Главная Поиск Карта сайта
Поиск по сайту
Авторизация
Логин:
Пароль:
Регистрация
Забыли свой пароль?
Легализация
petition.jpg

Мария Новикова (Все сообщения пользователя)

Выбрать дату в календареВыбрать дату в календаре

Страницы: 1
Возобновление производства по новым или вновь открывшимся обстоятельствам
 
Вот на это заявление прокуратура ответила, что не видит новых обстоятельств, муж подал в суд, суд отклонил жалобу, он подал в апелляцию и апелляция вернула жалобу в суд первой инстанции.
Возобновление производства по новым или вновь открывшимся обстоятельствам
 
Цитата
Татьяна Больгинова написал:
Цитата
Татьяна Больгинова написал:
Надо писать примерно так: "прошу признать незаконным бездействие прокурора и возложить на него обязанность об устранении нарушения". Суд, действительно, не может обязать прокурора что-то сделать конкретное - это не его компетенция в случае ст. 125 УПК РФ.
Мария, нужно, конечно, уточнить при этом в жалобе в порядке ст. 125 УПК РФ, в чём конкретно выражается незаконное бездействие прокурора, по мнению заявителя.
А Вы не можете выложить ответ районного прокурора на обращение (заявление) о наличии иных новых обстоятельств по уголовному делу мужа и как эти новые обстоятельства были сформулированы в обращении? Указано ли в обращении, что данные обстоятельства возникли уже после вынесения приговора, то есть не были известны суду первой инстанции на момент принятия решения?
Как вариант, жалобу можно было бы, например, обосновать тем, что районный прокурор не вправе в ответе ссылаться на приговор (точнее на несогласие с ним заявителя), поскольку указанные в заявлении обстоятельства не были известны суду первой инстанции на момент принятия решения, а если были бы известны, то суд мог бы вынести иное решение. Районный прокурор, ссылаясь незаконно на приговор, очевидно не проверил изложенное в заявлении, как того требует упк, и не сопоставил по времени события - вынесение приговора судом первой инстанции и возникновение иных новых обстоятельств по делу. То есть прокурор незаконно не выполнил свои обязанности, что и является его незаконным бездействием . Имхо, конечно.
Татьяна, речь идёт не о районной прокуратуре, она молчит, а о городской.

То есть, как я писала ранее, сначала подали в городскую и этот процесс оттуда идёт.

а в район - новую подали по Вашему совету, они пока молчат.

Текст заявления мужа высылаю дословно. Шапку - убрала за неинформативностью.


ЗАЯВЛЕНИЕ
о возбуждении производства ввиду иных новых обстоятельств
согласно п.3 ч.4 ст.413 УПК РФ


Приговором Никулинского районного суда г. Москвы от «01» июля 2016г., с учётом изменений, внесённых апелляционным определением судебной коллегии по уголовным делам Московского городского суда от 09 марта 2017 г., я был признан виновным в совершении преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 33, п. «з» ч. 2 ст. 126, п. «б» ч. 3 ст. 163 Уголовного кодекса Российской Федерации, и приговорен к десяти годам лишения свободы с отбыванием наказания в колонии строгого режима.

Как следует из приговора суда первой инстанции и апелляционного определения, якобы в точно неустановленное время, но не позднее 14 августа 2014 года, в помещении НКО «Дельта Кей», мной в целях личного обогащения было принято решение о похищении потерпевшего Закриева А.А. и вымогательстве у него 109 миллионов рублей, после чего я обратился к Кононовой Е.А., предложив ей привлечь для похищения потерпевшего Закриева А.А. соучастников. Кононовой Е.А. я якобы пообещал денежное вознаграждение в неустановленном размере и склонил её к пособничеству в совершении преступления.

По мнению суда, Кононова Е.А. привлекла к совершению преступления Барковского Р.А, которому я якобы заплатил за организацию похищения потерпевшего Закриева А.А. и последующее вымогательство с него денежных средств 3 миллиона рублей.

При этом я якобы вымогал с потерпевшего Закриева А.А. денежные средства в размере 109 миллионов рублей путём написания последним расписки.

С приговором суда первой инстанции и апелляционным определением я не был согласен по следующим причинам:

Возглавляемое мной НКО «Дельта Кей», принадлежащее мне на праве собственности, являлась кредитной организацией, осуществлявшей свою деятельность в соответствии с Федеральным Законом № 395-1 от 02.12.1990 г. «О банках и банковской деятельности». Мы имели банковскую лицензию ЦБ РФ № 3513-К, дающую право на денежные переводы, операции с рублями и иностранной валютой, расчетно-кассовое обслуживание и электронные деньги.

22 апреля 2014г. свидетель обвинения Романов М.А. и потерпевший Закриев А.А. получили в моем банке в интересах ООО «Магнат» кредитный лимит (в форме овердрафта)в размере 116 миллионов рублей, который впоследствии возвращен не был. Сумма задолженности ООО «Магнат» по состоянию на 09 июля 2014 г. составила 108 998 363 рубля.

Данная задолженность подтверждена решением Арбитражного суда г. Москвы от 11 июня 2015 г. (УД № 815076, т.9 л.д. 60-63).

Никакого похищения я не организовывал и не заказывал, финансовые требования к потерпевшему Закриеву А.А. были обоснованными, никаких корыстных намерений у меня не было, я пытался провести процедуру досудебного урегулирования претензии и принимал меры к погашению задолженности, в том числе обратившись к коллекторам в лице Барковского Р.А.

Романов М.А. и Закриев А.А. свою причастность к деятельности ООО «Магнат» и к данной задолженности отрицали, суд квалифицировал мои действия как организацию похищения потерпевшего Закриева А.А. и вымогательство с него средств из корыстных намерений.

Между тем, при рассмотрении данного уголовного дела, суду не был известен ряд новых обстоятельств, которые доказывают мою невиновность в организации похищения и неверную квалификацию по п. «б» ч.3 ст. 163 УК РФ.

Эти новые обстоятельства были выявлены позднее, в ходе расследования уголовного дела № 11902450046000006 (далее – «Новое расследование»).

Так, спустя время после вступления моего приговора в законную силу, следственные органы в лице второго СО первого УРОВД ГСУ СК России по г. Москве обнаружили наличие у меня прав требования к потерпевшему Закриеву А.А. (а как следствие – незаконность вмененной мне квалификации).

Так, после постановления приговора по моему делу в отношении меня и Тарамова А.И., уголовное дело не было закрыто, его расследование продолжилось тем же следственным органом – вторым следственным отделом первого управления по расследованию особо важных дел ГСУ СК России по г. Москве под № 11902450046000006 по той же квалификации, которая была вменена ранее мне, в отношении Цицулаева Р.Л., Мадаева Д.С., Мадаева М.М., Мадаева Х.Э., Солталиева М.А.,Ольшанского В.С., Андреева А.Ю., Нагорнева Е.В., Марина И.Н.

11.10.2017 г. в ГУ МВД России по г. Москве добровольно с повинной явился Мадаев Д.С.
24.01.2018г. также добровольно сдались Мадаев М.М. и Мадаев Х.Э.
25.03.2018 г. добровольно сдался Солталиев М.А.

Все они дали подробные показания о том, как все происходило на самом деле. Благодаря этим показаниям, следствие выяснило все картину произошедшего, но она радикально отличалась от той, что мне была инкриминированы ранее, в 2014-2015 годах и была установлена вступившим в законную силу приговором по моему делу.

Указанные новые обстоятельства отражены следствием в т.ч. в Постановлении о выделении в отдельное производство уголовного дела от 25.02.2019 г. (далее – «Постановление»). Прилагаю его заверенную следствием копию к данному заявлению.

Так, «Новое расследование» выявило наличие у меня мотивов и предполагаемых прав требования к потерпевшему Закриеву А.А:

Обстоятельства, установленные «Приговором» Обстоятельства, установленные «Новым расследованием»
«В точно неустановленное время, но не позднее 14 августа 2014 года, в помещении НКО «Дельта Кей», расположенном по адресу: г. Москва, 2-й Рощинский проезд, д. 8, стр. 3, Новиков А.Н., действуя из корыстных мотивов, в целях личного обогащения, выбрав в качестве предмета своего преступного посягательства имущество Закриева А.А., принял решение о похищении последнего и о последующем вымогательстве, принадлежащих ему денежных средств в размере 109 000 000 рублей, то есть имущества в особо крупном размере.» («Приговор», лист 1)

«Новиков каких-либо оснований для требования с Закриева А. денежных средств не имел.» («Приговор», лист 15) «В точно неустановленное следствием время, но не позднее 27.07.2014 возник конфликт между Председателем совета директоров Общества с ограниченной ответственностью Небанковской кредитной организации «Дельта Кей» (далее – ООО НКО «Дельта Кей») Новиковым А.Н., и его партнерами по бизнесу Романовым М.А. и Закриевым А.А., которые, по мнению Новикова А.Н., были причастны к образовавшейся задолженнос-ти у НКО «Дельта Кей» перед кредиторами в сумме не менее 109 000 000 (ста девяти миллионов) рублей, и имели перед НКО «Дельта Кей» долговые обязательства.»
(«Постановление», лист 1)

Мне был вменен ошибочный мотив обращения к Кононовой Е.А.:

Так, в моем приговоре суд сделал вывод:

«Реализуя свой преступный умысел, направленный на похищение Закриева А.А. и вымогательство у него имущества в особо крупном размере, Новиков А.Н. предложил своей знакомой, установленному следствием лицу, уголовное дело в отношении которой выделено в отдельное производство (далее - лицо №1), которой заранее он пообещал денежное вознаграждение в неустановленном размере, привлечь для совершения похищения Закриева А.А. других соучастников. При этом, Новиков А.Н., зная о том, что лицо №1 обладает информацией о вероятных местах появления Закриева А.А., предложил ей сообщить данную информацию для дальнейшей разработки преступного плана, направленного на похищение Закриева А.А.» (Приговор, листы 1, 2)

«Лицо №1, руководствуясь корыстным мотивом, за обещанное ей Новиковым А.Н. денежное вознаграждение, согласилась привлечь других соучастников для похищения Закриева А.А.» («Приговор», лист 2).

«судом достоверно установлено, что Новиков организовал похищение потерпевших Закриева А. и Аргуна, обратившись к ранее знакомой, которая привлекла к совершению преступления других соучастников» («Приговор», лист 15).

Однако, новые обстоятельства, установленные «Новым расследованием» опровергают выводы моего приговора:

«Действуя в целях урегулирования данного конфликта Новиков А.Н. достоверно зная, что Закриев А.А., является представителем чеченской этнической диаспоры, использующий авторитет и значительные связи данной национальной группы в достижении положительных результатов совместной с Романовым М.А. коммерческой деятельности, обратился за помощью к ранее знакомой Кононовой Е.А., осведомленной о связях Закриева А.А. и Романова М.А., основных местах их совместных встреч на территории Московского региона, имеющую широкий круг знакомств, в том числе, среди представителей чеченской этнической группы.»(«Постановление», листы 1,2)

«Учитывая личность Закриева А.А., осознавая в связи с этим сложность в урегулировании возникшего конфликта, Кононова Е.А. привлекла к его разрешению своего знакомого Барковского Р.А., который согласился оказать содействие» («Постановление», лист 2)

Мне также был вменен ошибочный мотив обращения к Барковскому Р.А.:

Обстоятельства, установленные моим приговором:

«…лицо №1 привлекла установленное лицо, уголовное дело в отношении которого выделено в отдельное производство (далее - лицо №2), который, получив от Новикова А.Н. денежное вознаграждение в размере 3 000 000 рублей за организацию похищения Закриева А.А. и последующее вымогательство у него имущества в особо крупном размере, руководствуясь корыстным мотивом, привлек для совершения упомянутых преступлений Тарамова А.И.» (Приговор, лист 2).

Обстоятельства, установленные «Новым расследованием»:

«Барковский Р.А. и действовавший по поручению Цицулаева Р.Л. - Мадаев Д.С[...], предложили Новикову А.Н. оказать на Закриева А.А. и Романова М.А. противоправное насильственное воздействие ,с целью вынудить последних закрыть свои долговые обязательства перед НКО «Дельта Кей» в лице Новикова А.Н., потребовав в качестве оплаты за предложенные услуги денежное вознаграждение равное половине от общей суммы возвращенных долговых обязательств, на что Новиков А.Н. согласился» («Постановление», ,л.2)

Мой приговор утверждает, что я якобы заплатил Барковскому Р.А. денежное вознаграждение за организацию похищения Закриева А.А. и последующее вымогательство у потерпевшего денежных средств. В то время как «Новым расследованием» установлено, что Барковский потребовал оплаты за предложенные им услуги в виде половины от общей суммы возвращенного с его помощью долга. Никаких 3 миллионов рублей, якобы выплаченных мной Барковскому Р.А. за организацию похищения и вымогательства, не существовало.

Соответственно, противоречит и роль Барковского Р.А.:

Обстоятельства, установленные моим приговором:

«лицо №2,[…] руководствуясь корыстным мотивом, привлек для совершения упомянутых преступлений Тарамова А.И., установленное лицо, уголовное дело в отношении которого выделено в отдельное производство (далее - лицо №3) и не менее четырех неустановленных следствием соучастников. При этом, контроль и руководство за действиями соучастников непосредственно на местах совершения преступлений лицо № 2 возложил на себя.» («Приговор», лист 2).

Обстоятельства, установленные «Новым расследованием»:

«В свою очередь Цицулаев Р.Л. действуя во исполнение общего с соучастниками преступного умысла, в точно неустановленные следствием время и месте, при неустановленных обстоятельствах для участия в захвате Закриева А.А. и Романова М.А. и последующего их перемещения привлек Мадаева Д.С. и его знакомых - Мадаева М.М., Мадаева Х.Э., Солталиева М.А., Тукаева Р.Х., а также Тарамова Ад.И., Сагаипова А.С., Тарамова Ал.И., исполнявших роль личной охраны Цицулаева Р.Л.» («Постановление», лист 3)

Установленная в моем приговоре моя роль в качестве организатора похищения полностью противоречит обстоятельствам, выявленным «Новым расследованием»:

Обстоятельства, установленные моим приговором:

«В точно неустановленное время, но не позднее 14 августа 2014 года, в помещении НКО «Дельта Кей», расположенном по адресу: г. Москва, 2-й Рощинский проезд, д. 8, стр. 3, Новиков А.Н., действуя из корыстных мотивов, в целях личного обогащения, выбрав в качестве предмета своего преступного посягательства имущество Закриева А.А., принял решение о похищении последнего и о последующем вымогательстве принадлежащих ему денежных средств.» («Приговор», лист 1)

Обстоятельства, установленные «Новым расследованием»:

«После чего, Барковский Р.А. и Цицулаев Р.Л., действуя совместно и согласовано, в корыстных интересах, приняли решение похитить Закриева А.А. и Романова М.А., […]рассчитывая вынудить Романова М.А. и Закриева А.А. закрыть долговые обязательства перед НКО «Дельта Кей» в лице Новикова А.Н., получив при этом половину от общей суммы долговых обязательств.»(«Постановление», лист 2)

Также установлено, что я не давал никаких указаний об освобождении потерпевшего Закриева А.А.:

Обстоятельства, установленные моим приговором:

«В этот же день, доведя свое преступление до конца, путем получения расписки о наличии у Закриева А.А. долга перед Новиковым А.Н. в размере 109 000 000 рублей, лицо №2 и Новиков А.Н. приняли решение освободить Закриева А.А. и Аргуна А.Б.»(«Приговор», лист 4)

Обстоятельства, установленные «Новым расследованием»:

«В точно неустановленное время 21.08.2014, Цицулаев Р.Л., располагая информацией о полученной расписке, дал Тарамову А.И. и Мадаеву Д.С. указание освободить Закриева А.А. и Аргуна Я.Б., одновременно поручив им привезти Закриева А.А. к нему на встречу.» («Постановление», лист 9)

«Новое расследование» установило, что моя роль была лишь в обращении к влиятельным чеченским лидерам с целью разрешения конфликта, а также в предоставлении им документов, свидетельствующих о долге:

Обстоятельства, установленные моим приговором:

«Новиков организовал похищение потерпевших Закриева А. и Аргуна, обратившись к ранее знакомой, которая привлекла к совершению преступления других соучастников. При этом Новиков за похищение и вымогательство Закриева А. заплатил 3 000 000 рублей.» («Приговор», лист 15)

Обстоятельства, установленные «Новым расследованием»:

«Новиков А.Н. обеспечил необходимую документацию ООО НКО «Дельта Кей», свидетельствующую о причастности Романова М.А. и Закриева А.А. к образованию задолженности организации перед кредиторами…» («Постановление», лист 3)

26.09.2019 г. ГСУ СК России по г. Москве мне было выслано сообщение о выявлении новых обстоятельств по моему делу (копия прилагается):

«…В ходе расследования установлены ряд обстоятельств, неучтенных при вынесении приговора Никулинским районным судом г. Москвы 01.07.2016, согласно которому Новиков А.Н, был признан виновным в совершении преступлений, предусмотренных п.п. «а, в, г, ж, з» ч. 2 ст. 126, п. «б» ч. 163 УК РФ и приговорен к длительному сроку лишения свободы.

Так, не были приняты во внимание, установленные в настоящее время обстоятельства наличия у Новикова А.Н. оснований полагать причастность Закриева А.А, и Романова М.А. к образовавшейся задолженности у НКО «Дельта Кей» перед кредиторами в сумме не менее 109 000000 (ста девяти миллионов) рублей. […]

По результатам сообщенных Новиковым А.Н. сведений ГСУ СК России по г. Москве было возбуждены уголовные дела, по которым к уголовной ответственности привлечены лица, причастные к совершению данных преступлений…» (Сообщение ГСУ СК России по г. Москве, прилагается).

Дополнительно сообщаю, что запросы в государственный Пенсионный фонд РФ по форме СЗИ-6 на Романова М.А., и Закриева А.А. выявили, что и Романов М.А. и Закриев А.А. официально работали в ООО «Магнат», получали там заработную плату, им начислялась пенсия.

Так, согласно выписки Пенсионного фонда РФ по форме СЗИ-6, Романов М.А. имеет СНИЛС 114-288-43349 и согласно пункту 2.4 выписки, показывающей расчетный пенсионный капитал сформированных пенсионных взносов за 2002-2014 годы, его работодателем были в 2002-2003 годах Государственное унитарное предприятие учреждения ОД-1/5УИН Минюста РФ по Владимирской области, где он ранее отбывал наказание согласно приговора суда. Из этой же выписки следует, что в 2014 году работодателем Романова М.А. в течение 8 месяцев и 22 дней являлось ООО «Магнат».

Закриев А.А, имеющий СНИЛС 134-914-394 66, также был трудоустроен в данную компанию. Согласно выписки СЗИ-6 ПФР РФ, Закриев А.А. в 2014 году работал в ООО «Магнат», а впоследствии в 2018 году сменил свою работу на Государственное автономное учреждение «Государственный русский драматический театр им. М.Ю. Лермонтова.

Приобщаю к данному заявлению выписку из ПФР РФ по форме СЗИ-6 на Закриева А.А., дополнительно доказывающие несостоятельность утверждений потерпевшего Закриева А.А. и свидетелей Закриева У.А. и Романова М.А. о его непричастности к деятельности ООО «Магнат» и несоответствие данных новых обстоятельств выводам суда по моему делу.

Также обращаю внимание на тот факт, что мое обвинительное заключение было согласовано не надлежащим лицом.

Так, в связи с тем, что расследование моего уголовного дела вел Следственный Комитет России, обвинительное заключение должен был согласовать и подписать первый заместитель прокурора г. Москвы Манаков Олег Юрьевич, курирующий Управление по надзору за процессуальной деятельностью СК РФ, а согласовал и подписал его Катасонов Юрий Александрович, курирующий другое управление.

Согласно ч.1 ст.413 УПК РФ, вступивший в законную силу приговор суда может быть отменен и производство по уголовному делу возобновлено ввиду новых обстоятельств.

Согласно п.2 ч.2и п. 3 ч.4 ст. 413 УПК РФ, основаниями возобновления производства по уголовному делу являются, в том числе, иные новые обстоятельства, не известные суду на момент вынесения судебного решения.

Согласно ч. 1 ст. 415 УПК РФ, право возбуждения производства ввиду новых обстоятельств принадлежит прокурору.

Согласно ч. 2 ст. 415 УПК РФ, поводами для возбуждения производства ввиду новых обстоятельств могут быть сообщения граждан, должностных лиц, а также данные, полученные в ходе предварительного расследования и судебного рассмотрения других уголовных дел.

Согласно нормам ст. 415 УПК РФ, прокурор проверяет только вновь открывшиеся обстоятельства, а новые обстоятельства по уголовному делу, согласно ч.4 ст. 415 УПК РФ, подлежат расследованию.


На основании вышеизложенного и руководствуясь ст.ст. 413, 415, 416 УПК РФ, прошу:

1. Вынести Постановление о возбуждении производства ввиду иных новых обстоятельств согласно п.3 ч.4 ст. 413 УПК РФ;

2. Направить данный материал руководителю следственного органа для производства расследования этих обстоятельств и подтверждения их достоверности;

3. По окончании расследования направить уголовное дело со своим заключением, а также с копией приговора и материалами расследования в суд, правомочный решать вопрос о возобновлении производства по данному уголовному делу ввиду иных новых обстоятельств.


Приложения:

- Постановление о выделении уголовного дела
- Письмо ГСУ СК России по г. Москве о выявлении новых обстоятельств
- Выписка из Пенсионного фонда РФ на Закриева А.А.


«28» февраля 2020 г.


Новиков Андрей Николаевич
Возобновление производства по новым или вновь открывшимся обстоятельствам
 
Цитата
Татьяна Больгинова написал:
Мария, а Вы или Ваш муж не заявили о преступлении - даче фигурантом по делу мужа заведомо ложных показаний? Потому что прокуратуру весьма сложно "убедить" возбудить производство ввиду иных новых обстоятельств, ведь они в этом абсолютно не заинтересованы и всегда проще отписаться, что заявитель не соглашается со вступившим в законную силу приговором и отказать ему. Это "проще пареной репы", а с возбужденным производством - им только лишние хлопоты.
Татьяна, добрый день !

Увы, пока факт дачи потерпевшим ранее ложных показаний не исследован в судебном порядке, происходят всякие чудеса.

О том, что ранее он давал ложные показания в части ст.126 - потерпевший показал под протокол.

После этого, он также под протокол, в очной ставке, признал и тот факт, что вымогательства не было тоже с него.

По итогам этих протоколов и показаний мы начали требовать привлечь его к ответственности за дачу ложных показаний, после чего он резко отказался от своих показаний и в части 126 и в части 163 статей, и на текущий момент - в отказе.

Следствие в возбуждении против него дела отказало.

Так что и то, что начали требовать привлечь его ещё в ходе следствия - стало нашим промахом и ошибкой, он просто отказался от показаний и все. И это устроило следствие.
Возобновление производства по новым или вновь открывшимся обстоятельствам
 

Всем доброго здравия !
Опять нужна ваша помощь !

Ранее нашу ситуацию я описывала на этой странице: https://www.antisud.com/forum/forum5/topic65/?PAGEN_1=39 и в этом топике:

https://www.antisud.com/forum/messages/forum5/topic65/message78367/#message78367

Она касается возобновления производства ввиду иных новых обстоятельств, но так как была связана с обращениями в прокуратуру и суд в порядке ст.ст. 124 и 125 УПК РФ, я ее разместила в соседнем, профильном разделе.

По существу последней проблемы 01.06.2020 г. я писала тут:

https://www.antisud.com/forum/messages/forum5/topic65/message78369/#message78369

Приведу оттуда свою цитату, которая очень важна в данном вопросе:

"....Но это - ещё не всё:

Как я уже писала выше, мой муж также подал заявление в районную прокуратуру, городскую и Генеральную...

На его заявление, поданное им 28 февраля 2020 г. в Прокуратуру г. Москвы, ему пришло как и мне, письмо-ответ от 08.04.2020 г. о том, что якобы предоставленные им сведения не подпадают под критерии новых или вновь открывшихся обстоятельств...

Муж, как и я, подаёт жалобу в Таганский районный суд по ст.125 УПК РФ и получает замечательный ответ: (цитирую:)

"Проверив доводы жалобы, а также приложенные к ней документы, суд приходит к выводу, что в жалобе заявителя Новикова А.Н. отсутствует предмет обжалования в порядке ст. 125 УПК РФ, поскольку его доводы, сводятся к несогласию с состоявшимся судебным решением по уголовному делу в отношении него. Жалоба заявителя связана с рассмотрением его обращений на вступившее в законную силу решение суда. При таких обстоятельствах судья приходит к выводу об отказе в принятии вышеуказанной жалобы заявителя к рассмотрению...." (Конец цитаты).

Ситуация получила продление и снова возникла необходимость в ваших советах и помощи !:

На данный отказ Таганского районного суда г. Москвы, о котором я писала ранее и фрагмент из которого процитировала выше, муж подал апелляционную жалобу в Московский городской суд.

В своей жалобе он не согласился с решением суда первой инстанции, приведя следующие доводы:

- Согласно ч.4 ст. 415 УПК РФ, если в таком сообщении имеется ссылка на наличие обстоятельств, указанных в пункте 3 части четвертой статьи 413 УПК РФ, то прокурор обязан вынести постановление о возбуждении производства ввиду новых обстоятельств и направить соответствующие материалы руководителю следственного органа для производства расследования этих обстоятельств. При этом действия прокурора регламентируются положениями ст. 416 УПК РФ.

- Согласно ч.1 ст. 416 УПК РФ, по окончании расследования и при наличии основания возобновления производства по уголовному делу прокурор обязан направить уголовное дело со своим заключением в суд. При отсутствии же оснований возобновления производства – прокурор согласно ч.2 ст.416 УК РФ, своим постановлением прекращает возбужденное им производство.

Таким образом, из совокупности статей 415-416 УПК РФ следует, что производство прокурор возбуждает при наличии в заявлении ссылок на наличие обстоятельств, указанных в пункте 3 части четвертой статьи 413 УПК РФ в любом случае.

Иных вариантов действий прокурора при наличии в сообщении таких ссылок закон не предусматривает, и прокурор в таком случае не имеет права проводить самостоятельную проверку, а обязан направить материалы именно в следственный орган.

28 февраля 2020 г. мужем в Прокуратуру г. Москвы было направлено сообщение в виде заявления о возбуждении производства ввиду иных новых обстоятельств согласно п.3 ч.4 ст.413 УПК РФ, в котором он просил вынести постановление о возбуждении производства ввиду иных новых обстоятельств согласно п.3 ч.4 ст. 413 УПК РФ, направить данный материал руководителю следственного органа для производства расследования этих обстоятельств и подтверждения их достоверности, а по окончании расследования направить уголовное дело со своим заключением, а также с копией приговора и материалами расследования в суд, правомочный решать вопрос о возобновлении производства по уголовному делу ввиду наличия иных новых обстоятельств. В данном заявлении были приведены ссылки на наличие данных обстоятельств, указанных в пункте 3 части четвертой статьи 413 УПК РФ.

18 апреля 2020 г. ему был дан ответ за № 15/35-593-2015/7815 за подписью заместителя начальника управления по надзору за процессуальной деятельностью органов Следственного комитета Российской Федерации Т.В. Дзутдзати, носящий информационный характер, из которого следовало, что якобы приведенные мной обстоятельства не подпадают под основания, указанные в п.3 ч.4 ст. 413 УПК РФ, и оснований для возобновления производства по уголовному делу в настоящий момент не имеется.

С данным ответом на свое заявление муж не согласился ни по форме, ни по существу, подав жалобу на прокуратуру в суд первой инстанции в порядке ст. 125 УПК, а затем - и в суд апелляционной инстанции.

Так, по форме – данный ответ, по его мнению, не соответствует действующему законодательству. Вместо предусмотренного ч. 4 ст. 415 УПК РФ постановления о возбуждении производства ввиду новых обстоятельств, либо отказа от такого возбуждения, оформленного в виде мотивированного постановления, был дан непроцессуальный ответ общего информационного характера в виде письма, которыми обычно отвечают на обращения граждан в порядке Федерального закона № 59-ФЗ от 02.05.2006 г. «О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации», не предусмотренный статьями 413-416 УПК РФ.

Кроме того, при заявленных заявителем ссылках на наличие обстоятельств, установленных в ходе расследования другого уголовного дела, установить отсутствие оснований для возобновления производства по уголовному делу прокурор может только прекратив своим постановлением возбужденное им ранее производство на основании результатов расследования следственным органом обстоятельств, содержащихся в сообщении, но никак не собственным единоличным решением об отсутствии оснований, без вынесенного постановления о возбуждении производства и результатов проведения расследования.

Муж сослался на ППВС и КС:

"Согласно п. 18 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 10 февраля 2009 г. №1 "О практике рассмотрения судами жалоб в порядке статьи 125 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации", отказ в возбуждении производства ввиду новых обстоятельств обжалуется в порядке статьи 125 УПК РФ.

Как указано в Определении Конституционного Суда РФ от 21 мая 2015 г. № 1187-О, заявитель не лишен права обжаловать отказ прокурора в возбуждении производства по уголовному делу ввиду новых обстоятельств даже в том случае, если такой отказ не оформлен в виде постановления (определения Конституционного Суда Российской Федерации от 18 ноября 2004г. № 369-О, от 17 ноября 2009 г. № 1409-О-О, от 21 июня 2011г. № 801-О-О и от 24 марта 2015г. № 495-О)."

Муж в жалобе указал, что попросил суд первой инстанции признать бездействие прокуратуры г. Москвы незаконным и обязать Прокуратуру г. Москвы исполнить процедуру, соответствующую требованиям ст.ст. 415-416 УПК РФ, но 26 мая 2020 г. он получил Постановление Таганского районного суда г. Москвы от 14 мая 2020 г., об отказе в принятии к рассмотрению его жалобы в порядке ст.125 УПК РФ, т.к. суд пришел к выводу, что в жалобе якобы отсутствует предмет обжалования в порядке ст. 125 УПК РФ, поскольку якобы его доводы сводятся к несогласию со вступившим в законную силу судебным решением по его уголовному делу И ВСЁ.

Более ни одного аргумента суд первой инстанции в своем решении не привел и муж обжаловал это решение в апелляцию.

Таким образом, в апелляционной жалобе муж пояснил, что:

1) Им обжаловалось не судебное решение по его уголовному делу, вступившее в законную силу, а бездействие прокуратуры г. Москвы, выраженное в нарушении процедуры, установленной частью 4 статьи 415 и статьей 416 УПК РФ в ходе рассмотрения его заявления, поданного им в Прокуратуру г. Москвы в порядке ст. 413 УПК РФ.

2) Факт того, что его жалоба в суд подавалась в порядке ст.125 УПК РФ и касалась именно бездействия Прокуратуры г. Москвы зафиксировано в первом абзаце мотивировочной части данного судебного решения, а соответственно, резолютивная часть судебного решения произвольна и необоснована, так как противоречит предмету судебного обжалования, указанному в первом абзаце мотивировочной части решения.

3) В данном Постановлении суд ссылается на то, что не подлежат обжалованию в порядке ст. 125 УПК РФ решения и действия (бездействие) должностных лиц, полномочия которых не связаны с осуществлением уголовного преследования в досудебном производстве и с рассмотрением жалоб на вступившие в законную силу судебные решения. Именно в связи с данной аргументацией суд усмотрел в жалобе отсутствие предмета обжалования в порядке ст.125 УПК РФ.

Однако, согласно п. 18 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 10 февраля 2009 г. №1 "О практике рассмотрения судами жалоб в порядке статьи 125 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации", отказ в возбуждении производства ввиду новых обстоятельств обжалуется именно в порядке статьи 125 УПК РФ. (Постановление Пленума ВС РФ от 10.02.2009 г. № 1).

Муж также указал, что данную норму, как и то, что заявитель не лишен права обжаловать отказ прокурора в возбуждении производства по уголовному делу ввиду новых обстоятельств даже в том случае, если такой отказ не оформлен в виде постановления, неоднократно подтверждал Конституционный Суд.

Он попросил вторую инстанцию отменить Постановление Таганского районного суда г. Москвы от 14 мая 2020 г. и направить его жалобу для нового рассмотрения в суд первой инстанции в другом составе.

Апелляционная инстанция с его доводами согласилась и направила жалобу в суд первой инстанции для рассмотрения в другом составе суда.

07 июля 2020 г., апелляционная инстанция принимает решение о возврате жалобы мужа на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

На сегодняшний день, 20 августа 2020 г., то есть по истечении полутора месяцев, ни суд апелляционной инстанции, ни суд первой инстанции так и не выслали мужу в лагерь решения суда второй инстанции, более того - его не дали на руки даже представителю по доверенности, сославшись на то, что "ой, у нас так много работы, а тут ещё и вы нас достаете...придите позже, хотя бы через месяц..."

Не дождавшись решения второй инстанции, но зная о нем из состоявшегося заседания, на котором муж присутствовал по видео, он "вдогонку" послал в суд первой инстанции копию своей первой жалобы и ходатайство о предоставлении решений судов по данной жалобе, основываясь на факт решения в состоявшемся апелляционном процессе.

В ответ, ему вчера Таганский районный суд прислал Постановление о возвращении жалобы заявителю для устранения недостатков, в которой активно используются весьма сомнительные утверждения и игра слов.

Процитирую фрагменты этого Постановления:

"....Заявитель Новиков А.Н. обратился в Таганский районный суд с жалобой в порядке ст. 125 УПК РФ, в которой просит признать незаконным бездействие Прокуратуры г. Москвы, выразившеесяв предоставлении
процессуального ответа по заявлению о возбуждении производства по уголовному делу ввиду новых обстоятельств, а также сам ответ и обязать Прокуратуру г. Москвы возбудить производство ввиду новых обстоятельств, направить материал для проведения расследования в следственный орган, по
итогам которого предоставить процессуально-значимый ответ в виде мотивированного постановления.

При подготовке данной жалобы к рассмотрению было установлено, что жалоба подлежит возвращению заявителю, поскольку имеются препятствия для ее рассмотрения судом.
Так, как разъяснено в постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 10.02.2009 № 1 «О практике рассмотрения судами жалоб в порядке статьи
125 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации», жалоба на постановление прокурора об отказе в возбуждении производства ввиду
новых или вновь открывшихся обстоятельств подлежит рассмотрению в порядке, предусмотренном статьей 125 УПК РФ.

Таким образом, в порядке ст. 125 УПК РФ подлежит обжалованию решение прокурора об отказе в возбуждении производства ввиду новых обстоятельств, независимо от того, каким образом это решение оформлено, однако заявитель в своей жалобе просит признать незаконным бездействие
прокурора, в связи с чем требования, изложенные в жалобе, подлежат уточнению.

Кроме того, в полномочия суда при рассмотрении жалоб в порядке ст. 125 УПК РФ не входит возложение на прокурора обязанности по принятию конкретного решения по результатам рассмотрения заявления о возбуждении
производства по новым обстоятельствам, о чем заявитель просит в жалобе.

В связи с этим заявителю необходимо уточнить предмет обжалования и свои требования применительно изложенным в жалобе обстоятельствам, а также положениям ст. 125 УПК РФ, в соответствии с которой суд может признать незаконным и необоснованным решение и действия (бездействие) должностного лица, осуществляющего уголовное преследование, и возложить обязанность по устранению допущенного нарушения.

При этом суд считает необходимым отметить, что при рассмотрении жалобы в порядке ст. 125 УПК РФ суд исходит из тех требований, которые
сформулированы заявителем в жалобе и, соответственно, составляют предмет судебного разбирательства.

В связи с перечисленными обстоятельствами, а также учитывая положения п. 7 Постановления Пленума Верховного суда РФ № 1 от 10 февраля 2009 года, суд считает необходимым возвратить жалобу заявителю для устранения указанных недостатков, разъяснив ему право
обратиться в суд с жалобой в порядке ст. 125 УПК РФ..." (Конец цитаты).

Почему мы считаем данные аргументы сомнительными ?

а) О том, что жалоба на постановление прокурора об отказе в возбуждении производства ввиду
новых или вновь открывшихся обстоятельств подлежит рассмотрению в порядке, предусмотренном статьей 125 УПК РФ, мы суду заявляли и доказывали и сами, ссылаясь на то же постановление Пленума Верховного Суда РФ от
10.02.2009 № 1 «О практике рассмотрения судами жалоб в порядке статьи 125 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации».

Однако, сомнительным мы считаем следующее умозаключение суда:

(Цитата из Постановления):

"Таким образом, в порядке ст. 125 УПК РФ подлежит обжалованию решение прокурора об отказе в возбуждении производства ввиду новых обстоятельств, независимо от того, каким образом это решение оформлено" (конец цитаты).

Дело в том, что данной фразы в ППВС нет, она является уже не текстом Постановления Президиума Верховного Суда, а умозаключением Таганского районного суда.

Но это умозаключение приводит к продолжению логического цепочки мышления судом:

"Таким образом, в порядке ст. 125 УПК РФ подлежит обжалованию решение прокурора об отказе в возбуждении производства ввиду новых обстоятельств, независимо от того, каким образом это решение оформлено, однако заявитель в своей жалобе просит признать незаконным бездействие
прокурора, в связи с чем требования, изложенные в жалобе, подлежат уточнению." (Конец цитаты).

Получается интересная какая то логика: так как в ППВС прямо сказано, что жалоба на постановление прокурора об отказе в возбуждении производства ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств подлежит рассмотрению в
порядке, предусмотренном статьей 125 УПК РФ, то почему то районный суд решил, что это обжалование производится "НЕЗАВИСИМО ОТ ТОГО, КАКИМ ОБРАЗОМ ЭТО РЕШЕНИЕ ПРОКУРОРА ОФОРМЛЕНО", а раз так - отказ прокурора от возбуждения производства в форме информационного письма - это тоже действие, а муж жалуется на бездействие.

Суд как бы говорит - "а чего это вы жалуетесь на бездействие прокуратуры, она же вам выслала письмо, значит уже совершила действие...ведь такой отказ - можно приравнять к процессуально оформленному решению якобы.

Однако, на самом деле - это не так. Никаких "любых образов оформления решений" - ни УПК РФ, ни ППВС не предусматривают и ни описывают.

Есть статья 415 УПК РФ, которая четко регламентирует действия прокурора, и иные все "образы оформления решений" - незаконны, так как попросту не описаны и не регламентированы законом.

С позиций же суда, жалоба мужа на бездействие прокуратуры - необоснованно, так как выполненное ими действие, выраженное в написании ему информационного письма - уже есть действие, доказывающее отсутствие бездействия. То есть подход суда основан на форме, а не по существу.

Лукавством и игрой слов является и позиция суда о том, что "в полномочия суда при рассмотрении жалоб в порядке ст.125 УПК РФ не входит возложение на прокурора обязанности по принятию конкретногорешения по результатам рассмотрения заявления о возбуждении
производства по новым обстоятельствам, о чем заявитель просит в жалобе..."

Учитывая, что право принятия сообщения о наличии новых обстоятельств принадлежит только прокурору, и никакой другой инстанции, а также ту норму законодательства, что все следующие действия также могут производится только после действий прокурора, предусмотренных ст.ст. 415 и 416 УПК РФ, фактически прокурор затрудняет наш доступ к правосудию и блокирует даже возможность исследования новых обстоятельств следственным органом, при том что сам он исследовать, согласно закона, обстоятельства, изложенные нами в сообщениях, не вправе.

И если суд воспринимает требование мужа о возложении на прокурора обязанностей исполнить требования УПК РФ, как требование о принуждению прокурора к принятию решения, то как же тогда составить новое заявление и о чем просить суд ?

Заявить о том, что прокурор затрудняет доступ к правосудию ? Что он, отказывая в возобновлении производства ввиду иных новых обстоятельств, превышает свои полномочия, так как таким правом его закон не наделяет ? Чего тогда посоветуете потребовать мужу и как Вы порекомендуете "уточнить предмет обжалования" ?

Заранее благодарна за советы !

С уважением,
Мария.

Обжалование действий прокурора и следователя в порядке ст. 124, 125 УПК
 
Цитата
Татьяна Больгинова написала: А Вы не написали его?
Татьяна, готовлю им новое заявление. Тот экземпляр не сохранила, так как подала тогда, после их отказа в приеме заявления, в городскую прокуратуру.
Обжалование действий прокурора и следователя в порядке ст. 124, 125 УПК
 
Цитата
Татьяна Больгинова написал:
А пока что у районного прокурора, как я понимаю, была только жалоба Вашего мужа, а заявлений в порядке гл. 49 УПК РФ не было.
Нет, Татьяна, муж подал именно заявление в порядке гл.49 УПК РФ о возбуждении производства ввиду иных новых обстоятельств.

Ему ответили, что якобы все им описанное было предметом рассмотрения судом апелляционной инстанции, хотя это абсолютная чушь, и что никаких конкретных данных о каких то новых обстоятельствах он в своем заявлении не предоставил.
Обжалование действий прокурора и следователя в порядке ст. 124, 125 УПК
 
Цитата
Татьяна Больгинова написал:
Вот это и является "иными новыми обстоятельствами по уголовному делу", предусмотренными п. 3 ч. 4 ст. 413 УПК, т. к. суд первой инстанции не имел этой информации, а эти обстоятельства исключают виновность и наказуемость Вашего мужа.
Татьяна, понимаете в чем дело, фактически речь идёт о том, что суд первой инстанции по делу мужа "достоверно установил" обстоятельства, который в реальности не существовало, они были только в фантазиях следователя в обвинительном заключении, которое он умудрился написать так, чтобы не доказывать вообще обоснованность своих фантазий. Это тоже нужно талант такой иметь, но у них все везде прокатило тогда - и в СК, и в прокуратуре и в суде и в апелляции.

Пришлось потрудиться и судье, выносившему приговор, как вменить роль человеку, если она ничем не обоснована. Но и он сумел, и его приговор устоял.

Так или иначе, в данном приговоре речь шла о том, что мужу пришел в голову корыстный умысел на незаконное обогащение путем похищения человека с целью выкупа, он такое похищение организовал и лично принимал участие в этом вымогательстве.

Потерпевший тогда рассказывал страшные сказки, как якобы сидел в каком то бункере, в надетой на голову маске, в каком то подвале, страдал, мучился, а мой муж его приезжал якобы избивать и требовать деньги, необоснованно, просто так, без причин.

Мужа никто не слушал, наших свидетелей тоже, на базе этих показаний потерпевшего мужу и вменили ч.3 ст. 33, п."з" ч.2 ст. 126 и п."б" ч.3 ст. 163 УК РФ.

Текстом в приговоре его действия описали максимально обще и размыто, не детализируя - типа, организовал группу, нашел исполнителей, заплатил этим исполнителям 3 миллиона рублей, организовал их "акцию", а потом - принял решение об освобождении потерпевшего, дав исполнителям приказ его выпустить.

Опровергнуть это все было некому и нечем. На было ни одного человека, который бы мог рассказать о том, что реально было, а сам муж - и вообще не знал, что там было. А потерпевший - давал ложные показания.

Прошло время, в полицию с явкой с повинной явились 4 чеченца, признавшиеся в тех событиях. Но их рассказ - кардинально отличался от версии следствия и приговора суда.

Все четверо - заявили, что потерпевший сам попросил их отвезти его в тот дом, который, кстати, один из них и снимал. И никакой мой муж там не участвовал и близко, это был узкий чеченский круг, в котором потерпевший попросил его спрятать в доме, так как опасался в городе неких лиц. Они его увезли, по его просьбе, и там спрятали.

Соответственно, никто его не бил, не прессовал, он там был со своим сотовым телефоном, без наручников, без масок, свободно перемещаться по дому, имел от него ключи и свободно мог его покинуть, но этого не делал - добровольно, по каким то своим причинам.

Под давлением показаний этих 4 чеченцев, потерпевший под протокол признался, что давал ранее ложные показания, что он и правда, был там свободен, без маски, без ограничений, но не уходил из дома.

Более того, потерпевший в протоколе очной ставки с одним из фигурантов пояснил причины того, почему он не покидал этот дом. Как выяснилось, они со своим братом готовили провокацию.

Брат подал заявление о похищении его брата, шел процесс ОРД, и потерпевший, с его слов, сидел в доме специально и ждал, когда его "найдут" опера московского уголовного розыска, потому и не покидал этот дом, ему это было невыгодно.

Но случилось неожиданное - они его "освободили" принудительно, то есть без его воли и желания, чем фактически спутали его карты.

Это все потерпевший в новом деле признал. И ложные показания, которые давал ранее, и что фактически был в гостях у земляков, и т.д.

Следствие выявило, что никто никаких денег никому не платил, никакого выкупа не требовал, а требовали возврата долга, нашли всех, и тех, кто его туда привез, и тех кто его там типа охранял, и тех, кто его "освобождал, и того, кто
давал приказ освободить потерпевшего, и это все - не мой муж, он никого из них не знает, а они - не знают его.

Вот в итоге СК и признал свою ошибку, что посадил невиновного человека. Но зато прокуратура не хочет не то, что бы это признавать, она даже не хочет читать материалы и доказательства, и передавать их на расследование в следственный орган.

И дело на потерпевшего - возбуждать тоже не планируют.

Тем не менее, выявленные фактические обстоятельства - радикально противоречат приговору суда по делу мужа, все что ему инкиминировали - они опровергают в полном объеме, включая его роль и вообще участие. Они вообще исключают преступность и наказуемость мужа.

И хотя эти обстоятельства зафиксированы в протоколах следственных действий в новом деле - прокуратура заявляет, что это не является иными новыми обстоятельствами, не мотивируя этого утверждения.




Обжалование действий прокурора и следователя в порядке ст. 124, 125 УПК
 
Цитата
Татьяна Больгинова написал:

Если я правильно понимаю и ничего не путаю, то после принятия решения судом первой инстанции по делу вашего мужа выяснилось , что те якобы "свидетели" дали на суде ложные показания, о чём суду на момент принятия решения было не известно, и в отношении этих лиц возбуждено уже уголовное дело, в том числе и по статье за дачу ложных показаний. Есть явка с повинной. (Или же уголовное дело в отношении бывших "свидетелей" за дачу ложных показаний в суде под присягой не возбуждено?)
Нет, Татьяна !

Приговор суда был построен на показаниях потерпевшего, который лишь сейчас, через несколько лет, признался что давал ложные показания.

Но дело на него не завели и заводить не планируют, в том числе за дачу заведомо ложных показаний.

Однако, его признание и новые показания, которые вообще исключают вмененный мужу состав - есть в новом деле, они уйдут с делом в суд, и следователь предлагает ждать приговора, а после этого уже подавать по 413 ст.

Но приговора - не в отношении потерпевшего, дававшего ранее ложные показания, а в отношении реальных преступников.
Обжалование действий прокурора и следователя в порядке ст. 124, 125 УПК
 
Цитата
Татьяна Больгинова написал:
Мария, обжаловать это постановление не имеет смысла, имхо.
Советую найти образец заявления районному прокурору - о наличии иных новых обстоятельств по уголовному делу Вашего мужа (п. 3 ч. 4 ст. 413 УПК РФ) и написать такое заявление районному прокурору. Этот прокурор, а не вышестоящие является "главным" в соответствии с настоящей редакцией гл. 49. А заявление к нему - "отправная точка" борьбы за возобновление уголовного дела в порядке гл. 49 УПК РФ.
Добрый день, Татьяна !

Я так и поступила - скачала из интернета заявление, написала его, поехала в районную прокуратуру, она отказалась принимать заявление и отправила меня с ним в Прокуратуру г. Москвы, куда я его и подала.

Сейчас готовлю новое заявление, на этот раз - снова в районную, отправлю им его почтой.
Обжалование действий прокурора и следователя в порядке ст. 124, 125 УПК
 
Что то я с мужем по телефону поговорила, он на меня как ушат холодной воды вылил :(

я когда прочитала Постановление, не обратила внимания на его название, а оно - никак не связано с 413-417 УПК, увы :(

Получается, это очередная, совершенно бесполезная отписка, ничего не решающая, которую тоже можно обжаловать разве что в порядке 124-125 УПК :(
Обжалование действий прокурора и следователя в порядке ст. 124, 125 УПК
 
Да, и еще:

Согласно ст.416 УПК РФ, при отсутствии оснований возобновления производства по уголовному делу прокурор своим постановлением прекращает возбужденное им ранее производство.

Закон ничего не говорит о такой форме, как Постановление об отказе в удовлетворении жалобы.

Это тоже, видимо, нужно указать в обжаловании ?
Обжалование действий прокурора и следователя в порядке ст. 124, 125 УПК
 
Ну и в свете данного Постановления, какие мысли есть:

Полагаю, что вынести постановление и признать факт обработки и ответа согласно 59-ФЗ их вынудила наша апелляция в суд, копию которой им отправили - они исправили все свои ошибки, рассмотрели обращение согласно норм УПК и вынесли Постановление.

Обращает на себя внимание факт искажения обстоятельств - вместо "иных новых" они пишут про "новые открывшиеся".

Сразу же возникают вопросы к уважаемым форумчанам:

1) В постановлении нет ни слова о проведении расследования следственным органом приведенных мной обстоятельств, является ли это поводом обжалования данного постановления ?

2) Кому его обжаловать, собственно ? Подать жалобу на имя прокурора г. Москвы в порядке ст. 124 УПК ?

в своем заявлении я привела весьма веские основания новых обстоятельств, процессуальные документы, протоколы допросов фигурантов, где потерпевший признается в даче им ранее ложных показаний, да и сообщение от СК тоже привела. Никаких контр-аргументов, которые бы опровергали мои аргументы - прокуратура не привела, совсем. Наверное на это тоже нужно указать в жалобе ?

3) Или просто подать в суд жалобу в порядке ст. 417 УПК и уже в суде доказывать что данные обстоятельства как максимум, являются новыми, а как минимум - они требовали расследования следственным органом ?

4) Как же быть с жалобой в районную прокуратуру и мне и мужу ? Все равно мне ее подать туда, а мужу - обжаловать ответ зам.прокурора прокурором района ?

Но уместно ли подавать такие жалобы, когда на руках есть Постановление Прокуратуры г. Москвы ?

5) Имеет ли смысл направить жалобу на данное Постановление в Генеральную прокуратуру с обоснованием своей позиции и мотивированным опровержением вывода Прокуратуры г. Москвы + претензией, что не провели расследование следственным органом ?

Заранее спасибо за ответы !
Обжалование действий прокурора и следователя в порядке ст. 124, 125 УПК
 
Приведу его в распознанном виде, фрагментарно:


ПОСТАНОВЛЕНИЕ
об отказе в удовлетворении жалобы
г. Москва


«21» мая 2020 года

Начальник управления по надзору за процессуальной деятельностью
органов Следственного комитета Российской Федерации прокуратуры г. Москвы старший советник юстиции Шумило Р.В., рассмотрев жалобу
Новиковой М.В. в интересах осужденного Новикова А.Н. о возбуждении
производства ввиду НОВЫХ открывшихся обстоятельств материалы
уголовного дела № *******, УСТАНОВИЛ:


в прокуратуру города Москвы 18.05.2020 из Генеральной прокуратуры Российской Федерации поступила жалоба Новиковой М.В. от 14.04.2020 в интересах осужденного Новикова А.Н. о возбуждении производства ввиду новых открывшихся обстоятельств, несогласие с ответом на предыдущее обращение и по другим вопросам.


Из доводов обращения следует, что в ходе расследования уголовного дела
№ ******* установлены новые обстоятельства в отношении осужденного Новикова А.Н., которые являются основанием для возбуждения
уголовного дела ввиду новых открывшихся обстоятельств.


Установлено, что в производстве ГСУ СК России по г. Москве находилось уголовное дело, по обвинению, в том числе Новикова А.Н. в совершении преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 33, пп. «В», «г», «ж», «з» ч. 2 ст. 126, п. «б» ч. 3 ст. 163 УК РФ, которое по результатам расследования 29.03.2016 в порядке ст. 222 УПК РФ направлено в Никулинский районный суд г. Москвы, приговором которого Новиков А.Н. признан виновным в совершении преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 33, пп. «В», «Г», «ж», «з» ч. 2 ст. 126, п. «б» ч. 3 ст. 163 УК РФ и ему назначено наказание в виде лишения свободы сроком на 11 лет.


Апелляционным определением судебной коллегии по уголовным делам Московского городского суда приговор Никулинского районного суда г. Москвы изменен, действия Новикова А.Н. квалифицированы по ч. 3 ст. 33, п. «з» ч. 2 ст. 126, п. «б» ч. 3 ст. 163 УК РФ, ему назначено наказание в виде лишения свободы сроком на 10 лет.


Кроме того, в производстве первого управления по расследованию
особо важных дел (о преступлениях против личности и общественной
безопасности) ГСУ СК России по г. Москве находится уголовное дело
№ **********, выделенное 25.02.2019 в отношении ********* из уголовного дела № ***** выделенного 18.12.2015 в отношении *******" из уголовного дела № ********, возбужденного 07.10.2014 СУ по ЦАО ГСУ СК России по г. Москве по признакам преступлений, предусмотренных п. «а», «в», «г», «ж», «з» ч. 2 ст. 126, п. «б» ч. 3 ст. 163 УК РФ, в отношении Новикова А.Н. и неустановленных лиц.


В настоящее время предварительное следствие окончено, по уголовному
делу выполняются требования ст. 217 УПК РФ.


Обвинение, предъявленное по уголовному делу № ******** (номер дела), ******* (список обвиняемых), в совершении преступлений, предусмотренных ст. 126, 163 УК РФ, по своей сути и содержанию аналогичны обвинению, ранее предъявленному осужденному Новикову А.Н.


В соответствии ч. 3 ст. 415 УПК РФ, вновь открывшимися обстоятельствами являются: установленные вступившим в законную силу приговором суда заведомая ложность показаний потерпевшего или свидетеля, заключения эксперта, а равно подложность вещественных доказательств, протоколов следственных и судебных действий и иных документов или заведомая неправильность перевода, повлекшие за собой постановление незаконного, необоснованного или несправедливого приговора, вынесение незаконного или неоснованного определения, постановления; установленные вступившим в законную силу приговором суда преступные
действия дознавателя, следователя или прокурора, повлекшие за собой
постановление незаконного, необоснованного или несправедливого приговора, вынесение незаконного или необоснованного определения либо постановления; установленные вступившим в законную силу приговором суда преступные действия судьи, совершенные им при рассмотрении данного уголовного дела.


Согласно ч. 4 ст. 413 УПК РФ, новыми обстоятельствами являются:

признание Конституционным Судом Российской Федерации закона,
примененного судом в данном уголовном деле, не соответствующим
Конституции Российской Федерации; установленное Европейским Судом
по правам человека нарушение положений Конвенции о защите прав человека и основных свобод при рассмотрении судом Российской Федерации уголовного дела, связанное с применением федерального закона, не соответствующего положениям Конвенции о защите прав человека и основных свобод; иными нарушениями положений Конвенции о защите прав человека и основных свобод; наступление в период рассмотрения уголовного дела судом или после вынесения судебного решения новых общественно опасных последствий инкриминируемого обвиняемому деяния, являющихся основанием ДЛЯ
предъявления ему обвинения в совершении более тяжкого преступления;
иные новые обстоятельства.


Поскольку перечисленные факты применительно к осуждённому
Новикову А.Н. в настоящее время отсутствуют, оснований для возобновления производства по уголовному делу ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств не имеется.


Также установлено, что в прокуратуру города 25.02.2020 (NO ВО-15819-19-20450016) поступало обращение Новиковой А.Н. с аналогичными доводами, которое рассмотрено в соответствии с требованиями Инструкции о порядке рассмотрения обращений и приема граждан в органах прокуратуры Российской Федерации, утвержденной приказом Генерального прокурора Российской Федерации от 30.01.2013 № 45 и Федерального закона от 02.05.2006 № 59-ФЗ «О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации», по результатам заместителем начальника управления по надзору за процессуальной деятельностью органов Следственного комитета Российской Федерации прокуратуры города заявителю направлен письменный мотивированный ответ.


При таких обстоятельствах оснований для принятия мер прокурорского
реагирования не имеется.


На основании изложенного, руководствуясь ст. 124 УПК РФ,
ПОСТАНОВИЛ:


1. Отказать в удовлетворении жалобы Новиковой М.В. от 14.04.2020
в интересах осужденного Новикова А.Н. о возбуждении производства ввиду
новых открывшихся обстоятельств и по другим вопросам.


2. О решении, принятом по жалобе, и дальнейшем порядке его обжалования уведомить заявителя Новикову М.В., разъяснив порядок обжалования принятого решения.


Начальник управления по процессуальной деятельностью органов Следственного комитета Российской Федерации прокуратуры г. Москвы Р.В.Шумило
Обжалование действий прокурора и следователя в порядке ст. 124, 125 УПК
 
Видимо, наши активные действия по жалобам и обжалованию все таки сыграли свою роль.


Сегодня утром на почту мне от Прокуратуры Москвы пришло Постановление об отказе в возбуждении производства, мотивированное тем, что заявленные мной обстоятельства не являются ни ВОО ни новыми. Причем новые они называют "новые открывшиеся" :)

Сейчас выложу сюда этот ответ и вынуждена буду снова с вами советоваться :)
Обжалование действий прокурора и следователя в порядке ст. 124, 125 УПК
 
Цитата
Татьяна Больгинова написал:

Во-первых . Если Вы внимательно почитали ветку о возобновлении уголовного дела ввиду иных новых и вновь открывшихся обстоятельств, то, наверное, должны были прочесть и последние мои посты, где я пишу, что постановление районного прокурора по итогам расследования иных новых обстоятельств по уголовному делу все суды, включая замов председателя ВС РФ приравнивают фактически к решению СУДА 1-й инстанции: жалоба на постановление межрайонного прокурора в рамках ст. 416 УПК рассматривается в кассационном (!) порядке, минуя даже апелляционную инстанцию.
Татьяна, подскажите ещё пожалуйста, этот подход, приравнивающий решение прокурора к решению суда 1-й инстанции, касается только иных новых обстоятельств ?

Или они касаются и вновь открывшихся обстоятельств, по которым прокурор будет проводить потом свою прокурорскую проверку ?

И ещё: получается, что нам по хорошему, ответ зам.прокурора района нужно обжаловать прокурору района, ответ прокурора района - в прокуратуру Москвы и т.д. ? Пройти все цепочку по прокуратуре - Вы это имеете ввиду ?
Обжалование действий прокурора и следователя в порядке ст. 124, 125 УПК
 
Спасибо, Татьяна !

Так и поступим !
Обжалование действий прокурора и следователя в порядке ст. 124, 125 УПК
 

Здравствуйте, Татьяна !

Я читала все Ваши посты на форуме относительно попыток пересмотра дела Вашего брата, это тоже не радует все, включая бюрократию, некомпетентность органов и как таковую несправедливость.

По мне ситуация такая: получив бумагу от следователя о выявлении в деле мужа новых обстоятельств, я поехала сразу в районную прокуратуру по месту суда, но они меня отфутболили, отправив в прокуратуру г. Москвы.

Обосновали они это тем, что обвинительное заключение по делу мужа подписывала городская прокуратура, в лице зам.прокурора Москвы, потому и обращайтесь типа в прокуратуру Москвы.

Потому я не подавала заявление в районную прокуратуру - они его просто отказались принимать, и подала в городскую.

В муж - подал в районную, из лагеря, письмом. Городская прокуратура не спускала в районную дело, а сама дала ответ.

От себя сейчас подавать в районную прокуратуру - как то не особо и логично, разве что по почте, а не лично, так как при личном обращении - снова завернут же.

Доверенность от мужа на представление его интересов есть, да, только потому мне везде все и дают, включая копии приговоров и бумаг различных по делу.

По поводу обжалования мужем:

Он подал практически одновременно три независимых обращения, в районную прокуратуру, городскую и генеральную.

Ответ городской прокуратуры - обжаловал также в Генеральную, но она спустила все снова в городскую, а итоговый ответ городской - в Таганский районный суд, по месту нахождения Прокуратуры г. Москвы.

Ваш совет обжаловать ответ районного зам.прокурора районному прокурору - я ему передам, может быть это как то и поможет.

С судами - у нас есть определенные опасения сейчас:

Дело в том, что он ответ районной прокуратуры тоже мог бы обжаловать в районном суде, но вот какая есть ситуация непростая:

В этом суде не только был постановлен приговор мужу, но ещё туда сейчас в июне передадут ещё два дела по новым фигурантам, одно - в досудебном порядке, а второе - в общем. По сведениям от следователя, он к 15 июня планирует подписать обвинительные заключения в прокуратуре, и дальше - уже вопрос техники.

Получается, что если мужу направить жалобу в районный суд, выносивший ему приговор, на бездействие районной прокуратуры в отношении новых обстоятельств, то в этом же суде встретятся аж 3 бумаги, а противоречия будут - в 4 бумагах:

1) Приговор суда первой инстанции по делу мужа

2) Жалоба мужа на прокуратуру в части невозбуждения дела ввиду новых обстоятельств

3) Обвинительное заключение и материалы дела досудебщика

4) Обвинительное заключение и материалы дела других новых фигурантов.

У суда и сотрудников судебного корпуса появится широкая возможность манипуляций между обстоятельствами и трактовками по ним, и такая манипуляция может практически уничтожить эффект будущей преюдиции, которую мы ожидаем.

Постараюсь пояснить подробнее:

В новом деле - много фигурантов, у каждого из них своя позиция. Одни - признаются и не выкручиваются, другие - ищут лазейки, как выкрутиться.

Материальные возможности и связи у них - тоже разные, есть и богатые люди. Начальник Руслана - очень богатый человек, как и сам Руслан, впрочем. Да и связи у них серьезные.

Для потерпевших - хищения денег путем мошенничества тоже был весьма прибыльный бизнес, и они тоже имели высоких покровителей в органах МВД и не только.

Именно благодаря своим покровителям, потерпевший Али, причастный к хищениям денег в громадных масштабах, не только остаётся на свободе, но и за решеткой оказываются те, кому он должен и кто с него мог бы эти деньги требовать по суду, или через попытки возбуждения дела. Да и такие попытки - все пресекают на корню, сколько бы мы раз не пытались их возбудить.

Уши новых фигурантов в деле торчали с самого начала, следствию ещё в самом начале было понятно, что дело это мутное во всех отношениях, но следствие предпочло ловить рыбу в этой мутной воде, а не искать правду и выявлять всех истинных преступников.

В итоге, с момента возбуждения дела против мужа было уже понятно, что дело проплачено. Затем - оперативники сделали предложение и мужу, из разряда тех от которых "не отказываются" - отдать им 100% акций банка взамен свободы, он отказался.

Затем - будущие фигуранты, являющиеся сейчас обвиняемыми, и потерпевший - объединились и вместе предлагали мне заплатить некую сумму, за освобождение мужа, что явилось причиной ещё одного уголовного дела, т.к. я подала заявление на них. Но потерпевшие снова благополучно избежали проблем, статью о попытке мошенничества получили только новые фигуранты. Я там являюсь потерпевшей.

Дальше - больше, на первом этапе дело расследовало окружное управление СК, куда они попытались занести взятку за "правильное направление" расследования. Это тоже все выявило ФСБ и дело передали выше, в городской аппарат, а бывшие следователи - тоже стали фигурантами, ещё одного уголовного дела, о взятке.

В городском аппарате - новый следователь вообще продал "вещдоки", конфискованные у мужа, причинив нам ущерб более 2 миллионов рублей, предлагал мужу подарить ему джип, ценой 5 миллионов взамен на переквалификацию, в общем - это материалы ещё одного уголовного дела, которое уже много лет пытается возбудить муж, но пока оно не продвигается.

У текущих новых фигурантов и того следователя - наладились прекрасные отношения, благодаря чему они окончательно ушли в тень, виновником всего чего только можно он объявил мужа, и так как муж ещё и отказывался дарить машину и идти на ряд других предлагаемых следователем сделок, он его и отправил в суд с совершенно одиозным обвинением, где дело устояло.

Но муж начал писать, выяснилось, что следователь продал вещдоки, что пропали изъятые деньги, техника, следователь уволился, а новый следователь по делу - оказался на удивление честным.

Именно благодаря честной и принципиальной позиции нового следователя, состоялось новое дело, точнее два - это он смог восстановить по крупицам ситуацию и все выявить, несмотря на огромное сопротивление и даже противодействие ему, которое исходило от фигурантов.

В итоге - сейчас дело уйдет в суд, а значит туда перенесется и арена интриг и денег. Лазейки у фигурантов есть.

Одной из таких лазеек у них является та же самая преюдиция согласно ст.90 УПК РФ, они говорят: "как же так ? Вы чего нас то обвиняете теперь и в чем ?? Есть же уже обвиненный ранее и уже осуждённый злодей Новиков, которого ранее признали преступником, есть вступивший в силу приговор суда по нему, есть статья 90 УПК, преюдиция, согласно которой вы должны принимать его приговор без проверки, так как же вы теперь нам вменяете то преступление, если за него уже сидит неизвестный нам преступник ? Что типа за чепуха такая и нарушение норм преюдиции ?"

Если первому следователю они говорили типа "разберитесь объективно, мы вам за это щедро заплатим", второму следователю они говорили - "накажите Новикова и мы вам оплатим", то третьему следователю, не берущему денег, они кивают на преюдицию и сочтоявшийся приговор.

Таким образом, если арена действий перенесется в суд и там они найдут "друзей" с которыми достигнут снова "взаимопонимания", то эти 4 бумаги, которые одновременно встретятся в суде - могут максимально нивелироваться далеко не в пользу мужа, этого сделать очень легко - достаточно более расплывчато описать обстоятельства и роли в приговоре и как ювелирно и точечно наиболее эффективно это сделать - они и увидят из бумаг моего мужа, поданных им в суд, ведь там как раз и будут описаны все важнейшие аргументы.

Потому подавать в районный суд на обжалование ответа районной прокуратуры - временно нельзя, нецелесообразно, нужно дождаться приговора по этим обоим делам.

Обжалование действий прокурора и следователя в порядке ст. 124, 125 УПК
 
Поясняю, что не согласна с ответом прокуратуры ни по форме, ни по содержанию, что их ответ не соответствует действующему законодательств, что вместо предусмотренного ч.4 ст.415 УПК РФ постановления о возбуждении производства ввиду новых обстоятельств, либо отказа от такого возбуждения, оформленного в виде мотивированного постановления, мне был дан непроцессуальный ответ общего информационного характера в виде письма, которыми обычно отвечают на обращения граждан в порядке Федерального закона № 59-ФЗ от 02.05.2006 г. «О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации», не предусмотренный статьями 413-416 УПК РФ.

Указываю, что по существу, п.2 части 2 ст. 413 УПК РФ устанавливает, что новыми обстоятельствами являются обстоятельства, не известные суду на момент вынесения судебного решения, исключающие преступность и наказуемость деяния.

Привожу Определение Конституционного Суда РФ от 21 мая 2015 г. № 1187-О, где перечень новых обстоятельств, неизвестных суду на момент вынесения судебного акта, устраняющих преступность и наказуемость деяния, как основание возобновления производства по уголовному делу, является открытым (пункт 3 части четвертой статьи 413 УПК Российской Федерации). Если в сообщении граждан, должностных лиц имеется ссылка на наличие таких обстоятельств, то прокурор выносит постановление о возбуждении производства ввиду новых обстоятельств и направляет соответствующие материалы руководителю следственного органа для производства расследования этих обстоятельств.

Указываю, что в своем заявлении привела 7 (семь) основных новых обстоятельств, установленных в результате расследования нового дела и определяемых законом как иные новые обстоятельства согласно п.3 ч.4 ст. 413 УПК РФ.

Поясняю, что данные обстоятельства зафиксированы в 20 протоколах допросов и иных следственных действиях по новому делу в объеме 250 листов, которые также приобщила к своему заявлению и которые прокурор, согласно ч.4 ст. 415 УК РФ, обязан был после возбуждения производства по делу направить руководителю следственного органа для проведения специального расследования.

Указываю на то, что одним из безусловных обстоятельств является заведомая ложность показания потерпевшего и приобщаю копию его протокола допроса из нового дела, где он признается в том, что ранее он давал ложные показания.

Прошу признать бездействие прокуратуры г. Москвы, выраженное в предоставлении мне непроцессуального ответа по моему сообщению, поданному мной в порядке ст.ст. 413-415 УПК РФ и предусматривающим исключительно процессуальный ответ, неправомерным.

Сам ответ также прошу признать незаконным, т.к. расследования приведенных мной обстоятельств следственным органом не производилось.

Также прошу обязать Прокуратуру г. Москвы возбудить производство уголовного дела ввиду иных новых обстоятельств, направить материалы для проведения расследования в следственный орган, по итогам которого предоставить на мое обращение процессуальный ответ в виде мотивированного постановления, соответствующего требованиям ст.ст. 415-416 УПК РФ.

И 27.05.2020 г. по почте получаю ответ из Таганского районного суда от 27.04.2020 г., об отказе в принятии к рассмотрению жалобы в связи с тем, что она не соответствует требованиям ст. 125 УПК РФ.

По мнению судьи, правом обжалования согласно ст.125 УПК РФ наделены только исключительно участники уголовного производства.

В данном отказе судья указывает, цитирую: (начало цитаты:)

"В соответствии со ст. 123 УПК РФ действия (бездействие) и решения дознавателя, начальника подразделения дознания, начальника органа дознания, органа дознания, следователя, руководителя следственного органа, прокурора и суда могут быть обжалованы в установленном настоящим Кодексом порядке участниками уголовного судопроизводства, а также иными лицами в той части, в которой производимые процессуальные действия и принимаемые процессуальные решения затрагивают их интересы.

Новикова М.В. в своей жалобе, поданной в суд в порядке ст. 125 УПК РФ, указывает, что она является супругой Новикова А.Н., осужденного приговором суда, о пересмотре которого ввиду иных новых обстоятельств ставился вопрос в ее обращении к прокурору.

Вместе с тем, фактически заявитель обжалует отказ прокурора в возбуждении производства ввиду новых обстоятельств, направленного на пересмотр приговора суда, постановленного в отношении Новикова А.Н.

Однако в силу положений ч. 1 ст. 123, ч. 1 ст. 125 УПК РФ заявитель правом на обжалование в суд принятого прокурором решения, направленного на пересмотр приговора суда, вынесенного в отношении другого лица, не наделен.

При таких обстоятельствах, оснований для принятия жалобы в порядке ст. 125 УПК РФ к рассмотрению у суда не имеется." (Конец цитаты).

Собственно, вопрос первый:

Какие аргументы посоветуете включить в апелляционную жалобу на данное Постановление суда об отказе в принятии к рассмотрению ?

Но это - ещё не всё:

Как я уже писала выше, мой муж также подал заявление в районную прокуратуру, городскую и Генеральную.

На его заявление в районную прокуратуру от 28 февраля 2020 г., ему пришел ответ от 09.04.2920 г. за подписью заместителя прокурора Лунина О.В., о том что якобы, доводы, приведенные мужем в заявлении, рассматривались в апелляционном порядке и по ним приговор был изменён. Сложно, конечно, представить более дебильные ответы.

На его заявление, поданное им 28 февраля 2020 г. в Прокуратуру г. Москвы, ему пришло как и мне, письмо-ответ от 08.04.2020 г. о том, что якобы предоставленные им сведения не подпадают под критерии новых или вновь открывшихся обстоятельств

На его заявление в Генеральную прокуратуру - она, как и в моем случае, его заявление спустила вниз, оно попало также в уголовно-судебное управление, ему тот же самый заместитель начальника уголовно-судебного управления Апальшин И.М. даёт ответ, что муж может подать кассационную жалобу, в том числе в Верховный Суд РФ.

Муж, как и я, подаёт жалобу в Таганский районный суд по ст.125 УПК РФ и получает замечательный ответ: (цитирую:)

"Проверив доводы жалобы, а также приложенные к ней документы, суд
приходит к выводу, что в жалобе заявителя Новикова А.Н. отсутствует предмет обжалования в порядке ст. 125 УПК РФ, поскольку его доводы, сводятся к несогласию с состоявшимся судебным решением по уголовному делу в отношении него. Жалоба заявителя связана с рассмотрением его обращений на вступившее в законную силу решение суда. При таких обстоятельствах судья приходит к выводу об отказе в принятии
вышеуказанной жалобы заявителя к рассмотрению."

Отсюда второй вопрос:

Из этих отписок хорошо видно, что и прокуратуры и судьи отмахиваются от рассмотрения вопроса по существу, как могут, у кого насколько фантазии и творчества хватит, ну и наглости, конечно.

Но все таки - бороться нужно, иначе что же делать ?

Что бы Вы посоветовали указать в апелляционной жалобе на этот отказ в рассмотрении моему мужу ?

Ну и также, подскажите, какой вариант посоветовали бы в нашей ситуации:

- Ждать приговоров по новому делу и подавать по вновь открывшимся ?

- Не ждать, а подавать апелляцию на отказы в принятии к рассмотрению по 125 УПК и потихоньку формировать "портфолио" ?

- Сконцентрироваться на второй касатке в ВС РФ, куда подать кассацию по делу без учёта новых обстоятельств ?

- Двигаться в сторону ЕСПЧ, обжалуя ограничение доступа к правосудию ?

Каким путем бы пошли Вы ?

И при этом - что все таки посоветуете в части дополнительных аргументов по 125 УПК ?
Изменено: Мария Новикова - 01.06.2020 00:08:39
Обжалование действий прокурора и следователя в порядке ст. 124, 125 УПК
 

Али, являясь свидетелем по делу Марата и признавая в том деле, что являлся партнёром Марата, являясь потерпевшим в деле моего мужа, это уже категорически отрицал. И подобных казусов - вагон и маленькая тележка.

Суд по делу моего мужа приобщил приговор по делу Марата и иных лиц, но в приговоре отразил, что никакого правового значения он не имеет и оснований сомневаться в показаниях Марата и иных лиц - тоже не видит.

Тот факт, что Марат признан виновным в совершении преступлений с использованием "ООО М*", который имеет долг перед банком мужа, установленный решением арбитражного суда - суд тоже не смутил, он в приговоре указал, что это несущественно, и главное - опровергает показания потерпевшего Али, потому и не может быть признан объективным.

Суд не смутило отсутствие показаний Елены К., Руслана, иных лиц - он в приговоре моего мужа сослался на некую "общую совокупность", бесспорно доказывающую вину мужа.

Решение арбитражного суда суд не учел, так как в нем прямо не указана ответственность Али за долг перед банком.

Не учел суд и материалы ФСБ, в которых прямо присутствовал и Али, озабоченный проблемой с моим мужем и необходимостью замести следы мошенничества. Суд в приговоре отразил, что то что в материалах ФСБ указан Али - не доказывает, что это именно потерпевший Али, а то что в материалах речь идёт о хищении денег у банка Новикова - это не доказывает, что речь идёт о подсудимом и его банке.

Ходатайства адвокатов о допросе сотрудников ФСБ, проходивших ОРМ в отношении группы Марата и Али, а также о допросе формальных учредителей и директора "ООО М*", которые были бы подтвердить роль Али в деятельности "ООО М*" и хищении денег банка - суд отклонил.

Была проигнорирована и явка с повинной одного из соучастников Марата:

Дело в том, что когда в суде по делу Марата и его группы лиц стало известно, что банк моего мужа выиграл арбитражный суд, то подсудимые запаниковали, так как у них появился риск вменения им гражданской субсидиарной ответственности за долг "ООО М*". Как вы наверняка знаете, в рамках ст. 127-Фз "о банкротстве", от субсидиарной ответственности может быть освобожден тот, кто "сдаст" участников, такое деятельное раскаивание может быть основанием от освобождения от привлечения к субсидиарной ответственности по арбитражным делам и банкротству.

Зная это, один из соучастников Марата написал явку с повинной, направив ее в прокуратуру, в которой признался в обстоятельствах и роли Марата и Али в хищении денег банка моего мужа. Копию явки он отправил в суд. Но и эта явка с повинной "утерялась", мистическим образом экземпляр, отправленный этим соучастником Марата в прокуратуру г. Москвы зачем то был отправлен в Замоскворецкую прокуратуру, оттуда - в Черёмушки, а далее - он бесследно исчез. Копия явки, отправленная им в суд - бесследно исчезла в суде первой инстанции по делу моего мужа, ее следы там найти нам не удалось, а сам соучастник Марата - уехал отбывать свой срок в лагерь и больше явок не писал.

В суде муж и адвокаты заявляли не только об абсурдности обвинения в целом, но и нелепости квалификации в частности, например, применении мужем оружия и насилия к лицам, которых он не видел и с которыми не встречался в тот день и встретится не мог. Тем не менее, суд первой инстанции признал его виновным по всем пунктам предъявленного ему обвинения.

В реальности же мы и сами долгое время не знали, что же на самом деле произошло, строили свои версии, догадки, пытались понять ситуацию из материалов уголовного дела, но это было нереально.

Согласно показаний потерпевшего Али, он приехал в то утро, 19 августа 2014 г. к Марату, у которого шел обыск в рамках его уголовного дела, но его похитили неизвестные ему ранее славяне, группой человек в 15 и увезли в итоге в некий подвал, откуда освободили через трое суток. Их особые приметы - совпадали с примерами сотрудников МВД и ФСБ, проводивших обыск в квартире Марата.

На протяжении всего этого времени с него эти некие русские, являющиеся сотрудниками МВД или ФСБ, якобы требовали выкуп за освобождение, прикрываясь мифическим долгом моему мужу, вследствии чего он сделал вывод, что мой муж все это и организовал. Никакой долг и участие в деятельности "ООО М*" Али не признавал, хотя эта деятельность, как я писала уже выше, признавал в ходе следствия и суда по делу Марата и иных лиц.

Что происходило между коллекторами (Русланом) и должниками (Али) в реальности - ни муж, никто другой с нашей стороны не знал, Елена К. давно уехала из страны, остальных лиц никто не знал, да и связь с Русланом была у мужа только через Елену К.

Сам факт похищения Али и Ясона базировался исключительно на их показаниях, как на них базировалось и обвинение в вымогательстве. Эти прямые показания косвенно и только в части финансовых требований, подтверждались показаниями Марата и Умара.

Ясон, дав пару раз показания в ходе следствия, так же уехал из России, и более в деле не участвовал, в том числе не участвовал в судебном его рассмотрении.

Почему Али говорит о русских, если даже Руслан - не русский, нам было непонятно, как было непонятно и то, почему Али врёт относительно того, что с него требовали фактически выкуп за освобождение, и требовали сотрудники силовых органов, а не земляки. Поняли мы это намного позже.

К концу 2015 года следствие объявило нам о новом подельника мужа, на этот раз чеченце, назовем его Аллан. Ирония была в том, что и его муж не знал.

Какова была роль этого Адлана - было неясно, сам Аллан взял 51 статью и ни какие вопросы не отвечал. В том числе молчал впоследствии и в суде.

Суд посчитал, что этот Адлан был исполнителем распоряжений моего мужа, что также было абсолютно голословной фантазией.

Из дела мужа материалы в отношении неизвестных лиц были выделены в отдельное производство,

Как я уже писала выше, мужа признали виновным по всем пунктам вмененного ему обвинения и отправили в лагерь на 11 лет.

В апелляции мы опротестовали как фактические обстоятельства и их оценку, так и нелепую квалификацию относительно применения мужем оружия и насилия, которые он мог применить разве что во сне, или в фантазиях следователей, ведь алиби убедительно свидетельствовало об его отсутствии на встрече 19 августа 2014 г.

Решением апелляционной инстанции из квалификации мужа были исключены оружие, насилие, признак группы лиц, причастность к похищению Ясона. У него остались ч.3 ст. 33, п"з" ч.2 ст.126, п. "б" ч.3 ст. 163 УК РФ.

Кассационная инстанция отказала в передаче кассационной жалобы на рассмотрение в Президиум МГС, в ВС РФ - пока не подавали. ЕСПЧ - в рассмотрении отказало.

Прошло несколько лет.

В конце 2018 года к мужу в лагерь приехал новый следователь по делу, который сообщил, что установлен ряд лиц, причастных к событиям преступления и предложил мужу дать показания, но давать их было не о чем, никаких людей, работавших с Русланом - муж не знал, что происходило у дома Марата 19 августа 2014 года - не знал, да и вообще ему ничего не было известно о внутренней кухне тех событий, которые его в итоге привели в лагерь.

Как выяснилось,
11.10.2017 г. в ГУ МВД России по г. Москве добровольно с повинной по данному делу явился некий чеченец, назовем его Джамбулат, присутствовавший 19 августа 2014 года у дома Марата и вообще, полностью осведомленного участника тех событий.

24.01.2018 г. также добровольно сдались ещё два его родственника, а
25.03.2018 г. добровольно сдался и третий его родственник.

Все они - также работали с Русланом, являлись его коллегами, были полностью в курсе всех происходивших событий.

Все они дали подробные показания о том, как все происходило на самом деле.

Благодаря этим показаниям, следствие выяснило все картину произошедшего, но она радикально отличалась от той, что было инкриминировано ранее моему мужу и той, что была установлена вступившим в законную силу приговором по его делу.

Помимо показаний новых обвиняемых, в деле явились и иные доказательства, свидетельствующие о постановлении в отношении моего мужа несправедливого и незаконного приговора.

Кроме того, через несколько месяцев после добровольной сдачи Джамбулата следствие сумело арестовать ещё одного участника тех событий, а в 2019 году - нашли и того таинственного Руслана.

Из всех их показаний следовало, что мой муж вообще не был причастен ни к их планам, ни к произошедшим событиям, они его привезли 20 августа на "очную ставку" исключительно чтобы добиться объективности - кто же говорит правду, мой муж или Али. Больше ни в каких действиях и событиях муж не участвовал.

На проведенных следствием очных ставках потерпевший Али признал наличие долговых обязательств перед банком, признался в том, что поехал с земляками - чеченцами в дом в Московскую область добровольно, что ранее давал ложные показания. Все это было зафиксировано в протоколах следственных действий - допросов и очных ставок.

Заговорил и молчавший ранее Адлан, признавшись, что исполнял указания своих работодателей, начальника Руслана, а моего мужа - даже и не знал и никогда не видел его ранее.

Признался и начальник Руслана и сам Руслан, что все свои действия они осуществляли по своим соображениям и мой муж ни о чем этом и знать не мог, более того - он был незнаком ни с кем, кроме Руслана, а этого Руслана - видел всего два раза в жизни.

Как оказалось, у Руслана имелся начальник, чеченский высокопоставленный чиновник, которого Руслан ознакомил с ситуацией и на поддержку и авторитет которого рассчитывал. Этот начальник дал в распоряжение Руслана своих сотрудников, Джамбулата и Адлана. Джамбулат - в свою очередь привлек своих родственников

У Руслана и его коллег, как оказалось, был план - устроить встречу с Маратом и потребовать вернуть банку деньги, но план сорвался, так как у Марата шел обыск, а впоследствии его увезли на допрос. Зато в это время приехал Али и диалог вели с ним. Вели диалог Джамбулат и его родственники, а также Адлан.

Али и Ясона они пригласили в Президент-отель на обсуждение ситуации и выехали туда, потому наши банковские сотрудники ничего не смогли пояснить - они только константировали факт их совместного отъезда.

Однако, так как в Президент-отеле не оказалось нужных лиц, то маршрут по телефонной просьбе Руслана они изменили, вместо этого поехали в офис Руслана, где размещался его бизнес.

Там у Руслана и Али возник конфликт, Руслан угрожал Али и чтобы устранить проблемы, Джамбулат предложил Али поехать к нему домой в Московскую область, а Али на это предложение согласился. Более того, Джамбулат не хотел приглашать к себе Ясона, но на этом настоял сам Али.

Более того, в любую минуту Али мог покинуть дом Джамбулата, но этого не делал по собственной инициативе.

Таким образом, вмененное мужу обвинение в похищении двух чеченцев, вымогательстве с них денег, организации этого похищения и прочих ужастиках - полностью опровергалось материалами нового уголовного дела.

Под давлением всех этих обстоятельств, следствие признало, что допустило в отношении моего мужа ошибку.

Следователь, конечно, не горел совершать революцию и кидать на плаху правосудия головы своих предшественников, а тем более - начальников, потому постарался в постановлениях и иных процессуальных документах "держать марку", утверждая, что муж все таки в чем то причастен, например, передал документы о задолженности "ООО М*" коллекторам, но в целом - следствие признало за мужем даже наличие у него право требования к Марату и Али.

Добавлю: не последнюю очередь в этом сыграли допросы, которые следствие провело с офицерами ФСБ, которые вели ОРД по делу Марата. В ходе допросов сотрудники ФСБ подтвердили роль Али и Умара как активных участников преступной группы Марата, причастных ко всем преступлениям, в том числе с использованием "ООО М*".

То есть, то что отказался делать суд первой инстанции по делу моего мужа - допросить офицеров ФСБ, сделало в итоге следствие.

Ну и вишенкой на торте явилось то, что удалось выяснить, что и Марат и Али - не только неофициально руководили "ООО М*", по сведениям государственного Пенсионного Фонда РФ - они ещё и официально в нем числились.

В итоге, следствие дало мне на руки документ, заверенный синей печатью, на официальном номерном бланке, следующего содержания:

«…В ходе расследования установлен ряд обстоятельств, неучтенных при вынесении приговора Никулинским районным судом г. Москвы 01.07.2016, согласно которому Новиков А.Н, был признан виновным в совершении преступлений, предусмотренных п.п. «а, в, г, ж, з» ч. 2 ст. 126, п. «б» ч. 163 УК РФ и приговорен к длительному сроку лишения свободы.

Так, не были приняты во внимание, установленные в настоящее время обстоятельства наличия у Новикова А.Н. оснований полагать причастность ****** А.А (прим: Али), и ******* М.А. (прим: Марат) к образовавшейся задолженности у *** "*********" перед кредиторами в сумме не менее ******** рублей. […]

… Получены иные сведения, которые проверяются следственным путем до настоящего времени.»

Второй экземпляр этого документа следствие выслало в лагерь мужу.

Нам предложили ждать приговоров суда по делу Руслана, его начальника, Джамбулата и его родственников, а уже затем подавать заявление о возбуждении производства ввиду вновь открывшихся обстоятельств.

Однако, ждать нужно долго, да и есть юридические коллизии. Так, Руслан заключил со следствием досудебное соглашение и будет судится в особом порядке, в связи с чем положения ст.90 - станут для нас недоступны, преюдиция в таком случае исключается.

Получается, что согласно ч.3 ст.415, прокурор своим постановлением должен будет возбуждить производство ввиду вновь открывшихся обстоятельств, провести соответствующую собственную проверку и направить материалы в суд, без проведения расследования фактов и обстоятельств, типичных для ч.4 ст. 415 УПК РФ.

В связи с тем, что преюдициальными могут быть только фактические обстоятельства, но не их правовая оценка, такие обстоятельства было бы идеально взять из будущего приговора Руслана, но проблема в том, что приговоры по делам досудебщиков исключаются из преюдициального толкования, они не могут приниматься прокурором, судом и следствием без дополнительной проверки.

Потому вероятно придется ждать полноценного приговора по остальным фигурантам, которые будут судится в общем порядке, то есть долго, муторно, много месяцев. А потом - ещё и ждать апелляции и вступления их приговора в законную силу...

Однако, есть нюансы: с большой степенью верочтно то, что в итоге войдёт в состав их приговора и станет вновь открывшимися обстоятельствами в будущем - в настоящем является пока иными новыми обстоятельствами, как их трактует п.3 ч.4 ст.413 УПК РФ.

Перечень таких обстоятельств, согласно п. 3 ч.4 ст. 413 УПК РФ, является открытым. Это явно видно как из самого УПК, так и утверждается Постановлениями и Определениями Конституционного Суда РФ.

Описание того, что подпадает под иные новые обстоятельства примерно дан в общих чертах в тех же Постановлениях и Определениях, он затрагивает фактические любые обстоятельства, исключающие преступность наказуемость деяния.

Взяла я у следователя все процессуальные документы, опровергающие преступность и наказуемость деяний моего мужа, добавила к ним постановление о привлечении в качестве обвиняемых в последней редакции текущих фигурантов, написала заявление о возобновлении производства ввиду иных новых обстоятельств и 25 февраля 2020 г. подала в прокуратуру г. Москвы.

Одновременно мой муж из лагеря, получив от следователя через спецчасть сообщение о его ошибочной квалификации, подал аналогичное заявление с приложенной копией этого сообщения одновременно в районную прокуратуру по месту суда первой инстанции и в прокуратуру г. Москвы. А припечатал все это заявлением в Генеральную прокуратуру с просьбой поставить на контроль вопрос данного заявления.

Продублировала это действие и я, подав также заявление в Генеральную прокуратуру.

13 апреля 2020 г. получаю ответ-письмо датированный 08.04.2020 г. за № 15/35-593-2015/7810 за подписью заместителя начальника управления по надзору за процессуальной деятельностью органов Следственного комитета Российской Федерации Т.В. Дзутдзати, носящий информационный характер, из которого следует, что якобы приведенные мной обстоятельства не подпадают под основания, указанные в п.3 ч.4 ст. 413 УПК РФ, и оснований для возобновления производства по уголовному делу в настоящий момент не имеется, так как все приведенное мной, по мнению прокуратуры, не входит в перечень новых обстоятельств. Конечно же, свою позицию прокуратура не мотивирует.

Генеральная прокуратура мое заявление спускает вниз, оно попадает уже в другой отдел Прокуратуры г. Москвы, в уголовно-судебное управление. По нему 23.04.2020 г. уголовно-следственное управление в лице заместителя начальника управления Апальшина И.М. даёт восхитительный ответ, о том что они изучили вопрос и выявили, что апелляционная инстанция по делу моего мужа уже скорректировала приговор, и если это нас не устраивает - то муж может подать кассационную жалобу, в том числе в Верховный Суд РФ.

Данным письмом прокуратура признает, что в данный момент происходит ознакомление новых фигурантов с материалами уголовного дела и что им предьявлено обвинение, по своей сути и содержанию аналогичное тому, что было выдвинуто моему мужу, но никаких связей в этом не усматривает, рекомендуя обжаловать в кассационном порядке согласно ст. 401.3 УПК РФ.

Между тем, 17 апреля 2020 г. я подаю жалобу в порядке ст. 125 на первое письмо-ответ Прокуратуры г. Москвы, от 08.04.2020 г., на бездействие прокуратуры г. Москвы, выраженное в нарушении процедуры, установленной частью 4 статьи 415 и статьей 416 УПК РФ в ходе рассмотрения заявления в порядке ст. 413 УПК РФ.

В данной жалобе указываю, что действующее законодательство предусматривает возможность возобновления производства по уголовному делу ввиду иных новых обстоятельств в порядке п.3 ч.4 ст. 413 УПК РФ, что механизм такого производства регламентируется ст.ст. 413-417 УПК РФ.

Поясняю, что согласно ч.2 ст.415 УПК РФ поводами для возбуждения производства ввиду новых обстоятельств могут быть сообщения граждан, 25.02.2020 г. мной на личном приеме в прокуратуру г. Москвы было подано заявление о возбуждении производства по делу ввиду наличия иных новых обстоятельств, по основаниям, предусмотренным п.3 ч.4 ст. 413 УПК.

Пишу им, что согласно ч.2 ст.415 УПК РФ, поводами для возбуждения производства ввиду новых обстоятельств могут быть сообщения должностных лиц, а также данные, полученные в ходе предварительного расследования других уголовных дел, в связи с чем я также приобщила к данному заявлению сообщение следователя по «Делу № 2» о выявлении новых, неизвестных ранее обстоятельств, свидетельствующих о вменении моему мужу неверной юридической квалификации содеянного и исключающие его наказуемость по ст. 163 УК РФ, а также копии протоколов допросов и иных следственных действий из нового дела.

Указываю, что согласно ч.4 ст. 415 УПК РФ, если в сообщении имеется ссылка на наличие обстоятельств, указанных в пункте 3 части четвертой статьи 413 УПК РФ, то прокурор обязан вынести постановление о возбуждении производства ввиду новых обстоятельств и направить соответствующие материалы руководителю следственного органа для производства расследования этих обстоятельств. При этом действия прокурора регламентируются положениями ст.416 УПК РФ.

Пишу им, что согласно ч.1 ст. 416 УПК РФ, по окончании расследования и при наличии основания возобновления производства по уголовному делу прокурор обязан направить уголовное дело со своим заключением в суд. При отсутствии же оснований возобновления производства – прокурор согласно ч.2 ст.416 УК РФ, своим постановлением прекращает возбужденное им производство.

Подвела, что из совокупности статей 415-416 УПК РФ следует, что производство прокурор возбуждает при наличии в заявлении ссылок на наличие обстоятельств, указанных в пункте 3 части четвертой статьи 413 УПК РФ в любом случае и иных вариантов действий прокурора при наличии в сообщении таких ссылок закон не предусматривает, и прокурор в таком случае не имеет права проводить самостоятельную проверку, а обязан направить материалы именно в следственный орган.

Обжалование действий прокурора и следователя в порядке ст. 124, 125 УПК
 

Уважаемые юристы !

Возникла необходимость обратиться к вам за советом. Вдруг с вашей помощью, вашими знаниями, опытом и практикой мы сможем увидеть какую то возможность победить эту бюрократическую машину закостенелого кривосудия.

Начну по порядку, заранее прошу прощения за длинный лонгрид, помощь нужна именно по теме топика, по ст. 125 УПК, но полагаю что этот подробный текст позволит более полно описать сложившуюся на текущий момент ситуацию и может быть его какие то промежуточные обстоятельства, которые мы не видим как важные, таковыми увидятся кому то из вас и могут стать востребованными в наших "хождениях по мукам":

Мой муж являлся специалистом в области фин-теха, учредителем и владельцем ряда финансовых и кредитных компаний, в том числе двух небольших банков. В одном из них он также занимал должность председателя совета директоров.

Летом 2014 года в этом банке произошла весьма проблемная ситуация - одно из доверенных юридических лиц, имеющих официальный статус банковских платежных агентов в разрезе федерального закона 161-ФЗ "О национальной платежной системе", заявило о "дефолте" по своим долговым обязательствам. Назовем это юридическое лицо "ООО М*".

Сумма задолженности перед банком данного юридического лица составляла несколько миллионов долларов, а в обороте банка - занимала существенный процент и данная ситуация не только нарушала все мыслимые и немыслимые нормативы, но и прямо вела к отзыву лицензии со стороны ЦБ.

Банк начал собственное внутреннее расследование. Оно выявило, что фактически этот "дефолт" является хищением, мошенничеством данного юридического лица по отношению к банку. Но ситуация осложнялась ещё и тем, что как выяснилось, реальные бенефициары (фактические владельцы) этого юридического лица - не были его официальными руководителями и учредителями, им было невозможно официально предъявить претензии. Более того - они оказались, в том числе, гражданами с Кавказа, чеченцами.

Вопросов после проведения внутреннего расследования банком было множество, не только к этому юридическому лицу, но и к отдельным сотрудникам банка, ведь было непонятно, как такая сомнительная компания, как "ООО М*" вообще стала агентом банка, кто ей одобрил этот кредит в форме овердрафта, как она умудрялась пройти через паутину систем банковского контроля.

Расследование показало, что у мошенников в банке была пара своих людей, ключевым из которых являлась сотрудница департамента контроля за работой банковских платежных агентов, некая Елена К., состоявшая помимо прочего, в личных отношениях с одним из мошенников, фактически руководивших данным юридическим лицом. Назовем его Марат.

Расследование выявило всю схему махинации, весь ее механизм, но парадокс заключался в том, что назвать это хищением и мошенничеством - банк не мог. Формально - "дефолт произошел" на стороне данного юридического лица (ООО М*") и касался его лично, это якобы у него неизвестные мошенники похитили средства, а долг данного юридического лица перед банком - существовал и его это юридическое лицо и не отрицало, но и не гасило, ссылаясь на то, что несмотря на то, что долг есть, зато реально у них денег нет, они украдены у них злоумышленниками.

Все понимали, что это мошенничество, об этом свидетельствовали множество доказательств, но ничего поделать не могли - формально речь шла о гражданско-правовых отношениях между банком и его агентом.

Девушек, уличенных в коррупции и соучастии в данном событии, уволили (включая Елену К.), с формальными владельцами и руководителями юридического лица шла официальная переписка, в которой они обещали все вернуть, а с фактическими владельцами этого юр.лица начали переговоры, которые вел, по решению акционеров и инвесторов, мой муж. Вел он их как лично, так и попытался вести через посредника - эту самую Елену К., бывшую сотрудницу банка и девушку одного из реальных бенефициаров должника (Марата).

Елена К. к тому времени уже полностью осознала свою деструктивную роль в ситуации и главное, уже понимала последствия - она легко могла стать фигурантом уголовного дела по факту мошенничества как соучастник преступников - ей приходилось искать компромисс и баланс между интересами банка в возврате нам средств, отношениями со своим Маратом, прямо замешанным в мошенничестве и рисками не сесть в итоге самой за соучастие в преступлении.

Переговоры заходили в полный тупик, от бенефициаров поступали пустые обещания, они только переносили сроки расчетов, и в какой то момент времени Елена предложила банку обратится к чиновникам из руководства Чеченской республики, с которыми она также была знакома и имела отношения. Ее ещё одного друга, имеющего отношение к руководству Чеченской республики назовем Руслан.

Идея была проста и понятна: Одни чеченцы украли у банка деньги, другие чеченцы - просят своих земляков вернуть украденное банку. Стоимость - 50% от суммы возврата.

Банк согласился, лучше синица в руках в виде половины долга, чем журавль в небе в виде пустых обещаний возврата полной суммы. Муж передал "коллекторам" в лице Руслана документы, свидетельствующие о долге, его образовании, обещаниях возврата и прочую копию документации. Банк ждал поступления возврата 50% от суммы долга.

К тому времени, отношения с бенефициарами должника были предельно напряжены - они уже не деликатничали, а перешли к прямым угрозам, пытаясь запугать и банк и мужа своими возможностями и силами. Как оказалось впоследствии - они не блефовали. Но обо всем - по порядку.

Коллекторы сообщили, что запланировали переговоры со своими земляками и иными бенефициарами агента на 19 августа 2014 года, попросив обеспечить на данных переговорах и представителей банка. На эти переговоры банк отправил двух сотрудников. Однако, переговоры не состоялись - со слов этих сотрудников, в месте встречи не появился Марат. Зато на место встречи приехал его партнёр - Али, с ещё одним кавказцем - Ясоном, которые и уехали (со слов сотрудников) с коллекторами в неизвестном направлении.

То есть, информация у банка и мужа - была весьма скудной: встретились чеченцы - и должники, имеющие долг перед банком ( Али и Ясон) и коллекторы (Руслан), представляющие интересы банка, и куда то уехали вместе. Никаких сюрпризов никто не ждал и даже не предполагал.

На следующий день, 20 августа 2020 года, Руслан назначил моему мужу встречу, пояснив, что предстоят дебаты с должниками, так как те опротестовывают по существу даже сам факта своего долга банку. На этой встрече мужа фактически "похитили" - не спрашивая его согласия и особо не церемонясь, обыскали, забрали все личное имущество, завязали ему глаза и увезли в неизвестном направлении. Везли его с завязанными глазами, по его словам, несколько часов, а затем - устроили некую "очную ставку" с Али, на которой даже не снимали повязку. Речь шла о том, что по версии Али - ещё один банк моего мужа принадлежит им, так как они якобы купили ранее, два месяца назад, тот банк у мужа за 4 миллиона рублей наличными, без единого подтверждения данной сделки.

Суть аргументов Али сводилась к тому, что так как второй банк они купили за наличные, за 4 миллиона рублей, но им не захотелось заниматься банковским бизнесом и они решили через два месяца его вернуть назад, и так как стоимость активов того банка составляет кругленькую сумму - то она и компенсирует их долг первому банку, автоматически. Так по их версии 4 миллиона рублей превратились в 4 миллиона долларов - разве они виноваты, что им за 4 миллиона рублей продали актив ценой 4 миллиона долларов, и потому они и "забрали" 4 миллиона долларов, ведь это справедливо, а почему бы и нет ?

Версия была наивная, смешная и легко опровергаемая даже в таком коллективе, где все вокруг - чеченцы. Тем не менее, мужу удалось опровергнуть позицию Али, тот в итоге пообещал начать через месяц возврат средств, что зафиксировали в расписке.

Деньги не вернули. Ни через месяц, ни через два, ни через три. Зато в октябре 2020 года муж был задержан при выходе из дома на работу, препровожден в следственный комитет, где ему вменили подозрение, а затем и обвинение, в похищении двух чеченцев - Али и Ясона и вымогательстве с них из корыстных намерений суммы, эквивалентной сумме требуемого банком долга.

По версии следствия, у моего мужа, принадлежность которого к банку следователями нигде не обозначалась и тщательно в ходе следствия вымарывалась и замалчивалась, якобы возник умысел незаконного личного обогащения. Он решил заняться похищениями состоятельных олигархов и с этой целью похитил уважаемого и богатого предпринимателя из Чечни, коим по версии следствия и является Али, вымогая с него данные деньги.

Что было интересно - в СМИ полиция вообще дала в тот момент информацию, что мой муж якобы безработный то ли мигрант, то ли бомж чеченского происхождения, который решил похищать российских предпринимателей с целью вымогательства. То есть все было перевернуто с ног на голову:

Чеченец, укравший деньги - со слов полиции превратился в исконно российского олигарха из далёкой Сибири;

Мой муж, русский и как раз родом из Сибири, превратился то по версии одних изданий в безработного мигранта, то по версии других - в чеченца, то по версии третьих - просто в бомжа.

На слова мужа об.абсурдности обвинения, о том, что он является владельцем нескольких российских банков, следствие сочувственно советовало ему устроится куда нибудь хотя бы курьером, или грузчиком, а не похищать людей из корыстных намерений в целях личной наживы....

Выявило следствие и сообвиняемого - якобы соучастника моего мужа в части бизнеса похищения людей и вымогательств. Им оказался высокопоставленный офицер столичной полиции, занимающий должность И.О руководителя одной из ключевых структур Московского Главка МВД. Этого подельника следствие посчитало "Русланом".

Несмотря на то, что ни мой муж не знал своего "подельника", ни "подельник" не знал мужа, их обоих арестовали и отправили в СИЗО по обвинению в исполнении похищения двух и более лиц, с применением оружия и насилия, в составе организованной группы, а также в вымогательстве средств потерпевших в особо крупном размере.

По версии следствия, 19 августа 2014 года мой муж и его "подельник" из корыстных намерений похитили двух граждан Северного Кавказа (Али и Ясона), пытали их, избивали, требовали выкуп за освобождение, увезли их в некий неустановленный бункер в Московской области, а затем - через несколько дней, совместно приняли решение их освободить...

Ситуация осложнялась тем, что муж не мог ничего рассказать следствию о ситуации, происходившей 19 августа 2014 года, так как он про нее просто ничего не знал.

Он показал, что является банкиром, что у банка фактически украли деньги, а формально - ему просто должны, что идёт суд с должниками, что банком предпринимались и меры досудебного урегулирования ситуации путем переговоров с реальными владельцами "ООО М*", Маратом и Али, что переговоры зашли в тупик и банк обратился к услугам посредников в переговорах в лице Руслана. Что этот Руслан - помощник влиятельного лица из руководства Чеченской республики, практически с какой то натяжкой его и его коллег можно назвать коллекторами, но муж не знает о том, как велись переговоры и принимал участие в них только один раз - в повязке на глазах, будучи увезенным непонятно куда на встречу с Али.

Муж показал, что 19 августа он занимался своими делами и лично не знает о том, что происходило на встрече между Али и Русланом, но со слов сотрудников банка, которые там присутствовали - чеченцы просто вместе куда то уехали, и все. Более ему не известно ничего. Он до сих пор ждёт, когда Марат и Али вернут деньги банку.

Все аргументы и мужа, и свидетелей со стороны защиты, сотрудников банка, материалы внутреннего расследования - полностью игнорировались, в дело не включались, странным образом терялись, но даже несмотря на это, следствию не удалось сфабриковать обвинение в том объеме, как они планировали.

Вмененная мужу и его "подельнику" квалификация охватывались п.п. "а", "в", "г", "ж", "з" ч.2 ст. 126 и п. "б" ч.3 ст. 163 УК РФ., что само по себе предполагает прямое физическое участие в событиях, применение оружия и насилия к потерпевшим. При этом, и у мужа и у его "подельника" - имелись неопровержимые алиби на 19 августа 2014 года, которые игнорировать было весьма затруднительно.

Более того, у "подельника" имелось алиби и на все остальные числа августа 2014 года, не менее убедительные и бронебойные. Тем не менее, "подельника" уверенно опознавал Али как "Руслана".

Следствие не смущало, что Али фактически не только безработный, но и абсолютно неграмотный, он пояснял следствию, что "строит мосты, параходы и дома", но не мог даже назвать хоть одно принадлежащее ему юридическое лицо за отсутствием оного.

Не смущало следствие и то, что обвиняемый - наоборот, известный в банковских кругах человек, а возглавляемая им организация и вообще по итогам 2014 года была признана значимой платежной системой России, она вошла в топ-50 значимых платежных систем.

По версии следствия - все было очень логично и обоснованно: безработный бомж-мигрант создал каким то образом преступную группу, в которую вошли как установленные, так и не установленные сотрудники полиции, задачами которой являлось похищение людей с целью вымогательства.

Однако, к декабрю 2015 года следствию пришлось все таки признать несостоятельность обвинения, "подельника" мужа выпустить и реабилитировать, а обвинение - изменить.

Причиной тому были алиби и мужа и его подельника и выявленная следствием фальсификация потерпевшими доказательств обвинения.

Так, в качестве доказательства причастности "подельника" мужа к соучастию в преступлении, потерпевший представил выписку из биллинга своего оператора сотовой связи, из которой следовало, что ему на его сотовый телефон звонили с телефона Управления МВД, И.О руководителя которого являлся "подельник" мужа. Как выяснилось, биллинг был нарисован потерпевшим, таких звонков не осуществлялось. А факт безусловного опознания потерпевшим "подельника" мужа - опровергался мощным алиби "подельника" мужа, опровергнуть которое было практически невероятно. В итоге - следствию пришлось признать, что "подельник" мужа не является Русланом, офицера МВД следствие через 10 месяцев
вынуждено выпустить и реабилитировать. А мужу - изменить квалификацию на такую, которая не будет противоречить его алиби.

Решение следствие нашло изящное - к текущему составу вменить ч.3 статьи 33.

По новой версии следствия получалось, что якобы муж явился не исполнителем, а организатором группы лиц, спланировал преступления, их организовывал, лично вымогал деньги, но не участвовал лично в похищении в качестве исполнителя, так как такое участие бы опровергалось его алиби на 19 августа 2014 года.

А по новой версии следствия, "руками моего мужа", исполнителем преступлений являлся тот самый таинственный Руслан, которого мой муж нашел через Елену К, сделав ее пособником.

То есть, теперь версия следствия была такой:

Мой муж якобы решил разбогатеть на похищениях людей и вымогательстве с них денег, он нашел знакомую (Елену К.), которую попросил сформировать в его интересах организованную группу лиц для совершения похищений. Елена К привлекла Руслана, который и сформировал данную группу, возложив на себя управление ей. А мой муж исполнял функции организатора, формировал планы, принимал совместно с Русланом ключевые решения в группе.

То, что Елену К. следствие не нашло и не допросило, как и не нашли и не допросили Руслана и иных любых лиц - следствие не смущало.

Нелепость ситуации была ещё и в том, что следствие даже не позаботилось об исключении квалификации, касающейся личного участия в обстоятельствах - например, применение оружия и насилия. Согласно закону, их применение возможно лишь при личном участии обвиняемого в событиях.

Тем не менее, суд первой инстанции не смутило ничего - ни противоестественные показания потерпевшего, ни выявленные подделки доказательств обвинения в части "подельника" мужа, ни показания 35 свидетелей защиты, ни материалы внутреннего расследования банка, ни отсутствие Елены К, Руслана, иных лиц,
ни даже решение арбитражного суда относительно долга агента банку, ни материалы ФСБ, ни явка с повинной одного из мошенников, приговор мошенникам в рамках другого уголовного дела. Суд в полном объеме признал мужа виновным по всему спектру обвинения и отправил его на 11 лет в колонию строгого режима.

Здесь придется сделать небольшое отступление:

Пока велось уголовное дело против моего мужа, происходило много и других событий:

Был завершён длящийся около года арбитражный процесс между банком и "ООО М*", который завершился закономерно, решением в пользу банка.

Более того, оказалось, что преступная групп Марата, Али и других лиц, фактически управлявших "ООО М*" находилась все это время в разработке Управления "К" ФСБ России, которая началась аж за 7 месяцев ранее хищения этим лицами денег у нашего банка.

Выяснилось, что чекисты вели прослушку, наблюдение, перлюстрацию всех почтовых и иных сообщений данной группы и в эти материалы ОРМ попал даже факт хищения преступниками денег у банка, все их попытки заметать следы, все угрозы, которые они выдвигали мужу, и вообще вся их преступная деятельность за почти год - была зафиксирована в результатах ОРД, которые Управление "К" передало в следствие МВД.

Копия этих документов в момент рассмотрения уголовного дела Марата оказалась и у нас, она была частично впоследствии нами приобщена к делу моего мужа.

Следователь МВД данные материалы ОРД признала доказательствами преступной деятельности лиц и включила в материалы своего уголовного дела.

Однако, несмотря на то, что материалами ОРД ФСБ РФ чётко зафиксирована преступная деятельность двух десятков лиц, включая Али и его брата, Умара, следствие предьявило обвинение только 5 человекам, включая Марата, но не включая Али.

Все это ушло в суд, который на основании данных материалов признал Марата и ещё 4 лиц из его группы виновными в совершении экономических преступлений и приговорил их к различным срокам наказания. В число фирм, которые преступники использовали для совершения преступлений, в приговоре суда вошло и "ООО М*".

Али, Умар и остальные фактические участники преступной группы Марата - получили статус свидетелей и выступали в суде тоже свидетелями, а сам Марат - после объявления приговора суда сбежал и в настоящее время находится в розыске.

Возникла совершенно парадоксальная ситуация:

Есть решение арбитражного суда, согласно которому "ООО М*" признано обязанным, есть исполнительный лист.

Есть приговор суда по другому уголовному делу, в котором суд установил, что преступники совершали преступления с использованием того же самого "ООО М*".

Есть сами преступники, признанные в этом виновными, в том числе - Марат.

Есть зафиксированные в приговоре данного суда свидетели, дававшие в суде показания, свидетельствующие об их участии в деятельности группы, в том числе потерпевший моего мужа Али и его брат Умар.

Но эти же самые преступники и свидетели по тому делу - ещё и потерпевшие и кючевые свидетели обвинения по уголовному делу моего мужа, в котором они полностью отрицают все вышеперечисленные факты и обстоятельства, утверждают что никакого отношения к деятельности "ООО М*" не имеют, никаких преступлений никогда в жизни не совершали и наоборот, пострадали от действий похитителей и вымогателей, некоего Руслана и его группы лиц и моего мужа.

При этом Марат, в прошлом трижды судимый рецидивист, являясь осужденным по тому уголовному делу, явился ключевым свидетелем обвинения по делу моего мужа.

Будучи признан виновным в своем уголовном деле в совершении преступлений с использованием "ООО М*", он дает показания в деле мужа, что не знает никакой "ООО М*" вообще и никогда не совершал преступлений и следствие ему верит.

При этом в своем суде по своему делу тот же Марат признавал и деятельность с использованием "ООО М*", и другие совершенные им преступления.

Страницы: 1

ЗЛОУПОТРЕБЛЕНИЕ НАРКОТИКАМИ РАЗРУШАЕТ
Новое на форумах
28.10.2020 11:39:48
Фальсификация
Просмотров: 113516
Ответов: 335
28.10.2020 08:45:25
Проверочная закупка
Просмотров: 211692
Ответов: 605
26.10.2020 08:49:49
ПОПОЛНЕНИЕ ПОДБОРКИ ПОЛЕЗНЫХ СУДЕБНЫХ РЕШЕНИЙ
Просмотров: 113358
Ответов: 214
17.10.2020 19:00:56
База поданных в ЕСПЧ жалоб
Просмотров: 1466
Ответов: 3
17.10.2020 12:08:53
Реабилитация
Просмотров: 181049
Ответов: 236
10.10.2020 10:30:56
НАРКОПРЕСТУПЛЕНИЯ НАРКОПОЛИЦИИ
Просмотров: 88795
Ответов: 316
29.09.2020 08:23:37
Экспертиза
Просмотров: 212869
Ответов: 744
28.09.2020 21:38:45
Помогите, пожалуйста, советом!
Просмотров: 156065
Ответов: 546
15.09.2020 21:02:19
Ознакомление с материалами, ст 217
Просмотров: 62764
Ответов: 98
Узнать № жалобы в ЕСПЧ
Новая услуга Антисуда