Главная Поиск Карта сайта
Поиск по сайту
Авторизация
Логин:
Пароль:
Регистрация
Забыли свой пароль?
Легализация
petition.jpg

Отказ в вызове свидетеля





 К разделу "Полезные судебные решения" имеют доступ обладатели PRO-аккаунта.

Пополнения базы анонсируются в ветке Пополнение подборки полезных судебных решений, на обновления которой можно подписаться штатными инструментами форума.


 [неофициальный перевод] <*>

 

ЕВРОПЕЙСКИЙ СУД ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА

 

ПЯТАЯ СЕКЦИЯ

 

ДЕЛО "ПОЛЯКОВ (POLYAKOV)

ПРОТИВ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ"

(Жалоба N 77018/01)

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

 

(Страсбург, 29 января 2009 года)

 

--------------------------------

<*> Перевод на русский язык Николаева Г.А.

 

По делу "Поляков против Российской Федерации" Европейский Суд по правам человека (Пятая Секция) <*>, заседая Палатой в составе:

Пэра Лоренсена, Председателя Палаты,

Райта Марусте,

Карела Юнгвирта,

Анатолия Ковлера,

Марка Виллигера,

Изабель Берро-Лефевр,

Мирьяны Лазаровы Трайковски, судей,

а также при участии Клаудии Вестердик, Секретаря Секции Суда,

заседая за закрытыми дверями 6 января 2009 г.,

вынес в указанный день следующее Постановление:

--------------------------------

<*> В оригинале ошибочно указана Первая Секция (прим. переводчика).

 

Процедура

 

1. Дело было инициировано жалобой N 77018/01, поданной против Российской Федерации в Европейский Суд по правам человека (далее - Европейский Суд) в соответствии со статьей 34 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (далее - Конвенция) гражданином Российской Федерации Валентином Валерьевичем Поляковым (далее - заявитель) 18 июля 2001 г.

2. Интересы заявителя представлял А. Манов, адвокат, практикующий в г. Москве. Власти Российской Федерации были представлены бывшим Уполномоченным Российской Федерации при Европейском Суде по правам человека П.А. Лаптевым.

3. 3 июня 2005 г. Европейский Суд коммуницировал жалобу властям Российской Федерации. В соответствии с пунктом 3 статьи 29 Конвенции Европейский Суд решил рассмотреть данную жалобу одновременно по вопросу приемлемости и по существу. Власти Российской Федерации возражали против одновременного рассмотрения жалобы по вопросу приемлемости и по существу. Рассмотрев возражения властей Российской Федерации, Европейский Суд отклонил их.

 

Факты

 

I. Обстоятельства дела

 

4. Заявитель родился в 1979 году и в настоящее время отбывает срок лишения свободы в Тверской области.

 

A. Задержание заявителя и предполагаемое

жестокое обращение

 

5. 21 октября 1999 г. заявитель был задержан сотрудниками милиции Н. и О. По его словам, они избили его, и несколько прохожих, которые не поняли, что его избивали сотрудники правоохранительных органов, вызвали милицию. Согласно письму от 23 мая 2000 г., представленному властями Российской Федерации, Управление внутренних дел г. Москвы сообщило представителю заявителя, что 21 октября 1999 г. на место, где заявитель был задержан, милицию не вызывали.

6. После задержания заявитель был доставлен в больницу, где врач поставил ему диагноз "травма; синяк на левой голени; травма левого плеча". После этого заявитель был доставлен в отделение милиции и содержался там в течение трех дней по подозрению в незаконном сбыте наркотиков.

7. Заявитель подал жалобу прокурору на жестокость сотрудников милиции. Как следует из копии постановления от 17 марта 2000 г., представленной властями Российской Федерации, Черемушкинская прокуратура г. Москвы отказала в возбуждении уголовного дела против милиционеров Н. и О. Она установила, что заявитель сопротивлялся законному задержанию, размахивая руками и пытаясь убежать. Таким образом, сотрудники вынуждены были надеть на него наручники. Следователь, которой в тот период было поручено уголовное дело заявителя, утверждала, что заявитель не сообщал ей ни о каких насильственных действиях, примененных к нему. Очевидно, заявителя не информировали о постановлении от 17 марта 2000 г. Согласно заявлению властей Российской Федерации это постановление было отменено в октябре 2005 г., и было назначено дальнейшее расследование. Результат этого расследования остается неясным.

8. Заявитель затрагивал вопрос о жестоком обращении во время судебного разбирательства (см. § 11 и 15 настоящего Постановления).

 

B. Судебное разбирательство

 

9. Заявителю было предъявлено обвинение в сбыте наркотиков. Заявителю вменялись в вину следующие действия:

- в неустановленную дату он приобрел героин в крупном размере и 19 октября 1999 г. продал его У.;

- в неустановленную дату он приобрел героин в крупном размере и 21 октября 1999 г. попытался продать его У., но сотрудники милиции воспрепятствовали этому.

10. 22 и 23 октября 1999 г. заявитель был допрошен относительно предъявленных ему обвинений. Ему не был предоставлен адвокат, так как ранее он отказался от юридической помощи. 24 октября 1999 г. заявитель был освобожден под подписку о невыезде. В неустановленную дату он привлек адвоката и нескольких юристов.

11. Во время судебного разбирательства заявитель утверждал, что он провел весь день 19 октября 1999 г. дома. 20 октября У. звонила ему, но из-за недостатка времени он назначил ей встречу на следующий день. По-видимому, сотрудники милиции прослушивали этот разговор посредством второй телефонной трубки. По словам заявителя, 21 октября 1999 г., во время его встречи с У., к нему подошли сотрудники милиции, которые насильственно уложили его на землю, надели на него наручники и избили.

12. 12 октября 2000 г. заявитель просил суд первой инстанции вызвать Б., С. и Р., которые, по его словам, могли подтвердить, что "он находился дома весь день 19 октября 1999 г. и что он не встречался с У. в тот день". Суд отклонил это ходатайство как преждевременное. Заявитель повторил ходатайство на заседании 25 октября 2000 г. и также попросил вызвать Т., его тетю, которая предположительно была с ним дома 19 октября 1999 г. Суд отклонил оба ходатайства как "преждевременные и необоснованные". На заседании 16 ноября 2000 г. представитель заявителя снова просил вызвать Б., С. и другое неустановленное лицо (очевидно, Р.), и П. Как видно из протокола заседания, суд решил, что "необходимость допроса этих лиц отсутствует". После этого заявитель безуспешно просил приобщить к делу письменные показания Б., С. и И., подтверждающие алиби заявителя на 19 октября 1999 г. Обвинение не возражало против вышеупомянутых ходатайств защиты.

13. Заявитель также ходатайствовал о допросе Т., которая присутствовала во время задержания У. и могла подтвердить, что У. никогда не говорила, что заявитель продавал ей наркотики. Суд первой инстанции отклонил ходатайство. Согласно заявлению властей Российской Федерации Т. была упомянута в списке лиц, вызванных в качестве свидетелей, но не явилась в судебное заседание.

14. Приговором от 20 ноября 2000 г. Черемушкинский районный суд г. Москвы признал заявителя виновным в незаконном приобретении и хранении наркотиков с целью их продажи и продаже наркотиков в крупном размере. Суд приговорил его к девяти годам лишения свободы. Он обосновал свои выводы следующими доказательствами:

i) показаниями сотрудников милиции, задержавших заявителя 21 октября 1999 г. Они утверждали, что 19 октября 1999 г. задержали У., подвергли личному обыску и изъяли наркотики в крупном размере. У. утверждала, что приобрела наркотики у заявителя, и предложила содействовать милиции в задержании заявителя. Она позвонила заявителю по телефону и попросила наркотики. Заявитель согласился и назначил встречу на 21 октября 1999 г. Во время этой встречи милиция задержала заявителя, обыскала его и изъяла наркотики в крупном размере;

ii) показаниями У., данными на предварительном следствии, в которых она подтвердила показания сотрудников. В судебном заседании У. отказалась от своих прежних показаний;

iii) показаниями свидетелей, которые присутствовали во время задержания заявителя и обыска 21 октября 1999 г. и подтвердили, что у заявителя были изъяты наркотики в крупном размере;

iv) показаниями понятой С., которая присутствовала при задержании У. 19 октября 1999 г. в своих показаниях, данных на предварительном следствии, С. подтвердила показания сотрудников. Однако в судебном заседании она частично отказалась от них, заявив, что не слышала, как У. упоминала имя заявителя, и что она подписала чистый лист бумаги, который впоследствии был заполнен милиционерами;

v) протоколами задержания и обыска заявителя и У.;

vi) заключениями экспертизы, подтверждающими, что вещество, изъятое у заявителя и У., являлось героином;

vii) заключением по результатам медицинского освидетельствования заявителя, согласно которому заявитель был в состоянии наркотического опьянения.

15. Суд отклонил доводы заявителя о жестоком обращении со ссылкой на показания сотрудников милиции и постановление прокурора об отказе в возбуждении уголовного дела против них.

16. Заявитель обжаловал приговор, в частности, указав в дополнении к кассационной жалобе следующее:

"Суд произвольно отклонил ходатайство защиты о допросе в качестве свидетелей И., Р., Б. и трех других лиц, которые могли подтвердить алиби (заявителя), а именно его пребывание дома между полуднем и 15.00 19 октября 1999 г. Это опровергает его причастность к преступлению, которое вменяет ему сторона обвинения на основе показаний У. На предварительном следствии, данных под давлением... Иные доказательства вины заявителя не представлены...".

21 февраля 2001 г. Московский городской суд оставил приговор без изменения. Он не придал значения отказу суда первой инстанции в допросе свидетелей со стороны заявителя.

17. 6 февраля 2003 г. президиум городского суда, рассмотрев дело в порядке надзора, уменьшил срок наказания заявителя до семи лет лишения свободы. 22 апреля 2004 г. Верховный Суд Российской Федерации рассмотрел надзорную жалобу заявителя. Он установил, что не добыто прямых доказательств того, что заявитель имел намерение продать героин У. 21 октября 1999 г. Верховный Суд оставил в силе приговор заявителя в части приобретения и хранения героина 21 октября 1999 г., и в связи с эпизодом 19 октября 1999 г. Верховный Суд уменьшил срок наказания до четырех с половиной лет лишения свободы.

 

II. Применимое национальное законодательство

 

18. Согласно Уголовно-процессуальному кодексу РСФСР (УПК), действовавшему в период, относящийся к обстоятельствам дела, к обвинительному заключению прилагается список лиц, подлежащих, по мнению следователя, вызову в судебное заседание (статья 206).

19. При разрешении вопроса о назначении судебного заседания судья обязан рассмотреть все ходатайства и решить, в частности, вопрос о лицах, подлежащих вызову в качестве свидетелей (статьи 223 и 228 УПК). В случае отказа такие ходатайства могут быть вновь заявлены на заседании; ходатайства о вызове дополнительных свидетелей и истребовании других доказательств подлежат удовлетворению во всех случаях (статья 223). На слушании судья должен опросить стороны, имеются ли у них ходатайства о вызове новых свидетелей или представлении новых доказательств (статья 276). Сторона, заявившая ходатайство, обязана указать, для установления каких именно обстоятельств необходимы дополнительные доказательства; рассмотрев ходатайство, судья должен удовлетворить его или вынести мотивированное определение об отказе в удовлетворении заявленного ходатайства (там же).

20. При рассмотрении дела в кассационном порядке суд проверяет законность и обоснованность приговора суда первой инстанции по имеющимся в деле и дополнительно представленным материалам (статья 332 УПК). Суд не связан доводами кассационной жалобы или протеста и проверяет дело в полном объеме (там же). В подтверждение или опровержение доводов, приведенных в жалобе или протесте, в кассационную инстанцию могли быть представлены дополнительные материалы как до, так и во время рассмотрения дела, но до дачи заключения прокурором (статья 337).

21. Уголовно-процессуальный кодекс, действующий с 2002 года, предусматривает возможность возобновления производства по уголовному делу в связи с установленным Европейским Судом по правам человека нарушением положений Конвенции (статья 413).

 

Право

 

I. Предполагаемое нарушение статьи 3 Конвенции

 

22. Заявитель жаловался на то, что он был избит сотрудниками милиции 21 октября 1999 г. в нарушение статьи 3 Конвенции, которая предусматривает следующее:

"Никто не должен подвергаться ни пыткам, ни бесчеловечному или унижающему достоинство обращению или наказанию".

23. Власти Российской Федерации утверждали, что заявитель оказал сопротивление законному задержанию, и к нему были применены наручники. После первоначального отказа в возбуждении уголовного дела против сотрудников милиции Н. и О. в 2000 году разбирательство возобновилось в 2005 году и продолжается до сих пор.

24. Заявитель не представил уточнений по этому вопросу.

25. Европейский Суд напоминает, что статья 3 Конвенции в абсолютных выражениях запрещает пытки или бесчеловечное или унижающее достоинство обращение или наказание. Статья 3 Конвенции не запрещает применение силы для осуществления законного задержания, но сила должна применяться только в необходимых случаях и не должна быть чрезмерной (см. Постановление Европейского Суда от 12 апреля 2007 г. по делу "Иван Василев против Болгарии" (Ivan Vasilev v. Bulgaria), жалоба N 48130/99, § 63, с дополнительными ссылками; и Решение Европейского Суда от 6 ноября 2007 г. по делу "Пелецкас против Литвы" (Peleckas v. Lithuania), жалоба N 18293/03). Любое использование силы, которое не является строго необходимым в связи с поведением лица, умаляет человеческое достоинство и в принципе нарушает право, гарантированное статьей 3 Конвенции. Чтобы попасть в сферу действия статьи 3 Конвенции, жестокое обращение должно достигнуть минимального уровня суровости, оценка которого зависит от всех обстоятельств дела, таких, как длительность обращения, его физические и психологические последствия и, в некоторых случаях, пол, возраст и состояние здоровья жертвы (см. Постановление Европейского Суда от 18 января 1978 г. по делу "Ирландия против Соединенного Королевства" (Ireland v. United Kingdom), Series A, N 25, p. 65, § 162). При оценке доказательств Европейский Суд, как правило, применяет стандарт доказывания "вне всякого разумного сомнения". Однако доказывание может строиться на совокупности достаточно надежных, четких и последовательных предположений или аналогичных неопровергнутых фактических презумпций. Если рассматриваемые события в целом или в большей степени относятся к сфере исключительной компетенции властей, как в случае с лицами, находящимися под контролем властей под стражей, возникают обоснованные презумпции фактов в отношении травм, полученных во время содержания под стражей. Действительно, можно считать, что на властях лежит бремя доказывания с целью представить достаточное и убедительное объяснение (см. Постановление Европейского Суда от 24 мая 2007 г. по делу "Зелилоф против Греции" (Zelilof v. Greece), жалоба N 17060/03, § 44).

26. Стороны представили различные версии задержания заявителя. Заявитель утверждал, что он был избит во время и непосредственно после задержания. Во время судебного разбирательства он указывал, что сотрудники милиции насильственно прижали его к земле, заковали в наручники и избили. Насколько можно видеть из медицинского заключения, представленного заявителем, после задержания у него имелся синяк на левой голени и травма левого плеча (см. § 6 настоящего Постановления). Хотя Европейский Суд не исключает, что заявитель мог претерпеть их во время задержания, не представлено достаточных и согласующихся доказательств, подкрепляющих утверждение заявителя о жестоком обращении со стороны милиции. Соответственно, Европейский Суд не может установить, вне всякого разумного сомнения, что жалоба заявителя является достаточно обоснованной. В целом Европейский Суд имеет сомнения относительно того, являлось ли при данных обстоятельствах дела применение силы милицией избыточным, и достигли ли травмы, полученные заявителем, уровня, требуемого статьей 3 Конвенции. Наконец, Европейский Суд отмечает, что стороны не представили материалов относительно хода расследования после его возобновления в 2005 году. Отсюда следует, что жалоба является явно необоснованной и подлежит отклонению в соответствии с пунктами 3 и 4 статьи 35 Конвенции.

 

II. Предполагаемое нарушение

подпункта "d" пункта 3 статьи 6 Конвенции

 

27. Заявитель обжаловал со ссылкой на подпункт "d" пункта 3 статьи 6 Конвенции произвольное отклонение судами страны его ходатайств о допросе ряда свидетелей, чьи показания могли подтвердить его алиби в отношении событий 19 октября 1999 г. Это положение в соответствующей части предусматривает следующее:

"3. Каждый обвиняемый в совершении уголовного преступления имеет как минимум следующие права:

d)...иметь право на вызов и допрос свидетелей в его пользу на тех же условиях, что и для свидетелей, показывающих против него...".

 

A. Приемлемость жалобы

 

28. Европейский Суд отмечает, что жалоба в данной части не является явно необоснованной в значении пункта 3 статьи 35 Конвенции. Он также отмечает, что жалоба не является неприемлемой по каким-либо другим основаниям. Следовательно, жалоба должна быть объявлена приемлемой.

 

B. Существо жалобы

 

29. Власти Российской Федерации указывали, что заявитель мог затронуть этот вопрос во время предварительного следствия. Суд первой инстанции отклонил его ходатайство о вызове свидетелей как необоснованное. Заявитель и его представители не выдвинули возражений относительно завершения судебного разбирательства в их отсутствие. Суд кассационной инстанции не имел полномочий для допроса свидетелей, но в случае необходимости мог возвратить дело для дополнительного расследования (см. § 20 настоящего Постановления).

30. Заявитель поддержал свои требования.

31. Европейский Суд напоминает, что право на вызов свидетелей не является абсолютным и может быть ограничено в интересах надлежащего отправления правосудия. Подпункт "d" пункта 3 статьи 6 Конвенции не требует присутствия и допроса каждого свидетеля со стороны обвиняемого: его существенная цель, как указывают слова "на тех же условиях", заключается в обеспечении полного равенства сторон (см., например, Постановление Европейского Суда от 25 марта 1992 г. по делу "Видал против Бельгии" (Vidal v. Belgium), Series A, N 235-B, pp. 32 - 33, § 33). Заявитель, ссылающийся на нарушение его права на вызов и допрос свидетелей, должен доказать, что допрос этого лица необходим для установления истины, и что отказ в вызове этого свидетеля нарушит права защиты (см. Постановление Европейского Суда от 22 июня 2006 г. по делу "Гийюри против Франции" (Guilloury v. France), жалоба N 62236/00, § 55). Хотя национальные суды вправе оценивать представленные им доказательства, а также относимость доказательств, которые намерена представить защита, возможны исключительные обстоятельства, которые могут вынудить Европейский Суд заключить, что отказ в допросе лица в качестве свидетеля несовместим со статьей 6 Конвенции (см. Постановление Европейского Суда от 18 мая 2004 г. по делу "Дестреем против Франции" (Destrehem v. France), жалоба N 56651/00, § 41; Постановление Европейского Суда от 7 июля 1989 г. по делу "Брикмон против Бельгии" (Bricmont v. Belgium), Series A, N 158, p. 31, § 89).

32. Обращаясь к обстоятельствам настоящего дела, Европейский Суд, прежде всего, отмечает, что заявитель ограничил свои доводы свидетелями Б., Т., С. и Р. и не упоминал об остальных лицах. Европейский Суд также отмечает, что жалоба затрагивает первый эпизод сбыта наркотиков, в котором он обвинялся. Таким образом, Европейский Суд рассмотрит жалобу заявителя только в части невозможности обеспечения вызова и допроса этих четырех лиц в отношении этого эпизода.

33. Власти Российской Федерации утверждали, что заявителю следовало обратиться с ходатайством относительно свидетелей во время предварительного следствия. Не отрицая возможной эффективности представления довода об алиби на стадии предварительного следствия, Европейский Суд отмечает, что Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР, действовавший в период, относящийся к обстоятельствам дела, обязывал судью определить, кого следует вызвать в качестве свидетелей (см. § 19 настоящего Постановления). Таким образом, заявитель, по-видимому, не был лишен возможности обратиться с ходатайством о вызове свидетелей во время судебного разбирательства, что он делал неоднократно. Европейский Суд полагает, что довод властей Российской Федерации о том, что заявитель не возражал против завершения судебного разбирательства в отсутствие свидетелей, лишен всякого содержания. Соответственно, Европейский Суд не видит необходимости в его рассмотрении.

34. Европейский Суд отмечает, что согласно обвинению 19 октября 1999 г. заявитель продал героин У. Заявитель утверждал, что не встречался с У. в эту дату. Таким образом, представляется, что одним из элементов защиты заявителя было подтверждение алиби для этой даты. Не утверждалось, что ходатайство заявителя о вызове свидетелей представляло собой злоупотребление, или что он не делал разумных попыток обеспечить их явку, например, не указывая их имена и адреса. Нет сомнений в том, что ходатайство было достаточно обоснованным, связанным с предметом обвинения, и могло усилить позиции защиты или даже обеспечить оправдание (см., в этом отношении, Постановление Большой Палаты по делу "Перна против Италии" (Perna v. Italy), жалоба N 48898/99, § 29, ECHR 2003-V; и упоминавшееся выше Постановление Европейского Суда от 22 июня 2006 г. по делу "Гийюри против Франции", § 64; Постановление Европейского Суда от 14 февраля 2008 г. по делу "Дорохов против Российской Федерации" (Dorokhov v. Russia), жалоба N 66802/01, § 74). Вышеупомянутый вывод подкрепляется тем фактом, что сторона обвинения не возражала против ходатайства заявителя.

35. Европейский Суд также отмечает, что предложение заявителя о представлении доказательств было отвергнуто судом первой инстанции без объяснения причин. В этой связи следует отметить, что согласно российскому законодательству, действовавшему в период, относящийся к обстоятельствам дела, ходатайства о вызове дополнительных свидетелей и истребовании других доказательств подлежат удовлетворению во всех случаях, и отказ в их удовлетворении должен быть мотивирован <*> (см. § 19 настоящего Постановления). Представляется, что такое определение вынесено не было. Соответствующего обоснования не содержал и приговор суда. Суд кассационной инстанции также не рассмотрел довод заявителя относительно отказа суда первой инстанции от вызова свидетелей (см. § 16 настоящего Постановления).

--------------------------------

<*> Европейский Суд одновременно пересказывает содержание статей 223 и 276 УПК (прим. переводчика).

 

36. Европейский Суд установил, что ходатайство заявителя имело отношение к предмету обвинения. Единственным доказательством того, что заявитель продал наркотики 19 октября 1999 г., было показание предполагаемого покупателя на предварительном следствии, от которого она отказалась в судебном заседании. Таким образом, Европейский Суд полагает, что при обстоятельствах, когда обвинительный приговор заявителю был основан преимущественно на предположении о том, что он находился в определенное время в определенном месте, право на вызов и допрос свидетелей с его стороны и принцип равенства сторон, которые являются специфическими аспектами права на справедливое судебное разбирательство дела, предполагают, что ему должна была быть предоставлена разумная возможность эффективно оспорить это предположение (см., с необходимыми изменениями, Постановление Европейского Суда от 13 июля 2006 г. по делу "Попов против Российской Федерации" <*> (Popov v. Russia), жалоба N 26853/04, § 183).

--------------------------------

<*> Опубликовано в специальном выпуске "Российская хроника Европейского Суда" N 1/2008.

 

37. С учетом изложенных соображений Европейский Суд полагает, что имело место нарушение подпункта "d" пункта 3 статьи 6 Конвенции.

 

III. Иные предполагаемые нарушения Конвенции

 

38. Заявитель также жаловался на то, что его задержание было незаконным, что ему не была предоставлена юридическая помощь 22 и 23 октября 1999 г., что его жалобы на действия следователя не рассматривались и что судья, рассматривавший дело, был необъективным. Европейский Суд рассмотрел остальные жалобы заявителя. Однако, принимая во внимание представленные материалы, и постольку, поскольку предмет жалоб находится в его юрисдикции, Европейский Суд не усматривает в них признаков нарушения прав и свобод, предусмотренных Конвенцией или Протоколами к ней. Следовательно, жалоба в данной части является явно необоснованной и подлежит отклонению в соответствии с пунктами 3 и 4 статьи 35 Конвенции.

 

IV. Применение статьи 41 Конвенции

 

39. Статья 41 Конвенции предусматривает:

"Если Европейский Суд объявляет, что имело место нарушение Конвенции или Протоколов к ней, а внутреннее право Высокой Договаривающейся Стороны допускает возможность лишь частичного устранения последствий этого нарушения, Европейский Суд, в случае необходимости, присуждает справедливую компенсацию потерпевшей стороне".

 

A. Ущерб

 

40. Заявитель требовал 5 000 евро в качестве компенсации материального ущерба и 5 000 евро в качестве компенсации морального вреда.

41. Власти Российской Федерации считали это требование необоснованным и чрезмерным.

42. Европейский Суд не усматривает причинной связи между установленным нарушением и предполагаемым материальным ущербом, в связи с чем отклоняет это требование. С другой стороны, учитывая характер установленного нарушения и оценивая указанные обстоятельства на справедливой основе, Европейский Суд присуждает заявителю 1 000 евро в качестве компенсации морального вреда, а также любые налоги, подлежащие начислению на указанную выше сумму.

 

B. Судебные расходы и издержки

 

43. Заявитель также требовал 300 евро в счет неконкретизированных судебных расходов и издержек, понесенных в судах страны, а также 3 000 евро в связи с возможной поездкой адвоката в Страсбург.

44. Власти Российской Федерации утверждали, что заявитель не конкретизировал характер упомянутых расходов и издержек и не представил доказательств того, что они в действительности были понесены.

45. В соответствии с прецедентной практикой Европейского Суда заявитель имеет право на возмещение расходов и издержек только в части, в которой они были действительно понесены, являлись необходимыми и разумными по размеру. В настоящем деле, учитывая представленную ему информацию и вышеизложенные критерии, Европейский Суд отклоняет требование о возмещении расходов и издержек.

 

C. Процентная ставка при просрочке платежа

 

46. Европейский Суд полагает, что процентная ставка при просрочке платежей должна определяться исходя из предельной кредитной ставки Европейского центрального банка плюс три процента.

 

НА ОСНОВАНИИ ИЗЛОЖЕННОГО СУД ЕДИНОГЛАСНО:

 

1) признал жалобу приемлемой в части отказа судов от допроса свидетелей, а в остальной части неприемлемой;

2) постановил, что имело место нарушение подпункта "d" пункта 3 статьи 6 Конвенции;

3) постановил:

(a) что власти государства-ответчика обязаны в течение трех месяцев со дня вступления настоящего Постановления в силу в соответствии с пунктом 2 статьи 44 Конвенции выплатить заявителю 1 000 евро (одну тысячу евро) в качестве компенсации морального вреда, подлежащие переводу в рубли по курсу, который будет установлен на день выплаты, а также любые налоги, подлежащие начислению на указанную сумму;

(b) что с даты истечения указанного трехмесячного срока и до момента выплаты на эти суммы должны начисляться простые проценты, размер которых определяется предельной кредитной ставкой Европейского центрального банка, действующей в период неуплаты, плюс три процента;

4) отклонил оставшуюся часть требований заявителя о справедливой компенсации.

Совершено на английском языке, уведомление о Постановлении направлено в письменном виде 29 января 2009 г. в соответствии с пунктами 2 и 3 правила 77 Регламента Суда.

 

Председатель Палаты Суда

П.ЛОРЕНСЕН

 

Секретарь Секции Суда

К.ВЕСТЕРДИК

 

 

 

 


Возврат к списку



Наши  партнеры
Новое на форумах
18.06.2018 10:57:35
Законотворчество (общая ветка)
Просмотров: 206761
Ответов: 596
18.06.2018 10:20:19
Фальсификация
Просмотров: 78181
Ответов: 238
17.06.2018 09:35:17
ФСКН УБИТА, НО ДЕЛО ЕЁ ЖИВЁТ
Просмотров: 31046
Ответов: 142
16.06.2018 09:30:19
Пополнение подборки полезных судебных решений
Просмотров: 25142
Ответов: 70
15.06.2018 14:47:29
Законопроект об ускорении УДО
Просмотров: 15382
Ответов: 37
15.06.2018 08:46:36
Контрабанда
Просмотров: 80796
Ответов: 323
10.06.2018 22:39:23
Уголовное преследование эксперта Ольги Зелененой
Просмотров: 5094
Ответов: 50
06.06.2018 06:09:58
Законопроект о зачете времени, проведенном в СИЗО
Просмотров: 275860
Ответов: 310
05.06.2018 22:33:45
Законопроект о назначении адвоката
Просмотров: 282
Ответов: 1

Рекомендации