Главная Поиск Карта сайта
Поиск по сайту
Авторизация
Логин:
Пароль:
Регистрация
Забыли свой пароль?
Легализация
petition.jpg

Дело "Девтеров (Devterov) против Российской Федерации





 К разделу "Полезные судебные решения" имеют доступ обладатели PRO-аккаунта.

Пополнения базы анонсируются в ветке Пополнение подборки полезных судебных решений, на обновления которой можно подписаться штатными инструментами форума.



 Постановление ЕСПЧ от 19.07.2016
"Дело "Девтеров (Devterov) против Российской Федерации" (жалоба N 80015/12)
По делу обжалуется жалоба на чрезмерную длительность содержания заявителя под стражей. По делу допущено нарушение требований пункта 3 статьи 5 Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

     
 



 

[неофициальный перевод] <1>

 

ЕВРОПЕЙСКИЙ СУД ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА

 

ТРЕТЬЯ СЕКЦИЯ

 

ДЕЛО "ДЕВТЕРОВ (DEVTEROV) ПРОТИВ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ" <1>

(Жалоба N 80015/12)

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ <2>

 

(Страсбург, 19 июля 2016 г.)

 

--------------------------------

<1> Перевод с английского языка к.ю.н. Н.В. Прусаковой.

<2> Настоящее Постановление вступило в силу 19 июля 2016 г. в соответствии с положениями пункта 2 статьи 28 Конвенции (примеч. редактора).

 

По делу "Девтеров против Российской Федерации" Европейский Суд по правам человека (Третья Секция), заседая Комитетом в составе:

Хелены Ядерблом, Председателя Комитета,

Дмитрия Дедова,

Бранко Лубарда, судей,

а также при участии Фатоша Араджи, заместителя Секретаря Секции Суда,

рассматривая дело в закрытом заседании 28 июня 2016 г.,

вынес в указанный день следующее Постановление:

 

ПРОЦЕДУРА

 

1. Дело было инициировано жалобой N 80015/12, поданной против Российской Федерации в Европейский Суд по правам человека (далее - Европейский Суд) в соответствии со статьей 34 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (далее - Конвенция), гражданином Российской Федерации Дмитрием Михайловичем Девтеровым (далее - заявитель) 29 октября 2012 г.

2. Власти Российской Федерации были представлены Уполномоченным Российской Федерации при Европейском Суде по правам человека Г.О. Матюшкиным.

3. 18 февраля 2014 г. жалоба в отношении длительности предварительного содержания под стражей была коммуницирована властям Российской Федерации, остальная часть жалобы была объявлена неприемлемой для рассмотрения по существу.

 

ФАКТЫ

 

I. ОБСТОЯТЕЛЬСТВА ДЕЛА

 

4. Заявитель родился в 1980 году и проживает в станице Кущевская Краснодарского края.

5. 9 декабря 2010 г. заявителю было предъявлено обвинение in absentia <3> в соучастии в убийстве, и он был объявлен в розыск.

--------------------------------

<3> In absentia (лат.) - при отсутствии (заинтересованной стороны) (примеч. переводчика).

 

6. 16 декабря 2010 г. Кущевский районный суд Краснодарского края принял решение о заключении заявителя под стражу in absentia.

7. 21 января 2011 г. заявитель явился в отделение полиции, где был заключен под стражу.

8. 29 марта 2011 г. районный суд принял решение о дальнейшем содержании заявителя под стражей. Суд, в частности, постановил следующее:

"...[заявитель] подозревается в совершении особо тяжкого преступления, за которое предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок от восьми до 20 лет или пожизненно. Как установлено в ходе расследования, [заявитель] собирался покинуть Российскую Федерацию, о чем говорил по телефону с лицом, проживающим в г. Женеве... в случае освобождения из-под стражи он может скрыться, совершить другое преступление, угрожать свидетелям или иным участникам производства, уничтожить доказательства или иным образом препятствовать расследованию...".

9. 19 апреля 2011 г. районный суд продлил срок содержания заявителя под стражей по следующим основаниям:

"...[Заявитель] обвиняется в совершении особо тяжкого преступления, за которое предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок до 10 лет. В материалах дела содержатся доказательства его причастности к преступлению. Кроме того... он может скрыться или в случае освобождения совершить другое преступление. Таковы были обстоятельства на момент заключения [заявителя] под стражу, на настоящий момент они не изменились... Принимая во внимание необходимость проведения ряда следственных действий, суд удовлетворяет ходатайство следователя о [продлении срока содержания заявителя под стражей]".

10. Заявитель оставался под стражей на время расследования и суда. Суды продлевали срок его содержания под стражей, приводя аналогичные формулировки. Суды также ссылались на семейное положение заявителя, его личность, состояние здоровья, возможность оказывать давление на свидетеля и препятствовать ходу расследования. В частности, 25 января 2012 г. суд постановил следующее:

"...принимая во внимание личность обвиняемого, его семейное положение, состояние здоровья и другие обстоятельства, суд решает удовлетворить ходатайство следователя о продлении срока содержания [заявителя] под стражей".

11. Заявитель подавал жалобы на некоторые решения о продлении срока содержания под стражей, но суды отклоняли их.

12. 2 ноября 2011 г. заявителю было предъявлено дополнительное обвинение в бандитизме, шести эпизодах незаконного оборота оружия и боеприпасов, покушении на убийство и убийстве.

13. В октябре 2012 года заявитель вместе с двумя другими обвиняемыми предстал перед Краснодарским краевым судом.

14. 7 июня 2013 г. заявитель был освобожден из-под стражи.

15. 19 июня 2013 г. Краснодарский краевой суд оправдал заявителя и постановил, что он должен быть уведомлен о своем праве на реабилитацию.

16. 30 сентября 2013 г. Верховный Суд Российской Федерации оставил постановление от 19 июня 2013 г. без изменений.

17. Заявитель подал жалобу против Федерального казначейства Российской Федерации, требуя выплаты компенсации материального ущерба (расходов на адвоката).

18. 3 июня 2014 г. Краснодарский краевой суд присудил ему 680 600 рублей в качестве компенсации расходов на адвоката.

 

II. СООТВЕТСТВУЮЩЕЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

19. Статья 133 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации предусматривает "право на реабилитацию", то есть восстановление status quo ante <1> лица после оправдания или прекращения производства по уголовному делу. Это право включает выплату компенсации материального ущерба и морального вреда, а также восстановление в трудовых, пенсионных, жилищных и иных правах. Причиненный вред должен быть компенсирован в полном объеме независимо от наличия вины органов дознания, следователя, прокурора или суда (часть первая статьи 133 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации). Часть вторая статьи 133 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации предусматривает "право на реабилитацию" лица, с которого были сняты обвинения, в отношении которого производство было прекращено, а также в случае полной или частичной отмены приговора. Однако право на компенсацию не возникает в случае, когда уголовное преследование было прекращено по "нереабилитирующим" основаниям, таким как амнистия или истечение сроков давности (часть четвертая статьи 133 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации). Часть третья статьи 133 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации предусматривает, что право на реабилитацию имеет также "лицо, незаконно подвергнутое мерам процессуального принуждения в ходе производства по уголовному делу". Суд в приговоре признает за оправданным либо лицом, в отношении которого прекращено уголовное преследование, право на реабилитацию (статья 134 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации). Требование о компенсации материального ущерба должно быть подано в тот же орган, который принял решение об оправдании или решение о прекращении производства по делу (часть вторая статьи 135 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации), в то время как иски о компенсации за причиненный моральный вред в денежном выражении предъявляются в порядке гражданского судопроизводства (часть вторая статьи 136 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации).

--------------------------------

<1> Status quo ante (лат.) - положение дел, существовавшее ранее (примеч. переводчика).

 

ПРАВО

 

I. ПРЕДПОЛАГАЕМОЕ НАРУШЕНИЕ ПУНКТА 3 СТАТЬИ 5 КОНВЕНЦИИ

 

20. Заявитель, ссылаясь на пункт 3 статьи 5 Конвенции, жаловался на чрезмерную длительность предварительного содержания под стражей и на то, что оно не было основано на относимых и достаточных основаниях. Пункт 3 статьи 5 Конвенции предусматривает:

"Каждый задержанный или заключенный под стражу в соответствии с подпунктом "c" пункта 1 настоящей статьи... имеет право на судебное разбирательство в течение разумного срока или на освобождение до суда. Освобождение может быть обусловлено предоставлением гарантий явки в суд".

21. Власти Российской Федерации утверждали, что, будучи оправданным, заявитель мог воспользоваться своим "правом на реабилитацию" в соответствии со статьей 133 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации. Признание права заявителя на реабилитацию автоматически предполагает, что государство признает факт нарушения прав заявителя, предусмотренных статьей 5 Конвенции. В отношении компенсации ущерба власти Российской Федерации утверждали, что заявитель должен подать гражданско-правовую жалобу во внутригосударственные суды.

22. Заявитель настаивал на своей жалобе.

 

A. ПРИЕМЛЕМОСТЬ ЖАЛОБЫ

 

23. Европейский Суд напоминает, что решение или меры, принятые в пользу заявителя, не являются в принципе достаточными для лишения его статуса "жертвы", если только внутригосударственные власти не признали, явно или по существу, что имело место нарушение положений Конвенции, и не предоставили в связи с этим компенсацию (см. Постановление Европейского Суда по делу "Амюр против Франции" (Amuur v. France) от 25 июня 1996 г., § 36, Reports 1996-III, Постановление Большой Палаты Европейского Суда по делу "Далбан против Румынии" (Dalban v. Romania), жалоба N 28114/95, § 44, ECHR 1999-VI).

24. В недавних делах против Российской Федерации (см. Постановление Европейского Суда по делу "Шаля против Российской Федерации" (Shalya v. Russia) от 15 марта 2013 г., жалоба N 27335/13 <1>, §§ 11 - 23, Постановление Европейского Суда по делу "Шкарупа против Российской Федерации" (Shkarupa v. Russia) от 15 января 2015 г., жалоба N 36461/05 <2>, §§ 74 - 78, а также Постановление Европейского Суда по делу "Любушкин против Российской Федерации" (Lyubushkin v. Russia) от 22 октября 2015 г., жалоба N 6277/06 <3>, §§ 48 - 53) Европейский Суд признавал, что при реабилитационном производстве власти Российской Федерации не должны были рассматривать, а тем более признавать, по крайней мере, по существу, что заключение заявителя под стражу было изначально формально ошибочным, или что оно было основано на недостаточных основаниях или превысило разумный срок. Кроме того, компенсация подлежит выплате при соблюдении особых условий пункта 3 статьи 5 Конвенции, а именно оправдание заявителя или прекращение производства по делу. Единственным основанием для присуждения компенсации были прекращение производства по делу, а не какие-либо процессуальные нарушения при предварительном заключении под стражу. Эти основания для выплаты компенсации не соответствуют основаниям жалобы заявителя на нарушение пункта 3 статьи 5 Конвенции, и, таким образом, в этом производстве не могло быть назначено компенсации в связи с предполагаемым нарушением (см. также mutatis mutandis <4> Постановление Европейского Суда по делу "Элджай против Турции" (Elgay v. Turkey) от 20 января 2009 г., жалоба N 18992/03, § 32, а также Постановление Европейского Суда по делу "Мекие Демирджи против Турции" (Mekiye Demirci v. Turkey) от 23 апреля 2013 г., жалоба N 17722/02, § 70).

--------------------------------

<1> См.: Российская хроника Европейского Суда. 2015. N 2 (примеч. редактора).

<2> См.: Прецеденты Европейского Суда по правам человека. 2015. N 7 (примеч. редактора).

<3> См.: Российская хроника Европейского Суда. 2016. N 3 (примеч. редактора).

<4> Mutatis mutandis (лат.) - с соответствующими поправками, изменениями (примеч. переводчика).

 

25. В настоящем деле краевой суд оправдал заявителя и постановил, что заявитель должен быть уведомлен о своем праве на реабилитацию. Европейский Суд не видит в постановлении суда от 19 июня 2013 г. ничего, что позволило бы ему прийти к выводу, что власти признали, прямо или косвенно, что предварительное содержание заявителя под стражей было чрезмерным по длительности или что решения о продлении срока не были основаны на относимых и достаточных основаниях. В постановлении от 3 июня 2014 г., присуждающем заявителю денежную компенсацию, также не содержалось признания факта нарушения права заявителя, предусмотренного пунктом 3 статьи 5 Конвенции.

26. Кроме того, компенсация была присуждена заявителю в связи с его оправданием, а не в связи с нарушением его права, на которое он ссылается в Европейском Суде. Компенсация, присужденная заявителю, не может быть признана компенсацией в связи с предполагаемым в настоящей жалобе нарушением конвенционных прав. Таким образом, она не является достаточной для того, чтобы лишить заявителя статуса "жертвы" по смыслу статьи 34 Конвенции (см. Постановление Европейского Суда по делу "Кучера против Словакии" (Kucera v. Slovakia) от 17 июля 2007 г., жалоба N 48666/99, § 79, а также упоминавшееся выше Постановление Европейского Суда по делу "Шаля против Российской Федерации", § 21).

27. Соответственно, Европейский Суд полагает, что при отсутствии какого-либо признания факта нарушения и адекватной компенсации заявитель по-прежнему может считаться "жертвой" нарушения пункта 3 статьи 5 Конвенции.

28. Европейский Суд отмечает, что жалоба не является явно необоснованной по смыслу подпункта "a" пункта 3 статьи 35 Конвенции. Он далее отмечает, что она не является неприемлемой по каким-либо иным основаниям. Следовательно, она должна быть объявлена приемлемой для рассмотрения по существу.

 

B. СУЩЕСТВО ЖАЛОБЫ

 

29. Европейский Суд отмечает, что период времени, который следует принимать во внимание, начал течь 21 января 2011 г., даты задержания заявителя, и закончился 7 июня 2013 г., в день его освобождения. Таким образом, он составляет два года, четыре месяца и 16 дней.

30. Европейский Суд неоднократно рассматривал жалобы против Российской Федерации в связи со сходными нарушениями пункта 3 статьи 5 Конвенции и признавал факт нарушения его положений вследствие того, что внутригосударственные суды продлевали срок содержания заявителя под стражей, ссылаясь, главным образом, на тяжесть обвинения и используя однотипные формулировки без учета конкретной ситуации и не рассматривая возможность применения иной меры пресечения (см. среди многих прочих примеров Постановление Европейского Суда по делу "Шухардин против Российской Федерации" (Shukhardin v. Russia) от 28 июня 2007 г., жалоба N 65734/01 <5>, Постановление Европейского Суда по делу "Белов против Российской Федерации" (Belov v. Russia) от 3 июля 2008 г., жалоба N 22053/02, Постановление Европейского Суда по делу "Ламажик против Российской Федерации" (Lamazhyk v. Russia) от 30 июля 2009 г., жалоба N 20571/04 <1>, Постановление Европейского Суда по делу "Макаренко против Российской Федерации" (Makarenko v. Russia) от 22 декабря 2009 г., жалоба N 5962/03 <2>, Постановление Европейского Суда по делу "Гултяева против Российской Федерации" (Gultyayeva v. Russia) от 1 апреля 2010 г., жалоба N 67413/01, Постановление Европейского Суда по делу "Логвиненко против Российской Федерации" (Logvinenko v. Russia) от 17 июня 2010 г., жалоба N 44511/04 <3>, Постановление Европейского Суда по делу "Сутягин против Российской Федерации" (Sutyagin v. Russia) от 3 мая 2011 г., жалоба N 30024/02 <4>, Постановление Европейского Суда по делу "Романова против Российской Федерации" (Romanova v. Russia) от 11 октября 2011 г., жалоба N 23215/02 <5>, а также Постановление Европейского Суда по делу "Валерий Самойлов против Российской Федерации" (Valeriy Samoylov v. Russia) от 24 января 2012 г., жалоба N 57541/09 <6>).

--------------------------------

<5> См.: Бюллетень Европейского Суда по правам человека. 2008. N 5 (примеч. редактора).

<1> См.: там же. 2012. N 12 (примеч. редактора).

<2> См.: там же. 2010. N 12 (примеч. редактора).

<3> См.: там же. 2011. N 1 (примеч. редактора).

<4> См.: там же. 2012. N 5 (примеч. редактора).

<5> См.: Российская хроника Европейского Суда. 2012. N 4 (примеч. редактора).

<6> См.: Бюллетень Европейского Суда по правам человека. 2012. N 11 (примеч. редактора).

 

31. С учетом своей судебной практики по схожим делам и фактам Европейский Суд считает, что в настоящем деле имело место нарушение пункта 3 статьи 5 Конвенции.

 

II. ПРИМЕНЕНИЕ СТАТЬИ 41 КОНВЕНЦИИ

 

32. Статья 41 Конвенции гласит:

"Если Европейский Суд объявляет, что имело место нарушение Конвенции или Протоколов к ней, а внутреннее право Высокой Договаривающейся Стороны допускает возможность лишь частичного устранения последствий этого нарушения, Европейский Суд, в случае необходимости, присуждает справедливую компенсацию потерпевшей стороне".

 

A. УЩЕРБ

 

33. Заявитель требовал выплаты 442 011,35 евро в качестве компенсации морального вреда.

34. Власти Российской Федерации сочли эти требования необоснованными.

35. Европейский Суд установил, что заявитель провел в заключении более двух лет в ожидании решения по предъявленным ему обвинениям, его заключение под стражу не было основано на достаточных основаниях. Европейский Суд отмечает, что заявителю была присуждена компенсация морального вреда в результате оправдания. Однако эта компенсация была выплачена по иным правовым основаниям, нежели те, которые связаны с нарушением, признанным Европейским Судом. Исходя из принципа справедливости он присуждает заявителю 2 500 евро в качестве компенсации морального вреда, а также любые налоги, которые могут быть взысканы с этой суммы.

 

B. СУДЕБНЫЕ РАСХОДЫ И ИЗДЕРЖКИ

 

36. Заявитель требовал выплаты компенсации судебных расходов и издержек в размере 75 922,53 евро.

37. Европейский Суд отмечает, что заявитель не обосновал свои требования. Соответственно, отсутствуют причины для присуждения ему каких-либо сумм по этому основанию.

 

C. ПРОЦЕНТНАЯ СТАВКА ПРИ ПРОСРОЧКЕ ПЛАТЕЖЕЙ

 

38. Европейский Суд полагает, что процентная ставка при просрочке платежей должна определяться исходя из предельной кредитной ставки Европейского центрального банка плюс три процента.

 

На основании изложенного Суд единогласно:

 

1) объявил жалобу на чрезмерную длительность содержания под стражей приемлемой для рассмотрения по существу;

2) постановил, что имело место нарушение пункта 3 статьи 5 Конвенции;

3) постановил, что:

(a) государство-ответчик в течение трех месяцев со дня вступления настоящего Постановления в силу обязано выплатить заявителю 2 500 евро (две тысячи пятьсот евро) в качестве компенсации морального вреда, а также любые налоги, которые могут быть взысканы с этой суммы, подлежащие переводу в рубли по курсу, который будет установлен на день выплаты;

(b) с даты истечения указанного трехмесячного срока и до момента выплаты на эти суммы должны начисляться простые проценты, размер которых определяется предельной кредитной ставкой Европейского центрального банка, действующей в период неуплаты, плюс три процента;

4) отклонил оставшуюся часть требований заявителей о справедливой компенсации.

Совершено на английском языке, уведомление о Постановлении направлено в письменном виде 19 июля 2016 г. в соответствии с пунктами 2 и 3 правила 77 Регламента Суда.

 

Председатель

Комитета Суда

ХЕЛЕНА ЯДЕРБЛОМ

 

Заместитель

Секретаря Секции Суда

ФАТОШ АРАДЖИ

 

 


 



Возврат к списку



Наши  партнеры
Новое на форумах
19.06.2018 15:15:13
Помогите, пожалуйста, советом!
Просмотров: 98463
Ответов: 413
19.06.2018 11:37:34
Фальсификация
Просмотров: 78436
Ответов: 240
19.06.2018 09:00:12
Экспертиза
Просмотров: 126209
Ответов: 616
19.06.2018 08:59:36
Пополнение подборки полезных судебных решений
Просмотров: 25320
Ответов: 71
17.06.2018 09:35:17
ФСКН УБИТА, НО ДЕЛО ЕЁ ЖИВЁТ
Просмотров: 31117
Ответов: 142
15.06.2018 14:47:29
Законопроект об ускорении УДО
Просмотров: 15527
Ответов: 37
15.06.2018 08:46:36
Контрабанда
Просмотров: 80860
Ответов: 323
10.06.2018 22:39:23
Уголовное преследование эксперта Ольги Зелененой
Просмотров: 5117
Ответов: 50
06.06.2018 06:09:58
Законопроект о зачете времени, проведенном в СИЗО
Просмотров: 275939
Ответов: 310

Рекомендации