Главная Поиск Карта сайта
Поиск по сайту
Авторизация
Логин:
Пароль:
Регистрация
Забыли свой пароль?
Легализация
petition.jpg

Об отказе в принятии к рассмотрению жалоб граждан Борисова Андрея Константиновича и Гладкова Владимира Михайловича на нарушение их конституционных прав частью второй статьи 49 и статьями 237, 244 и 248 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации





 К разделу "Полезные судебные решения" имеют доступ обладатели PRO-аккаунта.

Пополнения базы анонсируются в ветке Пополнение подборки полезных судебных решений, на обновления которой можно подписаться штатными инструментами форума.


Определение Конституционного Суда РФ от 26 апреля 2016 г. N 708-О
"Об отказе в принятии к рассмотрению жалоб граждан Борисова Андрея Константиновича и Гладкова Владимира Михайловича на нарушение их конституционных прав частью второй статьи 49 и статьями 237, 244 и 248 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации"

Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей К.В. Арановского, А.И. Бойцова, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, Г.А. Жилина, С.М. Казанцева, М.И. Клеандрова, С.Д. Князева, А.Н. Кокотова, Л.О. Красавчиковой, С.П. Маврина, Н.В. Мельникова, Ю.Д. Рудкина, О.С. Хохряковой, В.Г. Ярославцева,

рассмотрев вопрос о возможности принятия жалоб граждан А.К. Борисова и В.М. Гладкова к рассмотрению в заседании Конституционного Суда Российской Федерации, установил:

1. В своих жалобах в Конституционный Суд Российской Федерации граждане А.К. Борисов и В.М. Гладков просят признать не соответствующими статьям 2, 10, 15, 17, 18, 19 (часть 1), 21, 24, 29, 37, 45, 46 (части 1 и 2), 48, 54 (часть 1), 55 (части 2 и 3) и 123 Конституции Российской Федерации часть вторую статьи 49 "Защитник" и статьи 237 "Возвращение уголовного дела прокурору", 244 "Равенство прав сторон" и 248 "Участие защитника" УПК Российской Федерации.

15 декабря 2015 года судья районного суда направил начальнику следственного изолятора письмо, содержащее просьбу ограничить доступ В.М. Гладкова, ранее допущенного наряду с адвокатом к участию в уголовном деле в отношении А.К. Борисова в качестве его защитника, в следственный изолятор для общения с ним, поскольку, согласно тексту письма, полномочия В.М. Гладкова - по смыслу части второй статьи 49 УПК Российской Федерации - прекратились вследствие возвращения уголовного дела прокурору в порядке статьи 237 данного Кодекса, т.е. на досудебную стадию, а после нового поступления дела в суд первой инстанции вопрос о допуске к участию в деле не разрешался. С приведенными доводами согласились председатели как районного, так и областного судов.

Постановлением рассматривающего указанное уголовное дело районного суда от 18 января 2016 года в удовлетворении вновь заявленного подсудимым ходатайства о допуске В.М. Гладкова в качестве защитника было отказано. Впоследствии же В.М. Гладков был привлечен к административной ответственности по статье 17.3 "Неисполнение распоряжения судьи или судебного пристава по обеспечению установленного порядка деятельности судов" КоАП Российской Федерации за попытку войти в зал судебного разбирательства наряду с адвокатами, сопровождавшуюся нарушением правил поведения в суде и неподчинением требованиям судебного пристава (постановление мирового судьи от 16 февраля 2016 года).

По утверждению заявителей, оспариваемые законоположения по смыслу, придаваемому им правоприменительной практикой, позволяют суду после повторного поступления уголовного дела от прокурора, которому оно возвращалось для устранения препятствий к его рассмотрению, произвольно и без вынесения соответствующего судебного решения прекращать полномочия лица в качестве защитника, участвующего в производстве по уголовному делу наряду с адвокатом, а также отдавать судебным приставам устные распоряжения о запрете допуска такого лица в зал судебного заседания и тем самым нарушают его право на труд и право подсудимого на получение юридической помощи.

2. Конституционный Суд Российской Федерации, изучив представленные материалы, не находит оснований для принятия данных жалоб к рассмотрению.

2.1. Согласно Конституции Российской Федерации каждому гарантируется право на получение квалифицированной юридической помощи; каждый задержанный, заключенный под стражу, обвиняемый в совершении преступления имеет право пользоваться помощью адвоката (защитника) с момента соответственно задержания, заключения под стражу или предъявления обвинения (статья 48); в то же время каждый вправе защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом (статья 45, часть 2), не нарушая при этом права и свободы других лиц (статья 17, часть 3). Тем самым принадлежащие лицу, подвергнутому уголовному преследованию, право на защиту и право на квалифицированную юридическую помощь не могут осуществляться противоправным способом.

Конституционный Суд Российской Федерации неоднократно подчеркивал, что закрепленное в статье 48 Конституции Российской Федерации право не означает возможность подозреваемого или обвиняемого выбирать в качестве защитника любое лицо по своему усмотрению и не предполагает участие в уголовном процессе любого лица в качестве защитника; гарантируя каждому, в том числе подозреваемому и обвиняемому, право на получение именно квалифицированной юридической помощи, государство может устанавливать с этой целью определенные профессиональные и иные квалификационные требования к лицам, уполномоченным на оказание такой помощи; участие в качестве защитника в ходе предварительного расследования уголовного дела любого лица по выбору подозреваемого или обвиняемого может привести к тому, что защитником окажется лицо, не обладающее необходимыми профессиональными навыками, а это несовместимо с задачами правосудия и обязанностью государства гарантировать каждому квалифицированную юридическую помощь (Постановление от 28 января 1997 года N 2-П; определения от 20 ноября 2008 года N 858-О-О, от 24 декабря 2013 года N 1931-О, от 24 марта 2015 года N 589-О, от 16 июля 2015 года N 1551-О и др.). Таким образом, по смыслу части второй статьи 49 УПК Российской Федерации, а также правовых позиций Конституционного Суда Российской Федерации и Верховного Суда Российской Федерации (пункт 10 постановления Пленума ВерховногоСуда Российской Федерации от 30 июня 2015 года N 29 "О практике применения судами законодательства, обеспечивающего право на защиту в уголовном судопроизводстве"), защиту в досудебном производстве по уголовному делу вправе осуществлять только адвокат.

Вместе с тем применительно к судебной стадии уголовного процесса одним из способов защиты от предъявленного обвинения, который не только не запрещен, но и прямо закреплен частью второй статьи 49 УПК Российской Федерации, является приглашение для участия в судебном заседании по ходатайству обвиняемого в качестве защитника наряду с адвокатом одного из его близких родственников или иного лица, которое допускается к такому участию по определению или постановлению суда; при производстве у мирового судьи указанное лицо допускается и вместо адвоката. Как неоднократно отмечал Конституционный Суд Российской Федерации, отказ суда в предоставлении обвиняемому возможности воспользоваться этим способом и тем самым ограничение гарантируемого статьей 45 (часть 2) Конституции Российской Федерации права могут иметь место лишь при наличии существенных к тому оснований; часть вторая статьи 49 УПК Российской Федерации не предполагает право суда произвольно - без учета иных положений данного Кодекса, обстоятельств конкретного дела и особенностей личности приглашаемого в качестве защитника - отклонять соответствующее ходатайство обвиняемого (определения от 22 апреля 2005 года N 208-О, от 11 июля 2006 года N 268-О, от 15 ноября 2007 года N 928-О-О, от 18 декабря 2007 года N 917-О-О, от 19 февраля 2009 года N 152-О-О, от 22 апреля 2010 года N 486-О-О, от 21 апреля 2011 года N 577-О-О, от 29 сентября 2011 года N 1193-О-О, от 28 мая 2013 года N 696-О, от 20 февраля 2014 года N 227-О, от 23 декабря 2014 года N 2812-О, от 21 мая 2015 года N 1098-О, от 27 октября 2015 года N 2319-О и др.).

Такой же позиции придерживается и Верховный Суд Российской Федерации, разъяснивший судам, что при разрешении ходатайства о допуске одного из близких родственников или иного лица в качестве защитника следует не только проверять отсутствие обстоятельств, указанных в статье 72 УПК Российской Федерации и исключающих участие в производстве по уголовному делу, но и иметь в виду характер, особенности обвинения, а также согласие и возможность данного лица осуществлять в установленном законом порядке защиту прав и интересов обвиняемого и оказывать ему юридическую помощь при производстве по делу; решение об отказе в удовлетворении ходатайства должно быть мотивированным (пункт 11 постановления Пленума Верховного  Суда Российской Федерации от 30 июня 2015 года N 29).

Соответственно, поскольку именно суд своим определением или постановлением разрешает вопрос о возможности участия в судебном заседании в качестве защитника наряду с адвокатом одного из близких родственников обвиняемого или иного лица, постольку суд - исходя из конституционного требования о реализации права защищать свои права и свободы способами, не запрещенными законом, и не нарушая права и свободы других лиц - вправе не допустить к участию в деле лицо, о допуске которого в качестве защитника ходатайствует обвиняемый, если поведение такого лица, в частности нарушение им порядка в судебном заседании либо неподчинение распоряжениям председательствующего или судебного пристава, свидетельствует о злоупотреблении правом с его стороны, о неуважении к суду, препятствует надлежащему отправлению правосудия и осуществлению иными участниками процесса своих прав и обязанностей, о чем суд выносит определение или постановление в том же порядке, что и о допуске к участию в деле.

2.2. По смыслу статей 49, 51, 52 и 72 УПК Российской Федерации и в силу правовых позиций, изложенных в решениях Конституционного Суда Российской Федерации, лицо, допущенное к участию в уголовном деле в качестве защитника, сохраняет свои уголовно-процессуальные права и обязанности до тех пор, пока судом не будет принят отказ обвиняемого от данного защитника или суд не примет решение о его отводе (отстранении от участия в деле) (определения от 24 июня 2008 года N 453-О-О, от 25 декабря 2008 года N 871-О-О, от 28 мая 2009 года N 803-О-О, от 13 октября 2009 года N 1107-О-О, от 25 сентября 2014 года N 1916-О и др.). Лицо, не являющееся адвокатом и допущенное к участию в суде первой инстанции в качестве защитника, вправе обжаловать судебное решение в апелляционном порядке и принять участие в заседании суда апелляционной инстанции; если же такое лицо не принимало участия в суде первой инстанции, то в суде апелляционной инстанции оно по определению или постановлению суда может быть допущено в качестве защитника лишь наряду с адвокатом (пункт 3 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27 ноября 2012 года N 26 "О применении норм Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, регулирующих производство в суде апелляционной инстанции").

С учетом приведенных правовых позиций Конституционного Суда Российской Федерации и Верховного Суда Российской Федерации это означает, что статус защитника не требует дополнительного подтверждения судом в последующих судебных стадиях производства по уголовному делу только тогда, когда указанное лицо принимало участие в качестве защитника в суде первой (предыдущей) инстанции.

Однако при возвращении уголовного дела прокурору для устранения препятствий его рассмотрения судом согласно частям первой и первой.2 статьи 237 УПК Российской Федерации неустранимость в судебном производстве процессуальных нарушений, имевших место на стадии предварительного расследования, предполагает проведение необходимых следственных и иных процессуальных действий в процедурах досудебного производства по уголовному делу, а потому - по смыслу взаимосвязанных положений статей 49 и 237 данного Кодекса и сформулированных Конституционным Судом Российской Федерации правовых позиций, а также принимая во внимание, что конституционные принципы правосудия требуют неукоснительного следования процедуре уголовного судопроизводства, гарантирующей соблюдение процессуальных прав его участников, и что однородные по своей юридической природе отношения должны регулироваться схожим образом, - защиту обвиняемого на данном этапе уголовного процесса вправе осуществлять лишь адвокат.

Иное приводило бы к тому, что в случае возвращения уголовного дела прокурору мировым судьей, к производству у которого в качестве защитника лицо допущено вместо адвоката, нарушались бы общие требования к квалификации защитника на досудебной стадии производства по уголовному делу, происходила бы подмена отвечающего данным требованиям адвоката, чьи обязательства перед доверителем и ответственность за их неисполнение или ненадлежащее исполнение закреплены законодательно, непрофессиональным защитником, а значит, снижались бы гарантии обеспечения права обвиняемого на получение именно квалифицированной юридической помощи по сравнению с обвиняемыми, прибегнувшими к помощи адвоката. Участие же в деле, возвращенном прокурору, защитника, допущенного к участию в судебном заседании наряду с адвокатом, также способно повлечь нарушения принципа равенства, снижение указанных гарантий - ввиду неопределенности правового статуса такого лица, степени его самостоятельности как защитника на досудебной стадии судопроизводства.

Приведение процедуры предварительного расследования в соответствие с требованиями уголовно-процессуального закона, создание предпосылок для правильного применения норм уголовного закона дают возможность после устранения выявленных процессуальных нарушений вновь направить дело в суд для рассмотрения по существу. При этом уголовное дело поступает в суд первой инстанции для нового судебного разбирательства, что предполагает прохождение всех его необходимых стадий, а также исследование конкретных обстоятельств дела, которые могли претерпеть изменения, в том числе характера и особенностей обвинения, подсудности дела и пр. Принимая уголовное дело к своему производству, суд в силу части первой статьи 11 УПК Российской Федерации обязан разъяснить подсудимому его право на приглашение выбранного им защитника, а разрешая вопрос о наличии или отсутствии обстоятельств, препятствующих участию в деле приглашенного в качестве защитника лица, суд не может не учитывать прежнее судебное решение, которым это лицо было допущено к участию в судебном заседании. Сама же процедура разрешения судом вопроса о допуске к участию в деле в качестве защитника близкого родственника обвиняемого или иного лица направлена на защиту прав и законных интересов обвиняемого и не может расцениваться в качестве нарушения или ограничения его права на защиту, притом что решение суда об отказе в допуске в качестве защитника должно быть мотивированным и может быть обжаловано заинтересованными лицами в вышестоящий суд (определения Конституционного Суда Российской Федерации от 14 октября 2004 года N 333-О, от 24 сентября 2012 года N 1796-О, от 25 сентября 2014 года N 1916-О и др.).

Соответственно, часть вторая статьи 49 УПК Российской Федерации права заявителей в их конкретном деле и в обозначенном ими аспекте не нарушает.

2.3. Что касается статей 237 и 244 УПК Российской Федерации, закрепляющих условия для возвращения судом уголовного дела прокурору в целях устранения препятствий его рассмотрения и принцип равенства прав сторон в судебном заседании, то данные нормы не регламентируют порядок обеспечения обвиняемого квалифицированной юридической помощью защитника, равно как и условия и порядок допуска лиц в зал судебного заседания. Возможность присутствия в открытом судебном заседании лиц, не являющихся участниками процесса, предусмотрена частью первой статьи 241 данного Кодекса (пункт 4 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 13 декабря 2012 года N 35 "Об открытости и гласности судопроизводства и о доступе к информации о деятельности судов").

Статья же 248 УПК Российской Федерации, определяющая права защитника в судебном заседании и последствия его неявки либо замены, направлена на обеспечение права обвиняемого на защиту и тем самым также не может расцениваться в качестве нарушающей конституционные права заявителей.

При этом положения Конституции Российской Федерации, гарантирующие каждому право свободно распоряжаться своими способностями, выбирать род деятельности и профессию, в том числе заниматься не запрещенной законом экономической деятельностью, не исключают того, что законодателем могут устанавливаться особые условия, при которых допускаются занятия той или иной деятельностью, в особенности если эта деятельность сопряжена с обеспечением (в том числе в сфере уголовного судопроизводства) конституционных прав и свобод других граждан. Установление таких условий применительно к осуществляемой в рамках уголовного судопроизводства деятельности по защите прав и законных интересов подозреваемых и обвиняемых обусловливается особым правовым статусом этих участников уголовного судопроизводства, а также значимостью тех последствий, которые могут для них наступить как в ходе производства по уголовному делу, так и по его завершении. Данные условия могут касаться как порядка вступления в уголовное дело тех или иных лиц, призванных осуществлять функцию защиты, так и квалификационной характеристики таких лиц. Недопущение определенного лица к участию в деле в качестве защитника ввиду его несоответствия предусмотренным требованиям не является нарушением прав, гарантируемых статьями 19 (части 1 и 2), 34 (часть 1) и 37 (часть 1) Конституции Российской Федерации (определения Конституционного Суда Российской Федерации от 15 июля 2004 года N 271-О, от 15 ноября 2007 года N 926-О-О и N 928-О-О, от 20 июня 2006 года N 242-О).

Таким образом, жалобы А.К. Борисова и В.М. Гладкова, как не отвечающие критерию допустимости, закрепленному в Федеральном конституционном законе "О Конституционном Суде Российской Федерации", не могут быть приняты Конституционным Судом Российской Федерации к рассмотрению.

Исходя из изложенного и руководствуясь пунктом 2 статьи 43, частью первой статьи 79, статьями 96 и 97 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", Конституционный Суд Российской Федерации определил:

1. Отказать в принятии к рассмотрению жалоб граждан Борисова Андрея Константиновича и Гладкова Владимира Михайловича, поскольку они не отвечают требованиям Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", в соответствии с которыми жалоба в Конституционный Суд Российской Федерации признается допустимой.

2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данным жалобам окончательно и обжалованию не подлежит.

Председатель
Конституционного Суда
Российской Федерации

В.Д. Зорькин





Возврат к списку



Наши  партнеры
Новое на форумах
15.02.2019 07:38:33
Вещдоки
Просмотров: 161662
Ответов: 429
15.02.2019 07:07:41
Законопроект о принудительных работах
Просмотров: 82213
Ответов: 186
14.02.2019 19:42:18
Законопроект о зачете времени, проведенном в СИЗО
Просмотров: 310788
Ответов: 423
14.02.2019 19:26:44
Помогите, пожалуйста, советом!
Просмотров: 107251
Ответов: 430
14.02.2019 08:01:01
Европейский Суд (ЕСПЧ)
Просмотров: 348323
Ответов: 816
13.02.2019 20:01:39
Пополнение подборки полезных судебных решений
Просмотров: 49708
Ответов: 106
13.02.2019 18:21:23
Законотворчество (общая ветка)
Просмотров: 217048
Ответов: 601
Рекомендации