Главная Поиск Карта сайта
Поиск по сайту
Авторизация
Логин:
Пароль:
Регистрация
Забыли свой пароль?
Легализация
petition.jpg

Генпрокурор: следствие встало на путь убаюкивания

Генпрокурор: следствие встало на путь убаюкивания 20.03.2019 Юрий Чайка связал рост числа нарушений в работе СК с «убаюкиванием» прокуроров.  По словам генпрокурора, следственные органы повсеместно на запросы прокуратуры дают не соответствующие действительности ответы,  применяя «тактику убаюкивания».

В России постоянно растет число нарушений, допущенных следователями. За последние десять лет оно увеличилось более чем вдвое — с 535 тыс. до 1,3 млн в год, заявил, выступая на коллегии Генеральной прокуратуры, генпрокурор Юрий Чайка.

Одной из причин происходящего Чайка назвал повсеместное использование руководителями следственных органов «тактики убаюкивания» прокуроров: «Сегодня руководителями следственных органов повсеместно используется тактика убаюкивания прокуроров направлением не соответствующих действительности ответов об удовлетворении их актов реагирования». 


Цель такого подхода — «не выносить обсуждение допущенных нарушений на более высокий уровень, при этом «прокуроры порой не вникают в проблему либо не проявляют должной принципиальности», заявил Чайка.

Он в очередной раз призвал своих подчиненных жестко реагировать на попытки сокрытия следственными органами преступлений, в том числе путем ненаправления прокурорам необходимых материалов, и поручил провести полную ревизию дел.

К числу причин ухудшения качества расследования Чайка отнес также чрезмерно активное (до 70% всех дел) использование упрощенного порядка рассмотрения уголовных дел, при котором не проводится исследование доказательств.

«При малейшем сомнении в доказанности вины обвиняемого, подсудимого, правильности восприятия им обвинения и его последствий прокурорам следует требовать рассмотрения дела в обычном порядке», — подчеркнул Чайка, отметив, что сохранение статус-кво грозит в том числе «ошибками при решении судеб граждан».

текст доклада полностью

ИСТОРИЯ ПРОТИВОСТОЯНИЯ

Идея выделить следствие в отдельную структуру приходила в голову властям еще в советское время. Эти функции были распределены между прокуратурой и органами госбезопасности; позднее следственный аппарат был создан и в структуре МВД, так как оторванность следователей прокуратуры от оперативной работы создавала сложности в расследованиях. Суть дискуссии о структуре силовых органов коротко можно свести к тому, что если функции сосредоточены в каком-то одном ведомстве, то оно получает чрезмерные полномочия и слабо контролируется, если же их распределить, то ведомства начинают конкурировать между собой за влияние, к тому же им становится объективно трудно взаимодействовать.

В 2007 году в составе Генеральной прокуратуры в целях "совершенствования государственного управления в сфере исполнения законодательства", обеспечения независимости следствия и повышения его эффективности был создан Следственный комитет, к которому перешло производство следствия, в том числе в отношении спецсубъектов (чиновников, депутатов и так далее — важнейший рычаг политического влияния). За прокуратурой оставались только надзорные функции и поддержка гособвинения в судах. Хотя руководитель СКП имел ранг заместителя генпрокурора, де-факто его самостоятельность была высокой: назначался он не генпрокурором, а Советом Федерации по представлению президента, и отчитывался тоже не только перед непосредственным начальником, но и перед президентом и обеими палатами парламента.

Назначение на новый пост получил Александр Бастрыкин, до этого работавший в Минюсте и МВД, а за год до назначения получивший пост заместителя генпрокурора. Отношения между Бастрыкиным и Чайкой ухудшились уже тогда — Александру Бастрыкину генпрокурор поручил надзор за следствием, но приоритет в распоряжениях отдал другому заместителю, Виктору Гриню, который отвечал за предварительное расследование. Немаловажную роль в назначении, впрочем, наверняка сыграл и тот факт, что Бастрыкин был комсоргом группы на юрфаке ЛГУ, в которой учился Владимир Путин.

Как поссорились Юрий Яковлевич с Александром Ивановичем

Генеральному прокурору Юрию Чайке, естественно, не могло понравиться то, что его работу признали неэффективной. К тому же с самых первых дней наблюдатели заговорили о том, что статус "при прокуратуре" для СК временный, а в скором времени оно вырастет в отдельную структуру наподобие американского ФБР. Еще перед созданием новой структуры следователи, чтобы они не перешли в новую структуру, активно переводились в помощники прокуроров, на что обращал внимание Александр Бастрыкин. Он жаловался и на то, что из прокуратуры не спешат передавать следователям уголовные дела.

Хотя на словах оба руководителя заверяли, что мешать друг другу не будут, на практике получалось иначе. Критиковать СКП Юрий Чайка начал сразу же. В феврале 2008-го он заявил, что из 11 тыс. материалов проверок, направленных прокурорами в том числе в СКП, дела были возбуждены лишь в 2,7 тыс. случаев, а раньше их возбуждали десятками тысяч. Зато увеличилось и количество уголовных дел, которые прокуроры стали возвращать следователям для доработки. Среди них затем оказалось и дело о первом подрыве "Невского экспресса" — первое дело для Александра Бастрыкина в новом качестве, работу по которому сам он оценивал высоко (правда, первых подозреваемых пришлось отпустить). За полгода Генпрокуратура дважды проводила широкую проверку СКП, специально выискивая нарушения, так что Бастрыкин даже жаловался на тенденциозный характер проверки, которая носит провокационный характер и нацелена на поиск компромата.

Уже в марте 2008-го Юрий Чайка попросил вернуть Генпрокуратуре право возбуждать уголовные дела. Качество предварительного расследования, по его мнению, стремительно ухудшилось. Например, из-за того что следователи не были обязаны соглашаться с жалобами прокуроров. "Прокурорами выявлено почти 30 тыс. нарушений закона в ходе следствия, на треть увеличилось количество постановлений о возбуждении уголовных дел, признанных незаконными и отмененных прокурорами. По их требованию отменено более 67 тыс. постановлений следователей об отказе в возбуждении уголовных дел..." — говорил Юрий Чайка на заседании коллегии Генпрокуратуры в 2009-м.

Александр Бастрыкин не оставался в долгу, рассказывая о том, как плохо было организовано следствие до появления СК. "Мы встречали возмутительные случаи, когда серийные дела об убийствах детей прятались. А тогда ведь следствие было не у нас. Какова методика упрятывания таких серийных преступлений, вы знаете? Очень простая. Идет серия по городу, но ее в серию не объединяют. Дела распихиваются в районные прокуратуры и там благополучно хоронятся", — говорил он в одном из интервью.

Бокс в судах

Два ведомства регулярно входили в клинчи по поводу резонансных дел. СКП был создан в сентябре 2007 года, а уже в октябре, то есть через месяц, наступило время первого громкого конфликта. Он был связан с делом генерала ФСКН Александра Бульбова: Генпрокуратура потребовала освободить его из-под стражи, но безуспешно. В дальнейшем ведомство Юрия Чайки продолжало заступаться за Бульбова, уже более успешно (в итоге генерал получил 3 года условно за мошенничество).

Потом было дело заместителя министра финансов Сергея Сторчака — Генпрокуратура также отменяла постановления СКП о возбуждении уголовных дел против него и возвращала дела на доследование. Александр Бастрыкин очень старался, но в итоге чиновника пришлось освободить, а затем прекратить преследование "за отсутствием состава преступления". В деле об убийстве журналиста "Новой газеты" Анны Политковской присяжные признали обвиняемых невиновными, и следователи с прокурорами обвинили в провале друг друга: Александр Бастрыкин заявил, что прокуроры не смогли поддержать обвинение в суде, а Юрий Чайка — что недостатки были в работе следствия. Генпрокурор запрещал главе СКП возбуждать дело в отношении жены своего заместителя Александра Буксмана Ирины Буксман. Следователи подозревали, что он, еще будучи главой Мосрегистрации, незаконным образом способствовал прохождению своей супруги в нотариусы. Ей, правда, пришлось сложить с себя полномочия.

Надзорное ведомство любопытным образом засветилось и в деле экс-главы ГСУ СКП Дмитрия Довгия. Хотя его отстранил от должности сам Александр Бастрыкин после рапортов подчиненных Довгия, на суде и в интервью СМИ Дмитрий Довгий рассказывал, что неоднократно жаловался в Генпрокуратуру на незаконные распоряжения Бастрыкина по делам как раз Бульбова и Сторчака. Впрочем, защищать Довгия ведомство Юрия Чайки не решилось.

Генеральное сражение

Руководитель СКП тем временем весьма удачно делал ставку на громкие дела, даже несмотря на то что многие из них в итоге разваливались, и планомерно добивался самостоятельности для своего ведомства. Это произошло в 2010 году — Дмитрий Медведев подписал указ о создании Следственного комитета Российской Федерации. Ему перешли все здания и имущество СКП.

После этого самым скандальным эпизодом противостояния стало дело о подмосковных казино, разыгравшееся в 2011 году. Следственный комитет объявил о раскрытии сети нелегальных игорных заведений в Подмосковье. Хотя операцию проводили ФСБ и МВД, и полицейские тоже оказались замешаны в криминальных схемах, центральным стало обвинение именно прокуроров в "крышевании" казино. Генпрокуратура упорно отказывалась утверждать обвинительные заключения в отношении своих соратников, а следователи столь же упорно заводили новые дела. В итоге 14 прокуроров лишились должности, а апогея конфликт достиг, когда один из свидетелей назвал сына Юрия Чайки Артема Чайку причастным к организации казино, и следователи собрались вызывать его на допрос.

Мирить развоевавшихся силовиков пришлось Дмитрию Медведеву, который дважды публично делал внушения и наконец пригласил обоих руководителей к себе и пригрозил увольнением тем, кто "давит на следствие, привлекая СМИ" а равно и тем, кто замешивает в разборки детей. После этого Юрий Чайка был переутвержден в должности, а дело постепенно развалилось и никто не сел — в 2014 году были закрыты дела по последним двум фигурантам, так что следователи, можно сказать, проиграли.

Политические интриги

СКР быстро стал одной из самых влиятельных структур в России. Александр Бастрыкин с большим рвением поддерживал все политические инициативы Кремля, в частности по борьбе с коррупцией.

Однако планы по созданию суперведомства все-таки не реализовались. В 2012 году СМИ обсуждали проект закона, согласно которому СКР должен был поглотить следственные аппараты МВД и ФСКН. У полицейских предполагалось оставить только дознание по мелким делам. Но МВД удалось торпедировать инициативу, тем более что против была и ФСБ. Ничем не закончились пока и настойчивые предложения Александра Бастрыкина реформировать судебно-следственную систему, введя в нее понятие "объективной истины" и возложив на суд право сбора доказательств.

Хотя в открытую схватку после игорного дела ведомства больше не вступали, противостояние никуда не исчезло. Перетягивание полномочий продолжалось и продолжается до сих пор. Юрий Чайка не переставал критиковать следователей и напоминать об их бесконтрольности. И в результате добился того, что им вернули право надзирать за исполнением законов и соблюдением прав и свобод человека в самом СКР.

Признаки противостояния главных прокуроров и следователей нередко пытаются найти и в резонансных политических процессах. Взять, к примеру, дело оппозиционера Алексея Навального по "Кировлесу" — возобновить его Александр Бастрыкин распорядился публично, и многие считают, что это из-за случившейся чуть раньше атаки Навального на Бастрыкина из-за недвижимости в Чехии. Следователи "сшили" Навальному дело на 5 лет, и он даже успел получить приговор, но хотя прокурор поддерживал обвинение, на следующий день он же ходатайствовал об освобождении подсудимого под подписку о невыезде; затем срок заменили на условный. Правда, позже возобладала версия о том, что освободить Навального распоряжался Владимир Путин, так что здесь повода для войны вроде бы и не оказалось. Но в другом деле Навального, о краже картины, заместитель генпрокурора Виктор Гринь возвращал дело на доследование, не соглашаясь с выводами следствия, а Юрий Чайка поддерживал своего заместителя, споря с Бастрыкиным.

И когда недавно появилось скандальное расследование Навальным сомнительного бизнеса сыновей Юрия Чайки, в соцсетях некоторые блогеры немедленно стали выискивать в этом "руку Бастрыкина". Хотя для этого надо допустить совсем уж полный моральный релятивизм оппозиционера, который сначала рьяно разоблачал одного, а потом другого.

Итоги

Юрий Чайка так и не смог смириться со сложившимся положением. Периодически он предпринимает попытки вернуть себе всю полноту контроля. "Я вижу единый Следственный комитет, и он действительно должен быть при прокуратуре", - заявил он, отвечая на вопросы журналистов в 2018.

"Евросоюз создает спецпрокуратуру по образу и подобию советской прокуратуры, и с 2019 года прокурор возбуждает уголовное дело, расследует, поддерживает обвинение и направляет дело в суд. То, от чего мы ушли, мотивируя тем, что функции следствия и надзора надо разделить, совершив большую глупость, о чем я всегда говорю", - обосновывает свою линию Чайка.

В общем, надо признать, об итогах пока говорить преждевременно - убаюканные прокуратуры спят нервно, постоянно вздрагивая и капризно норовя выплюнуть пустышки "не соответствующих действительности ответов". 


Возврат к списку


Олег Москвин
Новости Антисуда можно получать ВКонтакте, в Фейсбуке, в Вотсапе и в Телеграм.
Плохiш
Путину это удобно. Разделяй и властвуй.


Наши  партнеры
Новое на форумах
05.12.2019 11:41:33
ПОПОЛНЕНИЕ ПОДБОРКИ ПОЛЕЗНЫХ СУДЕБНЫХ РЕШЕНИЙ
Просмотров: 79217
Ответов: 159
01.12.2019 17:12:47
НАРКОПРЕСТУПЛЕНИЯ НАРКОПОЛИЦИИ
Просмотров: 70052
Ответов: 252
01.12.2019 15:57:43
Законопроект о пропаганде наркотиков
Просмотров: 5042
Ответов: 14
28.11.2019 17:23:51
Апелляционное, кассационное и надзорное производство
Просмотров: 41537
Ответов: 144
25.11.2019 10:06:20
Экспертиза
Просмотров: 187070
Ответов: 716
21.11.2019 19:03:03
Помогите, пожалуйста, советом!
Просмотров: 131444
Ответов: 497
21.11.2019 18:49:41
Европейский Суд (ЕСПЧ)
Просмотров: 379762
Ответов: 887
Рекомендации