Главная Поиск Карта сайта
Поиск по сайту
Авторизация
Логин:
Пароль:
Регистрация
Забыли свой пароль?
Легализация
petition.jpg

Наркополитика: выступление главы МВД Колокольцева на заседании Совфеда

01.04.2018

Выступление Владимира Колокольцева на заседании Совета Федерации Федерального Собрания Российской Федерации

28 Марта                                                                                                    Видео на сайте Совфеда

Уважаемая Валентина Ивановна!
Уважаемые члены Совета Федерации!

Прежде всего хочу поблагодарить вас за приглашение принять участие в «правительственном часе». 
Это возможность обменяться мнениями по вопросам, которые волнуют общество, и внести необходимые коррективы в нашу работу.
За последние пять лет, только по официальным данным, Россия потеряла от наркотиков около сорока тысяч граждан. 
Сегодня, согласно результатам общероссийского мониторинга, число лиц, допускающих потребление психоактивных веществ, составляет свыше двух миллионов. Бо́льшая часть из них – это подростки и молодежь до двадцати четырёх лет. 
Такие масштабы распространения немедицинского потребления наркотиков несут в себе серьёзные риски для здоровья нации. 
Новые вызовы безопасности возникают и в результате усиления связей между наркобизнесом и другими видами транснациональной преступности.
Важность нейтрализации этой угрозы отмечается на самом высоком уровне. 
В феврале Указом Президента Российской Федерации внесены изменения в Стратегию государственной антинаркотической политики. Обновленная редакция документа предусматривает, в том числе, комплекс мер по подрыву экономических основ наркопреступности. 
Определенные приоритеты заданы в решениях Совета Безопасности Российской Федерации.
Вопросы борьбы с наркоманией подробно рассматриваются также на заседаниях Государственного антинаркотического комитета и Правительственной комиссии по профилактике правонарушений.
Ежегодно правоохранительными органами выявляется более двухсот тысяч преступлений по линии незаконного оборота наркотиков, из которых порядка семидесяти процентов – тяжкие и особо тяжкие.
За период реализации Стратегии с 2011 года объем изъятых запрещенных веществ превысил 234 тонны. 
Раскрыто тридцать пять тысяч наркопреступлений, совершенных в составе организованных групп. 
Пресечена деятельность свыше пятисот преступных сообществ, многие из которых имели транснациональный характер.
Кроме того, задокументировано две тысячи деяний, связанных с легализацией доходов, полученных от сбыта запрещенных веществ.
Выявлено двенадцать тысяч фактов контрабанды наркотиков, ликвидировано 547 подпольных лабораторий.
Во взаимодействии с муниципальными органами власти на системной основе проводятся специальные операции по уничтожению внутренней сырьевой базы. 
Так, в минувшем году удалось предотвратить поступление в незаконный оборот свыше шести тонн наркотиков растительного происхождения.
С учетом постоянного расширения российского наркорынка за счет появления синтетических аналогов принимаются меры по незамедлительному реагированию на новые психоактивные препараты. 
Только за последний год Правительством приняты три постановления в отношении тридцати двух таких веществ, что в целом 
позволило установить ответственность за незаконный оборот девятисот субстанций.
Также МВД России наделено полномочиями по ограничению доступа к интернет-ресурсам, используемым для распространения запрещенной информации о наркотиках. 
В минувшем году к нам на рассмотрение поступило порядка пятидесяти тысяч электронных сообщений. Из них по двадцати тысячам приняты решения о блокировке соответствующего контента. 
Прекращена деятельность шестисот пятидесяти так называемых интернет-магазинов, предлагавших наркотические средства. 
Одновременно позитивная динамика отмечается и по линии сокращения  спроса  на  наркотики.
Количество состоящих на учете потребителей с 2011 года сократилось на 67 тысяч человек.
На протяжении нескольких лет наблюдается снижение числа умерших от отравления наркотическими средствами и психотропными веществами.
В прошлом году почти на 18 процентов уменьшилось количество лиц, совершивших преступления в состоянии наркотического опьянения, при этом несовершеннолетних – более чем на треть.
В целях сокращения наркопотребления в уголовное и административное законодательство введены положения, побуждающие наркозависимых к прохождению курса  лечения  и  реабилитации.
В рамках данной работы под эгидой Государственного антинаркотического комитета реализуется Межведомственный план организации профилактической деятельности в сфере немедицинского потребления наркотиков на 2017–2019 годы.
В создании системы мер по снижению спроса большая роль отводится регионам. На сегодняшний день в каждом из них действуют государственные антинаркотические программы. 
Они реализуются по двум основным направлениям: профилактика наркомании, а также лечение и реабилитация наркозависимых лиц. 
На местах определены органы исполнительной власти, уполномоченные на решение указанных задач. 
В семидесяти одном субъекте утверждены планы мероприятий по созданию регионального сегмента системы реабилитации наркопотребителей.
В тридцати двух – организована выдача именных сертификатов на предоставление услуг по социальной реабилитации. 
Такой подход позволяет включать в соответствующие программы малообеспеченных граждан и лиц, находящихся в трудной жизненной ситуации.
Кроме того, сейчас в стране насчитывается свыше восьмисот негосударственных структур, действующих в рассматриваемой сфере. 
Из них более трёхсот – принадлежат различным конфессиям.
По линии международного сотрудничества мы продолжаем развивать диалог с авторитетными профильными организациями и институтами. 
Наш основной партнер – Управление ООН по наркотикам и преступности, с которым налажены тесные контакты по всему спектру вопросов противодействия глобальной наркоугрозе.
Важным событием прошлого года стало посещение России миссией Международного комитета по контролю за наркотиками. 
По итогам визита была отмечена «приверженность Правительства Российской Федерации решению проблем злоупотребления наркотиками и их незаконного оборота».
Ещё одно значимое мероприятие – состоявшаяся на площадке Государственной Думы по инициативе Правительства первая Международная межпарламентская конференция «Парламентарии против наркотиков». 
Заслуженное признание получила отечественная система подготовки кадров для зарубежных антинаркотических структур на базе наших ведомственных образовательных учреждений. 
Начиная с 2011 года, во Всероссийском институте повышения квалификации МВД России обучение прошли около двух тысяч представителей компетентных органов стран Центральной Азии, в том числе Афганистана и Пакистана. 
С 2015 года такая работа продолжается уже в рамках совместных с ООН проектов.
В прошлом году в Никарагуа открылся Учебный центр Сибирского юридического института МВД России для специалистов по борьбе с незаконным оборотом наркотиков. Его программа всё больше привлекает полицейских из латиноамериканских стран.
Мы стремимся сохранять лидирующие позиции в этой сфере и оказывать всемерное содействие развитию подобных инициатив.
Российская Федерация последовательно выполняет обязательства, закрепленные в базовых антинаркотических Конвенциях ООН, а также Политической декларации и Плане действий по налаживанию международного сотрудничества. 
В частности, в итоговом документе специальной сессии Генеральной Ассамблеи ООН удалось зафиксировать принципиальные подходы России по вопросам борьбы с незаконным оборотом наркотиков, а также злоупотребления ими. 
Одновременно при нашем участии и содействии зарубежных партнеров по площадкам ШОС, ОДКБ и БРИКС не получил поддержки курс нарколиберального сообщества. Цель которого – существенное ослабление действующей международно-правовой системы контроля над наркотиками, включая легализацию запрещенных веществ.
Плодотворно развивается и практическое сотрудничество с иностранными коллегами. 
Только за последние два года заключены договоры и подписаны планы с семнадцатью государствами.
Российскими правоохранительными органами проведено шесть совместных операций, в результате которых изъято более тонны наркотиков. 
К уголовной ответственности привлечено свыше двадцати лиц, причастных к международному наркотрафику.
Должен отметить, что национальный состав участвующих в наркобизнесе, постоянно изменяется, в том числе под влиянием внешнеполитических факторов. 
За последние три года среди иностранцев – распространителей синтетических наркотиков преобладают граждане Украины. 
Так, нами была пресечена деятельность международного преступного сообщества, организовавшего в московском регионе их изготовление и сбыт через интернет-магазин. 47 из 67 его участников являются гражданами Украины. И это далеко не единичный случай. 
Для перекрытия контрабандных поставок наркотиков проводятся комплексные межгосударственные оперативно-профилактические мероприятия. 
Только в прошлом году состоялось пять таких операций во взаимодействии с представителями одиннадцати стран.
При этом наряду с определенными положительными результатами имеются проблемы, решение которых требует дополнительных мер реагирования. 
В частности, сложной остается оперативная обстановка по линии противодействия легализации доходов от незаконного оборота наркотиков.
Несмотря на то, что правоохранительными органами проведен ряд успешных реализаций по данным фактам, финансовый оборот наркорынка многократно превосходит суммы, установленные по таким делам.
В этой связи особую актуальность приобретает совершенствование правовых норм. 
Речь идёт о создании условий, при которых потенциальная прибыль преступников будет несопоставима со степенью риска для них.
А это возможно прежде всего путем установления механизма обращения в пользу государства наркодоходов по аналогии с порядком взыскания имущества, полученного в результате коррупционных преступлений.
Соответствующее предложение было рассмотрено и поддержано представителями Администрации Президента, Государственной Думы и федеральных органов исполнительной власти на мартовском заседании Государственного антинаркотического комитета.
Введение указанной меры должно стать эффективным инструментом разрушения экономической составляющей организованной преступности и противодействия «отмыванию» незаконных доходов.
Также требует совершенствования уголовное законодательство в части дальнейшего побуждения наркозависимых к отказу от потребления наркотиков и добро-вольному обращению за медицинской помощью и реабилитацией.
В 2012 году в антинаркотические статьи Уголовного кодекса были внесены соответствующие изменения. 
Однако за прошедшие 5 лет правоприменительная практика выявила ряд моментов, подлежащих корректировке.
Так, наибольшее количество лиц по линии незаконного оборота наркотиков осуждается за их приобретение, хранение, перевозку, изготовление и переработку без цели сбыта в крупном размере. За 6 месяцев прошлого года удельный вес привлечённых к ответственности по соответствующей статье составил 35 процентов. 
Такое же соотношение характерно и для 2016 года. 
При этом в большинстве случаев назначается наказание с минимальным сроком его отбытия, ниже низшего предела либо условное, хотя санкция за подобные деяния предусматривает лишение свободы на срок от трёх до десяти лет.
Сложившаяся ситуация обусловлена тем, что лица, совершающие преступления данной категории, в основном являются наркозависимыми. И меры уголовно-правового воздействия к ним должны носить 
не только карательный, но и профилактический характер.
Поэтому представляется целесообразным проработать вопрос о дополнительной градации наказания, связанного с лишением свободы по части второй статьи 228 Уголовного кодекса. 
Одновременно требуется наделить суд правом отсрочить отбывание наказания осужденному, изъявившему желание пройти курс лечения, медицинскую и социальную реабилитацию до их окончания.
Ещё одна проблема, с которой сталкиваются правоприменители, связана с возложением на определенную категорию осужденных обязанности пройти такие процедуры.
Для реализации указанных положений предусмотрено обязательное назначение судебных экспертиз, когда имеются основания полагать, что подозреваемый является больным наркоманией.
Однако отсутствие нормативно закрепленного перечня таких оснований приводит к росту числа экспертиз и, как следствие, длительности их проведения: в ряде случаев – до шести месяцев. 
Все это негативно отражается на соблюдении сроков расследования уголовных дел и обеспечении прав граждан. 
Вместе с тем количество лиц, признанных нуждающимися в лечении от наркомании, в среднем составляет не более пятнадцати процентов.
Министерством совместно с другими заинтересованными ведомствами прорабатывается вопрос о подготовке единого документа, регламентирующего назначение обязательных экспертиз.
Особую тревогу вызывает активизация попыток расшатывания системы контроля путем легализации в ряде зарубежных государств так называемых «легких» наркотиков и изменения отношения к наркопотреблению в обществе. 
Другим вызовом является навязывание концепции «снижения вреда». Её неотъемлемой частью стала «метадоновая заместительная терапия», категорически недопустимая в нашей стране.
Намерены и впредь наращивать усилия на международной арене по неприятию таких форм борьбы с незаконным наркопотреблением. Данная позиция была ещё раз подтверждена российской делегацией на состоявшейся в марте текущего года очередной сессии Комиссии ООН.
Учитывая социальную природу наркомании, в рамках нашей работы по снижению спроса на наркотики, важно не только совершенствовать действующие механизмы, но искать новые решения. 
В прошлом году рост административных правонарушений за потребление наркотических средств без назначения врача составил 43 процента. 
Количество детей и подростков, состоящих на учете, с 2011 по 2016 годы увеличилось более чем на 20 процентов.
При этом в ходе раннего выявления несовершеннолетних, допускающих потребление запрещённых веществ, мы сталкиваемся с рядом типовых проблем. 
Как правило, именно они отказываются от участия в тестированиях. Зачастую в этом также не заинтересованы ни родители, ни образовательные учреждения.
Своевременному лечению препятствует и необходимость добровольного согласия подростка на медицинское вмешательство, начиная с пятнадцатилетнего  возраста. 
В рамках совершенствования профилактики наркомании, особенно в детской и молодежной среде, Минздраву совместно с Минобрнауки России и другими заинтересованными ведомствами предстоит продолжить работу по разрешению обозначенных вопросов.
В то же время больных наркоманией нужно не только вылечить, но и вернуть в социум.
И здесь основная роль принадлежит деятельности государственных и негосударственных организаций в области реабилитации наркозависимых и их реинтеграции в общество.
Как уже отмечалось, во всех субъектах приняты антинаркотические программы, предусматривающие подобные мероприятия. 
Однако не везде они осуществляются одинаково эффективно. 
Прежде всего это обусловлено недостаточным финансированием. На сегодняшний день только в трети регионов средства выделены в полном объеме. Еще в двадцати трёх – в размере пятидесяти процентов.
В настоящее время к числу оснований для расторжения трудового договора по инициативе работодателя относится совершение отдельными категориями работников правонарушений, связанных с наркопотреблением. 
Вместе с тем Кодекс об административных правонарушениях не предусматривает информирование работодателя о привлечении таких лиц к ответственности. 
Данный пробел затрудняет реализацию положений, направленных прежде всего на обеспечение защиты наших граждан от причинения вреда техногенного характера.
В целом же анализ количественных и качественных результатов законопроектной деятельности позволяет говорить о том, что современное антинаркотическое законодательство Российской Федерации является одним из наиболее динамично развивающихся.
При этом всё более отчетливым в последние годы становится его многоотраслевой характер.
Общее число нормативных правовых актов в указанной сфере, принятых в разное время, насчитывает уже свыше ста документов, а с учетом ведомственных и межведомственных соглашений и приказов их количество приближается к тысяче. 
Как следствие, на повестку дня объективно ставится вопрос об изложении действующего Федерального закона «О наркотических средствах и психотропных веществах» в новой редакции. 
В первую очередь – с учётом необходимости существенного расширения предмета его правового регулирования.
В заключение ещё раз хотел бы выразить уверенность, что и впредь мы будем наращивать совместные усилия в борьбе с наркоугрозой.
С учетом установленного регламента я обозначил лишь основной комплекс мер, принимаемых Правительством по реализации государственной политики в сфере оборота наркотических средств. 
Готов ответить на ваши вопросы

Ответы на вопросы.

Цепкин:  в экспертных кругах уже несколько лет обсуждается вопрос исключения избыточного уголовного преследования медицинских и фармацевтических работников , профессиональная деятельность которых связана с оборотом наркотических средств или психотропных веществ. Вопрос: насколько актуальна возможность декриминализации деяний работников указанной категории, допустивших нарушения правил оборота подконтрольных веществ?

 

Колокольцев: за последние 10 лет она постепенно идет, декриминализация  подобного вида правонарушений, и количество  этих преступлений, оно сокращается.  Но здесь всё-таки нужен дифференцированный подход к этой проблеме, иначе просто если мы резко сократим, не предоставив ничего взамен, соответственно  может резко произойти  рост злоупотреблений со стороны  граждан наших, совершающих эти правонарушения. Дифференциация нужна. Но в целом,  за 10 лет такое количество сокращается и происходит декриминализация.

 

Афанасьева: одним из важных вопросов в сфере противодействия распространению наркотических средств является социальная реабилитация лиц, которые допускают незаконное потребление наркотических средств или психотропных веществ. В настоящее время субъекты Российской Федерации самостоятельно решают вопрос определения уполномоченного органа государственной власти, который осуществляет в сфере комплексной реабилитации и ресоциализацию наркопотребителей.  На сегодняшний день рассматривается ли вопрос определения на федеральном уровне уполномоченного органа  в сфере социальной реабилитации лиц, которые употребляют наркотические средства? И на наш взгляд, мы считаем, что всё-таки решение этого вопроса оно  как раз поможет эффективно и оперативно решать вопросы вот как раз именно в этой сфере.

 Колокольцев: в целом координация указом президента возложена на Министерство внутренних дел Это вся работа, но тот вопрос который вы задали, он до сих пор ещё находится в стадии обсуждения, и вот единого, скажем так, такого вот органа, который обеспечивал бы все эти вопросы,  такой вопрос ещё не определён. Министерство внутренних дел заинтересовано в том, чтобы это произошло как можно быстрее, потому что одними возможностями государственного антинаркотического комитета и антинаркотических комиссий у нас в субъектах Российской Федерации конечно все проблемы решить нельзя.

А вот сама функция, о которой вы сказали, она не свойственна такому органу как Министерство внутренних дел, это всё-таки правоохранительный орган, ну где-то, я не побоюсь такого слова сказать, карательный орган. Поэтому мы заинтересованы, чтобы побыстрее этот вопрос был решен, мы двумя руками за это.


Беляков: хотел вас спросить про дистанционную торговлю через сеть Интернет, но  будучи не совсем считаю законченным вопрос про медиков , всё-таки вернусь к этой теме. Исходя из данных всемирной организации здравоохранения около 75% онкобольных в России, находящихся в терминальной стадии, не получают  достаточного обезболивания. Коллеги медики, а я тоже доктор, говорят о том, что они стараются просто не связываться  такого рода препаратами, опасаясь разного рода проблем с правоохранительными органами. Вот моё глубокое убеждение заключаются в том, что если доктор выписала рецепт и взял деньги за это, и системно этим занимается, это не врач, это наркоторговец. Но если врач понимает, что человеку нужно обезболивание, даже если он ошибся, выписывая рецепт, это не более чем врачебная ошибка, и на мой взгляд, вот такого рода законодательство должно быть откорректировано.   Скажите пожалуйста, как вы относитесь , вы вообще сказали что нужно декриминализировать,  Скажите пожалуйста, в каком направлении вы считаете нужно действовать с точки зрения совершенствования законодательства в рамках декриминализации, с тем чтобы вывести Медиков, добросовестных медиков из-под чрезмерного, так сказать, давления со стороны правоохранительных органов и контроля оборота, прежде всего обезболивающих препаратов . Это жуть, когда 75% терминальных больных думают о том, так сказать, как уйти из этой жизни вместо того, чтобы  закончить свои дела среди близких людей, и так сказать, как-то получить удовольствие хотя бы или не испытывать мучения в последние дни жизни.

 Колокольцев: прежде всего хочу сказать, что наша позиция полностью совпадает, никакого давления здесь быть не должно . Контроль он необходим, но контроль ненавязчивый , соответственно грамотный и профессиональный со стороны моих подчиненных и моих сотрудников. Но в целом, любая проблема, и в том числе, и та, которую вы сейчас обозначили, она должна быть всё-таки дифференцированно рассматриваема.  Я имею в виду что, если мы просто чисто механически будем исключать из действующего законодательства ряд каких-то правовых норм , уповая на то, что работники медицинских учреждений сами по себе станут более действовать в той или иной ситуации , более грамотными, более человечными и так далее, ну наверное это будет неправильно.  Те нормы права, которые существуют в законодательстве, они позволяют сотруднику дифференцированно их претворять в жизнь, но в то же самое время у нас должны быть рычаги воздействия на на тех работников медицинских учреждений, как Вы сказали, что вы их расцениваете как наркоторговцев, и у нас должны быть такие рычаги, потому что у нас иной раз бывает ситуация, совершенно обратная: есть явление,  но она каким-то образом не представлено в действующем законодательстве , одними упованиями,  увещеваниями со стороны наших сотрудников решить эту проблему нельзя. Поэтому я почему именно и сказал, именно дифференцированный, грамотный, профессионально грамотный подход должен быть к этим проблемам.


Аренин: С какими сложностями сталкиваются эксперты при проведении исследований наркотических, психотропных веществ, а также прекурсоров. И Как решается проблема об обеспечении экспертных подразделений эталонами или аналитическими образцами данных веществ?

 Колокольцев: С увеличением изъятых наркотических веществ на 11% у нас возросло на 15% количество экспертиз, которые мы обязаны в силу действующего законодательства проводить. Конечно, это увеличение нагрузок на личный состав экспертных подразделений, я могу сказать, что в прошлом году было проведено три с половиной тысячи вот таких экспертиз. Но в любом случае, мы справляемся с этими нагрузками. Я могу сказать, что у нас ежегодно Сибирский юридический институт Министерства внутренних дел 250 таких специалистов готовит, ежегодно 2500 специалистов получают такие знания в области первоначальной подготовки. Мы с таким объемом справляемся. Но есть конечно проблемные вопросы, они всегда были, без проблем наверное ни одно ведомство не обходится. Но в целом, с таким объемом и задачами мы справляемся.

 

Лукин: наверное вряд ли кто-то будет спорить, что основная цель антинаркотической борьбы это не пересаживать как можно больше народу, а коренным образом снизить уровень потребления наркотиков, избавить людей от наркозависимости, лечись, реабилитировать, вы об этом говорили в докладе.Вот в связи с этим не совсем понятно, почему у нас за приобретение и хранение наркотиков даже в малых дозах сидит больше народу, чем за его сбыт. У меня по данным следственного комитета за полугодие прошлого года больше 11000 человек вот по 1 категории сидят, а за сбыт 9000 человек. Мне кажется это, эта пропорция совершенно неправильная. Конечно, хранение 3 грамм героина и четверти граммов спайса тяжкое преступление, но до 10 лет лишения свободы..

Колокольцев: Я в своём докладе уже эту проблему обозначал, что у нас где-то 35 процентов такого вида преступлений. Ответом может служить следующая моя позиция. Совокупность причин здесь достаточно большая , где-то непрофессионализм наших сотрудников, которые не до конца доводят реализацию имеющихся у них оперативных материалов, где-то ряд и других факторов. Но если имеется совокупность, целый комплекс доказательственных  факторов о том, что данный гражданин занимается наркосбытом, и у него при задержании найдено то или иное наркотическое вещество в достаточном объеме для привлечения к уголовной ответственности, то всё-таки моя позиция как руководителя ведомства - совершенно правильно мы привлекаем к уголовной ответственности. Другое дело, что руководители наших служб , подразделений  не должны делать акцент, что давайте прекращать разработку, давайте выявлять все оставшиеся цепочки, связи, контакты того или иного фигуранта и ограничимся привлечением этого фигуранта к уголовной ответственности за хранение. Здесь же это проблема, она соприкасается, соотносится с проблемой  так называемой палочной системы,  о которой мы уже ну практически сейчас в медийном пространстве эту проблему не слышим, а ведь не так давно были времена, когда это делалось, вот я имею в виду, привлечение, количественное привлечение граждан за хранение наркотиков тоже, в том числе и стоит целью, чтобы показать количество выявленных преступлений, в том числе и за хранение. Мы от этого ушли, мы не гонимся за количественными показателями, для нас важна фактическая сторона этого вопроса. Поэтому взвешенный подход к этому, обозначенному вами вопросу, я считаю, он и должен лежать в основе всей нашей оперативно-служебной деятельности. Я не знаю, я правильно ответил?

 

Пономарёв: при реформировании Федеральной службы наркоконтроля России и передаче ее полномочий в МВД России произошло существенное снижение кадрового потенциала службы . Хотелось узнать, как настоящее время обстоит дело с кадрами в подразделениях по борьбе с наркотиками и как организована подготовка в данной сфере деятельности?

 Колокольцев: У нас на 92% укомплектован штат антинаркотических подразделений. Особой проблемы... Ну, в большинстве, в регионах, конечно, такой рабочий некомплект сохраняется, но он сохраняется и в других службах, 5-7%, это нормальное явление, кто-то уходит, кто-то приходит, но с точки зрения внутреннего состояния этого личного состава, я могу сказать, что в своём большинстве граждане в погонах, которые более 10 лет проработали в органах внутренних дел, в органах наркоконтроля, то есть, в их компетенции, в их профессионализме сомневаться не приходится. И плюс, отвечая на  вопрос предшествующего коллеги, я уже сказал, у нас ежегодно готовится в институте 250 специалистов, в Сибирском юридическом институте, плюс 2500 готовится специалистов по этой тематике , я имею в виду, на стадии первоначальной подготовки. И в принципе уровень подготовки специалистов, которые работают в этой области, он не оставляет места для сомнения в том, что они не справятся с поставленными перед ними задачами.: наверное вряд ли кто-то будет спорить, что основная цель антинаркотической борьбы это не пересаживать как можно больше народу, а коренным образом снизить уровень потребления наркотиков, избавить людей от наркозависимости, лечись, реабилитировать, вы об этом говорили в докладе.Вот в связи с этим не совсем понятно, почему у нас за приобретение и хранение наркотиков даже в малых дозах сидит больше народу, чем за его сбыт. У меня по данным следственного комитета за полугодие прошлого года больше 11000 человек вот по 1 категории сидят, а за сбыт 9000 человек. Мне кажется это, эта пропорция совершенно неправильная. Конечно, хранение 3 грамм героина и четверти граммов спайса тяжкое преступление, но до 10 лет лишения свободы.


Варфоломеев: Вы знаете, что достаточно остро обсуждались и обсуждаются, в том числе в рамках совета по профилактике наркомании , который работает при Совете Федерации , вопросы новых видов психоактивных веществ : спайсов, курительных смесей и других . Как ситуация изменилась в настоящее время  с этими веществами, и можно ли считать что она под контролем вашего ведомства?

Колокольцев: У нас в настоящий момент имеется достаточное  количество средств и возможностей для оперативного реагирования на появление новых  вот таких психоактивных веществ. Я могу констатировать, что в настоящий момент 451 наименование  внесено в соответствующий перечень правительства запрещённых к обороту, к употреблению, и те новые средства, которые появляются на рынке, они являются производными от тех средств, которые мы уже установили. И поэтому каких-то сложностей в этом вопросе по нашему оперативному реагированию на появление новых психоактивных веществ я не вижу.  Ну и даже если посмотреть, например, публикации в средствах массовой информации, буквально несколько лет мы были свидетелями чуть ли не на каждом канале показывали спайсы, спайсы, где-то не своевременное реагирование, факты не своевременного реагирования, но сегодня такой проблемы нет. Есть возможности и главное было желание и активное решение, использование этих возможностей для борьбы с этим злом.


Карелова: прежде всего, Позвольте высказать слова глубочайшие признательности за помощь  и участие в работе Совета по профилактике наркомании, который работает в Совете Федерации, и мы заслушали опыт очень многих регионов, видим что он очень разный. И на многих заседаниях звучит тема организации работы реабилитационных центров наркоманов. Задавая вопрос Елена Владимировна уже спрашивала определёно ли  головное Министерство по регулированию работы центров. Вот какова всё-таки ваша позиция? Тем более, мы в рамках совета отработали проект стандарта работы реабилитационного центра. Мы видим, что сегодня очень много в этой системе работает негосударственных центров, замечание много, в прессе это обсуждается, всё равно тема требует регулирования. Вот просьба нам вместе как-то подумать, как сподвигнуть ускорение принятия решения, и ваша точка зрения. Спасибо. 

Колокольцев: Галина Николаевна, прежде всего я должен Вас поблагодарить, высказать слова благодарности за работу Совета по проблемам профилактики наркомании, которую Вы возглавляете. Мы пользуемся этими рекомендациями,  и эти вопросы, которые  там обсуждаются, находят, в том числе, и отражение в наших инициативах по внесению изменений в действующую стратегию борьбы с наркопреступностью. Не далее как 23 февраля этого года некоторые изменения туда уже вносились, в том числе, и учитывая позицию всех подобного рода институтов гражданского общества, других таких общественных организаций, которые нам действительно помогают решать те вопросы, которые у нас стоят. Я не хочу предвосхищать окончательное решение, кто же будет всё-таки определён ответственным, какой орган будет определён ответственным за эту работу, но моя личная зрения, она не является конечно истиной в последней инстанции, но я считаю, что лечением должны заниматься работники здравоохранения, потому что они компетентны, у них есть все полномочия для этого, реабилитацией должно заниматься соответствующие Министерства - труда.  Под ихней эгидой. Кстати говорят, это где-то сопрягается с нашей позицией по воссозданию медицинских вытрезвителей. Ну не наше это дело, министерства внутренних дел, заниматься отрезвлением граждан. Там и медицинские аспекты, и социальные аспекты, всё остальное прочее. Уже несколько лет мы бьемся над этой проблемой и настаиваем на том, чтобы Минсоцтруда взял на себя организацию этой работы. Тем более, это работа на местах уже организована, и аналогично я хотел бы предложить именно такой подход в отношении к ресоциализации и адаптации наших наркозависимых. 

Матвиенко: Владимир Александрович, затягивать больше нельзя. Тема действительно острая. Вопросы социальной реабилитации наркоманов это важнейшая составляющая борьбы в целом с наркоманией. Ведь очень много общественных организаций, и это надо приветствовать, организуют такие учреждения на общественных, что называется, началах, ответственные люди, церковь к этому подключилась. Должны быть государственные реабилитационные центры, но нет ни методологии, ни методики организации, нет требований к такого рода учреждениям. Ну доколе можно!  Я понимаю, что не от вас зависит, Вы абсолютно правы, но нельзя дальше перетягивать канат между Министерством внутренних дел, Министерством здравоохранения, в конце концов нужно принять решение и определить, кто за это направление отвечает. Поэтому, чтобы помочь вам, давайте, коллеги, напишем в нашем постановлении, поставим сроки и обратимся к правительству: принять решение в такой-то срок. У нас новых ведомств не появится, у нас есть те, которые есть. И кто-то должен взять на себя ответственность за социальную реабилитацию наркоманов, мы вам таким образом поможем.

Бокова: Во-первых, спасибо за доклад и огромные слова благодарности от нашего комитета по конституционному законодательству за взаимодействие с вами и вашими сотрудниками.  Вопрос касается, мы на прошлой пленарке поднимали это, реализации наркотических средств где применяются новые информационные технологии, новые средства коммуникации  и, в частности,  очень резко вырос объем сделок, проводимых с помощью системы моментальных электронных платежей или передача тех же психотропных средств так называемым бесконтактным сбытом. Нас действительно беспокоит этот вопрос и вопросы, прежде всего, касаются ведётся ли  какая-нибудь работа по законодательному регулированию таких процессов, и какая помощь и поддержка здесь в данном случае может быть со стороны сенаторов?

Колокольцев: В настоящее время работает межведомственная группа, в которую входят представители Генеральной прокуратуры, Росфинмониторинга, Минкомсвязи и, соответственно, мы участвуем, в выработке законодательных предложений для урегулирования тех проблем, которые существуют в этой области. Я имею в виду, вопросы бесконтактной торговли наркотиками. Да, у нас есть определенный ряд средств воздействия на эту проблематику, в частности, блокировка интернет-ресурсов, мы этими средствами достаточно эффективно и широко пользуемся, но этого явно недостаточно. Поэтому разрабатываются вопросы законодательного обеспечения этого процесса, и мы считаем необходимым введение правовой нормы за разработку программного обеспечения для сбыта наркотиков и, в обязательном порядке, усиление и увеличение обоснование санкции за пропаганду наркотических веществ.  По крайней мере, эти вопросы находятся сегодня в стадии обсуждения.


Нарусова. Первое. Владимир Александрович, хотелось бы сегодня в Вашем докладе услышать тему, которая имеет большой общественный резонанс и большой резонанс на международной арене, относительно обнаружения большой партии кокаина на территории российского посольства в Аргентине. Как‑то странно, что Вы об этом не упомянули. Возбуждено ли уже дело? Есть ли в этом деле подозреваемые? И, вообще, какова квалификация этого вопроса? Это первое.

И второе. Уважаемый Владимир Александрович! Именно потому, что борьба с наркоманией является очень важной проблемой, а распространение наркотиков – очень тяжким преступлением… Владимир Александрович, Вы меня слышите?

Колокольцев. Да. Слушаю Вас.

Нарусова. Именно поэтому сотрудники Вашего ведомства зачастую (и Вам наверняка это известно) используют подбрасывание определенного количества наркотиков людям, которых затем незамедлительно арестовывают и обвиняют в различных иных преступлениях. В связи с этим, думаю, Вы не располагаете данными о том, сколько сотрудников правоохранительных органов привлечено вашей службой безопасности, может быть, к ответственности за такие деяния. Есть ли вообще у вас такая статистика?

И в качестве примера. Убедительная просьба (считайте это официальным обращением) расследовать дело Оюба Титиева, который именно по этой статье осужден и находится в заключении. И я Вас убедительно прошу затребовать это дело для изучения его в центральном аппарате МВД.

Колокольцев. Людмила Борисовна, в любом ведомстве существуют проблемы, и мы этих проблем не скрываем. Но на фоне общего объема положительного, сделанного нашим ведомством по этой линии, конечно, есть и капля дегтя. Эта капля дегтя в количественном выражении исчисляется… Более 20 сотрудников у нас за прошлый год привлечено за те деяния, за те постыдные деяния, о которых Вы сказали, – подбрасывание наркотиков. На фоне общего количества личного состава, сотен тысяч, которые, я не побоюсь этого слова, порой с риском для жизни выполняют возложенные на них обязанности, профессиональные обязанности, это не столь много. Но мы стараемся эту цифру свести к минимуму и принимаем целый комплекс мер: это и уход от так называемой количественной оценки труда наших сотрудников, и масса других мероприятий. Мы никоим образом эти вещи не скрываем, наоборот, требуем от наших подразделений собственной безопасности более активной работы в этом направлении.

Это ответ на то, о чем Вы сказали, – что имеют место факты подбрасывания наркотиков. В семье не без урода, и у нас такие есть.

По Аргентине проводятся следственные мероприятия. В декабре 2016 года (я не оговорился, в декабре 2016 года) было еще возбуждено уголовное дело. Проводится планомерная работа. По итогам расследования (в силу понятных причин я все вопросы не могу открыть) будет дана правовая оценка, и дело уйдет в суд, и все виновные получат заслуженное наказание за содеянное. Здесь тоже нет каких‑то сверхъестественных, конспирологических версий.

Что касается других вопросов, которые Вы сейчас затронули, мы рассудим, обсудим (я имею в виду вместе с коллегами, с подчиненными, в том числе и с надзорными инстанциями) и примем решение, каким образом на Ваше предложение ответить. Спасибо.

Назаров: Уважаемый Владимир Александрович! В настоящее время Центральная Азия является одним из основных центров наркоторговли. И ведущий маршрут поступления наркотиков в Российскую Федерацию – с территории Республики Казахстан.

Какие действия предпринимаются правоохранительными органами для пресечения контрабанды наркотиков на казахстанском направлении, в том числе и из других стран Азиатского региона? И как сегодня на этом направлении расширяется международное сотрудничество с вашими ведомствами?

Колокольцев. Что касается того вопроса, который Виктор Иванович сейчас задал, у нас ежегодно проводятся оперативно-профилактические мероприятия с целью пресечения контрабандного ввоза наркотических веществ. Я назову их условные наименования – «Канал», «Азиатский заслон». В ходе проведения этих мероприятий изымается достаточно большое количество наркотических средств, возбуждаются дела, привлекаются к ответственности контрабандисты. Плюс мы проводим так называемые контролируемые поставки (это когда вместе с нашими коллегами мы разрабатываем оперативные планы и вычисляем всю цепочку, которая задействована при контрабанде наркотических веществ). Работа дает соответствующие результаты.

С коллегами отношения хорошие, рабочие. Все прекрасно понимают, что это зло угрожает не только России (я имею в виду незаконный оборот наркотиков), но и всем нашим соседям. Поэтому каких‑либо проблем в решении этого вопроса нет.

В настоящее время создается межведомственный штаб, в который войдут представители таможенной службы, Федеральной службы безопасности, Министерства внутренних дел, для более четкой регламентации наших совместных усилий по пресечению незаконного оборота наркотиков, по перекрытию путей, используемых контрабандистами для их провоза сюда, в нашу страну, либо транзитом в страны Европы.


Кравченко. Говоря о проблемах в реализации государственными органами и Правительством Российской Федерации мер, направленных на противодействие незаконному обороту наркотиков и психотропных веществ, а также профилактику наркомании, следует обратить внимание на отсутствие в настоящее время государственной целевой программы, направленной на выполнение задач, указанных в антинаркотической стратегии. В связи с этим на государственном уровне отсутствует механизм осуществления контроля за реализацией антинаркотической политики, отсутствуют показатели оценки ее эффективности по направлениям деятельности, как то: противодействие предложению, спросу и реабилитация наркопотребителей. Кроме этого, наличие федеральной государственной программы, ее финансирование позволяло бы реализовать с участием субъектов Российской Федерации отдельные проекты, направленные на снижение уровня наркопотребления среди населения.

В последнее время Правительство принимало ряд мер, направленных в том числе на повышение качества профилактической и реабилитационной работы, и оно повысилось. Речь идет об организации работы с подростками и молодежью в системе образования. Однако профилактическая работа в образовательных организациях не является системной. В связи с этим видится необходимым включение в образовательные программы школ и организаций профессионального образования обязательных курсов, направленных на профилактику наркомании и пропаганду здорового образа жизни, и, соответственно, обеспечение организаций достаточным количеством специалистов.

И последнее. В последнее время высокую социальную опасность представляют наркопотребители, осуществляющие трудовую деятельность, особенно если их работа требует особой ответственности. Анализ нормативно-правовых актов, регламентирующих порядок проведения медицинских осмотров, психиатрического освидетельствования лиц, работающих на техногенных объектах, водителей автотранспорта и так далее, показал, что вопрос проведения медицинских осмотров данных категорий работников урегулирован в части обязательного проведения таких мероприятий при приеме на работу и установления обязанности работодателя проведения периодического медицинского осмотра. Периодичность медицинских осмотров определяется приказом Минздрава. Но вместе с тем до сегодняшнего дня не определена возможность проведения обследований в течение и в конце рабочего дня в отношении большинства работников различных отраслей, что является прямой угрозой для всего общества. Спасибо.

 Клишас. Уважаемый Владимир Александрович, Вы в своем выступлении совершенно справедливо заметили, что, в общем‑то, очень многие проблемы в данной сфере упираются в качество правового регулирования. Это действительно так. И тысячи нормативных актов, которые Вы упомянули, и необходимость новой редакции…

Законодательство в данной сфере действительно, Валентина Ивановна, отличается отсутствием такой системности. Это порождает, очевидно, проблемы и для правоприменителя, в частности для органов внутренних дел, и эта неопределенность уже затрагивает права граждан.

Безусловно, у меня нет никаких сомнений, что люди, которые занимаются правовым обеспечением деятельности Министерства внутренних дел, – это очень компетентные люди, но вопрос здесь упирается именно в межведомственное взаимодействие. Поэтому я думаю, что если мы в Совете Федерации совместно с Комитетом по обороне и безопасности над этим поработаем, а Владимир Александрович соответствующее поручение своим заместителям по профилю даст, то, возможно, мы придадим должный импульс этой работе, потому что это сделать необходимо. И все те проблемы, которые упомянул министр сегодня в докладе, – во многом это проблемы действительно регулирования данной сферы. Спасибо.

Матвиенко. Андрей Александрович, я с Вами полностью согласна.

Коллеги, действительно, у отдельного министерства не всегда в рамках общей структуры Правительства получается решить вопросы, которые носят межведомственный характер, да? У каждого своя точка зрения, нужно определенное время для принятия решений. Мы в этом смысле могли бы выступить инициаторами тех правовых актов, которые необходимы для регулирования.

Пожалуйста, Владимир Александрович, выскажите свои предложения. Где, в чем мы можем помочь? Мы с удовольствием сегодня такое поручение дадим и Комитету по обороне и безопасности, и Комитету по конституционному законодательству и государственному строительству – вместе с вашими коллегами проанализировать. У нас есть право законодательной инициативы. Мы можем в ускоренном режиме, что называется, продвинуть те или иные акты, которые необходимы для эффективной работы, которые сдерживают вашу деятельность.

Беляков. Андрей Александрович Клишас практически сорвал с уст. Я хотел ровно то же самое сказать. Я тоже услышал со стороны Владимира Александровича реплику о необходимости такого рода корректировок, и в том числе это очень коррелируется с тем вопросом, который я задавал (я не буду его повторять полностью). Но мое глубокое убеждение в том, что проблемы обеспечения наркотическими препаратами онкобольных, в том числе находящихся в терминальной стадии, – это стык опять‑таки межведомственного взаимодействия. Потому что здесь есть Минздрав и, к сожалению, здесь есть те требования, которые сегодня диктуют нам исходя из действующего законодательства, в рамках правового поля, абсолютно справедливо тем не менее, действия сотрудников полиции.

Мое глубокое убеждение, повторяю, что страхи, фобии, которые сегодня присутствуют в медицинском сообществе, о том, что лучше вообще не связываться с наркотическими обезболивающими, чтобы не получить проблемы в своей жизни, нужно снять именно действиями законодателей. Сегодня, к сожалению, любое нарушение в документообороте, касающемся обезболивающих препаратов для терминальных онкобольных, трактуется как преступление и как нарушение в сфере оборота наркотических препаратов, предполагающее не более и не менее, а уголовную ответственность. И вопрос, который я задал уважаемому Владимиру Александровичу и на который он, как опытный и министр, и полицейский, и аппаратчик, очень уклончиво отвечал, что нужен дифференцированный подход (но он так говорит исходя из действующего законодательства)… На мой взгляд, и об этом справедливо сказал Андрей Александрович Клишас, мы могли бы сейчас очень многие вопросы снять. Повторю, мое глубокое убеждение: если врач действует исходя из корыстного умысла (вот он, главный критерий – корыстный умысел)…

Матвиенко. Вы уже повторяетесь.

Беляков. …и постоянно получает, что называется, вознаграждение за рецепты, это уже не доктор, это наркоторговец. Если он выписывает препарат, потому что считает, что он необходим, даже если он что‑то нарушил при выписывании, ошибся (возможно, его ввел в заблуждение пациент, симулируя какие‑то вещи), то это не более чем врачебная ошибка, и максимум, о чем можно говорить, – это дисциплинарная или административная ответственность.

Я убежден, что такого рода корректировка законодательства… Возможно, кстати, это потребует определенных консультаций и по линии Минздрава, и по линии МВД. Может быть, даже какие‑то «круглые столы» или парламентские слушания стоит по этой теме провести. Наверное, целесообразно расширить список комитетов, потому что уважаемый Андрей Александрович сказал сегодня о Комитете по конституционному законодательству и государственному строительству и Комитете по обороне и безопасности… (Микрофон отключен.) Здесь есть работа и для Комитета по социальной политике.

Матвиенко. Антон Владимирович, Ваше время истекло. Спасибо большое.

Учитывая выступления Клишаса и Белякова, у меня предложение даже не в виде поручения это сформулировать, Виктор Николаевич, а учесть это в постановлении, которое мы будем принимать. Будут иметь более значимый вес и само поручение, и уже его исполнение.

 Бондарев. В настоящее время МВД России наделено полномочиями по выработке и реализации государственной политики и нормативно-правовому регулированию в сфере контроля за оборотом наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров. Министерством проведена значительная работа по внесению изменений в федеральное законодательство и ведомственные нормативно-правовые акты МВД России.

Вместе с тем при подготовке к сегодняшнему «правительственному часу» выявлено, что в области контроля за оборотом наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров существует ряд проблем в законодательном обеспечении и правоприменительной практике.

Уважаемые члены Совета Федерации! Позиция нашего комитета относительно темы «правительственного часа» и путей решения проблемных вопросов изложена в проекте постановления Совета Федерации. Комитет вносит предложение принять проект постановления за основу, после чего с учетом поступивших в ходе сегодняшнего пленарного заседания предложений его доработать и принять постановление в целом на четыреста тридцать третьем заседании палаты. Прошу поддержать. Спасибо.

Матвиенко. Коллеги, есть ли вопросы? Нет. Тогда предлагается проект постановления принять за основу, доработать и в окончательном виде принять на очередном заседании.

Кто за то, чтобы принять проект постановления Совета Федерации «О мерах Правительства Российской Федерации по реализации государственной политики в сфере оборота наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров» (документ № 96) за основу? Прошу голосовать. Идет голосование.


Результаты голосования (12 час. 01 мин. 23 сек.)

За 144 чел. 84,7%

Против 0 чел. 0,0%

Воздержалось 0 чел. 0,0%

Голосовало 144 чел.

Не голосовало 26 чел.

Решение: принято

Решение принято.


Бондарев. Уважаемый Владимир Александрович! Комитет по обороне и безопасности предложил пригласить Вас на «правительственный час» не с целью высмеивания ваших недостатков и чего‑то другого, а именно для того, чтобы выработать единую политику и выразить восхищение Вашим трудом, ваших сотрудников в борьбе с этим злом, которое есть у нас в стране. Спасибо Вам. Мы на Вашей стороне. (Аплодисменты.)

Матвиенко. Уважаемый Владимир Александрович! Действительно, Министерство внутренних дел очень многое делает в сфере борьбы с незаконным распространением наркотиков, прекурсоров. Очень важно, что этот переходный период, процесс передачи полномочий от специальной службы по наркотикам Министерству внутренних дел, прошел безболезненно. Министерство внутренних дел так плавно перехватило эту проблему и системно ею занимается.

Но, конечно же, это один из самых острых вопросов в обществе, который волнует граждан, прежде всего родителей. И в числе вопросов, которые волнуют, – конечно, доступность наркотиков, возможность их приобретения. На самом деле (вот поговорите с родителями, они нам письма пишут) все эти сайты, которые дают полную информацию по наркотикам… Сегодня любой подросток знает, куда обратиться, где делаются «закладки», как перечислить деньги (уже используется для этого криптовалюта) и так далее.

И вы боретесь с теми, кто распространяет наркотики (но речь идет о больших партиях), с наркодилерами, наркоторговцами, вылавливаете (их всех не переловишь) отдельных людей, которые торгуют наркотиками, и привлекаете к ответственности. Но использование новых, современных технологий для распространения наркотиков и обеспечения легкого доступа к ним – это сегодня уже колоссальная проблема. Должна быть специальная группа, которая работает с Интернетом, по зачистке всех этих сайтов в рамках действующего законодательства. Другие технологии используются для информирования, где можно достать наркотик, купить с легкостью. Вот это прошу четко прописать в постановлении и взять на контроль. Надо с этим системно бороться. Всех не переловишь за руку – нужны системные меры.

Владимир Александрович, обратите на это внимание, это нарастающая проблема. И, конечно же, в целом мы понимаем и свою ответственность в плане нормативно-законодательного обеспечения. Готовы с вами в тесном контакте работать.

Все необходимые полномочия должны быть обеспечены, чтобы сотрудники МВД с этим эффективно боролись. Спасибо Вам, всем Вашим коллегам за работу. Всего самого доброго!


 




Возврат к списку


Олег Москвин
Новости Антисуда можно получать ВКонтакте, в Фейсбуке, в Вотсапе и в Телеграм.
Олег Москвин
Что-то не сходится

В России поменялась стратегия борьбы с наркобизнесом, а вместе с ней изменилась и статистика



Фото: Виктор Коротаев⁄Коммерсантъ⁄Vostock Photo




На прошлой неделе в Совете Федерации выступил Владимир Колокольцев, председатель Государственного антинаркотического комитета и по совместительству министр внутренних дел, в чье ведение два года назад, 5 апреля 2016 года, вернули Госнаркоконтроль.


Выступление было интересным, насыщенным цифрами и абсолютно непохожим на выступление в этих же стенах директора Федеральной службы по контролю за оборотом наркотиков Виктора Иванова, которое состоялось четыре года назад, в феврале 2014‑го.
Понятно, что за эти четыре года в мире изменилось многое. Но системная борьба не терпит таких метаний. И уж совсем невероятным представляются катастрофически разные цифры, озвученные с одной и той же трибуны руководителями самого высокого уровня.
В феврале 2014 года Виктор Иванов рассказывал о том, что за пять лет в РФ было изъято 168 тонн разной дури, в том числе 12 тонн героина, около 14 тонн синтетических наркотиков, 142 тонны марихуаны. В марте 2018 года Владимир Колокольцев заявил, что «за период реализации стратегии (Стратегии государственной антинаркотической политики Российской Федерации, утверждена в июле 2010 года. – «Профиль») объем изъятых запрещенных веществ превысил 234 тонны». Путем простых арифметических действий выясняем, что за прошедшие четыре года изъято 66 тонн наркотиков, то есть меньше, чем за предыдущие годы.


Если быть совсем въедливым, то можно вспомнить выступление главы МВД на коллегии ведомства, где он сказал: «В 2017 году было изъято свыше 24 тонн подконтрольных или запрещенных веществ», и сравнить с данными за 2013 год, озвученными Ивановым: тогда конфисковали 37,5 тонны дури. Причем главный наркополицейский РФ (теперь уже бывший) приводил динамику по их видам: изъятия кокаина возросли в 6,5 раза, синтетических наркотиков – на 50 процентов, гашиша – на 28 процентов и героина – на 13 процентов. А действующий глава МВД объединил все в одну цифру. Налицо заметное снижение показателей.
В Совете Федерации Владимир Колокольцев не назвал число раскрытых преступлений за 2017 год – приведем данные из его выступления на коллегии МВД: «Всего в прошлом году пресечена деятельность 66 организованных преступных сообществ, занимавшихся сбытом наркотических средств, выявлено почти 210 тысяч наркопреступлений». И сравним с данными 2013 года: «Правоохранительными органами в прошлом году пресечено в общей сложности свыше 230 тысяч наркопреступлений, из которых почти 13 тысяч совершены в опасных организованных формах, и свыше 1300 преступлений по контрабанде наркотиков на территорию нашей страны. В 2013 году установленная сумма легализованных денежных средств возросла практически в три раза – с 540 млн рублей до 1,5 млрд, что свидетельствует о значительном увеличении результативности расследования уголовных дел по делам данной категории», – отчитывался Виктор Иванов.
Интересно, что отрицательную динамику (на коллегии МВД в этом году) зафиксировал и президент Владимир Путин. Отрицательную динамику по конфискату и по раскрытым преступлениям еще можно отнести на пертурбации в ведомстве. Но Виктор Иванов и Владимир Колокольцев с разницей в четыре года привели катастрофически разные данные по числу больных наркоманиями. В 2014 году глава Госнаркоконтроля говорил о восьми миллионах зарегистрированных в органах здравоохранения наркоманов, а в 2018-м председатель Государственного антинаркотического комитета назвал число два миллиона.
Серьезно разнятся данные и о возрасте наиболее активных наркоманов. Виктор Иванов четыре года назад говорил о возрасте от 15 до 34 лет и радовался, что государству удалось добиться устойчивого снижения смертности в этой возрастной категории. Владимир Колокольцев четыре года спустя ориентирует сенаторов (и общество) на группу риска: подростков и молодежь до 24 лет. При этом он заявляет, что «количество состоящих на учете потребителей с 2011 года сократилось на 67 тысяч человек. <…> Количество детей и подростков, состоящих на учете, с 2011 года по 2016 год увеличилось более чем на 20 процентов».
И в феврале 2014-го, и в марте 2018-го приведенные цифры стали тем фундаментом, на котором была возведена мотивация стратегических планов. Виктор Иванов видел своей задачей уничтожение инфраструктуры наркобизнеса, Владимир Колокольцев заявляет о комплексе мер по подрыву экономических основ наркопреступности, в основном – путем противодействия легализации доходов.
При этом категорически разнятся данные и о масштабе бедствия. Так, Виктор Иванов прямо говорил о миллиардных доходах и сотнях тысяч укрытых от учета преступлений: «Из 8 миллионов российских наркопотребителей 1,5 миллиона употребляют опиаты, попросту – героин. Нужно приблизительно две дозы, чтобы не возникала ломка. Доза стоит 1,5 тыс. рублей. 3 тыс. рублей в день – почти 100 долларов (курс 2014 года. – «Профиль»). 30 дней в месяце – 3 тыс. долларов наркоману нужно на наркотики. Откуда он берет эти деньги? Только путем совершения преступлений – либо распространяя наркотики, либо совершая грабежи и неквалифицированные кражи. Таким образом, полуторамиллионная армия героиновых потребителей не только ежегодно достает один миллиард наркодоз, но и совершает массу преступлений». То есть, по словам главного наркополицейского РФ, расследованные 250 тысяч преступлений, совершенных наркоманами, составляли только одну сороковую часть от реального числа. Именно эту разницу Иванов и называл «верхушкой наркоайсберга».
Четыре года спустя Владимир Колокольцев сумму ущерба не назвал. Как и не затронул тему латентной преступности.
ФСКН как самостоятельная служба планировала создать мощную вертикаль антинаркотической системы борьбы – от федерального и вплоть до муниципального уровня. Виктор Иванов хотел создать в каждом районе свою комиссию, задачей которой стали бы координация деятельности правоохранительных и социальных служб и активная работа по уничтожению социальной базы для наркомании, в первую очередь – замена уголовного наказания добровольной реабилитацией, после которой следовал бы патронаж. Причем предполагалось (фактически – в приказном порядке) перемещение проходящего реабилитацию наркомана подальше от постоянного места жительства – чтобы порвать устоявшиеся соблазняющие связи. И, как следствие, именно муниципальные комиссии должны были оградить места реабилитации от местных драгдилеров. Предполагалось, что финансирование всей антинаркотической компании шло бы из федерального бюджета целевыми взносами в районы, то есть минуя субъекты Федерации.
В 2018 году Владимир Колокольцев доложил, что созданная система работает. Но финансирование ее неудовлетворительное. «На сегодняшний день только в трети регионов средства выделены в полном объеме, еще в 23 – в размере 50 процентов».
Но главное в другом. Госнаркоконтроль предлагал заменить уголовное преследование совершивших преступление наркоманов их реабилитацией в негосударственных реабилитационных центрах и даже к 2014 году смог внести необходимые изменения в законодательную базу. В 2018 году МВД говорит не о замене, а об отсрочке приговора на время реабилитации. Что, по сути, делает всю затею бессмысленной: поговорку «раньше сядешь – раньше выйдешь» никто не отменял.
В целом сравнение двух стенограмм оставило очень странное впечатление, будто речь шла о двух совсем разных странах. Удивляли и позиции руководителей, порой диаметрально противоположные, порой заметно расходящиеся, и по-разному расставленные акценты, особенно по ключевым вопросам поступления опиатов из Афганистана и «синтетики» из Китая (в 2018-м они практически затронуты не были), и всплывающие противоречия в ответах одного и того же начальника на вопросы разных сенаторов… Но главное – сильно разнящиеся исходные данные, образующие весь базис стратегии. Складывается ощущение, что кто-то из докладчиков искусно манипулировал цифрами, подгоняя их под готовые решения. В том числе и меняя графы статистических отчетов. Что лишний раз доказало: неофициальное название управления по борьбе с наркотиками – «Госкомдурь» – возникло не на пустом месте.

Источник
Олег Москвин
Для тех, кому неохота читать или смотреть видео, в двух словах.

Карательная госнаркополитика станет жестче, Колокольцев назвал чуждыми для страны либерализацию и применение программы снижения вреда.
Планируется шире применять конфискацию, ввести ответственность за создание программного обеспечения по продаже наркотиков, усилить ответственность за пропаганду наркотиков.

Вопросы Нарусовой о подбросах наркотиков и об аргентинском деле под аплодисменты присутствующих Невзоров (Борис) назвал оскорблением министра Колокольцева, Матвиенко язвительно предположила, что эти вопросы Нарусовой задали граждане Тывы, куда она недавно ездила.  У Невзорова от обиды за МВД даже губа затряслась. Чтобы распалиться он, секунду подумав,  назвал  себя пенсионером МВД. Согласно статьи в Википедии (даже не хочется предполагать, кто её там разместил), он в советское время  поработал в милиции (ППС и ОБХСС), с 1978 по 1991.

Беляков был настойчив в вопросе прекращения преследования  врачей, запуганных наркоконтролем и не хотящих поэтому выписывать онкобольным обезболивающие наркотики. Колокольцев извивался как уж, пытался спрятаться за "дифференцированный подход" как арестант за 51-ю, но Беляков его оттуда вытаскивал. Вытаскивал-вытаскивал, да так и не вытащил - микрофон отключили.

Ложка мёда: идея отсрочки для обвиняемых по ч. 2 ст. 228 УК ещё не похерена. Но и её намерены заполовинить - разбить ч. 2 ст. 228 на крупный и типа на полукрупный. Отсрочка, как я понял, будет светить только для полукрупных.

Лично мне эта говорильня очень напомнила общешкольное комсомольское собрание.


Наши  партнеры
Новое на форумах
23.09.2018 12:24:33
Законотворчество в сфере оборота наркотиков
Просмотров: 522317
Ответов: 535
22.09.2018 16:18:14
Лечение наркомании и алкоголизма
Просмотров: 44126
Ответов: 110
22.09.2018 11:45:32
Выращивание наркосодержащих растений
Просмотров: 125540
Ответов: 285
20.09.2018 17:45:29
Вещдоки
Просмотров: 156124
Ответов: 420
19.09.2018 07:53:03
Пополнение подборки полезных судебных решений
Просмотров: 34947
Ответов: 85
16.09.2018 08:38:34
Уголовное преследование эксперта Ольги Зелененой
Просмотров: 7351
Ответов: 55
15.09.2018 09:13:38
Европейский Суд (ЕСПЧ)
Просмотров: 340312
Ответов: 812
15.09.2018 07:56:25
ФСКН УБИТА, НО ДЕЛО ЕЁ ЖИВЁТ
Просмотров: 37205
Ответов: 155

Рекомендации