Главная Поиск Карта сайта
Поиск по сайту
Авторизация
Логин:
Пароль:
Регистрация
Забыли свой пароль?
Легализация
petition.jpg

Дирдизов против России





 К разделу "Полезные судебные решения" имеют доступ обладатели PRO-аккаунта.

Пополнения базы анонсируются в ветке Пополнение подборки полезных судебных решений, на обновления которой можно подписаться штатными инструментами форума.


Постановление ЕСПЧ от 27.11.2012 г. "Дело "Дирдизов (Dirdizov) против Российской Федерации" (жалоба N 41461/10) По делу обжалуется жалоба заявителя на отсутствие надлежащей медицинской помощи во время содержания под стражей, отсутствие эффективных национальных средств правовой защиты в этой связи и на нарушение прав заявителя на судопроизводство в разумный срок, или на освобождение до суда.

(Жалоба N 41461/10)

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

СТРАСБУРГ

27 ноября 2012 года

Заявитель, 1971 года рождения, до своего задержания проживал в г. Нурлате Республики Татарстан. 

Уголовное производство в отношении заявителя

7 октября 2008 года в отношении заявителя было возбуждено уголовное дело по подозрению в покушении на убийство. Доводы обвинения заключались в том, что заявитель пять раз выстрелил в М. в ходе конфликта. Через два дня следователь Чистопольского районного следственного отдела объявил заявителя в розыск, поскольку он, предположительно, покинул постоянное место жительства и скрылся.

28 декабря 2008 года заявитель был задержан, и ему было предъявлено обвинение. Обвинение в покушении на убийство было объединено с другим уголовным обвинением в отношении заявителя - в краже при отягчающих обстоятельствах. В тот же день следователь направил в Чистопольский городской суд (Республика Татарстан) ходатайство о заключении заявителя под стражу. Следователь утверждал, что заявитель обвиняется в особо тяжком уголовном преступлении, что он может совершить повторное преступление или оказать давление на свидетелей и что велика вероятность того, что заявитель скроется от правосудия с учетом того факта, что он уже скрывался после объявления его в розыск.

29 декабря 2008 года городской суд удовлетворил ходатайство, приняв во внимание доводы следователя. Городской суд констатировал, что тяжесть предъявленных обвинений и вероятность того, что заявитель скроется от правосудия, наряду с оказанием влияния на свидетелей, являлись основаниями для его заключения под стражу. Доводы заявителя о том, что он не скрывался от следствия, не получал повесток или уведомлений от следственных органов, несмотря на то, что не покидал постоянного места жительства и был серьезно болен, были отклонены как необоснованные.

Постановление о заключении под стражу было оставлено без изменений Верховным судом Республики Татарстан 30 января 2009 года. Кассационный суд не нашел причин сомневаться в выводах городского суда.

В неустановленный день органы прокуратуры внесли изменения в перечень обвинений, дополнительно обвинив заявителя в нескольких кражах с отягчающими обстоятельствами, покушениях на кражу и незаконном владении огнестрельным оружием.

Содержание заявителя под стражей несколько раз продлевалось. В частности, 25 февраля 2009 года городской суд, постановив, что заявителю предъявлены обвинения в совершении тяжких преступлений и существует вероятность, что он скроется от правосудия, продлил его содержание под стражей до 28 марта 2009 года. 25 марта 2009 года по аналогичным основаниям он продлил его содержание под стражей до 28 мая 2009 года. Следующее продление последовало 26 мая 2009 года, когда городской суд упомянул тяжесть предъявленных обвинений и риск того, что заявитель скроется от правосудия и будет оказывать влияние на свидетелей, дающих показания против него. Последнее постановление о заключении под стражу, аналогичное трем предыдущим, было вынесено 9 июня 2009 года.

26 июня 2009 года дело заявителя было передано в районный суд г. Нурлата. Однако через две недели районный суд вернул дело органам прокуратуры для исправления некоторых недостатков в обвинительном заключении. Решение районного суда было отменено в кассационном порядке, и дело было вновь направлено в районный суд для рассмотрения по существу.

19 ноября 2009 года городской суд г. Нурлата признал заявителя виновным в незаконном хранении оружия и нескольких эпизодах покушения на кражу, отклонив остальные обвинения. Заявитель был приговорен к трем годам и двум месяцам лишения свободы. Этот приговор был отменен в кассационном порядке Верховным судом Республики Татарстан 19 марта 2010 года, и дело было направлено на новое рассмотрение. Одновременно Верховный суд, без указания причин, оставил заявителя под стражей до 19 мая 2010 года.

28 апреля 2010 года заявитель обратился в районный суд г. Нурлат с ходатайством об освобождении и избрании меры пресечения в виде подписки о невыезде, указав в качестве оснований для освобождения состояние здоровья, в частности, факт наличия болезни Бехтерева и невозможность получения медицинской помощи в следственном изоляторе.

В тот же день районный суд отклонил ходатайство об освобождении и продлил срок содержания заявителя под стражей до 19 августа 2010 года, подтвердив, что такое содержание под стражей было надлежащим образом санкционировано ввиду тяжести предъявленных заявителю обвинений, его личности и того факта, что в ходе предварительного следствия он был объявлен в розыск. Районный суд также отметил, что несмотря на тот факт, что в силу российского законодательства заболевание заявителя является основанием для его освобождения после вынесения обвинительного приговора, национальное законодательство не обеспечивает возможности освобождения заключенного на основании проблем со здоровьем во время проведения следствия или ожидания суда. Тем же решением суд назначил первое судебное слушание на 7 мая 2010 года.

22 июня 2010 года Верховный суд Республики Татарстан оставил постановление от 28 апреля 2010 года без изменений, согласившись с основаниями, указанными районным судом.

Во время судебного слушания 29 июня 2010 года заявитель, которого привезли в здание суда на носилках, жаловался районному суду, что он страдает от сильных болей в спине, и не смог встать с носилок-каталки, чтобы принять участие в слушании. Он ходатайствовал перед судом о приостановлении судебного производства и разрешении его освобождения под подписку о невыезде, учитывая состояние его здоровья. Хотя прокурор поддержал ходатайство о переносе заседания, он попросил районный суд продлить срок содержания заявителя под стражей. Районный суд согласился, что состояние здоровья заявителя препятствует его участию в судебных слушаниях, приостановил судебное разбирательство и продлил срок содержания заявителя под стражей до 19 ноября 2010 года, указав те же причины, что и в предыдущих постановлениях о содержании под стражей.

Заявитель обжаловал постановление жалуясь на отсутствие оснований для продления срока его содержания под стражей. Он утверждал, что риск того, что он скроется от правосудия, был незначительным, поскольку он был болен болезнью Бехтерева, которая существенно ограничивала его подвижность и сопровождалась сильными болями. Это было подтверждено заключением специалистов районной больницы г. Нурлата, которые осматривали заявителя в зале суда 29 июня 2010 года. Основываясь на медицинских заключениях, заявитель утверждал, что его заболевание было неизлечимым и быстро прогрессировало. Изолятор, в котором он содержался, не имел оборудования, медицинских специалистов или лекарственных средств для оказания ему необходимой медицинской помощи, которая могла бы уменьшить выраженность симптомов. Цитируя различные внутренние нормативные документы Минздрава России и Минюста России, заявитель далее утверждал, что национальное право относило его заболевание к числу заболеваний, освобождающих осужденного от отбывания срока заключения. В то же время условия содержания под стражей в следственных изоляторах были гораздо хуже условий в исправительных колониях. По мнению заявителя, единственно логичным решением было освободить его от содержания под стражей в худших условиях следственного изолятора, учитывая состояние его здоровья. Он также отметил, что никогда не пытался скрываться от следствия и постановление о его заключении под стражу было оформлено без веских оснований.

7 сентября 2010 года Верховный суд Республики Татарстан оставил без изменения постановление от 29 июня 2010 года, отметив, что основания для содержания заявителя под стражей по-прежнему присутствуют.

Производство но делу было возобновлено 4 октября 2010 года. 12 ноября 2010 года районный суд снова продлил содержание заявителя под стражей еще на три месяца, до 19 февраля 2011 года. Основания районного суда были аналогичны основаниям в предыдущих постановлениях о содержании под стражей.

7 декабря 2010 года Верховный суд Республики Татарстан, рассмотрев ходатайство заявителя, отменил постановление от 12 ноября 2010 года и выдал санкцию об освобождении заявителя под залог в два миллиона рублей. Соответствующая часть решения Верховного суда гласит:

"Из представленных материалов следует, что заявитель страдает болезнью Бехтерева, и, учитывая состояние его здоровья, он не может содержаться под стражей в следственном изоляторе. В больнице учреждения отсутствует возможность оказания необходимой медицинской помощи.

Это подтверждено как постановлением районного суда, согласно которому производство по делу было приостановлено до выздоровления заявителя, так и медицинскими документами, прилагаемыми к кассационной жалобе заявителя.

В силу уголовно-процессуального законодательства тяжесть предъявленных обвинений ... принимается во внимание при продлении срока содержания под стражей, однако, тяжесть предъявленных обвинений сама по себе не может являться основанием для содержания под стражей в течение такого длительного периода.

Из материалов дела следует, что заявитель содержался под стражей с 29 декабря 2008 года.

Ни ходатайства следователя о продлении срока содержания под стражей, ни постановления суда не содержат ссылок на фактические обстоятельства и доказательства, ... на основании которых следственные органы и суд пришли к выводу, что в случае освобождения заявитель может скрыться от следствия и суда и совершить повторное преступление.

Из представленных материалов следует, что заявитель имеет постоянное место жительства, ранее не судим, характеризуется положительно и является опекуном двух несовершеннолетних детей.

В указанных обстоятельствах суд считает возможным изменить меру пресечения заявителя на освобождение под залог".

15 декабря 2010 года залог был внесен, а заявитель освобожден. Спустя пять дней он поступил в районную больницу г. Нурлата для прохождения стационарного лечения.

16 марта 2011 года районный суд г. Нурлата признал заявителя виновным в нескольких кражах при отягчающих обстоятельствах, покушениях на кражу, а также незаконном хранении оружия, оправдав его по обвинению в покушении на убийство и приговорил его к четырем годам и одному месяцу лишения свободы с отбыванием срока в исправительной колонии. Заявитель был взят под стражу в зале судебного заседания.

27 мая 2011 года Верховый суд Республики Татарстан, действуя в порядке кассационной инстанции, отменил приговор в оправдательной части, направил дело на пересмотр в суд первой инстанции и оставил в силе остальную часть приговора.

При рассмотрении дела в порядке надзора Президиум Верховного суда отменил кассационное определение от 27 мая 2011 года и направил дело на новое рассмотрение в суд кассационной инстанции.

27 сентября 2011 года приговор суда от 16 марта 2011 года стал окончательным, поскольку Верховный суд оставил выводы суда первой инстанции без изменений.

Состояние здоровья заявителя и качество медицинской помощи, предоставляемой ему при нахождении под стражей

Доводы заявителя

Заявитель представил Суду большое число медицинских заключении и справок, подробно описывающих его состояние здоровья, историю болезни и медицинской помощи, оказанной ему.

Доводы Властей

На основании копии истории болезни заявителя Власти утверждали, что после задержания заявитель был осмотрен фельдшером. Учитывая факт наличия болезни Бехтерева, ему был назначен диклофенак, противовоспалительное лекарственное средство, и арава, препарат для лечения активного ревматоидного артрита.

Попытки заявителя получить медицинскую помощь при содержании под стражей

В июне 2009 года заявитель подал жалобу в Чистопольский городской суд, утверждая, что он не получает необходимой медицинской помощи в период содержания под стражей и просил перевести его в тюремную больницу г. Казани.

В письме от 24 июля 2009 года городской суд вернул жалобу заявителя со следующими замечаниями:

"Возвращаю Ваше ходатайство ...без рассмотрения, поскольку в соответствии с действующими нормами уголовно-процессуального права суды не обладают полномочиями санкционировать перевод заключенных в тюремные больницы.

Вам необходимо обратиться в администрацию следственного изолятора ... с ходатайством о переводе в целях прохождения лечения".

В тот же день заявитель подал еще одно ходатайство в городской суд, прося провести судебно-медицинское освидетельствование в целях определения фактического состояния его здоровья. В августе 2009 года заявитель получил копию письма, адресованного начальнику следственного изолятора ИЗ-16/3, в котором городской суд заявлял об отсутствии полномочий по рассмотрению ходатайства по существу.

В ответ на жалобу заявителя о том, что ему не оказывается надлежащая медицинская помощь в ходе содержания под стражей, 10 июля 2009 года Аппарат Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации постановил, что жалоба принята к рассмотрению. О дальнейших результатах рассмотрения заявителю сообщено не было.

Документы, представленные Властями, свидетельствуют, что заявитель обращался с многочисленными жалобами на качество медицинской помощи в учреждениях, в которых он находился под стражей. Заявитель утверждал, что он также направлял жалобы в различные органы прокуратуры на отсутствие медицинской помощи при содержании под стражей, а также жаловался на быстрое ухудшение состояния здоровья. Он представил Суду копию жалобы в Прокуратуру Республики Татарстан. Копия имеет штамп, удостоверяющий ее подлинность. Отметка в углу жалобы от руки свидетельствует о том, что жалоба была получена 24 июля 2009 года и прилагалась к делу заявителя. Ответа не последовало.

Власти выдвинули аргументацию по двум направлениям, настаивая на том, что заявитель, обладая возможностью выбора эффективного средства правовой защиты, не исчерпал их, и одновременно утверждая, что лечение, проводимое в отношении заявителя в течение всего его срока содержания под стражей, соответствовало самым высоким стандартам. Что касается первого аргумента, Власти подчеркнули, что заявитель не направлял суду жалобу на отсутствие надлежащей медицинской помощи.

Кроме того, Власти утверждали, что заявителю была оказана надлежащая помощь независимо от вида учреждения, в котором он содержался. Он проходил эффективное лечение как в тюремной больнице, так и в обычных следственных изоляторах. Медицинский персонал обладал необходимыми навыками и надлежащей квалификацией для лечения заявителя. В изоляторах имелись в наличии лекарственные средства и медицинское оборудование, соответствующее установленным нормам. Власти подчеркнули, что заявителю был проведен ряд медицинских исследований, анализов и процедур. Они также подчеркнули, что его фактическое состояние было признано удовлетворительным и что он находился под медицинским наблюдением по поводу "хронического заболевания".

Заявитель ходатайствовал перед Судом об отклонении обоих аргументов Властей, подчеркнув, что его обращения к Уполномоченному по правам человека, в суд или органы прокуратуры оставались без ответа либо были отклонены по несущественным причинам. Далее он подчеркнул, что не мог получить необходимую медицинскую помощь во время содержания под стражей. Он ссылался на различные документы, оформленные администрацией следственного изолятора, подтверждающие отсутствие возможности оказания ему надлежащей медицинской помощи. Заявитель утверждал, что если бы не забота его родственников, которые сумели обеспечивать его несколькими лекарственными препаратами, назначенными медперсоналом тюремной больницы, состояние его здоровья было бы значительно хуже. Он утверждал, что несмотря на постоянное и быстрое ухудшение состояние его здоровья, власти отказывались помещать его в тюремную больницу или освобождать его из-под стражи. Хотя медперсонал тюрьмы пытался контролировать его состояние, он не имел необходимого оборудования, поскольку не имел квалификации в соответствующей медицинской области и достаточных знаний по лечению ревматологических пациентов. В течение всего срока содержания под стражей с августа 2009 года по июнь 2010 года заявителя всего лишь два раза посещал ревматолог, и даже после такого визита рекомендации специалиста не исполнялись, поскольку в следственном изоляторе отсутствовали необходимые ресурсы. Отсутствие медицинской помощи, включая отсутствие назначенной лечебной физкультуры и физиотерапии, причиняло заявителю сильные страдания. В определенный момент его содержания под стражей он не мог вставать или ходить без посторонней помощи, и его везде возили на каталке, включая судебные слушания. Заявитель привлек внимание Суда к утверждению Властей, что в июне 2010 года он был выписан из больницы в удовлетворительном состоянии. В то же время Власти не оспаривали тот факт, что спустя две недели, в конце июня 2010 года, учитывая состояние заявителя, он был доставлен в здание суда на носилках- каталке и что рассмотрение дела было приостановлено ввиду неудовлетворительного состояния его здоровья. По мнению заявителя, довод Властей о надлежащем качестве медицинского обслуживания опровергался тем фактом, что его заболевание быстро прогрессировало, и меньше чем за год ему была присвоена 2 группа инвалидности вместо 3 группы.

Оценка Суда

Приемлемость жалобы

Власти возразили, что заявителем не были исчерпаны все внутригосударственные средства правовой защиты. Суд полагает, что вопрос исчерпания внутригосударственных средств правовой защиты тесно связан с существом жалобы заявителя о том, что в его распоряжении не было эффективного средства правовой защиты в отношении бесчеловечного и унижающего достоинство обращения, которому он подвергался, будучи лишенным надлежащей медицинской помощи. Таким образом, Суд считает необходимым приобщить возражения Властей об исчерпанности к существу жалобы заявителя на основании статьи 13 Конвенции.

Суд также отмечает, что жалобы заявителя на основании статей 3 и 13 Конвенции не являются явно необоснованными в смысле пункта 3 статьи 35 Конвенции и что они не являются неприемлемыми по каким-либо иным основаниям. Следовательно, они должны быть признаны приемлемыми. 

Заключение

В свете вышеизложенного Суд пришел к выводу, что ни одна из возможностей правовой защиты, представленная Властями, а также ни одно из средств правовой защиты, к которому прибегал заявитель в попытках получить надлежащую медицинскую помощь в период содержания под стражей, не представляют собой в настоящем деле эффективного средства правовой защиты. Соответственно, Суд отклоняет возражение Властей о неисчерпании внутригосударственных средств правовой защиты и считает, что заявитель не располагал эффективным внутригосударственным средством правовой защиты в отношении его жалоб в нарушение статьи 13 Конвенции.

Оценка Суда

Приемлемость жалобы

Период времени, который необходимо принять во внимание

Суд отмечает, что содержание заявителя под стражей в ходе предварительного следствия началось в момент его задержания 28 декабря 2008 года. Он содержался под стражей по смыслу пункта 3 статьи 5 до его осуждения районным судом г. Нурлата 19 ноября 2009 года. С этого момента до 19 марта 2010 года, когда Верховный суд Республики Татарстан отменил обвинительный приговор, заявитель содержался под стражей "после вынесения обвинительного приговора компетентным судом", по смыслу положения (а) пункта 1 статьи 5, и, следовательно, этот срок его содержания под стражей не подпадал под действие пункта 3 статьи 5. С 19 марта 2010 года по 15 декабря 2010 года, когда он был освобожден под залог, заявитель снова содержался под стражей в ходе предварительного следствия, что подпадает под действие пункта 3 статьи 5.

В ряде дел, как и в настоящем деле, Суд уже постановил, что многочисленные последовательные сроки содержания под стражей должны рассматриваться в целом. Для оценки длительности содержания заявителя под стражей в ходе предварительного следствия Суду следует выполнить совокупную оценку сроков содержания под стражей согласно пункту 3 статьи 5 Конвенции (см., среди прочих источников, дело "Солмаз против Турции" (Solmaz v.Turkey), жалоба N27561/02, пп. 34-37, 16 января 2007 года).

Следовательно, Суд приходит к выводу, что после вычета срока, когда заявитель находился под стражей после вынесения приговора по положению (а) пункта 1 статьи 5 Конвенции, из общего срока лишения его свободы, рассматриваемый в настоящем деле срок содержания под стражей составляет почти двадцать месяцев.

Вывод

Суд отмечает, что данная жалоба не является явно необоснованной по смыслу подпункта "а" пункта 3 статьи 35 Конвенции, и что она не является неприемлемой по каким-либо иным основаниям. Следовательно, она является приемлемой. 

Ущерб

Заявитель требовал 26700,00 евро в качестве возмещения материального ущерба, включая 24000,00 евро за потерю дохода в течение десяти лет, принимая во внимание тот факт, что он был лишен медицинской помощи и утратил трудоспособность, и 2700,00 евро в качестве компенсации расходов его семьи на приобретение лекарственных препаратов в течение срока ег о содержания под стражей. Заявитель представил Суду копии счетов и квитанций, демонстрирующие расходы его семьи на лекарственные средства для него в сумме 1140,00 евро. Также он требовал 20000,00 евро в качестве компенсации морального вреда.

Власти утверждали, что претензии заявителя не имеют отношения к предполагаемым нарушениям и являются необоснованными и чрезмерными.

Не принимая во внимание заработную плату, которую заявитель мог бы получать, если бы нарушение Конвенции отсутствовало, и учитывая тот факт, что он не представил Суду в полном объеме доказательства в поддержку возмещения его медицинских расходов, Суд считает уместным присудить единовременную выплату в качестве компенсации понесенных убытков. Далее Суд отмечает, что в настоящем деле он установил особо серьезные нарушения Конвенции, возникшие вследствие того, что заявитель испытывал длительные душевные и физические страдания, унижающие его человеческое достоинство. При данных обстоятельствах Суд считает, что страдания и подавленность заявителя не могут быть компенсированы лишь установлением факта нарушения. Учитывая все вышеизложенные факторы, производя оценку на справедливой основе, Суд считает разумным присудить заявителю сумму в размере 20000,00 евро, покрывающую расходы по всем пунктам, плюс любые налоги, которые могут быть взысканы с этой суммы. 

Судебные расходы и издержки

Заявитель также потребовал 2 270 евро в качестве компенсации судебных расходов и издержек, понесенных им в ходе разбирательств в национальных судах и рассмотрения его жалобы Судом. Представив в поддержку своих претензий копию банковского счета, выписки со счета и почтовых квитанций, заявитель утверждал, что сумма, затраченная на юридическое представительство в национальных судах и Суде, составляет 2200 евро, а также 70 евро на почтовые расходы.

Власти утверждали, что в части, касающейся компенсации затрат на юридическое представительство, заявитель представил только справку с указанием, что он потратил 65000 рублей РФ на услуги адвоката в ходе внутригосударственного судебного разбирательства. Таким образом, доказательства, подтверждающие остальные претензии в отношении юридического представительства в Суде, отсутствовали.

Согласно прецедентной практике Суда, заявитель имеет право на возмещение судебных расходов и издержек только если он доказал, что эти расходы были действительными, необходимыми и целесообразными. В данном деле, учитывая полученные документы и вышеуказанные критерии, Суд полагает, что разумно присудить сумму в полном объеме, покрывающую все расходы плюс любой налог, который может взиматься с данной суммы.

Проценты за просрочку платежа

Суд считает приемлемым, что процентная ставка при просрочке платежей должна быть установлена в размере, равном предельной учетной ставке Европейского центрального банка, плюс три процента.

ПО ЭТИМ ОСНОВАНИЯМ СУД ЕДИНОГЛАСНО:

Решил приобщить возражения Властей о предполагаемом неисчерпании внутригосударственных средств правовой защиты в отношении жалобы заявителя по настоящему делу по статье 3 к материалам по существу его жалобы по статье 13, и отклонил их;

Объявил приемлемыми жалобы относительно отсутствия надлежащей медицинской помощи во время содержания под стражей, предполагаемого отсутствия эффективных национальных средств правовой защиты в этой связи и предполагаемых нарушений прав заявителя на судопроизводство в разумный срок, или на освобождение до суда, а также объявил остальную часть жалобы неприемлемой;

Постановил, что имело место нарушение статьи 13 Конвенции;

Постановил, что имело место нарушение статьи 3 Конвенции;

Постановил, что имело место нарушение пункта 3 статьи 5 Конвенции;

Постановил:

(а) что в течение трех месяцев со дня вступления данного постановления в законную силу в соответствии с пунктом 2 статьи 44 Конвенции Государство-ответчик обязано выплатить заявителю следующие суммы, подлежащие переводу в российские рубли по курсу на день выплаты:

(i) 20 000 евро (двадцать тысяч евро) в качестве компенсации морального вреда и материального ущерба;

(ii) 2 270 евро (две тысячи двести семьдесят евро) в качестве возмещения судебных расходов и издержек;

(iii) любые налоги, подлежащие уплате с указанных выше сумм;

(б) что с момента истечения вышеуказанного трехмесячного срока до момента выплаты компенсации на данную сумму начисляются простые проценты в размере, равном предельной учетной ставке Европейского центрального банка в течение периода выплаты плюс три процента;

Отклонил остальные требования заявителя о справедливой компенсации.

Составлено на английском языке, уведомление разослано в письменной форме 27 ноября 2012 года в соответствии с пунктами 2 и 3 правила 77 Регламента Суда.

Сорен Нильсен                   Секретарь

Изабель Берро-Лефевр     Председатель




Возврат к списку



Наши  партнеры
Новое на форумах
17.06.2019 16:26:17
Законопроект о зачете времени, проведенном в СИЗО
Просмотров: 320552
Ответов: 437
17.06.2019 04:37:39
ПОПОЛНЕНИЕ ПОДБОРКИ ПОЛЕЗНЫХ СУДЕБНЫХ РЕШЕНИЙ
Просмотров: 63225
Ответов: 132
16.06.2019 18:18:27
Помогите, пожалуйста, советом!
Просмотров: 115681
Ответов: 461
16.06.2019 13:55:45
Общеуголовные преступления
Просмотров: 56014
Ответов: 211
16.06.2019 08:02:11
Конституционный Суд
Просмотров: 84019
Ответов: 175
15.06.2019 21:53:58
Проверочная закупка
Просмотров: 192372
Ответов: 592
15.06.2019 05:47:24
НАРКОПРЕСТУПЛЕНИЯ НАРКОПОЛИЦИИ
Просмотров: 57177
Ответов: 210
14.06.2019 22:29:19
Наркологический учет
Просмотров: 79547
Ответов: 106
14.06.2019 18:38:31
Законотворчество в сфере оборота наркотиков
Просмотров: 543600
Ответов: 542
Рекомендации