставлении результатов ОРД …

          Из этих постановлений следует, что 02.10.2009 г., 07.10.2009 г., 15.10.2009 г. судьями Московского областного суда Брыкаловой Л.М., Овчинниковой Л.А. выносились постановления о разрешении проведения ОРМ (ПТП  в отношении неустановленного участника преступной группы).

         В Постановлении о рассекречивании сведений, составляющих государственную тайну и их носителей от 28.11.2009 г. зафиксировано, что «указанные результаты ОРМ  могут быть рассекречены без нанесения ущерба  интересам ОРД  органов внутренних дел»(стр.3 , четвертый абзац).

         Тем  не менее судебные постановления на проведение ОРМ не представлены в материалах данного уголовного дела, несмотря на мои неоднократные обращения по данному поводу и у меня имеются серьезные сомнения в том, что они действительно выносились.

        Часть третья статьи 12 Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности» закрепляет правило, согласно которому судебное решение на право проведения оперативно-розыскного мероприятия и материалы, послужившие основанием для его принятия, хранятся только в органах, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность.

       Данное правило не означает запрет на приобщение копии такого решения к материалам уголовного дела, в котором в качестве доказательств используются результаты оперативно-розыскной деятельности; более того, результаты оперативно-розыскных мероприятий, проводимых на основании судебных решений, должны представляться следователю или в суд именно вместе с копиями этих судебных решений. Использование результатов названных оперативно-розыскных мероприятий в качестве доказательств не допускается без наличия судебного решения или его копии в материалах уголовного дела.  (см.Приложения: Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 15 июля 2008 года № 460-О-О).

 

          Тем не менее результаты данного ПТП положены в основу обвинения, несмотря на вышеуказанное Определение КС РФ, что незаконно.

 

                                                

                                                             4.Преюдиция

 

             В приговоре 1-717/10,  вынесенном 24.12.2010 г. судьей Алферовой А.В. другим фигурантам по данному делу говорится , что «вмененные органами предварительного следствия Рылеву, Михайлову и Андрееву квалифицирующие признаки незаконного приобретения, передачи и ношения огнестрельного оружия и боеприпасов не нашли подтверждения в ходе судебного разбирательства, поскольку

не установлено время и место приобретения ими огнестрельного оружия и боеприпасов, не установлено кому, когда и какое огнестрельное оружие и боеприпасы, а также КЕМ из соучастников они были переданы для временного пользования или хранения».          

           

            Далее сказано, что «бесспорных доказательств, что именно лицо, дело в отношении которого приостановлено, руководило, давало им указания и распределяло доходы не имеется».

           

           Таким образом в приговоре 1-717/10 зафиксировано, что фактов, доказывающих  причастность «лица, дело в отношении которого приостановлено» к незаконному обороту оружия (двух  ПП «Кедр» и боеприпасов к ним) у суда не имеется.

          

           Согласно правилу преюдициальности (ст.90 УПК РФ), вышеуказанные обстоятельства, установленные судом и зафиксированные во вступившем в законную силу приговоре 1-717/10 от 24.12.2010 г. подтверждают мою невиновность.

          

                                       

 

                                     Исходя из вышеизложенного, заявляю:

 обвинение, предъявленное мне, основано на «доказательствах», полученных преступным путем, результатах незаконно проведенных следственных действий и  домыслах .

 

            Примечательно, что ответы на мои жалобы дает зам.прокурора г.Королев Тарасов М.В., который активно возражал против изменения мне меры пресечения во время моего пребывания в ИВС г.Королев МО, а затем в Сергиево-Посадском СИЗО, несмотря на фактическое состояние моего здоровья и недоказанность моей вины, ссылаясь на то, что мои жалобы «абсолютно необоснованны». Им же подписано Обвинительное заключение.

           

             В единственном полученном ответе на мою жалобу зам. прокурора г.Королев МО Тарасов М.В. попытался представить мою жалобу в рамках ст.123 УПК РФ как жалобу в рамках ст.125 УПК РФ, что является открытой подменой процессуальных понятий, а также сослался на ч.3 ст.37 УПК РФ,  «в которой говорится, что полномочия прокурора на судебной стадии уголовного судопроизводства сводятся исключительно к поддержанию государственного обвинения и обеспечения его обоснованности и законности».(см.Приложения : ответ от 20.04.2011 г. № 3607м-2009/43356).    

          

          

            Нарушение процессуальных норм, установленных ч.2 ст. 88 УПК РФ, при проверке Обвинительного заключения заместителем прокурора г.Королев Тарасовым М.В. , а также  неисполнение  Приказов  №82 от 24.11.1998 г. и №136 от 06.09.2007 г. Генерального прокурора РФ прямо свидетельствует о нарушении заместителем прокурора г.Королев Тарасовым М.В. Присяги прокурора .

           

           Данный факт повлек за собой необоснованное привлечение меня к уголовной ответственности и к судебному разбирательству, что едва не стоило мне жизни и самым пагубным образом отразилось на моем и без того плохом здоровье, а также принесло и продолжает приносить мне и моей семье сильные физические и душевные страдания и  влечет большие материальные затраты, связанные с медицинской перевозкой в суд.          

         

 

                  

      

                                      Исходя из вышеизложенного, прошу:

               

            1.   Руководствуясь    Приказом Генерального прокурора Российской Федерации №82 от 24 ноября 1998 года,      п. 1.9 и 1.12    Приказа Генерального прокурора РФ  № 136 от 6 сентября 2007 г.,     ст. 40.4 Федерального закона РФ «О прокуратуре Российской Федерации»,        ч.3 ст.7 УПК РФ,       ч.3 ст.37 УПК РФ,      ст.75 УПК РФ,      ч.2 ст. 88 УПК РФ,       ч.7 ст.246 УПК РФ ,    снять с меня все предъявленные обвинения и прекратить уголовное преследование.

 

            2.    В свете нарушения Присяги прокурора заместителем прокурора г.Королев МО Тарасовым М.В., подтвержденного изложенными в данной жалобе фактами,  принять меры, предусмотренные Законом РФ по отношению к Тарасову М.В..

 

          

 

 

 

 

27.05. 2011 г.                                                                                                        Боковой А.Ю.

 

 

Приложения:

 

1.Копия постановления о проведении обыска у Бокового А.Ю. от 28.10.2009г.. -1 лист.

2. Выдержка из «Информационно-методического письма о подготовке и направлении в суд в порядке ст.165 УПК РФ ходатайств о производстве следственных действий и уведомлений о их проведении». -2 листа

3.Копия листа №1протокола ночного обыска проведенного 06.11.2009г. у Бокового А.Ю. с выделением оснований для проведения данного обыска.   -1 лист.

4.Ответ зам. прокурора г.Королев Тарасова М.В.  -2 листа

5. Опре­деление Конституционного Суда РФ от 24 января 2008 года № 104-О-О   -2 листа.

6. Опре­деление Конституционного Суда РФ от 25 фев­раля 2010 года № 261-О-О  -2 листа.

7. Опре­деление Конституционного Суда РФ от 15 июля 2008 года № 460-О-О      - 3 листа.

 

Всего 20 листов.                                                                                                        

 

 

 

 

 

Информационно-методическое письмо о подготовке и направлении в суд в порядке ст.165 УПК РФ ходатайств о производстве следственных действий и уведомлений о их проведении (утверждено 17 мая 2006 года председателем Архангельского областного суда, 18 мая 2006 года прокурором Архангельской области)

 

 

 

4. Подготовка и направление в суд уведомлений о производстве
следственных действий без судебного разрешения

4.1. Согласно ч.5 статьи 165 УПК РФ производство следственного действия, требующего судебного разрешения, возможно в отсутствии такового лишь в исключительных случаях при условии, что оно не терпит отлагательства. Без судебного решения могут быть произведены только осмотр жилища,  обыск  в жилище, выемка в жилище и личный  обыск .

4.2. Под  безотлагательностью  производства следственного действия следует понимать внезапное установление (выявление) обстоятельств, указывающих на необходимость незамедлительного производства следственного действия, при наличие угрозы уничтожения, сокрытия, утраты доказательств (следов преступления, похищенного имущества, документов и т.д.) в случае задержки проведения следственного действия ввиду обращения за судебным разрешением на его производство в обычном порядке.

Неотложность производства следственного действия может быть вызвана появлением оснований для производства следственного действия в позднее (  ночное )  время  суток, в выходной день по окончанию  времени  работы дежурного судьи, а так же обусловлена удаленностью территории, на которой производится следственное действие и принято решение о его проведении, от населенного пункта, в котором расположен районный (городской) суд, и отсутствием транспортного сообщения, которое позволяло бы оперативно и своевременно возбудить перед судом соответствующее ходатайство.

В то же  время   безотлагательность  следственного действия как необходимое условие его результативности, оправдывающее производство следственного действия без предварительного судебного решения, отсутствует в случаях, когда решение о его проведении хотя и принимается следователем в позднее  время  суток, в выходные дни во вне  времени  дежурства судей, но основано на обстоятельствах, которые были установлены (выявлены) задолго до вынесения следователем постановления о проведении следственного действия, либо когда фактически следственное действие выполняется спустя продолжительное  время  после принятия решения о его производстве, в течение которого препятствий для получения судебного разрешения не существовало.

Постановление следователя о производстве следственного действия в условиях  безотлагательности  должно быть в достаточной степени мотивировано и обоснованно конкретными обстоятельствами дела.

4.3. Произведя следственное действие без судебного решения, следователь в соответствии с ч.5 ст.165 УПК РФ обязан в течение 24 часов уведомить об этом судью и прокурора.

В этом случае следователь вместе с уведомлением о производстве следственного действия, носящим информационный характер, направляет в суд копию своего постановления о производстве следственного действия без судебного решения и копию  протокола  следственного действия.

Поскольку в порядке ч.5 ст.165 УПК РФ суду помимо круга обстоятельств, подлежащих выяснению при разрешении ходатайства следователя о производстве следственного действия, необходимо проверить наличие данных, указывавших на исключительную  безотлагательность  следственного действия и не позволивших получить судебное разрешение на его производство в обычном порядке, следователь помимо постановления и  протокола , указанных в ч.5 ст.165 УПК, должен представить суду иные материалы, подтверждающие как законность и обоснованность решения следователя о производстве следственного действия (указаны в частях 1 и 2 настоящего Письма), так и наличие оснований для проведения следственного действия без предварительного судебного решения.

4.4. Ввиду того, что лица, чьи конституционные права непосредственно затронуты или ограничены следственным действием, произведенным без судебного решения в условиях  безотлагательности , вправе участвовать в судебной проверке законности такого следственного действия (Определение Конституционного Суда РФ от 10 марта 2005 года № 70-О), следователю по окончанию следственного действия необходимо:

·         письменно уведомить заинтересованных лиц о том, что законность следственного действия будет проверяться судом;

·         сообщить им установленный законом срок рассмотрения данного вопроса и наименование суда, в который будет направлено уведомление следователя;

·         разъяснить заинтересованным лицам право ходатайствовать перед судом об участии в судебном заседании по проверке законности следственного действия.

Такое уведомление и разъяснение прав целесообразно отражать в  протоколе  соответствующего следственного действия.

Изложенные в настоящем информационно-методическом письме разъяснения и рекомендации по применению норм уголовно-процессуального закона предлагаются для использования в правоприменительной практике судьям, прокурорам и должностным лицам, осуществляющим предварительное расследование уголовных дел.

Председатель Архангельского областного суда
М.Г.Аверин

Прокурор Архангельской области
В.М.Бакун

 

Интернет-ссылка:  http://www.arhcourt.ru/index.php?Documents/Crm/Gen/2006/200605171201

 

 

 

 

 

 

 

 

      

 

 

        КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ   ФЕДЕРАЦИИ

                                

                                ОПРЕДЕЛЕНИЕ № 104-О-О

 

                    об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Бухрова Дмитрия Юрьевича на нарушение его конституционных прав частью четвертой статьи 21, статьями 84, 86 и 89 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации и статьями 2 и 6 Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности»

 

город Москва                                                                                                 24 января 2008 года

 

 

                   Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д.Зорькина, судей Н.С.Бондаря, Г.А.Гаджиева, Ю.М.Данилова, Л.М.Жарковой, С.М.Казанцева, М.И.Клеандрова, А.Л.Кононова, Л.О.Красавчиковой, Н.В.Мельникова, Ю.Д.Рудкина, А.Я.Сливы, О.С.Хохряковой, Б.С.Эбзеева, В.Г.Ярославцева,

рассмотрев по требованию гражданина Д.Ю.Бухрова вопрос о возможности принятия его жалобы к рассмотрению в заседании Конституционного Суда Российской Федерации,

установил:

                 1. Гражданин Д.Ю.Бухров, привлеченный в качестве обвиняемого по уголовному делу, в своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации оспаривает конституционность части четвертой статьи 21, статей 84, 86 и 89 УПК Российской Федерации и статей 2 и 6 Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности». По мнению заявителя, оспариваемые им законоположения позволяют следователю поручать, а оперативным сотрудникам органов внутренних дел – проводить в условиях следственного изолятора с использованием аудиозаписывающей аппаратуры опросы обвиняемого без разъяснения ему процессуальных прав и в отсутствие адвоката, получая при этом образец голоса обвиняемого, с тем чтобы впоследствии использовать его при проведении судебно-криминалистической экспертизы звукозаписи, что не согласуется с требованиями статей 48, 49 и 51 Конституции Российской Федерации.

                 2. Конституционный Суд Российской Федерации, изучив представленные Д.Ю.Бухровым материалы, не находит оснований для принятия его жалобы к рассмотрению. Конституция Российской Федерации, гарантируя каждому обвиняемому в совершении преступления право считаться невиновным, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда (статья 49, часть 1), освобождая его от обязанности доказывать свою невиновность и свидетельствовать против себя самого (статья 49, часть 2; статья 51, часть 1) и гарантируя право пользоваться помощью адвоката (защитника) с момента задержания, заключения под стражу или предъявления обвинения (статья 48, часть 2), исходит из особого статуса этого субъекта уголовно-процессуальных отношений и необходимости установления дополнительных гарантий защиты его прав и законных интересов. Как указал Конституционный Суд Российской Федерации в Определении от 1 декабря 1999 года № 211-О, нормы отраслевого законодательства, в том числе Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности», не могут применяться в отношении обвиняемого без учета особенностей его правового положения, в том числе вытекающих из предписаний статей 48, 49 и 51 Конституции Российской Федерации; иное не только противоречило бы требованиям названных статей Конституции Российской Федерации, но и умаляло бы достоинство личности, охрана которого как основы признания и уважения ее прав и свобод гарантируется государством (статья 21, часть 1, Конституции Российской Федерации).

                 Названное решение Конституционного Суда Российской Федерации сохраняет свою силу, а выраженная в нем правовая позиция применима и к ситуации, когда выступающее в официальном качестве должностное лицо в ходе оперативно-розыскного мероприятия, осуществляемого в отношении гражданина, который подвергается уголовному преследованию и чьи конституционные права на свободу, личную неприкосновенность и свободу передвижения реально ограничены, проводит его опрос с целью получения образцов для сравнительного исследования. С учетом указанных конституционных предписаний, а также норм статей 47, 49−51, 53, 74 и 75 УПК Российской Федерации, закрепляющих гарантии прав обвиняемого в уголовном судопроизводстве, подлежат применению и оспариваемые Д.Ю.Бухровым положения части четвертой статьи 21, статей 84, 86 и 89 УПК Российской Федерации и статей 2 и 6 Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности», определяющие соответственно права и обязанности следователя по осуществлению уголовного преследования и собиранию доказательств и полномочия осуществляющих оперативно-розыскную деятельность органов, в том числе связанные с проведением по поручению следователя сбора образцов для сравнительного исследования. Более того, из указанных нормативных предписаний в их взаимосвязи следует, что как уголовно-процессуальные действия, так и оперативно-розыскные мероприятия могут осуществляться лишь определенными субъектами при наличии специальных установленных законом оснований и условий; при этом проведение в связи с производством предварительного расследования по уголовному делу оперативно-розыскных мероприятий не может подменять процессуальные действия, для осуществления которых уголовно-процессуальным законом, в частности статьей 202 «Получение образцов для сравнительного исследования» УПК Российской Федерации, установлена специальная процедура.

                  Проверка же законности проведения в отношении Д.Ю.Бухрова оперативно-розыскных мероприятий, в том числе в части, касающейся учета сформулированной Конституционным Судом Российской Федерации правовой позиции, равно как и оценка допустимости использования в ходе производства по уголовному делу заявителя результатов оперативно-розыскной деятельности относятся к ведению судов общей юрисдикции и выходят за пределы полномочий Конституционного Суда Российской Федерации.

                 

 

                  Исходя из изложенного и руководствуясь частью второй статьи 40, пунктом 2 части первой статьи 43, частью первой статьи 79, статьями 96 и 97 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», Конституционный Суд Российской Федерации определил:

                  1. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Бухрова Дмитрия Юрьевича, поскольку она не отвечает требованиям Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», в соответствии с которыми жалоба в Конституционный Суд Российской Федерации признается допустимой.

                  2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.

 

 

 

 Председатель Конституционного Суда Российской Федерации                  В.Д.Зорькин

 

Судья-секретарь Конституционного Суда Российской Федерации              Ю.М.Данилов

 

 

 

 

      КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ   ФЕДЕРАЦИИ

                               

                                ОПРЕДЕЛЕНИЕ № 261-О-О

 

                   

                   об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Немых Натальи Ивановны на нарушение ее конституционных прав статьей 12 Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности», статьями 87, 186 и 202 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации

 

город Санкт-Петербург                                                                              25 февраля 2010 года

 

 

                   Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д.Зорькина, судей Н.С.Бондаря, Г.А.Гаджиева, Ю.М.Данилова, Л.М.Жарковой, Г.А.Жилина, С.М.Казанцева, М.И.Клеандрова, С.Д.Князева, Л.О.Красавчиковой, С.П.Маврина, Ю.Д.Рудкина, Н.В.Селезнева, В.Г.Стрекозова, В.Г.Ярославцева,

рассмотрев по требованию гражданки Н.И.Немых вопрос о возможности принятия ее жалобы к рассмотрению в заседании Конституционного Суда Российской Федерации,

установил:

                  1. В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации гражданка Н.И.Немых оспаривает конституционность статьи 12 Федерального закона от 12 августа 1995 года № 144-ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности» и статьи 87 УПК Российской Федерации, которые, как утверждает заявительница, не обязывают суд при проверке доказательств, полученных в результате оперативно-розыскной деятельности, истребовать из органа, осуществлявшего оперативно- розыскное мероприятие, и непосредственно исследовать в судебном заседании судебное решение, ограничивающее конституционное право гражданина на тайну телефонных переговоров.

                 По мнению заявительницы, оспариваемые нормы в их системной связи не соответствуют статьям 2, 18, 19, 23, 46 (части 1 и 2), 49 (части 2 и 3), 50 (часть 2), 55 (часть 2) и 56 (часть 3) Конституции Российской Федерации. Н.И.Немых просит также признать противоречащими статьям 48 и 51 Конституции Российской Федерации статьи 186 и 202 УПК Российской Федерации, которые, с ее точки зрения, допускают – по смыслу, придаваемому им правоприменительной практикой, – получение образцов для фоноскопических исследований голоса без соблюдения требований уголовно-процессуального закона, путем производства негласной записи беседы оперативного сотрудника с соответствующим лицом, а также позволяют использовать содержание такой беседы в качестве самостоятельного доказательства по уголовному делу.

                 2. Конституционный Суд Российской Федерации, изучив представленные материалы, не находит оснований для принятия данной жалобы к рассмотрению.

                2.1. Часть третья статьи 12 Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности» закрепляет правило, согласно которому судебное решение на право проведения оперативно-розыскного мероприятия и материалы, послужившие основанием для его принятия, хранятся только в органах, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность. Данное правило не означает запрет на приобщение копии такого решения к материалам уголовного дела, в котором в качестве доказательств используются результаты оперативно-розыскной деятельности; более того, результаты оперативно-розыскных мероприятий, проводимых на основании судебных решений, должны представляться следователю или в суд именно вместе с копиями этих судебных решений (Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 15 июля 2008 года № 460-О-О).

                  Статья 87 УПК Российской Федерации, закрепляющая обязательность проверки доказательств, подлежит применению с учетом положений статьи 240 того же Кодекса, которая устанавливает обязанность суда непосредственно исследовать все доказательства по уголовному делу. Соответственно, оспариваемые Н.И.Немых нормы не могут рассматриваться как допускающие отказ суда от непосредственного исследования в судебном заседании судебных решений, послуживших основанием для проведения оперативно-розыскных мероприятий, результаты которых использовались в доказывании по уголовному делу, а потому эти нормы конституционных прав заявительницы не нарушают.

                  2.2. Статьи 186 и 202 УПК Российской Федерации не допускают возможность получения образцов для сравнительного исследования путем подмены установленного ими порядка производства следственных действий. Как указал Конституционный Суд Российской Федерации в Определении от 24 января 2008 года № 104-О-О, и уголовно-процессуальные действия, и оперативно-розыскные мероприятия могут осуществляться лишь определенными субъектами при наличии специальных установленных законом оснований и условий; проведение в связи с производством предварительного расследования по уголовному делу оперативно-розыскных мероприятий не может подменять процессуальные действия, для осуществления которых уголовно-процессуальным законом, в частности статьей 202 «Получение образцов для сравнительного исследования» УПК Российской Федерации, установлена специальная процедура.

                Таким образом, нет оснований для вывода о том, что статьи 186 и 202 УПК Российской Федерации нарушают права заявительницы, в связи с чем ее жалоба, как не отвечающая критерию допустимости обращений в Конституционный Суд Российской Федерации, не может быть принята Конституционным Судом Российской Федерации к рассмотрению.

              

 

              Исходя из изложенного и руководствуясь частью второй статьи 40, пунктом 2 части первой статьи 43, частью первой статьи 79, статьями 96 и 97 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», Конституционный Суд Российской Федерации определил:

 

             1. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Немых Натальи Ивановны, поскольку она не отвечает требованиям Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», в соответствии с которыми жалоба в Конституционный Суд Российской Федерации признается допустимой.

            2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.

 

 

Председатель

Конституционного Суда

Российской Федерации В.Д.Зорькин

№ 261-О-О

 

 

 

 

 

 

 

        КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ   ФЕДЕРАЦИИ

                               

                                ОПРЕДЕЛЕНИЕ № 460-О-О

 

                  об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Букреева Владимира Викторовича на нарушение его конституционных прав отдельными положениями статей 5, 11 и 12 Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности» и пунктом 13 Инструкции о порядке представления результатов оперативно-розыскной деятельности дознавателю, органу дознания, следователю, прокурору или в суд

 

город Санкт-Петербург                                                                                  15 июля 2008 года

 

                Конституционный Суд Российской Федерации в составе заместителя Председателя О.С.Хохряковой, судей Н.С.Бондаря, Ю.М.Данилова, Л.М.Жарковой, Г.А.Жилина, С.М.Казанцева, М.И.Клеандрова, А.Л.Кононова, Л.О.Красавчиковой, С.П.Маврина, Н.В.Мельникова, Н.В.Селезнева, В.Г.Стрекозова, В.Г.Ярославцева,

рассмотрев по требованию гражданина В.В.Букреева вопрос о возможности принятия его жалобы к рассмотрению в заседании Конституционного Суда Российской Федерации,

установил:

              1. Гражданин В.В.Букреев, привлекаемый к уголовной ответственности за совершение ряда преступлений, в своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации просит признать не соответствующими Конституции Российской Федерации части третью и четвертую статьи 5, часть третью статьи 11, части третью и четвертую статьи 12 Федерального закона от 12 августа 1995 года № 144-ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности», а также пункт 13 Инструкции о порядке представления результатов оперативно-розыскной деятельности дознавателю, органу дознания, следователю, прокурору или в суд (утверждена приказом МВД России, ФСБ России, ФСО России, ФТС России, СВР России, ФСИН России, ФСКН России, Минобороны России от 17 апреля 2007 года № 368/185/164/481/32/184/97/147).

             В жалобе утверждается, что указанные нормы после направления в суд уголовного дела для судебного разбирательства по существу предъявленного обвинения воспрепятствовали ознакомлению В.В.Букреева и его защитников с судебными решениями на право проведения оперативно-розыскных мероприятий и их обжалованию в порядке надзора, исследованию этих судебных решений в судебном заседании и проверке соответствия им представленных суду результатов оперативно-розыскных мероприятий, а также исключили возможность обжалования в порядке главы 25 ГПК Российской Федерации действий органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность, чем нарушили его права, закрепленные в статьях 2, 18, 19 (часть 1), 21 (часть 1), 23, 24, 25, 45, 46 (части 1 и 2), 50 (часть 2), 55 (части 2 и 3) и 56 (часть 3) Конституции Российской Федерации. 2. Конституционный Суд Российской Федерации, изучив представленные материалы, не находит оснований для принятия данной жалобы к рассмотрению.

             2.1. Часть третья статьи 12 Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности» закрепляет правило, согласно которому судебное решение на право проведения оперативно-розыскного мероприятия и материалы, послужившие основанием для его принятия, хранятся только в органах, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность.

            Данное правило не означает запрет на приобщение копии такого решения к материалам уголовного дела, в котором в качестве доказательств используются результаты оперативно-розыскной деятельности; более того, результаты оперативно-розыскных мероприятий, проводимых на основании судебных решений, должны представляться следователю или в суд именно вместе с копиями этих судебных решений.

            Это правило нашло закрепление в Инструкции о порядке представления результатов оперативно-розыскной деятельности дознавателю, органу дознания, следователю, прокурору или в суд, пункт 13 которой прямо предписывает в случае представления дознавателю, органу дознания, следователю, прокурору или в суд результатов оперативно-розыскной деятельности, полученных при проведении оперативно-розыскных мероприятий, которые ограничивают конституционные права человека и гражданина на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений, передаваемых по сетям электрической и почтовой связи, а также право на неприкосновенность жилища, прилагать к ним копии судебных решений о проведении оперативно-розыскных мероприятий.

             2.2. Часть вторая статьи 11 Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности» предусматривает возможность использования результатов оперативно-розыскной деятельности в доказывании по уголовным делам в соответствии с положениями уголовно-процессуального законодательства, регламентирующими собирание, проверку и оценку доказательств.

             Как указано в постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 31 октября 1995 года № 8 «О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия», результаты оперативно-розыскных мероприятий, связанных с ограничением конституционного права граждан на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений, а также с проникновением в жилище против воли проживающих в нем лиц (кроме случаев, установленных федеральным законом), могут быть использованы в качестве доказательств по делам, лишь когда они получены по разрешению суда на проведение таких мероприятий и проверены следственными органами в соответствии с уголовно-процессуальным законодательством.

             Следовательно, использование результатов названных оперативно-розыскных мероприятий в качестве доказательств не допускается без наличия судебного решения или его копии в материалах уголовного дела. Этот вывод распространяется и на оперативно-розыскные мероприятия, проводимые в отношении судей (что имело место в деле заявителя). 2.3. Часть третья статьи 5 Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности» закрепляет правило, согласно которому лицо, полагающее, что действия органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, привели к нарушению его прав и свобод, вправе обжаловать эти действия в вышестоящий орган, осуществляющий оперативно-розыскную деятельность, прокурору или в суд.

              Право на судебную защиту, как отмечено в Постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от 3 мая 1995 года № 4-П, в силу статьи 56 (часть 3) Конституции Российской Федерации не подлежит ограничению ни при каких обстоятельствах и выступает как гарантия в отношении всех конституционных прав и свобод. Соответственно, в случае направления уголовного дела в суд для судебного разбирательства по существу предъявленного обвинения гражданин не лишается права на обжалование как самих судебных решений на проведение оперативно-розыскных мероприятий, так и действий органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность.

               Отсутствие возможности знать содержание судебного решения, на основании которого лицо было ограничено в правах, не является препятствием для подачи жалобы в порядке статьи 404 УПК Российской Федерации. В Определении от 21 декабря 2006 года № 590-О Конституционный Суд Российской Федерации указал, что если копия обжалуемого решения не может быть представлена лицом по независящим от него причинам, то в соответствии с частью второй статьи 406 УПК Российской Федерации суд сам вправе восполнить указанный недостаток. Поэтому отсутствие судебного решения или его копии в материалах уголовного дела не исключает возможность обжалования допустимости использования в качестве доказательств материалов, полученных при проведении оперативно-розыскных мероприятий, в том числе в порядке надзора, а потому не лишает обвиняемого права на судебную защиту своих прав и свобод, закрепленного в статье 46 (часть 1) Конституции Российской Федерации.

                 2.4. Таким образом, оспариваемые В.В.Букреевым нормы не могут рассматриваться как ограничивающие его конституционное право на обжалование судебных решений, на основании которых в отношении него проводились оперативно-розыскные мероприятия. Они не препятствуют ознакомлению подсудимого, его защитников и суда с такими судебными решениями, не исключают их исследование в судебном заседании и допускают возможность проверки соответствия представленных суду результатов оперативно-розыскных мероприятий тем судебным решениям, на основании которых эти мероприятия проводились. Следовательно, данная жалоба не может быть принята Конституционным Судом Российской Федерации к рассмотрению как не отвечающая критерию допустимости обращений в соответствии со статьями 96 и 97 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации». Оценка же законности и обоснованности имевшего место в деле заявителя отказа правоприменителей выдать копии судебных решений на право проведения оперативно-розыскных мероприятий не относится к компетенции Конституционного Суда Российской Федерации, как она определена в статье 125 Конституции Российской Федерации и статье 3 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации». Исходя из изложенного и руководствуясь частью второй статьи 40, пунктом 2 части первой статьи 43, частью первой статьи 79, статьями 96 и 97 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», Конституционный Суд Российской Федерации определил: 1. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Букреева Владимира Викторовича, поскольку она не отвечает требованиям Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», в соответствии с которыми жалоба в Конституционный Суд Российской Федерации признается допустимой.

               2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.

 

Заместитель Председателя

Конституционного Суда

 Российской Федерации

О.С.Хохрякова

 

Судья-секретарь Конституционного

 Суда Российской Федерации

Ю.М.Данилов

 

 

 

№ 460-О-О

 

  


Возврат к списку

Наши  партнеры
Новое на форумах
06.06.2018 06:09:58
Законопроект о зачете времени, проведенном в СИЗО
Просмотров: 274773
Ответов: 310
05.06.2018 22:33:45
Законопроект о назначении адвоката
Просмотров: 195
Ответов: 1
05.06.2018 11:46:32
Экспертиза
Просмотров: 125313
Ответов: 610
05.06.2018 07:52:37
Помогите, пожалуйста, советом!
Просмотров: 97917
Ответов: 411
03.06.2018 08:53:10
Пополнение подборки полезных судебных решений
Просмотров: 24204
Ответов: 67
31.05.2018 16:54:31
Законопроект об ускорении УДО
Просмотров: 12938
Ответов: 35
28.05.2018 06:46:33
Я признался. Что делать?
Просмотров: 78283
Ответов: 257

Рекомендации