Главная Поиск Карта сайта
Поиск по сайту
Авторизация
Логин:
Пароль:
Регистрация
Забыли свой пароль?
Легализация
petition.jpg

Второй шанс

Второй шанс 25.09.2019

                Олег Москвин

antisud.com

 

ВТОРОЙ ШАНС

 

В 2016 году религиозный суд кадиев в Саудовской Аравии приговорил дьякона Варфоломея за ввоз в страну хамра (в виде бутылки кагора) к году тюремного заключения. По отбытии срока к наказанию было прибавлены 300 ударов палкой, шестью порциями по 50. На третьей порции дьякон скончался.

В 2017 году Домодедовский суд приговорил бразильского шамана и целителя Шианку Роша Эдуардо к 6 годам 6 месяцам строгого режима за контрабанду отвара тропических растений «аяуаска», применяемого в обрядах, ведущих, как считается в Южной Америке, к духовному и физическому очищению.

После того как делом заинтересовались два президента – бразильский и российский, вышестоящий суд пришел к выводу, что «размер назначенного судом наказания требованиям справедливости не отвечает», снизил наказание до 3 лет, шамана отправили отбывать остаток наказания на родину, где он был благополучно освобожден условно-досрочно.

В 2018 году схожая судьба постигла художника Максима Герта. Тот же Домодедовский суд приговорил его к 11 годам 6 месяцам строгого режима, но вышестоящий не смог «согласиться с размером назначенного ему наказания, считая его явно несправедливым» и снизил срок до 2 лет. Через 5 месяцев Максим вышел на свободу.

В настоящее время своей участи в московских СИЗО ждут еще двое обвиняемых в контрабанде аяуаски.

Из Национальной резолюции № 836/INC,

Республика Перу, Лима, 24 июня 2008 года:

«Принимая во внимание,

·         что эффект, который производит Аяуаска широко изучался в силу своей сложности и отличается от того, как обычно действуют галлюциногены. Часть различия состоит в обряде, сопровождаемом её употребление, который ведёт к различным последствиям, но всегда в культурно определённых пределах;

·         что из подтвержденной информации следует, что во время проведения ритуальных обрядов Аяуаска является одним из основных фундаментальных элементов самобытности амазонских народов и что её использование испокон веков в традиционных ритуалах, гарантируя культурную преемственность, сопряжена с терапевтическими достоинствами растения

Утвердить нематериальным культурным наследием нации знания и использование Аяуаски, практикуемые коренными Народами Амазонии».

 

После признания на государственном уровне особых качеств аяуаски активизировались её научные исследования, а в Перу и в Бразилию (где айауаска также легальна) потянулись туристические маршруты. Поехали как за исцелением, так и ради приобщения к духовным практикам. Местные шаманы приобрели международную популярность.

Каждый целитель готовит отвары по собственному рецепту. Классический рецепт предусматривает в качестве основы лиану каапи. В дополнение к ней используются те или иные «растения силы», их около двадцати. В частности, в отвар может быть добавлено растение чакруна, содержащее психоактивное вещество диметилтриптамин (ДМТ), запрещенное к обороту.

Из письма Институт Латинской Америки Российской Академии наук:

 «Признание аяуаски как части традиционной медицины способствовали и исследования, опубликованные в наиболее авторитетных международных научных изданиях. Так, согласно данным, опубликованным в одном из наиболее цитируемых английских научных журналов Psychological Medicine, применение аяуаски в умеренных дозах является эффективным и безопасным терапевтическим средством лечения депрессий. В статье 2010 г., опубликованной в научном журнале Drug and Alcohol Dependence, авторы пришли к выводу, что ритуальное использование аяуаски, по-видимому, не связано с вредными психосоциальными эффектами, обычно вызываемыми распространенными наркотическими средствами. К аналогичным выводам приходили авторы и некоторых других исследований, опубликованных в научных изданиях».

Международный комитет по контролю над наркотиками (МККН), работающий под эгидой ООН, неоднократно заявлял, что хотя отвары растений, содержащие вещества со стимулирующими или галлюциногенными свойствами, в частности аяуаска, не подпадают под международный контроль, правительствам рекомендуется устанавливать меры национального контроля над использованием таких растительных материалов в случае если они используются «в порядке развлечения» за рамками исходной социально-экономической среды – для недопущения распространяя среди лиц, злоупотребляющих психоактивными веществами.

Исследований аяуаски в нашей стране не проводилось, степень наркогенности не выяснялась. Экспертно-криминалистические центры не располагают контрольным образцом ДМТ. Возможно поэтому, а также из-за ничтожной распространенности у нас аяуаски и вытекающей отсюда степени опасности её использования «в порядке развлечения», национальные меры контроля правительством РФ введены так и не были. Ну а поскольку единичные факты ввоза всё же имелись, функции законодательной и исполнительной власти взяла на себя судебная практика – уравняла отвар набора растений аяуаска с чистым диметилтриптамином и стукнула молотком.

Для сравнения. Значительный размер психоактивного вещества тетрагидроканнабинол (ТГК), содержащегося в каннабисе (конопле), начинается с 0,05 грамм. А значительный размер каннабиса как растения – с 6 грамм. Если кому-нибудь придёт в голову приравнять каннабис к чистому ТГК, то разовая доза каннабиса, владение которой вообще в уголовном порядке ненаказуемо, автоматически прыгнет в крупный размер.

Справедливости ради, наиболее близкой аналогией к аяуаске и ДМТ является ситуация не с каннабисом как таковым, а с неким экстрактом – с маслом каннабиса (гашишным маслом) и ТГК. Массу масла каннабиса не отождествляют с массой содержащегося в нём ТГК. Кроме того, перед взвешиванием закон требует выпарить из масла каннабиса воду. Но и такое сравнение содержит в себе большую натяжку, поскольку в отличие от масла каннабиса, которое может содержать до 60% ТГК, аяуаска содержит весьма скромные количества ДМТ, которые по результатам исследований ряда зарубежных учёных составляют от 0.24 мг/мл до 0.73 мг/мл, т.е. десятые доли процента от общей массы.

Схож и подход к маку: ни сам мак, ни экстракт маковой соломы закон не приравнивает к чистому диацетилморфину (героину).

Но за пределами узкого раздела юриспруденции о всех этих деталях мало кто знает. Не знал о них и Дмитрий Горбунов, руководитель компьютерной фирмы «Ника-КМ», небольшой, но известной в далеком от Амазонии Новокузнецке. Будущий подсудимый Московского областного суда.



Дмитрий Горбунов с дочерью. "Места силы", Алтай (семейный альбом)


Дмитрий специалист в другой области. И ещё он – человек, без пафоса и выпендрёжа идущий по жизни в соответствии со своим кодексом правильности.

Он, например, принципиально платит налоги. И не только сейчас, когда обратное редкость. Его фирма учреждена 20 лет назад, с тех пор ни одного нарекания от налоговой службы, все годы они проработали с одним и тем же расчетным счетом.

В его городе экологическая ситуация на грани катастрофы. Люди ночами простаивают в очередях, чтобы попасть на прием к онкологу. Фирма Дмитрия не только финансово помогала фонду помощи детям с онкологическими заболеваниями, он сам лично устраивал праздники детям с диагнозами, от которых холодеет душа. Развлекал маленьких пациентов, веселил – старался отвлечь. Ольга, его жена, рассказывала, что он плакал потом.

У него и у Ольги двое детей. Когда они подросли, всей семьей стали ходить в походы, собирали лечебные травы. Но просто восхищаться красотами родного Алтая, брать ничего не давая, по мнению Дмитрия, неправильно – лицемерие. Из каждого похода они приносили полные рюкзаки бытового мусора.

Сам компьютерщик, он опасался, что его дети подсядут на интернет в ущерб остальному. И у него получилось сделать так, что они гордятся не новым смартфоном, а прочитанными книгами.

В армии Дмитрий не служил, не взяли из-за болезни почек и порожденным ею проблем с давлением. Есть такая форма, когда верхнее высокое, а нижнее низкое, этот разрыв в давлении даёт не только изнуряющую головную боль, можно, например, нагнуться, чтобы завязать шнурки и уехать на «Скорой». На почве постоянно маячившего инсульта – ещё и панические атаки.

Бесконечные нефрологи, неврологи, терапевты, МРТ, УЗИ, кардиограммы, анализы вся и всего дали в сухом остатке рекомендацию спать в собачьем поясе и проживать где-то в раю – в местности с сухим умеренным климатом, без стрессов и переохлаждений. И не забывать следить за давлением, выравнивать его если что таблетками по прилагаемому списку. В общем, официальная медицина сказала «Держись!»

Дмитрий ушел в нетрадиционные методы. Или наоборот - смотря как считать. Травяные отвары, посещение «мест силы», которыми согласно преданиям, богат его родной Алтай, обряды исцеления – шаманы, как известно, есть не только в Южной Америке, коренные народности Алтая испокон веков прибегают к их помощи.

В 2015 году, узнав о приезде в Москву Хосе Антонио Ледесма Шепотте, целителя и шамана из Перу, Дмитрий отправился на семинар. Тема: «Традиционная медицина сельвы Амазонии». На семинаре Хосе рассказывал, о том, как мысли влияют на образ жизни, о гармонии с природой, об элементарных ценностях, которым люди в суете повседневной жизни не придают значения. Аналогичные семинары проводились также в Минске и Киеве. Судя по публикуемой информации, там помимо лекций проводились и церемонии – с учетом требований местных законов, с применением так называемой «аяуаски без аяуаски».



Шаман Хосе проводит церемонию аяуаски в Минске


Хосе известен как у себя в стране, так и за её пределами. Он лицензированный специалист, мастер аяуаски, пишет научные статьи, выступает на телевидении, выпускает журнал, является руководителем медицинского центра. Познакомившись поближе с Дмитрием, он пригласил его на полноценное лечение в Перу.

В 2016 году сформировалась группа, и Дмитрий поехал в Перу. Хосе специально для каждого готовил свою аяуаску, проводил церемонии с элементами гипноза, вёл беседы о жизни, её понимании, о том, как по мнению народов Амазонии устроен мир. И случилось чудо, хотя Дмитрий, инженер-электроник, избегает этого слова. Сократился диапазон скачков давления, он перестал чувствовать почки, пояс из собачьей шерсти стал не нужен. Дмитрий пытается объяснить результат с точки зрения инженера, физика, принимая во внимание современную теорию струн, волновых структур, исследования в области квантовой физики. В его понимании целитель настраивается на вибрации волновых струн, которые являются высококонцентрированной энергией, и имеет возможность исправлять проблемные места у человека.

Как говорят друзья Дмитрия, из Перу он возвратился не просто исцелившимся, а вообще другим человеком, поднявшимся над суетой, укрепивший веру в бога. Забегая вперёд, одна из его сотрудниц в судебном заедании сказала, что лучшего руководителя представить себе невозможно: «Этот человек для меня, как бы это ни звучало в данной ситуации, всегда служил нравственным ориентиром, потому что он очень положительный». Судья уточнил: «Какие у вас отношения с вашим нравственным ориентиром?»           

Дмитрий сдружился с Хосе. Начал изучать испанский. Внезапно в нем, твёрдо уверенном в том, что ему «медведь на ухо наступил», открылся мир музыки, он освоил игру на гитаре.

Следствие приобщило к уголовному делу кипу распечаток переписки Дмитрия и Хосе. Это разговоры о боге, о музыке и семье. И, конечно, о «подготавливаемом преступлении»: Дмитрий пригласил Хосе вместе с сыном к себе в гости в Россию, показать "места силы" – Горный Алтай. Договорились о проведении церемонии. Он оплатил гостям авиабилеты и «медицину» для проведения церемонии. Хосе изготовил отвар, выпарил частично, а чтобы не возникло возможного недопонимания при авиаперелетах, отправил его в Новокузнецк почтовой посылкой – по рабочему адресу Дмитрия.

В Шереметьеве посылка была задержана. Завертелась «контролируемая поставка»: формировались межрегиональные и межведомственные оперативные группы, проводились экспертизы, суды выносили засекреченные решения, содержимое посылки меняли на муляж, сотрудники полиции и таможни разрабатывали скрытный подход к офису «Ника-КМ», ставили задачи приданному подразделению СОБРа.

А Дмитрий и Хосе тем временем по скайпу разучивали испанские песни, Ольга к приезду гостей лепила пельмени с хариусом, дети намечали маршруты походов.

29 мая 2018 года курьер Почты России вручил директору компьютерной фирмы «Ника-КМ» Дмитрию Горбунову посылку из Перу. Через минуту оперативные сотрудники таможни и полиции города Новокузнецка при силовой поддержке отряда СОБР нагрянули в офис и поставили к стенке до смерти перепуганных сотрудников фирмы. В качестве «дополнительной гарантии гражданских прав досматриваемого лица» (из приговора) полицейские привели с собой понятых – двух рецидивистов с судимостями за наркотики, один из которых на тот момент находился под следствием. В перерывах между отсидками, по меньшей мере с 2012 года, «гаранты» трудятся «незаинтересованными понятыми» и закупщиками наркотических средств.

Позже, в суде, Дмитрия спрашивали – интересовался ли он составом отвара. Конечно интересовался. Но в степени гораздо меньшей, чем терапевтическими эффектами. Он знал о резолюции Минкультуры Перу, знал, что аяуаска может состоять из ряда растений, что она не подлежит ни международному, ни национальному контролю как в Перу, так и в России, знал, что Хосе на церемониях в Беларуси и на Украине использовал «аяуаску без аяуаски». Это в общем. А конкретно – шаманы своих рецептов не обсуждают.

Компьютерная экспертиза показала, что он дважды заходил на страничку «Аяуаска» в Википедии. Первый раз в 2016 году. Второй после задержания - его спросили, что в посылке, он сказал, что это лекарство, основа для шаманского обряда аяуаска. «Это наркотики! – сказали ему. – Диметилтриптамин! Есть заключение экспертизы». Один из оперов дал команду человеку в маске позволить Дмитрию разогнуться, чтобы тот достал из кармана телефон, взял его, загуглил слово «аяуаска» и предъявил Дмитрию статью в Википедии: «Вот твоя аяуаска. Видишь, тут написано ДМТ? Так что не надо юлить».

В статье Википедии, как следует из истории редактур, ни в 2016 году, ни на тот момент ничего не говорилось о запрещенности аяуаски. Аббревиатура ДМТ и в изобилии приведенные там другие термины ничего Дмитрию не говорили. Он сказал, что формул и названий веществ не знает и не знает, из чего конкретно Хосе делал отвар.

«А тебе известно, что незнание закона не освобождает от ответственности?» - стал расставлять ловушки оперативный сотрудник. Дмитрий ответил утвердительно. «Ну вот, молодец. Подумай тогда о явке с повинной, ты ведь не хочешь пожизненного? А мы подумаем, отправлять ли тебя в СИЗО».

Явку с повинной записывали на камеру. На записи видно, что Дмитрий лавировал как мог между тем, чтобы и в СИЗО не отправили, и чтобы не признаться в том, чего не было, то есть в том, что «вступил в преступный сговор с иным лицом на контрабанду в Россию наркотического средства, содержащего ДМТ в количестве 825 грамм, то есть, в особо крупном размере, в соответствии с распределением ролей оплатил и обеспечил международную пересылку с сокрытием от таможенного контроля».

Протокол явки оказался вольной интерпретацией дознавателя. Начиная с того, что Дмитрия предупредили о праве на адвоката, чего нет на видео, до того, что он заранее знал о химсоставе отвара и о его запрещенности в России. Поколебавшись и наивно полагая, что первооснова это всё-таки видеозапись, Дмитрий подписал протокол. После этого появился адвокат, текст протокола явки дознаватель перенес в протокол допроса (т.н. допрос методом copy-paste) и снова дал расписаться.

Обретя свободу, с которой он уже мысленно распрощался, и вняв заверениям адвоката о том, что подписку о невыезде ему просто так, без особых оснований, уже не изменят, Дмитрий осмелился дать четкие и недвусмысленные показания о том, что о содержании в отваре ДМТ он не знал, как не знал и что такое вообще ДМТ.

Хосе из Перу прислал заверенное апостилем письмо, из которого следовало, что ни о каких наркотиках они не договаривались, он вообще с пациентами не оговаривает состав отвара, что он готовил для Алтая отвар растения «Кошачий коготь», не содержащего ничего запрещенного (на упаковке в посылке действительно была этикетка «Кошачьего когтя») и что, возможно, вещество перепутала его жена Селеста, которая занимается расфасовкой и отправкой. Предлагал дать официальные показания.

Есть и другая версия. Примененный экспертом метод исследования позволяет определить наличие ДМТ в количестве 0,000000000001 грамма (-11 степень). То есть, возможно, полученный отвар имел в своем составе лишь «следовые количества» ДМТ, попавшие туда, грубо говоря оттого, что одним черпаком перемешивали разные отвары.

Суд отказался дать международное поручение о допросе Хосе и вообще приобщить к делу его письмо. И отказался назначить дополнительную экспертизу по определению количества ДМТ в отваре, потому что, во-первых, по российскому законодательству количество наркотического средства определяется массой всей смеси, а во-вторых, в стране отсутствуют технические возможности, так как не имеется стандартного образца ДМТ.

Есть в деле и другие труднообъяснимые с позиции здравого смысла обстоятельства. Эксперт по заданию следователя, как и положено поступать с жидкостями, выпарила вещество до постоянной массы. Затем позиция обвинения изменилась. Решено было считать «густую вязкую массу» (которую эксперт, тем не менее, смогла переместить без остатка из пластикового пакета в конусообразную колбу, и «масса» заполнила её всю без пустот) не жидкостью, а неким аморфным телом, обладающим как свойствами жидкости, так и твердого тела. К нему подошли с мерками твердого тела, и выпаренную воду включили во вмененную массу.

И, кстати, выпарилось, по сравнению с экспертизой по аналогичному делу, где подобная густая вязкая масса отдала более 43% в виде воды, кроме того, что неестественно мало, ещё и неестественно точно – ровно 25 %. Эксперт выпарила навеску 9,53 гр., и получилось 7,15 гр. Если взять калькулятор, задать округление результата до двух знаков после запятой – как это сделала эксперт, и от 9,53 отнять 25%, то получится 7,15. Пых! – и испарилась четверть, тютелька в тютельку. Пусть бросит в меня камнем тот, кто считает, что это не странно. В дополнительной экспертизе для целей выпаривания было отказано.

В суде на вопрос о том, действительно ли Горбунов при задержании шпарил такими словами, как отражено в актах и рапортах, мол, во исполнение преступного умысла сознательно заказал запрещенное в России наркотическое средство, имеющее в своем составе диметитриптамин, опера смущенно мялись, ссылались на давность, не исключали, что может быть он как-то высказывался по-другому. И только понятой железобетонно долбил – да, именно так, слово в слово, зуб, мля, даю.

Защита возражала против допроса оперативных сотрудников и их понятых о содержании пояснений задержанного, данных без разъяснения ему прав, в отсутствии адвоката и не подтвержденных им впоследствии. Но суд в приговоре изящно парировал: показания названных свидетелей суд оценивает не как «показания о показаниях», что конечно же никуда не годится, а как доказательства соответствия содержания протоколов фактически проведенным процессуальным действиям, очевидцами которых и были допрошенные судом свидетели.

Ольга начала свое выступление суде со слов: «Мой муж очень хороший человек». Рассказала, что он не курит, не употребляет ни алкоголь, ни наркотики. Что он отец двух прекрасных, спортивных, читающих, думающих детей, с многочисленными дипломами и грамотами - безумно его любящих. Что он человек увлекающийся. Несколько лет он, например, свозил на дачу давным-давно списанные военные «газики» и пытался их восстановить. Видимо негодность к воинской службе оставила внутри какой-то рубец. Он мог выходные дни напролет что-то крутить под капотом, натирать шины маслом, красить кузова.

Рассказала о том, что к вопросам здоровья в их семье относятся с огромным вниманием. Когда их сын получил тяжелейшую спортивную травму и был надолго приговорен к ограниченному образу жизни – либо лежать, либо стоять, что означало, как минимум, пропуск учебного года, Дмитрий смастерил кафедру для того, чтобы сын мог на уроках стоять. Отвозил его в школу в лежачем положении, там ставил и отдавал на попечение одноклассникам, которые рьяно оберегали парнишку от случайных толчков. Очень популярной книгой в тот период у них была «Повесть о настоящем человеке».

Нетрадиционную медицину она, несмотря на свою осторожность по отношению к «непознанному», не отвергает. Рада, что мужу она помогла. И жалеет, что своего отца не успела к этому приобщить – он умер от рака через несколько месяцев после возбуждения уголовного дела против Дмитрия.



Сбор лечебных трав - зверобой и душица (семейный альбом)


Во время прений прокурор запросил 15 лет. Все пребывали в шоке. Дмитрий растерянно произнес: «Они чего-то не поняли». Собрался в последнем слове еще более подробно всё разъяснить. Но знающие люди советовали снять розовые очки.

У Дмитрия обострилась болезнь. На семейном совете решили, что он должен покинуть Россию и, оставаясь на свободе, обжаловать будущий приговор. С выбором страны вопрос не стоял. На следующий день он оказался в Перу.

Не увидев подсудимого в день произнесения последнего слова впал в шок и судья. Сказал, что он из тех, кто считает – у каждого человека должен быть второй шанс, и переназначил заседание. Для убедительности намекнул, что при неявке никакого приговора не будет. Это значит, что обжаловать будет нечего. Пожизненный розыск.

Снова дилемма, снова семейный совет. Дмитрий уже подыскал в Лиме школу для детей и смотрел квартиры в аренду. Записался на церемонию исцеления. Ольга рассказала про второй шанс и про дополнительный аргумент. От себя добавила, что, судя по глазам, судья не может быть плохим человеком.

Дмитрий вернулся в Москву. На всякий случай они с Ольгой нашли в интернете список вещей, которые необходимы в СИЗО, и собрали баул. Утром в день судебного заседания на выходе из квартиры, которую он снимал в Москве на время судов, их задержали судебные приставы. Оказалось, судья вынес постановление о принудительном приводе. Дмитрия доставили в суд, оттуда в СИЗО. А через день был оглашен приговор. Особо тяжкое преступление против здоровья населения. 5 лет лишения свободы.   

Из приговора:

«О том, что Горбунов знал, что он заказывает вещество, запрещенное в России, свидетельствуют и показания жены подсудимого - Горбуновой О.С., пояснившей суду, что ее муж всегда тщательно разбирается с интересующим его вопросом».

Если это про «газики», то они так и не поехали.

В соответствии с ч.4 ст. 229.1 УК контрабанда наркотических средств в особо крупном размере наказывается сроком от 15 лет до пожизненного. Дмитрий считает неправильным и несправедливым, несмотря на «мягкость», не столько сам приговор, сколько закон. Готовится к апелляционному заседанию.

«Я вот часто себя спрашиваю, пожалел он, что вернулся? А его спросить боюсь, вдруг ответит, что да», - признается Ольга.

 

Р.S. Первый абзац является вымышленной историей, основанной на реальных фактах.

 


Возврат к списку


Олег Москвин
Новости Антисуда можно получать ВКонтакте, в Фейсбуке, в Вотсапе и в Телеграм.
Олег Москвин
Статья на эту же тему в Ленте.ру
https://lenta.ru/articles/2019/09/25/gorbunov/


Наши  партнеры
Новое на форумах
19.10.2019 09:18:30
Фальсификация
Просмотров: 99355
Ответов: 290
19.10.2019 09:05:50
Законопроект о принудительных работах
Просмотров: 104647
Ответов: 196
17.10.2019 08:56:35
НАРКОПРЕСТУПЛЕНИЯ НАРКОПОЛИЦИИ
Просмотров: 66945
Ответов: 237
17.10.2019 07:56:41
Помогите, пожалуйста, советом!
Просмотров: 126897
Ответов: 483
14.10.2019 09:24:09
Европейский Суд (ЕСПЧ)
Просмотров: 376327
Ответов: 884
14.10.2019 09:08:21
ПОПОЛНЕНИЕ ПОДБОРКИ ПОЛЕЗНЫХ СУДЕБНЫХ РЕШЕНИЙ
Просмотров: 76040
Ответов: 152
10.10.2019 15:54:26
Производные и аналоги
Просмотров: 119970
Ответов: 255
Рекомендации