Главная Поиск Карта сайта
Поиск по сайту
Авторизация
Логин:
Пароль:
Регистрация
Забыли свой пароль?
Легализация
petition.jpg

Карательную политику в отношении наркопотребителей собираются пересмотреть

29.03.2015

В понедельник 30 марта в Екатеринбурге руководство Федеральной службы РФ по контролю за оборотом наркотиков (ФСКН) совместно с представителями судебной власти и экспертами планирует обсудить новые направления отечественной антинаркотической политики. Накануне этого события руководитель Следственного департамента ФСКН России, генерал-лейтенант полиции Сергей Яковлев рассказал РАПСИ, почему ключевые инициативы Службы приходится обсуждать уже не по первому разу, откуда сегодня в Россию стекаются основные потоки запрещенных веществ и что борцы с наркотиками сейчас могут противопоставить тем, кто торгует ими дистанционно. 
 
«Сто тысяч в год получают судимости, но никто не помогает им избавиться от наркозависимости» 
 
- О чем конкретно пойдет речь на Урале? 
 
- Название научно-практической конференции, которую ФСКН России совместно с Верховным Судом Российской Федерации и Правительством Свердловской области проводит 30 марта в Екатеринбурге звучит как «Совершенствование правовой базы реализации Стратегии государственной антинаркотической политики Российской Федерации до 2020 года: уголовный, уголовно-процессуальный и административный аспекты». При участии ученых, юристов, правоохранителей, представителей судейского сообщества, специалистов занимающихся проблемой реабилитации наркозависимых граждан, мы планируем обсудить направления и шаги, которые предпринимает ФСКН вместе с судебной властью, Верховным судом РФ, по созданию у нас в стране системы правового побуждения к отказу от употребления наркотиков. Эту тему мы активно разрабатываем начиная с 2011 года. Тогда же стали обсуждать её перспективы с учеными и общественностью, а в 2012 провели первую научно-практическую конференцию в Ростове-на-Дону, где вынесли наши подходы и некоторые законодательные инициативы на широкое обсуждение.  
 
- Сейчас – вторая попытка? 
 
-  Точнее, третья. Вторая научно-практическая конференция на эту тему состоялась осенью 2013 в Подмосковье, где наша Федеральная служба вместе с Верховным Судом собрала ведущих ученых-правоведов и юристов-практиков. В промежутке мы прорабатывали возможность введения в закон альтернативы наказанию наркопортебителей путем их направления на лечение и реабилитацию, как внутри Службы, так и советовались с коллегами из других ведомств, сверяли позицию с судейским корпусом.

Мы уже немало говорили о подходе государства, правовой системы к судьбе лиц, которые оказываются втянутыми в наркопотребление и, как следствие, нарушают закон. И существующие подходы надо менять. Напомню, что потребление наркотиков у нас сегодня является административным правонарушением, а сбыт и хранение в крупных и особо крупных размерах образуют составы уголовных преступлений. Правоохранительные органы и судебная система активно работают по их пресечению. Ежегодно судами за деяния, связанные с наркотиками, осуждается более 100 тысяч человек. Причем, если ФСКН в основном работает по группам, то органы внутренних дел направляют в суды, как правило, уличных распространителей, которые сами являются наркоманами, либо наркоманов, у которых разовые дозы изымаются, что называется, «на кармане». И другого рецепта до недавней поры по  борьбе с наркотиками у государства, у правоохранительной системы не было. Но давайте представим: 100 тысяч человек в год получают судимость, но никто не помогает им избавиться от наркозависимости, которая вновь их толкает в нарководоворот.  
 
- То есть за последние пять лет было осуждено не менее полумиллиона лиц. 
 
- И это не говоря о 150 тысячах человек, каждый год привлекаемых  к административной ответственности за наркопотребление. Если ко всему этому относиться спокойно и даже цинично, то все как бы при деле. И полиция, и суды, и Федеральная служба исполнения наказаний. И всегда есть, кого привлечь к ответственности. Но ФСКН это орган, отвечающий за проведение государственной политики в сфере борьбы с незаконным оборотом наркотиков. А в рамках Государственного антинаркотического комитета директор ФСКН Виктор Иванов должен ещё и  координировать деятельность многих других ведомств и служб, также борющихся с этим злом. В этой связи мы рассматриваем проблему комплексно, пытаемся искоренить причину совершения подобных преступлений и правонарушений, а не только бороться с последствиями. 
 
- Причина одна или их много? 
 
- Конечно много, но я бы говорил об основных направлениях преодоления этих причин. Их два. Они сформулированы в подписанной президентом России Стратегии государственной антинаркотической политики. В ней прописана необходимость сосредоточения усилий, во-первых, на борьбе с предложением  наркотиков, то есть с их поставками в страну и сбытом, а во-вторых, на преодолении спроса на них. А что формирует спрос? Это лица, которые потребляют наркотики. И сегодня у нас в арсенале нет другого рецепта борьбы с наркоманией, кроме как обеспечить, наряду с пресечением поставок наркотиков, принятие мер, побуждающих таких лиц к отказу от наркопотребления. 
 
- Какие законодательные новеллы Служба собирается сейчас предложить? 
 
- Никакого «рояля в кустах», как говорили советские сатирики, мы презентовать не собираемся. Повторюсь - запланирован очередной этап обсуждения нашей инициативы по развитию системы правового побуждения к отказу от употребления наркотиков, поскольку мы пытаемся адаптировать к нашим реалиям, в том числе, и мировой опыт, закрепленный в Конвенциях ООН и резолюциях Комитета по наркотикам ООН. Все сводится к следующему постулату: надо создать такие правовые условия и последствия для наркопотребителей, совершивших правонарушения или нарко-преступления небольшой тяжести, чтобы ими занимались не только и не столько правоохранители, сколько специалисты в области наркологии и реабилитации, а затем проводить ресоциализацию таких лиц, то есть вытаскивать их из порочного круга общения и возвращать к нормальной жизни, восстанавливать трудовые навыки, учить радоваться жизни не от принятого «кайфа». Более того, предстоит сделать мостик между медицинскими наркологическими службами и организациями, занимающимися последующей реабилитацией и ресоциализацией – возвращением в общество этих людей после прохождения ими определенного медицинского курса. В противном случае после применения к ним санкций уголовного закона или административного законодательства такие лица вновь возвращаются в негативный социум, продолжают употреблять наркотики. Случается не только криминальный рецидив, но и закрепляется негативный опыт потребления наркотиков и участия в их незаконном обороте.

В 2012-2013 годах были приняты поправки в Уголовный кодекс РФ, где появилась статья, позволяющая отсрочить исполнение наказания за ряд преступлений небольшой тяжести, связанных с незаконным оборотом наркотиков, лицам, больным наркоманией, которые добровольно согласятся пройти курс лечения и реабилитации. Такие лица по окончании этих курсов признаются не имеющими судимости. Вторым шагом стал вступивший в силу в мае прошлого года ФЗ-313, который позволил судам при назначении ряда наказаний возлагать дополнительную обязанность по прохождению лечения и реабилитации на лиц, совершающих уже более широкий круг преступлений. Одновременно в Кодекс РФ об административных правонарушениях внесено положение, которое позволяет судам возлагать обязанность на лиц, употребляющих наркотики, проходить медико-социальную реабилитацию, чтобы, опять же, извлечь их из негативного социума, куда они раньше возвращались.

Следующий шаг, на который мы предлагаем пойти – распространение сферы действия этих статей на более широкий круг лиц. Практика показала, что данные нормы практически работоспособны. На основе этих законов разрабатываются механизмы по обеспечению контроля за получением специальной помощи данным лицам – чтобы ими занимались и медики-наркологи и социальные службы. В связке с этим ведется серьезная работа над созданием в стране единой системы медико-социальной реабилитации. В прошлом году было принято постановление Правительства РФ о создании в стране такой системы. С одной стороны, она фактически подталкивает местные органы власти к созданию на своих территориях государственных реабилитационных центров. С другой, мы предлагаем включить в эту систему общественные организации на принципах государственно-общественного и государственно-частного партнерства. 
 
- Любые? 
 
- Нет, только те, что действительно применяют научно-обоснованные методики, прошедшие определенную проверку и получившие сертификат о возможности их использования в данной системе с тем, чтобы суды и правоохранительные органы могли во взаимодействии с ними работать с конкретными лицами. Задача здесь не в том, чтобы мы оттуда черпали оперативную информацию, а чтобы именно обеспечить прохождение людей, которые хотят избавиться от пристрастия к наркотикам, по всей этой цепочке. Нам надо пересмотреть карательную политику, которая сегодня существует в отношении многих рядовых потребителей наркотиков – «употребил наркотик – сел за решетку». Нужно отделить таких бедалаг от оптовых продавцов и распространителей наркотиков через специальные криминальные сети. Если рядовыми наркопотребителями займется наркология и социальная реабилитация, а не только мы – полицейские, это позволит сосредоточить силы на более нацеленной работе по пресечению деятельности организаторов наркотрафика и руководителей сетей сбыта.

В конце концов, такой подход даст ощутимый экономический эффект. Сегодня же 80 процентов энергии оперативного состава, особенно органов внутренних дел, следователей, судей тратится на лиц, которые возвращаются после отбытия наказания к привычному для них потреблению наркотиков, а, следовательно, вновь втягиваются в орбиту наркобизнеса и очень скоро вновь сами начинают совершать преступления.

Кроме того, мы планируем обсудить и идею о возможности направления на медико-социальную реабилитацию лиц на более ранних стадиях судопроизводства. Сейчас все упирается в необходимость неоднократного прохождения следственных стадий, направления дел в суд. Но в мировой практике подобные дела, как правило, очевидны, не требуют громоздких процессуальных процедур. На стадии расследования, установив общие обстоятельства, при заключении врача-нарколога, что человек действительно нуждается в медицинской помощи и дальнейшей социальной поддержке, можно попробовать выходить в суд не за приговором, а за судебным решением о направлении такого лица в соответствующие учреждения наркологической помощи и реабилитационные центры. 
 
- Почему в таких ситуациях нужно именно судебное решение? 
 
- Это не просто пожелание. Оно нужно, чтобы приостановить производство в отношении данного лица. Прекращаться оно будет, когда мы получим справку, что данное лицо прошло курс не просто лечения, но и реабилитации, ресоциализации. Данный алгоритм, требует привлечения специалистов различных ведомств – в первую очередь Минздрава и социальной защиты. Но отрабатывать его необходимо. Другого способа сократить контингент потребителей наркотиков никто не придумал. Если идти по карательной дорожке и ежегодно по 100 тысяч человек отправлять за решетку, можно сдерживать наркопотребление на определенном уровне, и на сегодняшний момент это удается. Но заинтересованные лица, криминал, если будет существовать спрос на наркотики, будут всегда искать и находить возможности поставок крупных партий в страну, чтобы держать население на игле.

Тем более что в этой сфере преступниками все время идет наработка новых приемов, синтез новых наркотических веществ. Для нас по-прежнему сложна и актуальна ситуация с Афганистаном – страной, валовой продукт которой на 90% связан с производством наркотиков. 
    

- Какова, помимо Афганистана, сегодня география поступления наркотических средств в Россию из-за рубежа?  
 
- Тут уместно говорить не о странах, которые поставляют в Россию наркотики, а о глобальных мировых центрах их производства.  
Сегодня мы отмечаем два из них. Это уже упомянутый Афганистан, который ежегодно производит в среднем от 500 до 800 тонн героина. По прогнозам, политическая ситуация вокруг этой страны складывается так, что надеяться на радикальные меры по сокращению данного производства не приходится. Тем более что сейчас изменяется мандат американских и западно-европейских войск, там присутствующих. Уходя, так называемые «миротворческие» международные силы оставляют в этой стране, с одной стороны, многочисленные военные базы. А с другой – перекладывают ответственность за ситуацию с производством наркотиков целиком на правительство страны, в то же время, сделав за десять лет своего там нахождения все для разрушения экономики и инфраструктуры этого государства, фактически приведя население к единственному возможному способу существования – выращиванию опийного мака и производству из него героина.

Вторая глобальная проблема – латиноамериканский кокаин. Не до конца сокращено производство кокаина в Колумбии, известном центре наркопроизводства. Хотя США предпринимали меры – американцы там активно выжигали химикатами целые районы джунглей с плантациями коки. Но теперь выращивание данного растения и производство кокаина ведется ещё и в соседних странах. Он, в том числе, попадает к нам – и через Центральную Европу, либо прямыми рейсами из Латинской Америки. Но в основном это поставки через морские порты. У нас недавно было сразу несколько дел по изъятию крупных партий в несколько сот килограмм каждая. Их прятали либо в поставляемых фруктах на судах, следующих из Эквадора, Венесуэлы, либо в цветах, в том числе, и колумбийских. Поскольку все это – товар скоропортящийся, его довольно быстро растамаживают, поэтому какие-то партии наркотиков все же попадают на внутрироссийский рынок.

Наконец, наши эксперты в последнее время отмечают массовое попадание в Россию новых веществ синтетического ряда. Производят их в странах Юго-Восточной Азии. Мы активно сотрудничаем с китайскими правоохранительными органами, однако сама методика производства данных психоактивных веществ заключается в том, что их рецепты очень быстро меняются и правовые способы запрета их производства отстают от той скорости, с которой данные вещества появляются на наркорынке. 
 
- В начале февраля Владимир Путин подписал закон, которым был введен запрет в РФ на оборот и пропаганду новых психоактивных веществ, например, спайсов. Согласно этому документу максимальное наказание за данное деяние составляет 8 лет лишения свободы. На ваш взгляд, когда следует ожидать появления практического эффекта от данной законодательной новеллы? 
 
- Данным законом, помимо прочего, нашей Службе предоставлено право введения временного запрета на оборот новых потенциально опасных психоактивных веществ, а также вести их реестр. Так же предусмотрена уголовная ответственность за сбыт данного рода препаратов. Должен сказать, что мы и здесь адаптируем международный опыт, а именно практику делегирования федеральному органу исполнительной власти права запрета на оборот отдельных веществ до прохождения всей цепочки, которая необходима для внесения их в официальные списки наркотиков. Напомню, что у нас решение о внесении в такие специальные перечни наркотических средств и психотропных веществ принимает Правительство РФ. Объективно это очень длительная процедура, с массой согласований между различными ведомствами. Порой на запрет того или иного вещества уходили годы! Сейчас, получив информацию, что новое вещество является потенциально опасным для здоровья человека и обладает признаками наркотического вещества, мы приостанавливаем его оборот, причем делаем это официально, с публикацией информации на наших электронных ресурсах. Предусмотрена возможность опротестования подобных решений, но таких случаев не было.

Должен сказать, что пока опыт применения данного закона только нарабатывается. Уверен, что он серьезно поможет нам погасить волну превращения одного и того же вещества путем незначительного изменения его формулы в новые наркотики, что юридически ранее не позволяло нам привлекать организаторов поставок таких веществ в страну и их сетевого распространения, в том числе и через Интернет, к ответственности. Так что практический эффект от данных нововведений мы ожидаем довольно скоро. 
 
«Нам интересно распутывать информационные клубки» 

 
- В конце прошлого года ФСКН выступила с еще одной инициативой - ввести уголовную ответственность за создание, продвижение и администрирование интернет-сайтов, предназначенных для рекламы и сбыта наркотических веществ.  
 
- Законопроект об ответственности за пропаганду наркотиков в Интернете – это плод совместной работы Службы и депутатского корпуса. Сейчас он активно обсуждается.

На самом деле, проблема имеет несколько сторон. Вопрос пропаганды в глобальной сети не такой простой, и не столько из-за средств распространения информации, касающейся того или иного предмета, изделия, вещества. Вопрос – в юридической квалификации деяния как такового. Сегодня, упираясь в квалификацию той или иной информации, распространяемой посредством электронных средств коммуникации, скажем, по КоАП, мы часто сталкиваемся с различными мнениями экспертов. Ведь является ли та или иная информация пропагандой наркотиков, их рекламой – такое заключение дает не следователь, не оперативник и не чиновник, а эксперт-профессионал.

Ставить заслон здесь, безусловно, необходимо. По моему мнению, сегодня продуктивными являются меры, применяемые Роскомнадзором, который закрывает доступ к этим сайтам. По нашим представлениям, только в прошлом году более 30 тысяч таких сетевых страниц было закрыто.

Вторая проблема, которую некоторые  называют «ахиллесовой пятой» Службы, и с чем я не согласен – активное использование, особенно в последние годы, телекоммуникационных сетей и Интернета именно для распространения наркотиков. У данной проблемы есть и правовой и социальный аспекты. Приемы виртуального общения для тех, кто занимается подобной преступной деятельностью в качестве рядовых распространителей, сбытчиков, потребителей, с одной стороны, кажутся им безопасными. Действительно – перед такими людьми только компьютер, который кажется бездушным, и никаких следов такое общение не оставляет. На самом деле вся переписка и все общение в сетях оставляют достаточно серьезные следы. Для нас как для правоприменителей распутывать такие информационные клубки достаточно интересно и продуктивно. Практика действий с подобными сетями у нас наработана, и тому подтверждение – целый ряд успешно расследованных уголовных дел, многие из которых сейчас находятся в судах.

К примеру, недавно одно такое дело расследовалось в Алтайском крае, где функционировала целая сеть поставщиков наркотиков синтетического ряда китайского производства. Из Китая по почтовому каналу товар доставлялся в Москву, руководили процессами злоумышленники путем компьютерной переписки из Белоруссии. В итоге около 40 лиц были привлечены к ответственности. И когда мы разговаривали с опознанными и задержанными рядовыми сбытчиками, которые получали команды как раз через Интернет, выяснялось – у них абсолютно отсутствовало понимание, что они занимаются каким-то криминалом. Хотя, когда им объясняли про тот объем наркотиков, который через них проходил, говорили про правовые последствия такой деятельности, у некоторых сознание, что называется, просыпалось. Но сначала, повторюсь, все воспринимается как невинная шалость. Тем более, что втягиваются в такие сети, как правило, молодые люди с небольшим жизненным опытом.

Также мы столкнулись с тем, что подобные сети сбыта синтетических наркотиков в последний год довольно часто организуются с территории Украины. Граждане этого государства нередко приезжают в Россию уже целенаправленно завербованными для закладок доз наркотиков, их мелкорозничной расфасовки. По телефону или через Интернет из-за рубежа им даются команды.

Из Китая же к нам поступает, как правило, концентрат. Только за последние два месяца в пересчете на дозы уже было получено 12 тонн наркотиков синтетического ряда. Если такими же темпами мы будем изымать, на конец этого года речь уже можно будет вести о количестве примерно в 50 тонн. А это больше, чем все остальные наркотики, попадающие на территорию России ежегодно, вместе взятые. 
 
- В сравнении даже с прошлым годом объемы поставок увеличились? 
 
- Не просто увеличились! Они стали, что называется, более рельефными. Если мы сравним, скажем, с 2010 годом, когда в объеме всех изымаемых высококонцентрированных наркотиков «синтетика» составляла не более 1%, по прошлому году этот показатель был уже 13%. Но проблема, повторюсь, решается, в том числе, с помощью совместных операций с правоохранительными органами Китайской Народной Республики. 
 
- Не так давно в СМИ писали о желании Службы получить право блокировать без судебного решения Интернет-кошельки продавцов спайсов. У этой задумки есть перспективы? 

 
- В мае прошлого года был принят 110-й федеральный закон, которым запрещены анонимные денежные переводы между физическими лицами. Это решило проблему, но не окончательно. При этом как практик скажу, что анализ переводов с того или иного кошелька – это путь к доказыванию участия в преступных схемах, возможность отыскания с аккумулированных и легализованных сумм денег, наличие которых впоследствии вменяется в вину организаторам подобного преступного бизнеса. В 2014 году только по расследованным нашей службой уголовным делам сумма легализованных денежных средств составила почти 1 миллиард рублей.

С другой стороны, мы отдаем себе отчет, что в таких случаях надо действовать предельно деликатно, чтобы нее нанести ущерб добропорядочным гражданам, которые активно пользуются подобным способом финансовых взаимоотношений. 
 
- ФСКН сегодня одинаково успешно действует и в российском сегменте Интернета, и в зарубежных? 
 
- Поскольку проблема общая, мы решаем ее при взаимодействии с зарубежными коллегами. Налажен обмен информацией и о владельцах Интернет-кошельков, и о провайдерах, на серверах которых появляются сайты с преступной информацией. Но общего рецепта нет: приходится действовать исходя из каждой конкретной ситуации, в зависимости от того, на чьей территории зарегистрирован сервер, кто его владелец. При этом нам приходится считаться и с тем, что владелец сети порой пребывает в неведении, что его ресурсы используются для пропаганды наркотиков и их сбыта. В то же время есть определенные социальные и юридические обязательства, которые владельцы таких сетей должны исполнять. В первую очередь, предоставлять компетентным органам информацию, раскрывать ее. Однако общего рецепта для всех 220 стран мира нет, и быть не может. 
 
Записал Владимир Новиков 


Источник





Возврат к списку


Страницы: 1 2 След.
оксана
Иванов заболел что ли ?
Иванов: хранение наркотиков нужно исключить из тяжких преступлений

Директор ФСКН России Виктор Иванов считает, что настала пора адаптировать систему уголовного наказания к реальным уровням
общественной опасности принципиально разных преступных деяний в области незаконной торговли наркотиками

Меры наказания за хранение и сбыт наркотиков в России необходимо дифференцировать в зависимости от степени вреда этих преступлений
для общества: хранение наркотических веществ без цели сбыта можно исключить из числа тяжких преступлений, сообщил на конференции директор ФСКН

"Из 83 тысяч (человек), привлеченных МВД к ответственности, (85%) —  это обычные наркоманы. Сбыт — это действительно тяжкие и особо тяжкие  преступления. Но хранение без цели сбыта не имеет той степени  общественной опасности, чтобы относить его к тяжким и, тем более, особо  тяжким преступлениям, как сегодня это фиксируется в статистике. Это,  безусловно, требует коррекции", — сказал он.
Иванов отметил, что и хранение, и сбыт в настоящее время находятся  практически в одной категории и квалифицируются как тяжкие и особо  тяжкие. "То есть все свалено в одну правовую кучу. По сути,  законодателем установлено, что хранящий без цели сбыта, то есть  для личного потребления, 2,5 грамма героина наркоман Сидоров  приравнивается по степени общественной опасности к какому-нибудь  отечественному наркобарону", — отметил глава ФСКН.
По его словам, такое законодательство удобно для "парадной статистики".
"Настала пора адаптировать систему уголовного наказания к реальным  уровням общественной опасности принципиально разных преступных деяний  в области незаконной торговли наркотиками. Прежде всего, имеется в виду  более четкая дифференциация степени ответственности за хранение  наркотиков без цели сбыта, за розничный сбыт, оптовый сбыт наркотиков  и сбыт в организованных формах. Это достаточно серьезно отличающиеся  друг от друга преступления", — подчеркнул Иванов.
оксана
В Госдуме одобрили инициативу ФСКН о разграничении наказания за наркотики

Инициатива главы ФСКН о разграничении наказания за хранение наркотиков совершенно правильная, сказал «Русской службе новостей»  председатель комитета Госдумы по охране здоровья Сергей Калашников.  «Одно дело, когда человек потребляет, другое дело, когда он наркотики  продаёт», — добавил он.
Идея дифференциации наказаний исходя  из тяжести преступления очевидна, весь Уголовный кодекс построен  на этом, не случайно есть нумерация в статьях по отдельным параграфам,  отметил депутат. «Единственная проблема – доказательство истинных  намерений человека. Известно, что тот, кто наркотики потребляет,  как правило, их и продаёт. Но это «как правило» не означает,  что надо всех грести под одну гребёнку независимо от того, что человек  реально совершил», — подчеркнул Сергей Калашников. Разграничение  делается в Уголовном кодексе за счёт жёсткой дефиниции, что понимать  под личным потреблением, что под продажей, что под оптовой продажей,  подытожил председатель комитета Госдумы по охране здоровья. Ранее  сообщалось, что глава ФСКН предложил разграничить наказание за хранение  наркотиков. Нужно пересмотреть законодательство, чтобы ввести разные  меры ответственности, заявил на конференции в Екатеринбурге глава ФСКН  Виктор Иванов. Сейчас все эти преступления находятся в одной категории –  тяжкие или особо тяжкие, и человек, хранящий для личного потребления  2,5 грамма героина, приравнивается по степени общественной опасности  к наркобарону, отметил глава ФСКН. По его словам, имеющееся  законодательство весьма комфортно для палочной отчётности и парадной  статистики, передаёт «Интерфакс».
lubov.sem@rambler.ru
     Я думаю,что мы все своими жалобами и обращениями внесли хоть малую лепточку в решение этой проблемы,раз сам Иванов проснулся.Еще бы отделили сбыт от провокаций, но это я уже совсем размечталась.
оксана
Цитата
lubov.sem@rambler.ru написал:
Я думаю,что мы все своими жалобами и обращениями внесли хоть малую лепточку в решение этой проблемы,раз сам Иванов проснулся.Еще бы отделили сбыт от провокаций, но это я уже совсем размечталась.
Вода камень точит .
оксана
ФСКН хочет  изменить Уголовный кодекс. Согласно предложению главы службы Виктора  Иванова, ответственность за хранение и сбыт наркотиков необходимо  разграничить. Кроме того, для экономии бюджета руководитель ФСКН призвал  лечить наркоманов, а не сажать их в тюрьму. Чтобы воплотить эти планы в  жизнь, необходима серьезная реформа всей российской наркологии, считают  эксперты "Коммерсантъ FM".
ФСКН предлагает разграничить уголовную  ответственность за хранение и сбыт наркотиков. С такой инициативой  выступил глава ведомства Виктор Иванов. По его словам, на данный момент  все эти преступления находятся в одной категории — тяжкие или особо  тяжкие, и такое законодательство служит лишь "для палочной отчетности и  парадной статистики". Согласно статистике ФСКН, из 83 тыс. лиц,  привлеченных к ответственности, 85% — обычные наркоманы, хранившие при  себе маленькие дозы без цели сбыта. Разграничение ответственности,  напротив, позволит сосредоточиться на раскрытии и судебном рассмотрении  серьезных, организованных форм наркопреступности. Действующее  законодательство направлено лишь на скрытие проблем, и его необходимо  менять, считает адвокат Московской коллегии адвокатов Евгений Черноусов.
"Здесь заинтересованы многие должностные  лица, в том числе, и правительство Российской Федерации, что сегодняшние  критерии, что лицо совершило особо опасное, тяжкое преступление, где  предусмотрено наказание до 20 лет, всего-навсего продав один раз 50  грамм героина. Это скрытие проблемы борьбы с незаконным оборотом  наркотиков, за счет таких козлов отпущения. Дифференциация того, что  каждый должен отвечать за содеянное с учетом опасности для общества, —  это действительно правильно, нужно делать", — уверен Черноусов.
В течение последних двух лет российская  власть несколько раз ужесточала уголовную ответственность за хранение и  сбыт наркотиков. В 2012 году было введено пожизненное заключение за  наркоторговлю, вместо 20 лет в качестве максимального наказания.  Торговцы наркотиками могут использовать либеральные изменения в  законодательстве в своих целях, отметил научный сотрудник Первого  Московского государственного медицинского университета Юрий Кочнев.
"Весь вопрос состоит в реализации этой нормы.  Самая большая проблема — это установление истинной причины. Человек  хранит для собственных нужд, или это просто тактика уличного торговца  наркотиками. Надо отладить механизм возможности использования  альтернативного наказания теми, кто употребляет наркотики, то есть  наркозависимыми. Просто объявить о том, что сегодня, возможно, будет  проводиться дифференциация, этого мало", — считает Кочнев.
Глава ФСКН также предложил не сажать, а  лечить наркоманов. По его словам, реабилитация — это мера, которая в  настоящих сложных экономических условиях поможет сэкономить бюджетные  средства в десять раз. Необходимо четко понимать, кого следует  отправлять на лечение, подчеркнул руководитель программы "Новая  наркополитика" Лев Левинсон.
"Зачастую хотят загнать лечиться тех, кто не  нуждается в лечении, нужно просто предупреждение. Если человек первый,  второй раз злоупотребил марихуаной, нет там никакой болезни пока, просто  развлекаловка. Достаточно административной ответственности, штрафа.  Поэтому с лечением тоже не все так просто. И потом надо реформировать  наркологию: лечение пока архаично и современные методы отвергает", —  пояснил Левинсон.
Комитет Госдумы рекомендовал к принятию  законопроект о введении уголовной ответственности за пропаганду  наркотиков. Проект уже прошел первое чтение.
Подробнее: http://kommersant.ru/doc/2698097
Nelson Mandela
оксана написала :
Цитата
"Это скрытие проблемы борьбы с незаконным оборотом наркотиков, за счет таких козлов отпущения."

- Кто в таком случае "козлее" ещё надо разобраться ))
nina123
А вдруг сейчас начнут применять из за этой шумихи Постановление 1002? Если бы применили то  и на амнистию можно и не надеятся
frola
Цитата
оксана написал:
Глава ФСКН также предложил не сажать, а  лечить наркоманов.
Как-то верится с трудом. А план по "посадкам"? Его в ящик стола не задвинешь. Просто будут вментяь сейчас всем сбыт или приготовление к сбыту. Как моему сыну. Даже две подброшенные таблетки вменили именно как приготовление к сбыту.  
lubov.sem@rambler.ru
  Да...,что-то очень сомнительно,чтобы пошли на смягчение этих статей.
оксана
В  начале этой недели в ряде российских СМИ появилось сообщение о том, что,  выступая на конференции в Екатеринбурге, директор ФСКН Иванов предложил  ввести более четкую классификацию преступлений, связанных с оборотом  наркотиков, чтобы предусмотреть разную степень ответственности для  «обычных наркоманов» и «наркобаронов.»
Вот цитаты из его речи:
«Имеется в виду более четкая  дифференциация степени ответственности за хранение наркотиков без цели  сбыта, их розничный сбыт, оптовый сбыт и сбыт в организованных формах».
«То есть все свалено в одну правовую  кучу. По сути, законодательно установлено, что хранящий без цели сбыта,  то есть для личного потребления, 2,5 грамма героина наркоман Сидоров  приравнивается по степени общественной опасности к какому-нибудь  отечественному наркобарону Пабло Эскобару».
Подробнее о его выступлении на эту тему можно прочитать здесь.
Мы конечно были несказанно удивлены таким  речам директора службы, которая с момента своего создания  последовательно внедряет в стране политику нулевой толерантности по  отношению к потребителям наркотиков. Что бы попытаться понять в чем тут  дело, мы решили обратиться за комментарием к юристу, эксперту ресурса  hand-help.ru Арсению Левинсону.
Арсений Левинсон:  действительно, большинство осуждённых за наркотики сидят за хранение и  другие действия, не связанные со сбытом. Тяжким считается преступление  предусмотренное частью 2 статьи 228 УК, которое влечёт от 3 до 10 лет  лишения свободы за хранение и приобретение наркотиков в крупном размере.  И проблема даже не в статье, а в том, какой размер признаётся крупным —  для героина это 2,5 грамма, для спайсов это 0,25 грамма. При этом  спайсы продаются в смесях не меньше 1 грамма и поэтому любое  приобретение курительной смеси, даже покурить один раз, — тяжкое  преступление.
Менять надо именно размеры наркотиков,  таким образом выводить менее опасные действия из под тяжкой статьи. Надо  увеличивать значительный и крупный размер для всех наркотиков в 10 раз,  а для курительных смесей — в 100 раз. Это будет реальной  дифференциацией ответственности за наркотики и решит обозначенную  проблему.
Директор ФСКН кивает на МВД, мол это они  не тем чем надо занимаются. Это правда. Но и сама наркополиция, которая  создавалась для борьбы с системным наркобизнесом, занимается охотой на  больных наркоманией и эпизодически употребляющих, привлекая их за  употребление и хранение наркотиков в незначительных размерах. А потом с  ними устраивают провокации сбыта, часто у таких же потребителей  наркотиков, которые делятся «дозой». Или борются с пропагандой  наркотиков — привлекая лавочников за продажу футболок, ремней и трусов с  изображениями листьев конопли.
Так что, если уж не ликвидировать  нарклполицию, то надо хотя бы законодательно ограничить их полномочия,  исключив из их подведомственности все дела, кроме особо тяжких  преступлений.
 ИСТОЧНИК
Страницы: 1 2 След.


Наши  партнеры
Новое на форумах
21.04.2019 18:31:44
Экспертиза
Просмотров: 159946
Ответов: 693
21.04.2019 17:14:51
Помогите, пожалуйста, советом!
Просмотров: 110147
Ответов: 442
19.04.2019 22:27:53
Апелляционное, кассационное и надзорное производство
Просмотров: 35392
Ответов: 132
19.04.2019 11:20:58
База данных "Штатные понятые и закупщики"
Просмотров: 217353
Ответов: 272
18.04.2019 11:25:51
Законотворчество (общая ветка)
Просмотров: 219049
Ответов: 602
17.04.2019 19:32:05
Европейский Суд (ЕСПЧ)
Просмотров: 356571
Ответов: 852
16.04.2019 08:08:18
Конституционный Суд
Просмотров: 82568
Ответов: 174
14.04.2019 16:55:26
Зачет сроков при исполнении наказания
Просмотров: 58892
Ответов: 54
Рекомендации