Главная Поиск Карта сайта
Поиск по сайту
Авторизация
Логин:
Пароль:
Регистрация
Забыли свой пароль?
Легализация
petition.jpg

Наталия Семенова (Автор тем)

Выбрать дату в календареВыбрать дату в календаре

Страницы: 1
Тактика затягивание процесса
 
Мой муж  любитель «засирания» мозгов в судебных процессах, ну прямо выносил мозг у следаков, судей и прокурора! И делал он  это еще в 1991 году, когда суд, суд по его делу хотели провести за  3 недели, но Зотов затянул процесс на 6 месяцев, а по тем временам это огромный срок, поскольку действовал принцип непрерывности (в ГПК РФ непрерывность  сохранена, надо бы её  вернуть и в УПК РФ)и судья не мог  рассматривать другие дела параллельно с уже начаты! Зотов своими «мелочными» придирками и отводами довел всех до белого каления, поэтому  следак из 8 эпизодов вымогательства убрал половину и в суд направил лишь 4 эпизода, судья еще раз располовинила, оправдав по двум эпизодам! Судья Смакова потом торговала яблоками на улице и Зотов после освобождения из тюрьмы купил у нее 2 ведра, записал на диктофон обман покупателей и передал в квалколлегию судей, но оттуда запись вернули, мол она несанкционированная и процессуально не оформлена. Судья разоткровенничалась и сказала при покупке у не яблок: "Ну, зачем же ты себя так вел? Я же поседела за эти 6 месяцев?"

Зотов ответил экс судье: "Вы то поседели, а я то полысел, Вы то на свободе, а я в тюрьме"!

Прокурор-гособвинитель Митрофанов, не выдержав нервного стресса,   слег в больницу и заседание пришлось остановить, а когда прокурор выздоровел, то Зотов его добил окончательно и прокурор  вновь слег и его пришлось менять на другого прокурора, а потом нам передали, что прокурор умер(можно сказать, не приходя в сознание), пришлось его «поминать», т.к. о покойниках плохо не говорят!  

Вот так надо вести все процессы!
Изменено: Наталия Семенова - 13.05.2013 22:51:13
Свидетель и адвокат супруги! И что делать?
 
Здравствуйте, уважаемые коллеги!
Помогите разобраться. В суд направлено дело по ч. 1 ст. 292 УК РФ. По делу на предварительном следствии допрошен свидетелем обвинения начальник жулика, дал какие-никакие показания, в целом изобличающие. После допроса свидетеля, жулику предъявили обвинение, 217, обвинительное, ну все как полагается. Судья обратил внимание, что адвокат и этот свидетель обвинения - супруги.
Решение судьи: п. 2 ч. 1 ст. 72 УПК РФ, защитнику - отвод, прокурору - 237 по мотивам нарушения права на защиту.
Мы на всякий случай принесли косуху. Каково мнение?

http://law.vl.ru/forum/viewtopic.php?f=9&t=9859

А это и есть из практики ВС.
Я не теоретик - у меня все консультации из судебной практики.
Смотрите где-то конец 90-х начало 2000-х тысячных. Может и позднее было - но это то, что я помню. Как раз там об этой последовательности. То есть должно быть написано, что отводы всех участников (а по адвокату невозможность участия) в конечном итоге осуществляются по технологии ст.61 УПК РФ.
Прошу прощения за некачественный ответ (без ссылок) - у меня временные (ударение на "Ы") издержки, а хочется и в инете побыть.
Изменено: Наталия Семенова - 18.06.2011 21:12:45
Недопустимые доказательства
 
Статья 75. Недопустимые доказательства

1. Доказательства, полученные с нарушением требований настоящего Кодекса, являются недопустимыми. Недопустимые доказательства не имеют юридической силы и не могут быть положены в основу обвинения, а также использоваться для доказывания любого из обстоятельств, предусмотренных статьей 73 настоящего Кодекса.

2. К недопустимым доказательствам относятся:

1) показания подозреваемого, обвиняемого, данные в ходе досудебного производства по уголовному делу в отсутствие защитника, включая случаи отказа от защитника, и не подтвержденные подозреваемым, обвиняемым в суде;

2) показания потерпевшего, свидетеля, основанные на догадке, предположении, слухе, а также показания свидетеля, который не может указать источник своей осведомленности;

3) иные доказательства, полученные с нарушением требований настоящего Кодекса.



1. Допустимость – это соответствие доказательства требованиям уголовно-процессуального права, т.е. наличие у него надлежащей процессуальной формы. Отступление от этой формы может привести к недопустимости доказательства, т.е. лишению его юридической силы и невозможности использования в процессе доказывания. В части первой комментируемой статьи недопустимость доказательства связывается с нарушением лишь требований самого УПК, однако, согласно ч. 2 ст. 50 Конституции РФ «при осуществлении правосудия не допускается использование доказательств, полученных с нарушением федерального закона». Конституция, таким образом, признает недопустимыми доказательства, собранные субъектами доказывания с нарушением любого федерального закона, а не только УПК РФ. Конституционная норма в случае коллизии имеет преимущество перед отраслевой, поэтому ч. 1 ст. 75 УПК РФ следует, на наш взгляд, толковать расширительно – в соответствии с текстом Конституции РФ. В противном случае доказательства, полученные органом дознания, например, в результате незаконных оперативно-розыскных мероприятий, и оформленные с внешним соблюдением уголовно-процессуальной формы могли бы считаться допустимыми. Например, оперативными сотрудниками органа дознания была проведена проверочная закупка наркотического вещества с последующим проникновением в жилище против воли проживающих в нем лиц без получения на то предварительного разрешения суда, несмотря на то, что этого требует часть 2 статьи 8 Закона «Об оперативно-розыскной деятельности». Если полученное в ходе такой закупки наркотическое вещество, и обнаруженные у продавца денежные купюры были осмотрены с соблюдением процессуальных правил, то по прямому смыслу комментируемой нормы УПК они должны были бы признаваться допустимыми доказательствами, ибо требования настоящего Кодекса формально нарушены не были. Однако это противоречит федеральному закону «Об оперативно-розыскной деятельности» и Конституции РФ, поэтому собранные таким способом доказательства на самом деле недопустимы. Иное может привести к подмене процессуальных действий оперативно-розыскными в целях незаконного добывания будущих доказательств, когда процессуальная форма используется в качестве «ширмы» для нарушения конституционных прав личности. (об этой проблеме см.)

2. В части второй комментируемой статьи дается открытый перечень случаев, когда доказательство должно быть признано недопустимым. Так, к недопустимым доказательствам отнесены показания подозреваемого или обвиняемого, данные в ходе досудебного производства по уголовному делу в отсутствии защитника и не подтвержденные им в суде (п. 1 ч. 2 ст. 75). Это положение служит важной гарантией против самооговора и признания вины обвиняемым и подозреваемым под воздействием физического или психического насилия, применение которого, благодаря данной норме, практически теряет всякий смысл. Обращает на себя внимание то, что условие отсутствия защитника включает в себя и отказ от защитника самим обвиняемым или подозреваемым. Таким образом ставится преграда попыткам недобросовестных следователей и работников органов дознания склонить обвиняемого и подозреваемого к формально добровольному отказу от защитника, за которым обычно стоит вынужденный отказ от защитника либо незаконная попытка «обменять» признательные показания на облегчение положения обвиняемого, подозреваемого (обещание не применять в качестве меры пресечения заключение под стражу, содействовать прекращению уголовного преследования и т.п.).

3. В пункте 2 части 2 этой статьи подтвержден и ранее имевший аналог в УПК РСФСР (ст. 74) запрет на показания «по слуху», т.е. показания потерпевшего, свидетеля, основанные на догадке, предположении, слухе, а также показания свидетеля, который не может указать источник своей осведомленности. Основаниями данной нормы является, во-первых, то соображение, что доказательством могут служить лишь сведения о конкретных обстоятельствах дела, но не предположения и догадки, и, во-вторых, то, что сведения, основанные на слухах или полученные из неизвестных источников, весьма ненадежны, а их проверка часто бывает крайне затруднительна. В то же время, в отличие от показаний свидетеля, законодатель не счел необходимым объявить недопустимыми показания потерпевшего, если тот не может указать источник своей осведомленности. Очевидно, предполагается, что потерпевший как правило сам является первоисточником данных о совершенном преступлении и редко может давать показания по слуху.

4. Недопустимыми, согласно пункту 3 части 2 настоящей статьи, являются и все иные доказательства, полученные с нарушением требований УПК. Часто полагают, что любое процессуальное нарушение, т.е. отступление буквально от всякого предписания, содержащегося в нормах закона, касающихся собирания и проверки доказательств, ведет к утрате полученных таким путем сведений качества допустимости. Следует, однако, учесть, что речь в комментируемой статье речь идет о нарушении требований Кодекса в целом, а не отдельных его предписаний. Если закон предусматривает средства и способы, с помощью которых можно нейтрализовать последствия нарушения отдельных его предписаний, доказав, что они не повлияли на соблюдение принципов уголовного судопроизводства, то при успешном применении таких средств и способов уже нельзя сказать, что такое доказательство использовано для доказывания в нарушение закона. Так, например, непредупреждение свидетеля о его праве не давать показания против себя и своих близких несомненно является весьма серьезным процессуальным нарушением. Однако, если будет доказано (в том числе, и объяснениями самого свидетеля), что это никак не повлияло на добровольность данных им показаний, а значит, и на сохранение равенства сторон, суд, как нам представляется, вправе признать полученные показания допустимыми. Нельзя утверждать, что такое доказательство использовано судом в нарушение закона, так как именно с помощью средств и способов, предусмотренных законом, процессуального нарушения было нейтрализовано. Нарушения, поддающиеся опровержению, следует, на наш взгляд, считать устранимыми, или опровержимыми. Напротив, если установлено, что искажение процедуры привело к реальному ущербу для принципов состязательного судопроизводства, ее результаты в любом случае должны считаться юридически ничтожными, а допущенные нарушения неустранимыми. Нельзя устранить, например, такое нарушение, как получение от обвиняемого признательных показаний путем применения к нему пыток или жестоких, бесчеловечных или унижающих человеческое достоинство видов обращения. В результате такого нарушения процесс перестал отвечать требованиям справедливой судебной процедуры, где стороны должны находиться в равном положении. Возместить правосудию столь жестокий урон невозможно.

Вместе с тем, не все процессуальные нарушения (даже неустранимые), допущенные в ходе производства по делу, являются существенными для получения доказательств. Так, присутствие в зале, где происходит судебное следствие, лиц, в возрасте до 16 лет, является процессуальным нарушением (ч. 6 ст. 241), но несущественным для получения доказательств, а потому не может уничтожить их допустимости. (О проблеме существенности процессуальных нарушений см.)

3. Представляется, что существенными и неустранимыми процессуальными нарушениями при собирании доказательств, влекущими признание полученных доказательств недопустимыми, являются следующие:

· Применение одной из сторон (обычно уголовным преследователем) к другой (как правило, к обвиняемому или подозреваемому) физического или психологического принуждения без законных на то оснований, а также применение таких методов расследования, которые могут нарушить ее способность к правильным суждениям и принятию адекватных решений.

· Прямое введение в заблуждение одной из сторон (обычно обвиняемого или подозреваемого) относительно ее прав, а также умолчание о них там, где без разъяснения прав невозможно обеспечить реальное равенство сторон;

· Ограничение при доказывании обстоятельств дела исследованием производных источников доказательств, если имеется фактическая возможность представления (достижимость) первоисточников. Равенство стороны, против которой направлены доказательства, в таком случае страдает, так как возможность проверки достоверности информации по производным источникам, как правило, затруднена. Так, оглашение в судебном заседании протокола допроса свидетеля взамен его непосредственного допроса лишает другую сторону возможности задать свидетелю необходимые вопросы; представление копии документа может ограничить возможности его экспертного исследования и т.д.

· Наличие оснований для отвода судьи, прокурора, дознавателя, следователя, прокурора, участвовавших в собирании доказательств.

· Незаконное изменение субъектного состава процессуальных правоотношений, способное изменить установленный законом баланс сил в пользу одной из сторон (нарушение правил подследственности, незаконное участие в проведении предварительного следствия ненадлежащих следователей, органов дознания и их сотрудников и т.д.). Произвольное нарушение правил подследственности порождает неустранимое сомнение в независимости государственного органа, но пристрастность публичного обвинителя несовместима в состязательном процессе с принципом равенства сторон.

· Суд допускает в процесс представленные стороной доказательства, полученные с процессуальными нарушениями, которые объективно оставляют неустранимые сомнения в достоверности полученных данных. Суд, допуская подобные доказательства, как бы принимает их на веру и, тем самым, попадает в зависимость от добросовестности или недобросовестности представившей их стороны. Например, при проверке в суде протокола обыска выяснилось, что понятые, принимавшие участие в этом следственном действии, являются штатными сотрудниками органа дознания и, следовательно, зависимы по службе от его руководства. Сам факт нарушения точного и ясного требования закона о том, что понятыми могут быть лишь незаинтересованные в деле лица (ч. 1 ст. 60), порождает сомнения в объективности проведения обыска и достоверности полученных результатов. Закрыв глаза на этот дефект, суд принимает на веру сомнительное доказательство и теряет часть своей независимости (в данном случае от стороны обвинения). Точно так же вызывают неустранимые сомнения результаты предъявления для опознания, если опознающий прежде не был подробно допрошен о приметах и признаках, по которым он собирается произвести опознание объекта и т.д.

4. В отличие от ранее действовавшего уголовно-процессуального законодательства, в УПК РФ предусмотрены гарантии своевременного выявления и блокирования недопустимых доказательств. Согласно ч. 3, 4 ст. 88, при наличии на то оснований, прокурор, следователь, дознаватель вправе признать доказательство недопустимым по ходатайству подозреваемого, обвиняемого или по собственной инициативе. Доказательство, признанное недопустимым, не подлежит включению в обвинительное заключение или обвинительный акт. Суд вправе признать доказательство недопустимым по ходатайству сторон или по собственной инициативе в порядке, установленном ст. 234 и 235, 271 (см. комментарий к указанным статьям).

5. Согласно ч. 1 ст. 125 УПК "постановления дознавателя, следователя, прокурора об отказе в возбуждении уголовного дела, о прекращении уголовного дела, а равно иные их действия (бездействие) и решения, которые способны причинить ущерб конституционным правам и свободам участников уголовного судопроизводства либо затруднить доступ граждан к правосудию, могут быть обжалованы в суд по месту проведения предварительного расследования". В соответствии с ч. 2 ст. 50 Главы 2 ("Права и свободы человека и гражданина" ;) Конституции конституционным правом является, в частности, исключение из процесса доказательств, полученных с нарушением закона. Следовательно, незаконные действия или бездействие органов расследования и прокурора, а также их решения при получении доказательств, принятые с нарушением закона (о приобщении к делу, о принудительном освидетельствовании, осмотре против воли лиц и т.д.), могут быть обжалованы в суд с требованием об исключении соответствующих незаконно полученных доказательств. Представляется, что отказ в удовлетворении ходатайств о собирании относящихся к делу доказательств также можно обжаловать, поскольку это нарушает, во-первых, конституционное право (ч. 4 ст. 29 Конституции) свободно искать информацию, а во-вторых, международные нормы и стандарты (например, право иметь достаточные возможности для подготовки своей защиты; на очную ставку (подпункты (b) и (d). п. 3 ст. 6 Конвенции о защите прав и основных свобод человека).

6. Согласно ч. 3 ст. 14, все сомнения в виновности обвиняемого, которые не могут быть устранены в порядке, установленном настоящим Кодексом, толкуются в пользу обвиняемого. На наш взгляд, это правило распространяется и на толкование сомнений в отношении допустимости доказательств. Так, если следователь, прокурор, дознаватель, суд получили оправдывающее обвиняемого доказательство с нарушением законного порядка, оно по ходатайству стороны защиты должно быть признано допустимым, ибо в любом случае порождает определенные сомнения в виновности обвиняемого (т.н. асимметрия при оценке доказательств). Бремя доказывания при ошибках обвинения не может быть возложено на обвиняемого. Иначе должен решаться вопрос, когда сторона защиты представила доказательства, полученные ей самой с нарушением закона. В этих случаях доказательства могут быть признаны недопустимыми, при условии если факт нарушения закона стороной защиты вне всякого сомнения доказан обвинителем. Основанием для этого вывода может служить не только ч. 1 ст. 75 УПК, но и конституционная норма, устанавливающая, что каждый имеет право свободно искать, получать, передавать, производить и распространять информацию только законным способом (ч. 4 ст. 29 Конституции РФ). Однако принятие судом подобных доказательств не исключает оценки с точки зрения достоверности, в том числе, с учетом нарушений, допущенных при их собирании.
Границы компетенции следователя
 
Цитата
Агент08 пишет:
является ли законным, то , что когда следователь приходил в больницу для подтверждения допрашивал врача и рассказывал , что я мошенница в особо крупных размерах!! Врач была просто в шоке!!Это законные действия следователя? Когда я справила ту адвокатшу, она сказала- что он имеет право.
Следователь может ходить куда ему вздумается! А вот распространят, чтоты мошенница не имеет права, поэтому подавай иски на следака за клевету и пиши жалобы его начальникам и прокурорам! А почему ты такому подлецу следаку отводы не заявляла?
Наталия Семенова: мочить всех!, Уроки правового экстрима. Слабонервным просьба удалиться.
 
Цитата
Неля пишет:
Да, договор надо составлять ОБЯЗАТЕЛЬНО. И не надо вестись на слова адвоката, что мол, львиную долю этих денег ему тогда придется отдать в контору. Во-первых, договор это гарантия,
Не согласна!
Можно и без договора и это даже лучше, а главное надо тайно записать на диктофон(лучше видео) факт пердачи денег адвокату, а если он их не пропустить через кассу, то потеряет работу, а если еще и будет отрицать, что получал деньги, то это еще и мошенничество! Надо подставить адвоката, чтобы он сначала отрицал и распиался следаку, что предупрежден об ответсвенности за дачу ложных показаний, и уже потом приобщать к делу аудиозапись! Главное, чтобы на аудиозаписи несколько раз в ходе разговора упоминалось о полученых суммах и адвокат не отрицал бы, что он их плучил или хотябы молчаливо подтверждал.
Способы подачи заявления о преступлении
 
Можно ли в суде сообщать судье и прокурору о различных преступлениях, даже не относящихся к рассматриваемому делу?

В ходе любого судебного заседания можно устно заявить о любом преступлении и оно должно быть зафиксировано в протоколе судзаседания, копию, которого судья обязан отксерить заверить и направить в правохранительные органы! В связи с этим в судебном заседании можно сообщать прокурору и судье о преступлении, а судья и прокурор обязаны надлежаще отреагировать
Совместный приказ о едином учете преступлений
5. В настоящем Положении используются следующие основные понятия:
1) сообщение о преступлении - заявление о преступлении, явка с повинной, рапорт об обнаружении преступления. К ним относятся процессуальные и иные документы, предусмотренные частью 2 ст. 20 и ст.ст. 141-143 УПК РФ: заявление потерпевшего или его законного представителя по уголовному делу частного обвинения; письменное заявление о преступлении, подписанное заявителем; протокол принятия устного заявления о преступлении (приложение 2 к ст. 476 УПК РФ); протокол следственного действия, в который внесено устное сообщение о другом преступлении; протокол судебного заседания, в который внесено устное сообщение о другом преступлении; заявление о явке с повинной; протокол явки с повинной (приложение 3 к ст. 476 УПК РФ); рапорт об обнаружении признаков преступления (приложение 1 к ст. 476 УПК РФ);
Изменено: Наталия Семенова - 11.12.2011 09:27:43
[ Закрыто] Надзорная жалоба по ст 228 ч 2 УК, Образцы процессуальных документов
 
В Президиум Верховного суда
Чувашской Республики

Защитника по постановлению суда
Таймаскиной Ангелины Николаевны
(в защиту интересов
Таймаскина Дмитрия Николаевича,
обвиняемого по ст. 228 ч. 2 УК РФ),
проживающей по адресу: 428038, г.Чебоксары,
Юго-Западный бульвар, д. 17, кв. 52

НАДЗОРНАЯ ЖАЛОБА
о пересмотре, вступивших в законную силу:
обвинительного приговора Чебоксарского районного суда Чувашской Республики от 23 июня 2010 года (дело № 1-1/2010);
кассационного определения Верховного суда ЧР от 3 августа 2010 года (кассационное дело № 22-2275)
(в порядке ст. 402, 403, 405, 409, 379, 380, 381, 384 УПК РФ).

Федеральной судьей Бойправ В.Г. Чебоксарского районного суда ЧР Таймаскин Дмитрий Николаевич был признан виновным в совершении преступления, предусмотренного ст. 228 ч. 2 УК РФ и назначено наказание в виде лишения свободы сроком на 4 (четыре года со штрафом в сумме 10000 (десять тысяч) рублей. На основании ст. 73 УК РФ основное наказание в виде лишения свободы считать условным с испытательным сроком в 3 (три) года.
Судебная коллегия по уголовным делам  Верховного Суда ЧР в составе: председательствующего Варсанофьева В.В., судей Тимофеева В.С. и Яковлева В.В. 3 августа 2010 года  необоснованно оставляет приговор суда без изменения, а кассационную жалобу без удовлетворения.

Обстоятельства дела
Органами предварительного расследования Таймаскину Д.Н. предъявлено обвинение  в том, что около 10 часов 04 февраля 2006 г Таймаскин Д.Н. выехал на автомашине ВАЗ-2105 с государственным номером М 064 BE 21 RUS под управлением Чуркина К.В., вместе с Вязиковым С.В. в поисках Чувашской деревни для создания фильма. Около 11 часов, приехав по адресу: Чувашская Республика,  Цивильский район, пос. Молодежный, ул. Заводская, д. 1, Таймаскин Д.Н., на краю поля, где предприятием ООО «Богатырь» выращиваются для промышленных целей растения конопли, умышленно стал собирать в специально приготовленный полиэтиленовый пакет верхушки конопли, содержащие наркотически активный тетрагидроканнабинол. Собрав не менее 418 гр. во влажном виде, что в высушенном виде составляет 212,0535 гр., являющейся наркотическим средством - марихуана, Таймаскин Д.Н. умышленно, незаконно приобрел указанное наркотическое средство без цели сбыта. Согласно Постановлению Правительства Российской Федерации № 231 от 06.05.2004 г. «Об утверждении размеров средних разовых доз наркотических средств и психотропных веществ для целей статей 228, 228-1 и 229 УК РФ», наркотическое средство - марихуана весом 212,0535 гр. является особо крупным размером.
Постановлением заместителя прокурора ЧР Григорьевым А.И. от 22 мая 2006 года возбуждено уголовное дело № 35288 в отношении Таймаскина Д.Н., обвиняемого в особо тяжком преступлении по ст. 228 ч. 2 УК РФ. Копия обвинительного заключения Таймаскину Д.Н. вручена 23 мая 2006 года.
Чебоксарским районным судом ЧР (пос. Кугеси) 07 марта 2007 года Таймаскин Д.Н., 1981 года рождения, ранее не судимый оправдан по предъявленному ему обвинению в связи с отсутствием в его действиях состава преступления. Суд проводился с участием подсудимого Таймаскина Д.Н.
Федеральной судьей Семеновой Г.И. в адрес Управления Федеральной службы наркоконтроля РФ по Чувашской Республики вынесено «Частное определение» для решения вопроса о проведении по делу служебного расследования и привлечении к ответственности в допущенных нарушениях виновных лиц.
Определением судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда ЧР от 17 апреля 2007 года отменен оправдательный приговор Чебоксарского районного суда в отношении Таймаскина Д.Н., обвиняемого по ч.2 ст.228 УК РФ с направлением дела на новое рассмотрение судье Бойправ В.Г.
Считаю согласно статьи 379 УПК РФ вынесенные по делу обвинительный приговор незаконным и необоснованным с нарушением уголовно-процессуального закона по следующим основаниям:
- несоответствие выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела. Статья 380 УПК РФ;
- нарушение уголовно-процессуального закона. Статья 381 УПК РФ.


Основания для отмены приговора и кассационного определения

Выводы суда в приговоре и судебной коллегии в кассационном определении в части доказанности вины Таймаскина Д.Н. необъективны, не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, необоснованы и немотивированы, так как все доказательства подтверждают невиновность Таймаскина Д.Н.

Невиновность Таймаскина Д.Н. была установлена в оправдательном приговоре от 07 марта 2007 года председателем Чебоксарского районного суда Чувашской Республики Семеновой Г.И.  по пастонавлению суда  две независимые экспертизы, которые выявили факт подлога.
Специалистом, заведующим лабораторией криминалистической экспертизы материалов, веществ и изделий Российского федерального центра судебной экспертизы при Минюсте России, кандидатом химических наук Воронковым Юрием Михайловичем проведена экспертиза  на заключение эксперта №121 от 20 февраля 2006 года ЭКО УФСКН РФ по ЧР, которая доказывает, что выводы методически и научно не обоснованы и являются не достоверными. Наличие отмеченных в заключении специалиста грубых ошибок при производстве экспертизы свидетельствует о неудовлетворительной квалификации эксперта Васильева Л.Н., что ставит под сомнение правомочность субъекта производства экспертизы.

Судебная коллегия не рассмотрела заключение крупнейшего специалиста России Воронкова Ю.М., ссылаясь на содержание приговора.В пригоре его паказания не отражены
Приговор построен только на  голословных противоречивых показаниях свидетелей – сотрудников наркоконтроля, так как существенные доказательства о невиновности Таймаскина Д.Н.  подписанные и заверенные печатью: заключения специалистов Воронкова Ю.М., Блинова М.Н. и Юхтаровой Н.Г., Романовой Е.В. И даже самого Васильева Л.Н. указывают, что исследование проводилось по подмененному веществу.
Наиболее значительные
Основные нарушения
Судьей бойправ были допущины многочисленные нарушшения просексуаль
3. 21 июня 2010 года вещественное доказательство в отношении Таймаскина Д.Н после его осмотра не было упаковано. Указанные действия судьи  являются грубейшим нарушением п. 15.10 «После осмотра вещественного доказательства произведенного судом в соответствии с требованиями УПК РФ, они вновь упаковываются и опечатываются».  Приказ Судебного департамента при Верховном суде РФ от 15 декабря 2004 г. № 161 «Об утверждении инструкции по судебному делопроизводству в верховных судах республик, краевых и областных судах, городов федерального значения, судах автономной области и автономных округов».
4. Судья Бойправ В.Г. неоднократно запрещала  вести аудиозапись, что является грубым нарушением   п.5 ст. 241 УПК РФ «Лица, присутствующие в открытом судебном заседании, вправе вести аудиозапись и письменную запись». (протоколы суд. зас. от 02 и 04 июня 2010 года)

Изложенные в приговоре выводы  Чебоксарского районного суда противоречивы и необъективны, не соответствуют фактическим обстоятельствам уголовного дела.

Судебная коллегия Верховного суда ЧР не исследовала   неопровержимые факты о подлоге вещественного доказательства Таймаскину Д.Н.. Судебная коллегия  учла только бездоказательное мнение прокурора Калашникова В.А. и «Возражение» гособвинителя Гавриловой В.В.

На основании изложенного и в соответствии со ст. 402, 403, 404, 405, 409, 410, 379, 380, 384  УПК РФ прошу истребовать: уголовное дело; определение судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда ЧР от 17 апреля 2007 года об отмене оправдательного приговора Чебоксарского районного суда в отношении Таймаскина Д.Н.; обвинительный приговор Чебоксарского районного суда Чувашской Республики от 23 июня 2010 года. Кассационные определения Верховного суда ЧР от 2007 года 3 августа 2010 года отменить.

На основании изложенного и в соответствии со ст. 402, 403, 404, 405, 409, 410, 379, 380, 381, 384  УПК РФ прошу:
истребовать уголовное дело;  для проверки надзора, волзбудить по данно й жалобе надзорное производство
Кассационные определения Верховного суда ЧР от 17 апреля 2007 года  
обвинительный приговор Чебоксарского районного суда Чувашской Республики от 23 июня 2010 года.
и от 3 августа 2010 года.отменить:
Приложение:
1.Копия приговора от 23 июня 2010 года на 9л.;
2.Копия кассационного определения от 3 августа 2010 года на 4 л.;
3.Копия оправдательного приговора от 07 марта 2007 года на 6листах;
4.Заключение специалиста Воронкова Ю.М. на 18 л.



Защитник X А.Н. Таймаскина

14.09.2010 г.
Колективная рассылка заявлеий о преступлениях, каждый может подключиться со свим самоваром
 
Вот такие расылки мы можем веером рассылать во все  правоохранительные органы РОссии - адреса смотрите здесь http://pravonazakon.ru/forum/index.php?topic=40.0
каждый может выложить свой текст в третьем лице, чтобы мы могли его без переделки рассылать

Генеральному прокурору
Российской Федерации
ГСП-3 125993 г.Москва,
ул.Большая Дмитровка, 15 "а"
Медведеву Д.А. - Президенту России
Председателю Конституционного суда РФ
В.Д.Зорькину
ул. Ильинка, д. 21, г. Москва, 103012
Председателю ГСК при прокуратуре России
Руководителю СУ СК при прокуратуре РФ по ЧР
Прокурору Чувашии
Семенова Наталия Аркадьевна
Ржавина Наталия Анатольевна
Архипова Вера Поликарповна
Морозова Ольга Александровна
Зотов Сергей Борисович
Имендаев Альберт Васильевич
Лукин Роман Васильевич
Павлов Климентий Александрович
Ильин Геннадий Геннадьевич
Евграфов Юрий Романович
Удовенко Нина Николаевна
Герасимов Александр Иванович
Герасимова Ирина Александровна
Гальчук Елена Ивановна
Илензер Тамара Михайловна
Зинченко Лев Александрович
Чебоксары, ул. К.Маркса 46-47

ЗАЯВЛЕНИЕ О ПРЕСТУПЛЕНИИ

Согласно ответу Председателя КС РФ В.Д.Зорькина, данному им в Интернет-интервью и опубликованному на сайте компании «КонсультантПлюс»  http://www.consultant.ru/law/interview/zorkinbd.html, «Определением КС РФ от 11.05.06 г.N187-О федеральному законодателю поручено предусмотреть правовой механизм, гарантирующий выплату работающим по трудовому договору военным пенсионерам помимо пенсии по государственному пенсионному обеспечению страховой части трудовой пенсии с учетом страховых взносов, отраженных на их индивидуальных лицевых счетах в Пенсионном фонде РФ, и обеспечить введение установленного правового регулирования в срок не позднее 1.01.07 г. По полученной нами информации в Госдуме по данному вопросу идет законотворческий процесс».
Однако к  01.01.07 Госдума не исполнила Определение КС РФ от 11.05.06 г№ 187–0 и не приняла ФЗ, вводящий необходимое правовое регулирование, гарантирующее выплату военным пенсионерам пенсии с учетом уплаченных страховых взносов.
Данным бездействием  нарушаются права военных пенсионеров, одним из которых является с 1995 гю  Зинченко Александр Иванович, на получение дополнительной пенсии. Указанное неуважительное отношение госорганов к чужому имуществу привело к тому, что он оказался лишенным своего имущества в виде повышения пенсии.
Вместе с тем 5 мая 1998 г. "Конвенция о защите прав человека и основных свобод" 1950 г. вступила в силу в отношении РФ. Как указано ФЗ  о ее ратификации от 30.03.98 г№54-ФЗ, «РФ в соответствии со статьей 46 Конвенции признает ipso facto и без специального соглашения юрисдикцию Евросуда обязательной по вопросам толкования и применения Конвенции и Протоколов к ней в случаях предполагаемого нарушения Россией положений этих договорных актов, когда предполагаемое нарушение имело место после их вступления в действие в отношении России».
РФ признает компетенцию Евросудапо вопросам толкования и применения Конвенции и Протоколов к ней, осуществляемые на основе разрешения конкретных споров, исходя из норм прецедентного права Евросуда. Из этого следует, что при разрешении споров по жалобам против России Евросуд, в рамках применяемого им принципа stare decisis, опирается на выводы и свои правовые позиции, зафиксированные им и существовавшей до ноября 1998 года Еврокомиссией по правам человека при рассмотрении дел не только собственно в отношении России, но и против др государств — членов Евроконвенции. Это приводит российского законодателя и правоприменителя к необходимости безусловного учета всей практики ЕС.
Согласно ч. 4 ст. 15 Конституции РФ общепризнанные принципы и нормы международного права являются составной частью правовой системы РФ. Об этом не раз напоминал Верховный суд РФ (Определения от 17.11.05 гNКАС05-500 и от 25.05.06 N КАС06-129) и прямо указал в Постановлении Пленума ВС РФ от 10.10.03 N 5 "О применении судами ОЮ общепризнанных принципов и норм международного права ..." (приложение № 6).
Исходя из практики Евросуда  (далее – ЕСПЧ) невыплата положенных пенсий (и иных госпособий) является нарушением статьи 1 Протокола № 1 к "Конвенции ...". ЕСПЧ указал, что «Право на получение пособия — в той мере, в какой оно предусмотрено ФЗ, является имущественным правом в смысле статьи 1 Протокола № 1. Соответственно, это положение применяется, даже если оно основано только на связи между предоставлением пособия и обязанностью уплатить "налоги или другие сборы"» (Gaygusuz, 41).
В силу ст. 13 "Конвенции...", каждый, чьи права и свободы, признанные в настоящей Конвенции, нарушены, имеет право на эффективное средство правовой защиты в госоргане, даже если это нарушение было совершено лицами, действовавшими в официальном качестве.
13 и 23.04.10 г. зам Ленрайпрокурора г. Чебоксары Кузьмин А.В. писал Козловой Г.А. №310ж-99:
«…в части прекращения Федерального розыска Зотова С.Б., разъясняю, что в силу ст.2,10 ФЗ «Об ОРД», дело оперативного учета прекращается в случаях решения конкретных задач ОРД, в т.ч. и осуществления розыска лиц, скрывающихся от следствия и суда. Зотов разыскивается за уклонение от назначенного судомпринудлечения в психстационаре за преступления.Для прекращение розыска ему надо явитьсяв УВДг. Чебоксары, оснований для прекращения розыска нет»!

Кузьмин А.В. и прокурор ЧувашииМетелин В.Г. саботируют исполнение Определения Конституционного суда РФ от 20.11.07 г№745-О о пересмотрепостановления Ленрайсуда от 2.10.92 г№1-630/03, которым Зотову С.Б. назначено принудлечения в психстационаре за то, что он назаседании Президиума ВС ЧР якобы оскорбил председателя ВС Чувашии Юркина П.Ф. и др судей, прокурора ЧР Зайцева С.П., отказавшись исполнить их приказ покинуть зал суда, а затем «бросил» пристава на пол (ст.296 УК РФ), поэтомуЗотов просил суд присяжных, ноего судил райсуд пост.318 УК РФ,чтобы присяжные не могли оправдатьЗотова.

В силу  13 "Конвенции ..." и ст. 1 Дополнительного Протокола № 1 к ней, ст. ст.6.1, 124, 144, 145 УПК РФ,
просим:
За допущенную халатность и неисполнений двух  Определений  Конституционного Суда РФ от 11.05.06 г.N187-О  и от 20.11.07 г№745-О привлечь к уг ответственности прокурора ЧР Метлина В.Г. и всех  виновных должностных лиц федеральных органов законодательной власти РФ к уголовной ответственности по ст. 293, 315 УК РФ ;

Ускорить исполнение ОпределенияКонституционного суда РФ от 20.11.07 г№745-О и прекратить розыск Зотова, т.к. ему мстят прокуроры Зайцев, Метелин, Юркин за доносы и требования привлечь их к уг ответственности за коррупцию, кражу квартир, земли и т.п. ...


Семенова Н.А.,                      Архипова В.П.,                           Зотов С.Б.
Имендаев А.В.,                    Лукин Р.В.,                            Ржавина Н.А.
Морозова О.А.,           Павлов К.А.,             Ильин Г.Г.  
Евграфов Ю.Р.,                   Удовенко Н.А.,                             Герасимов А.И.
Герасимова И.А.,                         Гальчук Е.И., X Илензер Т.М.
Изменено: Наталия Семенова - 22.09.2010 12:38:31
Доказательство
 
Цитата
Олег Москвин пишет:
Цитата
Наталия Семенова пишет:
Ну и объяснение является косвенным доказательством
кое-кто у нас порою опроцессуаливает объяснения через осмотр
Объяснения очень сильно влияют на внутренне убеждение судьи, прокурора, сл-ля, поскольку они самые первые, а все остальное, это как бы ложные, чтобы избежать наказания.
Каким должен быть идеальный адвокат?, А быть он долже вот таким смотрите ролики
 
Адвокат должен быть вот таким(дерзким и наглым) http://www.youtube.com/watch?v=hA3DcymMFxk&NR=1
Здесь журналист морально опустил поначалу наглого прокурора(см в первой в части - там же рядом)
http://www.youtube.com/watch?v=ktyBHMvrb8Q&feature=related
Изменено: Наталия Семенова - 27.07.2010 12:02:45
Полезные адреса и ссылки, Правозащитники, госучереждения и др.
 
ПИсать надо веером во все правоохранительные органы в силу совместного приказа
адреса можешь взять здесь или в инете
http://pravonazakon.ru/forum/index.php?topic=40.0

пиши все и во все субъекты РФ, а они перешлют куда надо
Надо утопить всех  в макулатуре
Отправить письмо Президенту
http://letters.kremlin.ru/

Федеральная служба безопасности
http://www.fsb.ru/fsb/webreception.htm

Верховный суд РФ
http://www.vsrf.ru/treatment.php

Генеральная прокуратура РФ
http://www.genproc.gov.ru/ipriem/

Следственный комитет при прокуратуре РФ
http://www.sledcomproc.ru/internet-reception/feedback/

Судебные департаменты:
""СД г. Москва"" <upsdm@upsdm.ru>,  
""СД Пенза"" <usdpnz@sura.ru>,  
""СД при ВС Липецкой обл"" <sudep@lipetsk.ru>,  
""СД при ВС Рязанской обл"" <vic@usd.ryazan.ru>,  
""СД при ВС Смоленской обл"" <SmolenskUSD@mail.ru>,
""СД при ВС Тамбовской обл"" <usdtambov@mail.ru>,  
""СД при ВС Тверской обл"" <info@cdtula.ru>,  
""СД при ВС Ульяновской обл"" <suddepul@mv.ru>,  
""Суд департ Москва"" <usd.msk@sudrf.ru>
""СД при ВС Челябинской обл"" <usdchel@chel.surnet.ru>,
""суд депар Алтай"" <suddep@usd.ab.ru>,
""Судепартамент"" <upsdchr@chtts.ru>

Верховные инстанции
""Антикоррупция"" <press@stopcorruption.ru>,  
""ВС РФ" pressa@stavsud.ru" <pressa@stavsud.ru>,  
""Государственная дума"" <stateduma@duma.gov.ru>,  ""Законодательное собрание"" <zs@zs74.ru>,  
""Констит суд в Москве"" <prsl@ksrf.ru>,  
""Констит суд в Питере"" <pr@ksrf.ru>,  
""Минюст РФ"" <pst@minjust.ru>,  
""Москва безопасность"" <bez@mos.ru>,
""Совет судей"" <sovet_sudey@supcourt.ru>,  
""Совет Федерации" <post_sf@gov.ru>,
"Кабмин" <km@cap.ru>

Прокуратуры
""Орлов облпок" <oroblprok@yandex.ru>,  
""Прок Кемеровской обл"" <kem-pilat@kemnet.ru>,
""Прок Мурманской обл"" <info.murmanpro@polarnet.ru>,  
""Прок Удмуртии"" <Prosecutor@udm.net>,  
""Прокур Кировской обл"" <prokuror@oblast.kirov.ru>,
""Прокуратура Курганской обл"" <prockurskobl@kursktelecom.ru>,  ""Прокуратура Ростовской обл."" <mail_prok@donpac.ru>,  ""Прокуратура ЧР"" <prokur@cap.ru>
""Моск облпрокуратура"" <corrupt@mosoblproc.ru>,  
""Прок Камчатского края"" <mail@prokuratura-kamchatka.ru>,  
""Прок Ленинград"" <pressa@prokuratura-lenobl.ru>,
""Прок. Псковской обл"" <info@prokuratura.pskov.ru>,  
""Прокур Кировской обл"" <prokuror@oblast.kirov.ru>,  
""Прокуратура Ленинградской обл"" <pressa@prokuratura-lenobl.ru>,  ""Прокуратура Ростовской обл."" <mail_prok@donpac.ru>,  ""Прокуратура Татария"" <rt.prok@tatar.ru>,  
""Прокуратура Челябинской обл"" <postprok@uvd.chel.su>
""Прокуратура Оренбургской обл"" <orenprok@esoo.ru>,  
""Прокуратура Пензенской обл"" <procurare@gmail.com>,
""Прокуратура Самарской обл"" <prok@samtel.ru>,  
"Прокуратура Курганской обл" <prockurskobl@kursktelecom.ru>

Следственные управления при прокуратуре
""СУ по Ивановской обл"" <ivanskom@mail.ru>,  
""СУ при прк Удмуртии"" <makarov@susk18.ru>,  
""СУ при прок Костромской обл"" <kostromasledupr@yandex.ru>,  
""СУ при прок Курганской обл"" <susk45@rambler.ru>,  
""СУ при прок Нижегор обл"" <sk-nnov@yandex.ru>,  
""СУ при прок Омской обл"" <prok.su.omsk@rambler.ru>,  
""СУ при прок Ростовской обл"" <press@skrnd.ru>,  
"СУ при прок Магадана"" <sledkom-mag@yandex.ru>
""Пенза СУ" <sksmi@mail.ru>,  
""СУ Алтай"" <info@altai-skp.ru>,  
""СУ при прок Тамбовской обл"" <sk-tambov68@yandex.ru>,  
""СУ при прок Тамбовской обл"" <sk-tambov68@yandex.ru>,  
""СУ при прок Тульской обл"" <cyck-to@mail.ru>,  
""СУ при прок Х-Мансийского окр"" <Skhmao@yandex.ru>,  
""СУ СК Киров" <susksmi@mail.ru>,  
""СУ СК ЧР"" <su-chuvashia@yandex.ru>
Изменено: Наталия Семенова - 19.07.2010 00:05:54
Мера пресечения
 
Господа!
Если Вы уверены, что Ваш сын, муж, брат, сват не сбегут, то можно их выпускать под залог недвижимости -например под залог квартиры, в которой Вы живете.

вот посмотри Чувашскую практику
http://gov.cap.ru/hierarhy.asp?page=....057/848609
Вопросы рассмотрения материалов об избрании в качестве меры пресечения заключения под стражу.

Несоответствие выводов суда, изложенных в судебном решении, фактическим обстоятельствам, установленным в судебном заседании, повлекло отмену постановления суда об отказе в удовлетворении ходатайства следователя об избрании в отношении подозреваемого меры пресечения в виде заключения под стражу.

В. подозревался в незаконном приобретении, хранении, перевозке, изготовлении и переработке без цели сбыта наркотических средств в особо крупном размере.

Следователем 06 января 2010 года в отношении В. возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного ч.2 ст.228 УК РФ.

06 января 2010 года В. был задержан по подозрению в совершении преступления в порядке ст.ст. 91 и 92 УПК РФ.

С согласия заместителя начальника СУ при УВД по г.Чебоксары следователь обратился в суд с ходатайством об избрании в отношении В. меры пресечения в виде заключения под стражу, обосновав его тем, что В. подозревается в совершении тяжкого преступления, определенных занятий не имеет, оставаясь на свободе может воспрепятствовать производству по делу, оказать давление на свидетелей, скрыться от органов следствия и суда, продолжить заниматься преступной деятельностью.

Постановлением Калининского районного суда города Чебоксары от 08 января 2010 года отказано в удовлетворении ходатайства об избрании в отношении В. меры пресечения в виде заключения под стражу.

На указанное постановление прокурором Калининского района города Чебоксары подано кассационное представление, в котором он поставил вопрос об отмене постановления суда с направлением материала на новое судебное рассмотрение.

Судебная коллегия постановление суда отменила по следующим основаниям.

Отказывая в удовлетворении ходатайства следователя, суд исходил из того, что личность подозреваемого установлена, он имеет постоянное место жительства, ранее не судим, доказательств того, что, оставаясь на свободе, он может скрыться от предварительного следствия, либо воспрепятствовать производству по делу не представлено.

Однако судебная коллегия отметила, что суд не дал оценки тому, что В. подозревается в совершении тяжкого преступления, предусмотренного ч.2 ст.228 УК РФ, за которое предусмотрено наказание до 10 лет лишения свободы, определенных занятий не имеет.

X Кассационное дело № 22-204



Аналогичный пример состоялся при рассмотрении другого дела.

29 января 2010 года следователем возбуждено уголовное дело в отношении С. по признакам преступления, предусмотренного ч.2 ст.228 УК РФ.

29 января 2010 года С. задержан в порядке ст.ст.91-92 УПК РФ.

Постановлением Калининского районного суда города Чебоксары от 30 января 2010 года в удовлетворении ходатайства следователя об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу в отношении подозреваемого С. отказано.

В кассационном представлении заместитель прокурора района просил отменить постановление суда ввиду его незаконности и необоснованности.

Судебная коллегия постановление отменила, указав в определении следующее.

При решении вопроса об избрании меры пресечения в каждом случае должны в совокупности учитываться тяжесть преступления, в совершении которого лицо подозревается, сведения о его личности - возраст, состояние здоровья, семейное положение, род занятий и другие обстоятельства.

Принятое решение суд мотивировал тем, что С. имеет постоянное место жительства, к уголовной ответственности ранее не привлекался, является индивидуальным предпринимателем, соседями характеризуется положительно, вину в совершении преступления, в котором он подозревается, признал. Однако суд оставил без какой-либо оценки тяжесть инкриминируемого С. деяния. Не обсуждалась судом при вынесении решения и вероятность того, что обвиняемый может скрыться от органов предварительного следствия и суда, продолжать заниматься преступной деятельностью, угрожать свидетелям и иным участникам уголовного судопроизводства либо иным путем воспрепятствовать производству по уголовному делу.

Кассационное дело № 22-437



Другое постановление суда об отказе в удовлетворении ходатайства следователя об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу суд кассационной инстанции отменил ввиду того, что приложенные к ходатайству документы не являлись достаточными для принятия законного и обоснованного решения.

8 января 2010 года С. предъявлено обвинение в совершении преступления, предусмотренного ст.162 ч.2 УК РФ. Из протокола допроса в качестве обвиняемого следовало, что он, используя предоставленное ему право, от дачи показаний отказался.

10 января 2010 года следователь обратился в суд с ходатайством об избрании в отношении С. меры пресечения в виде заключения под стражу, мотивируя тем, что последний обвиняется в совершении тяжкого преступления, за которое предусмотрено наказание в виде лишения свободы свыше 2 лет, может скрыться от органов предварительного следствия и суда, продолжить заниматься преступной деятельностью, помешать установлению истины по делу.

Постановлением Ленинского районного суда г.Чебоксары от 10 января 2010 года отказано в удовлетворении указанного ходатайства.

В кассационном представлении прокурор просил постановление суда отменить, указав, что суд не принял во внимание степень тяжести преступления, в совершении которого С. обвиняется, и не учел, что он может скрыться от следствия и суда.

Судебная коллегия отменила постановление суда по следующим основаниям.

В соответствии со ст.ст.99 и 108 УПК РФ при решении вопроса о необходимости избрания меры пресечения в виде заключения под стражу при наличии оснований, предусмотренных ст.97 УПК РФ, должны учитываться также тяжесть совершенного преступления, сведения о личности обвиняемого, его возраст, состояние здоровья, семейное положение, род занятий и другие обстоятельства.

Согласно ч.3 ст.108 УПК РФ постановление о возбуждении ходатайства об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу должно содержать не только мотивы и основания, в силу которых возникла необходимость заключения подозреваемого или обвиняемого под стражу и невозможно избрание иной меры пресечения, но и к нему должны быть приложены материалы, подтверждающие обоснованность обвинения, копии постановлений о возбуждении уголовного дела, привлечении лица в качестве обвиняемого, копии протоколов задержания, допросов подозреваемого, обвиняемого, иные материалы о причастности лица к преступлению.

Суду надлежит в каждом конкретном случае проверять обоснованность подозрения в причастности лица к совершенному преступлению. При этом следует иметь в виду, что обоснованное подозрение предполагает наличие достаточных данных о том, что соответствующее лицо могло совершить это преступление.

Указанные требования закона при рассмотрении данного ходатайства следователя не соблюдены.

К постановлению о возбуждении ходатайства об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу в отношении С. не приложены справка о судимости обвиняемого, копии протоколов допросов потерпевших или свидетелей, приложение которых, ввиду отказа обвиняемого от дачи показаний, необходимо для проверки обоснованности обвинения С. в совершении указанного преступления.

По мнению судебной коллегии имеющиеся материалы, приложенные к ходатайству об избрании в отношении С. меры пресечения в виде заключения под стражу, являлись недостаточными для вынесения судом законного и обоснованного решения.

X Кассационное дело №22-169



Основанием для отмены другого постановления явилось принятие судом решения об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу без участия лица, в отношении которого она избрана.

Постановлением Ленинского районного суда города Чебоксары от 03 декабря 2009 года в отношении подсудимой К. избрана мера пресечения в виде заключения под стражу.

Органами предварительного следствия К. и С. предъявлено обвинение в совершении преступлений, предусмотренных ст.159 ч.4 УК РФ.

В подготовительной стадии судебного разбирательства государственный обвинитель заявил ходатайство об изменении меры пресечения в отношении подсудимой К. с подписки о невыезде на заключение под стражу.

Постановлением суда от 03 декабря 2009 года в отношении подсудимой К. избрана мера пресечения в виде заключения под стражу.

Производство по уголовному делу в отношении К. и С. приостановлено в связи с розыском С.

В кассационной жалобе подсудимая К. и ее защитник просили отменить постановление суда ввиду того, что подсудимая на судебное заседание 03 декабря 2009 года не явилась по уважительной причине, так как находилась на стационарном лечении в больнице.

Судебная коллегия удовлетворила кассационную жалобу, указав в определении, в материалах дела имеются сведения о нахождении К. в момент принятия судом решения об избрании в отношении нее меры пресечения в виде заключения под стражу в больнице на стационарном лечении. Однако судом первой инстанции указанное обстоятельство не проверено и не принято во внимание.

В связи с этим подсудимая К. фактически была лишена права участвовать при рассмотрении судом вопроса об избрании в отношении нее меры пресечения в виде заключения под стражу, изложить свою позицию и представить в ее подтверждение необходимые доказательства.

Постановление суда было отменено с направлением дела на новое рассмотрение.

Кассационное дело № 22-233

http://gov.cap.ru/hierarhy.asp?page=./62650/312904/313028/581057/794044

Вопросы рассмотрения материалов об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу.

В отношении несовершеннолетнего, подозреваемого в совершении преступлений средней тяжести, мера пресечения в виде заключения под стражу может быть избрана в исключительных случаях.

Несовершеннолетний К. подозревался в совершении преступлений, предусмотренных статьями 158 ч.2 п.«б», 159 ч.2, 161 ч.1 УК РФ.

Постановлением Новочебоксарского городского суда Чувашской Республики от 10 ноября 2009 года в отношении К. избрана мера пресечения в виде заключения под стражу.

В кассационной жалобе адвокат просил постановление отменить, избрать его подзащитному меру пресечения в виде подписки о невыезде.

Судебная коллегия постановление суда отменила, избрав в отношении К. меру пресечения в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении по следующим основаниям.

В отношении несовершеннолетнего, подозреваемого в совершении преступлений средней тяжести, заключение под стражу в качестве меры пресечения может быть избрано в исключительных случаях.

К. является несовершеннолетним, подозревается в совершении преступлений средней тяжести, имеет постоянное место жительство и учебы.

Исключительных обстоятельств, позволявших суду назначить подозреваемому меру пресечения в виде заключения под стражу, по делу не имелось.

X Кассационное дело № 22-3079



Избрав несовершеннолетнему подозреваемому меру пресечения в виде заключения под стражу, суд указал, что он, находясь на свободе может воспрепятствовать установлению истины по делу путем давления на потерпевших, а также может продолжить заниматься преступной деятельностью, не приведя при этом в постановлении конкретных, фактических обстоятельств, подтверждающих указанные выводы.

Органами предварительного следствия несовершеннолетний С. подозревался в совершении двух преступлений, предусмотренных ст.162 ч.2 УК РФ.

3 октября 2009 года С. задержан по подозрению в совершении преступлений в порядке статей 91 и 92 УПК РФ.

5 октября 2009 года следователь обратился в суд с ходатайством об избрании в отношении С. меры пресечения в виде заключения под стражу.

Постановлением Ленинского районного суда г.Чебоксары от 5 октября 2009 года в отношении С. избрана мера пресечения в виде заключения под стражу.

В кассационных жалобах адвокат, законный представитель и сам подозреваемый просили постановление отменить и направить дело на новое рассмотрение.

Судебная коллегия постановление суда отменила с направлением дела на новое рассмотрение по следующим основаниям.

Избирая С. меру пресечения в виде заключения под стражу, суд указал, что он, находясь на свободе, может воспрепятствовать установлению истины по делу путем давления на потерпевших, а также может продолжить заниматься преступной деятельностью, не приведя при этом в постановлении конкретных, фактических обстоятельств, подтверждающих указанные выводы.

В судебном заседании стороной защиты представлены многочисленные медицинские документы о состоянии здоровья С., однако суд оставил их без надлежащей оценки в постановлении.

В описательно-мотивировочной части постановления суд указал, что С. совершил преступления в отношении несовершеннолетних. Однако суд не учел, что согласно закона при решении вопроса об избрании лицу меры пресечения в виде заключения под стражу суд не вправе входить в обсуждение вопроса о виновности лица в инкриминируемом ему преступлении.

В соответствии с ч.2 ст.423 УПК РФ при решении вопроса об избрании меры пресечения к несовершеннолетнему подозреваемому, обвиняемому в каждом случае должна обсуждаться возможность отдачи его под присмотр в порядке, установленном ст.105 УПК РФ.

Однако в нарушение указанной нормы закона суд первой инстанции не обсудил возможность отдачи С. под присмотр в установленном ст.105 УПК РФ порядке.

Кассационное дело № 22-2625



Постановление суда об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу в отношении несовершеннолетнего подозреваемого отменено ввиду проведения судебного заседания без участия законных представителей.

23 октября 2009 года следователем в отношении Т. возбуждено уголовное дело по признакам преступлений, предусмотренных статьями 131 ч.3 п.«в», 132 ч.3 п.«в» УК РФ.

25 октября 2009 года Т. задержан органами предварительного следствия в порядке ст.ст.91, 92 УПК РФ.

Следователь обратился в суд с ходатайством об избрании в отношении Т. меры пресечения в виде заключения под стражу.

Постановлением Вурнарского районного суда Чувашской Республики от 3 ноября 2009 года в отношении Т. избрана мера пресечения в виде заключения под стражу.

В кассационной жалобе адвоката ставился вопрос об отмене постановления суда. В обоснование жалобы указывалось, что Т. к уголовной ответственности не привлекался, имеет постоянное место жительства, обучается в училище, в инспекции по делам несовершеннолетних не состоит, по месту жительства и учебы характеризуется с положительной стороны, не собирается скрываться от предварительного следствия.

Судебная коллегия постановление суда отменила по следующим основаниям.

Из представленных материалов видно, что судебное заседание судом проведено с участием представителя органа опеки и попечительства, но без участия законных представителей несовершеннолетнего подозреваемого. При этом какого-либо обоснования о допуске указанного представителя органа опеки и попечительства, и рассмотрении ходатайства следователя без участия законных представителей подозреваемого, в материалах дела не имеется.

Согласно протоколу судебного заседания представитель органа и попечительства была согласна с мнением следователя и прокурора об избрании в отношении Т. меры пресечения в виде заключения под стражу и просила удовлетворить ходатайство следователя.

При этом суд не учел, что мнение законного представителя в судебном заседании не должно противоречить интересам подозреваемого.

X Кассационное дело № 22-2992



Другое постановление суда об удовлетворении ходатайства об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу отменено на основании ст.380 УПК РФ как вынесенное без проверки всех значимых для дела обстоятельств с направлением дела на новое судебное рассмотрение.

С. подозревался в совершении преступления, предусмотренного п.«в» ч.2 ст.158 УК РФ.

11 декабря 2009 года С. задержан в порядке статей 91,92 УПК РФ.

Постановлением Московского районного суда г.Чебоксары от 12 декабря 2009 года удовлетворено ходатайство следователя об избрании в отношении С. меры пресечения в виде заключения под стражу.

В кассационной жалобе защитник подозреваемого просил постановление отменить, ссылаясь на то, что суд не привел в постановлении конкретных обстоятельств, указывающих на необходимость заключения С. под стражу.

Судебная коллегия постановление отменила, указав в определении следующее.

Согласно ст.108 УПК РФ заключение под стражу в качестве меры пресечения применяется в отношении подозреваемого или обвиняемого в совершении преступлений, за которые уголовным законом предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок свыше 2 лет при невозможности применения иной, более мягкой меры пресечения. В постановлении об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу должны быть указаны конкретные фактические обстоятельства, на основании которых суд принял такое решение.

Из представленных материалов видно, что С. имеет постоянное место жительство в городе Чебоксары, вину в содеянном признает, раскаивается и сожалеет о случившемся, ранее не судим, к уголовной ответственности привлекается впервые.

Каких-либо конкретных, фактических данных, свидетельствующих о необходимости избрания в отношении С. меры пресечения в виде заключения под стражу, органами предварительного следствия суду представлено не было.

В обоснование необходимости избрания меры пресечения в виде заключения под стражу суд ограничился лишь перечислением положений ст.97 УПК РФ, указав, что С. может скрыться от предварительного следствия, продолжить заниматься преступной деятельностью, воспрепятствовать производству по уголовному делу.

Однако судом вышеуказанные выводы в постановлении не мотивированы.

X Кассационное дело № 22-2523
Изменено: Наталия Семенова - 26.03.2015 14:11:38
Апелляционное, кассационное и надзорное производство (архив)
 
Цитата
Елена пишет:
В суд дело передали в феврале 2007. Приговор вынесен в ноябре 2009. Сейчас вот восьмой месяц стадия "предкассационного сидения". Меру пресечения адвокаты хором просили изменить при каждом продлении ("Все поддерживают?" - "Да", но не изменили никому, даже ОЧЕНЬ СИЛЬНО заболевшим)

вот посмотри Чувашскую практику
http://gov.cap.ru/hierarhy.asp?page=./62650/312904/313028/581057/848609
Вопросы рассмотрения материалов об избрании в качестве меры пресечения заключения под стражу.

Несоответствие выводов суда, изложенных в судебном решении, фактическим обстоятельствам, установленным в судебном заседании, повлекло отмену постановления суда об отказе в удовлетворении ходатайства следователя об избрании в отношении подозреваемого меры пресечения в виде заключения под стражу.

В. подозревался в незаконном приобретении, хранении, перевозке, изготовлении и переработке без цели сбыта наркотических средств в особо крупном размере.

Следователем 06 января 2010 года в отношении В. возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного ч.2 ст.228 УК РФ.

06 января 2010 года В. был задержан по подозрению в совершении преступления в порядке ст.ст. 91 и 92 УПК РФ.

С согласия заместителя начальника СУ при УВД по г.Чебоксары следователь обратился в суд с ходатайством об избрании в отношении В. меры пресечения в виде заключения под стражу, обосновав его тем, что В. подозревается в совершении тяжкого преступления, определенных занятий не имеет, оставаясь на свободе может воспрепятствовать производству по делу, оказать давление на свидетелей, скрыться от органов следствия и суда, продолжить заниматься преступной деятельностью.

Постановлением Калининского районного суда города Чебоксары от 08 января 2010 года отказано в удовлетворении ходатайства об избрании в отношении В. меры пресечения в виде заключения под стражу.

На указанное постановление прокурором Калининского района города Чебоксары подано кассационное представление, в котором он поставил вопрос об отмене постановления суда с направлением материала на новое судебное рассмотрение.

Судебная коллегия постановление суда отменила по следующим основаниям.

Отказывая в удовлетворении ходатайства следователя, суд исходил из того, что личность подозреваемого установлена, он имеет постоянное место жительства, ранее не судим, доказательств того, что, оставаясь на свободе, он может скрыться от предварительного следствия, либо воспрепятствовать производству по делу не представлено.

Однако судебная коллегия отметила, что суд не дал оценки тому, что В. подозревается в совершении тяжкого преступления, предусмотренного ч.2 ст.228 УК РФ, за которое предусмотрено наказание до 10 лет лишения свободы, определенных занятий не имеет.

X Кассационное дело № 22-204



Аналогичный пример состоялся при рассмотрении другого дела.

29 января 2010 года следователем возбуждено уголовное дело в отношении С. по признакам преступления, предусмотренного ч.2 ст.228 УК РФ.

29 января 2010 года С. задержан в порядке ст.ст.91-92 УПК РФ.

Постановлением Калининского районного суда города Чебоксары от 30 января 2010 года в удовлетворении ходатайства следователя об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу в отношении подозреваемого С. отказано.

В кассационном представлении заместитель прокурора района просил отменить постановление суда ввиду его незаконности и необоснованности.

Судебная коллегия постановление отменила, указав в определении следующее.

При решении вопроса об избрании меры пресечения в каждом случае должны в совокупности учитываться тяжесть преступления, в совершении которого лицо подозревается, сведения о его личности - возраст, состояние здоровья, семейное положение, род занятий и другие обстоятельства.

Принятое решение суд мотивировал тем, что С. имеет постоянное место жительства, к уголовной ответственности ранее не привлекался, является индивидуальным предпринимателем, соседями характеризуется положительно, вину в совершении преступления, в котором он подозревается, признал. Однако суд оставил без какой-либо оценки тяжесть инкриминируемого С. деяния. Не обсуждалась судом при вынесении решения и вероятность того, что обвиняемый может скрыться от органов предварительного следствия и суда, продолжать заниматься преступной деятельностью, угрожать свидетелям и иным участникам уголовного судопроизводства либо иным путем воспрепятствовать производству по уголовному делу.

Кассационное дело № 22-437



Другое постановление суда об отказе в удовлетворении ходатайства следователя об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу суд кассационной инстанции отменил ввиду того, что приложенные к ходатайству документы не являлись достаточными для принятия законного и обоснованного решения.

8 января 2010 года С. предъявлено обвинение в совершении преступления, предусмотренного ст.162 ч.2 УК РФ. Из протокола допроса в качестве обвиняемого следовало, что он, используя предоставленное ему право, от дачи показаний отказался.

10 января 2010 года следователь обратился в суд с ходатайством об избрании в отношении С. меры пресечения в виде заключения под стражу, мотивируя тем, что последний обвиняется в совершении тяжкого преступления, за которое предусмотрено наказание в виде лишения свободы свыше 2 лет, может скрыться от органов предварительного следствия и суда, продолжить заниматься преступной деятельностью, помешать установлению истины по делу.

Постановлением Ленинского районного суда г.Чебоксары от 10 января 2010 года отказано в удовлетворении указанного ходатайства.

В кассационном представлении прокурор просил постановление суда отменить, указав, что суд не принял во внимание степень тяжести преступления, в совершении которого С. обвиняется, и не учел, что он может скрыться от следствия и суда.

Судебная коллегия отменила постановление суда по следующим основаниям.

В соответствии со ст.ст.99 и 108 УПК РФ при решении вопроса о необходимости избрания меры пресечения в виде заключения под стражу при наличии оснований, предусмотренных ст.97 УПК РФ, должны учитываться также тяжесть совершенного преступления, сведения о личности обвиняемого, его возраст, состояние здоровья, семейное положение, род занятий и другие обстоятельства.

Согласно ч.3 ст.108 УПК РФ постановление о возбуждении ходатайства об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу должно содержать не только мотивы и основания, в силу которых возникла необходимость заключения подозреваемого или обвиняемого под стражу и невозможно избрание иной меры пресечения, но и к нему должны быть приложены материалы, подтверждающие обоснованность обвинения, копии постановлений о возбуждении уголовного дела, привлечении лица в качестве обвиняемого, копии протоколов задержания, допросов подозреваемого, обвиняемого, иные материалы о причастности лица к преступлению.

Суду надлежит в каждом конкретном случае проверять обоснованность подозрения в причастности лица к совершенному преступлению. При этом следует иметь в виду, что обоснованное подозрение предполагает наличие достаточных данных о том, что соответствующее лицо могло совершить это преступление.

Указанные требования закона при рассмотрении данного ходатайства следователя не соблюдены.

К постановлению о возбуждении ходатайства об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу в отношении С. не приложены справка о судимости обвиняемого, копии протоколов допросов потерпевших или свидетелей, приложение которых, ввиду отказа обвиняемого от дачи показаний, необходимо для проверки обоснованности обвинения С. в совершении указанного преступления.

По мнению судебной коллегии имеющиеся материалы, приложенные к ходатайству об избрании в отношении С. меры пресечения в виде заключения под стражу, являлись недостаточными для вынесения судом законного и обоснованного решения.

X Кассационное дело №22-169



Основанием для отмены другого постановления явилось принятие судом решения об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу без участия лица, в отношении которого она избрана.

Постановлением Ленинского районного суда города Чебоксары от 03 декабря 2009 года в отношении подсудимой К. избрана мера пресечения в виде заключения под стражу.

Органами предварительного следствия К. и С. предъявлено обвинение в совершении преступлений, предусмотренных ст.159 ч.4 УК РФ.

В подготовительной стадии судебного разбирательства государственный обвинитель заявил ходатайство об изменении меры пресечения в отношении подсудимой К. с подписки о невыезде на заключение под стражу.

Постановлением суда от 03 декабря 2009 года в отношении подсудимой К. избрана мера пресечения в виде заключения под стражу.

Производство по уголовному делу в отношении К. и С. приостановлено в связи с розыском С.

В кассационной жалобе подсудимая К. и ее защитник просили отменить постановление суда ввиду того, что подсудимая на судебное заседание 03 декабря 2009 года не явилась по уважительной причине, так как находилась на стационарном лечении в больнице.

Судебная коллегия удовлетворила кассационную жалобу, указав в определении, в материалах дела имеются сведения о нахождении К. в момент принятия судом решения об избрании в отношении нее меры пресечения в виде заключения под стражу в больнице на стационарном лечении. Однако судом первой инстанции указанное обстоятельство не проверено и не принято во внимание.

В связи с этим подсудимая К. фактически была лишена права участвовать при рассмотрении судом вопроса об избрании в отношении нее меры пресечения в виде заключения под стражу, изложить свою позицию и представить в ее подтверждение необходимые доказательства.

Постановление суда было отменено с направлением дела на новое рассмотрение.

Кассационное дело № 22-233
Обжалование действий прокурора и следователя в порядке ст. 124, 125 УПК
 
Особенности института судебного обжалования в досудебном производстве
Халиков А.

А. Халиков, начальник отдела по расследованию особо важных дел Прокуратуры Республики Башкортостан.

Одним из несомненных достижений в области соблюдения прав человека в уголовном судопроизводстве стал институт судебного обжалования действий и решений должностных лиц, осуществляющих предварительное расследование. Указанный институт обрел жизнь сначала в рамках решений Конституционного Суда РФ и, наконец, в главе 16 УПК РФ.

Несмотря на ведомственные интересы, рассматриваемый институт в целом не подвергается критике со стороны практических работников органов прокуратуры, следствия и дознания, поскольку его значение для соблюдения прав человека имеет бесспорный характер.

При анализе норм, посвященных судебному обжалованию действий и решений должностных лиц на предварительном следствии (ст. ст. 123 и 125 УПК), видно, что, несмотря на их лаконичность, они, в общем, достаточно широко охватывают все вопросы, связанные с жалобами граждан на действия следователей и прокуроров, обеспечивая охрану прав и интересов граждан. Вместе с тем ряд вопросов, которые возникают на практике, касаются как недостатков изложения самой нормы, так и отсутствия их судебного комментария. При этом некоторые явные перекосы в деятельности судов по жалобам на действия органов досудебного производства можно объяснить и новизной данного института, и, что весьма настораживает, невнимательным и поверхностным чтением соответствующих положений УПК.

Прежде всего имеется в виду почти повсеместное обжалование любых действий и решений органов предварительного расследования, по которым суды, принимая абсолютно все жалобы и заявления граждан к своему рассмотрению, часто выносят положительные решения, при этом иногда практически блокируя расследование уголовного дела и не давая органам следствия и дознания выполнить необходимые действия по собиранию и проверке доказательств. Возникает вопрос: все ли жалобы, не касающиеся прав и свобод граждан, суды должны принимать, разбирать их по существу и выносить по ним решения?

Известно, что одним из методов опровержения мнения является доведение его до абсурда. Представим себе, что обжаловать возможно все, что нарушает интересы участников уголовного судопроизводства, или, как указано в ст. 123 УПК, действия (бездействие) и решения органа дознания, следователя и прокурора, которые затрагивают интересы участников уголовного судопроизводства. Следовательно, обжалованию могут подлежать такие основополагающие процессуальные решения, как постановление о возбуждении уголовного дела, постановление о привлечении в качестве обвиняемого, самые различные постановления о назначении судебных экспертиз, любые следственные действия и, наконец, обвинительное заключение или обвинительный акт.

Я ничего не придумываю - приведенные случаи имеют место на практике, разве что кроме обжалования обвинительного заключения и обвинительного акта - их просто не успевают обжаловать, поскольку прокуроры быстро направляют дела в суд.

Но если обвиняемый или его представитель обжаловал в суд постановление о привлечении в качестве обвиняемого в порядке ст. 125 УПК и суд отменил это постановление, а кассационная инстанция оставила это решение суда в силе (случай в г. Набережные Челны), то зачем тогда вообще нужен суд, рассматривающий дело по существу? В конечном итоге, если человек совершил преступление и привлекается по делу в качестве обвиняемого, то любые действия органов предварительного расследования будут направлены против его интересов и каждый шаг следователя он будет вправе обжаловать.

Можно предвидеть и обратную ситуацию. Допустим, следователь предъявил обвиняемому обвинение в убийстве по ч. 1 ст. 105 УК, а потерпевший, считая, что имело место убийство по ч. 2 ст. 105 УК, т.е. с отягчающими обстоятельствами, обжаловал это решение следователя в суд, и последний отменил решение следователя, обязав предъявить обвинение по ч. 2 ст. 105 УК, выступив, по существу, с позиции обвинения. Ситуация абсурдная? Но она вытекает из нормы ст. 123 УПК, где указано, что участники уголовного судопроизводства обжалуют все, что затрагивает их интересы.

Следователь или дознаватель, расследуя уголовное дело, не зная о виновности лица в совершении преступления, действуют не против интересов участников процесса, обвиняемого или потерпевшего, а работают только на установление истины - как бы старомодно это понятие не звучало в свете новых уголовно-процессуальных веяний. Следователь, несмотря на то что по закону это сторона обвинения, действует с позиции презумпции невиновности, соизмеряя все доводы защиты и обвинения в установлении вины человека в совершении преступления. И, выполняя эту задачу, следователь обязан проводить различные следственные действия, назначать экспертизы, совершать иные процессуальные действия с целью принятия законного решения. Действия следователя при расследовании уголовного дела не могут быть направлены как против интересов обвиняемого или потерпевшего, так и в их пользу. Опосредованно, конечно, проведением следственных действий следователь задевает интересы прежде всего обвиняемого и реже - потерпевшего.

Другой, не менее красноречивый пример доведения ст. 123 УПК до абсурда: Кировский районный суд г. Уфы усмотрел ущемление интересов обвиняемого назначением следователем фоноскопической экспертизы и по жалобе обвиняемого отменил ее проведение. С таким же успехом можно отменять допросы, очные ставки, опознания - одним словом, все действия следователя и дознавателя, лишь бы адвокат был пошустрее и обвиняемый щедрее.

Итак, исходя из неудачной формулировки понятия "интересов" в ст. 123 УПК, судебная практика доходит до абсурда, вмешивается в процесс расследования и отменяет следственные действия, решая вопросы вины обвиняемого без проведения суда и, наконец, освобождая человека от уголовной ответственности без судебного рассмотрения дела. Подобная практика, пренебрегая конституционными гарантиями, лишает заинтересованные стороны возможности доступа к правосудию.

Следует обратить внимание, что ст. 125 УПК говорит не только об обжаловании причинения ущерба конституционным правам и свободам, но и о затруднении доступа к правосудию участников уголовного судопроизводства. Однако рассмотрение судом в рамках досудебного производства жалоб по вопросам, подлежащим рассмотрению только в суде первой инстанции, не просто "затрудняет", а исключает доступ к правосудию.

Поднятые здесь вопросы однажды уже были предметом рассмотрения Конституционного Суда РФ, который вполне определенно их разрешил. В его Постановлении от 23 марта 1999 г. N 5-П в п. 2 было указано, что "суд при проверке в период предварительного расследования тех или иных процессуальных актов не должен предрешать вопросы, которые впоследствии могут стать предметом судебного разбирательства по уголовному делу. Иное противоречило бы конституционному принципу независимости суда (статья 120 Конституции РФ), гарантирующему в условиях состязательного процесса объективное и беспристрастное осуществление правосудия по уголовным делам".

Необходим более детальный анализ норм ст. ст. 123 и 125 УПК, чтобы понять, соответствуют ли эти нормы приведенной позиции Конституционного Суда РФ, а значит, и Конституции РФ.

Как было сказано, объем понятия "интерес" применительно к ст. 123 УПК неопределенно широк. Однако ст. 125 УПК сужает его, указывая, какие именно действия органов предварительного следствия могут быть обжалованы в суд. К ним относятся постановления об отказе в возбуждении уголовного дела, о прекращении уголовного дела, а равно иные решения и действия (бездействие), которые способны причинить ущерб конституционным правам и свободам участников уголовного судопроизводства либо затруднить доступ граждан к правосудию.

Если ст. 123 УПК говорит вообще об "интересах" участников уголовного судопроизводства, то в уточняющей ее ст. 125 УПК, специально посвященной именно судебному обжалованию, речь идет только об интересах, связанных с причинением ущерба конституционным правам и свободам: иными словами, ст. 125 УПК является специальной по отношению к общей ст. 123 УПК. На данное обстоятельство указывает и ч. 3 ст. 29 УПК, где сказано, что в ходе досудебного производства суд правомочен рассматривать жалобы на действия (бездействие) и решения прокурора, следователя, органа дознания и дознавателя в случаях и порядке, предусмотренных ст. 125 УПК. Тем самым закон не дает расширительного толкования полномочиям суда по проверке жалоб граждан, указывая, что предметом судебного обжалования на стадии предварительного расследования является только ограничение конституционных прав и свобод участника уголовного процесса. Таким образом, в части судебного порядка обжалования ст. 123 УПК ограничительно уточняется в ст. 125 УПК.

С другой стороны, как следует из закона, в части обжалования досудебных следственных действий прокурору ст. 123 УПК применяется без специальных ограничений. Это и естественно: прокурор, главный представитель стороны обвинения, вправе вмешиваться в любые действия органов предварительного расследования.

Итак, обжалованию в суд подлежат только те действия органов следствия, дознания и прокуратуры, которые причиняют ущерб конституционным правам человека (глава 2 Конституции РФ). Так, обжалованию подлежат такие меры процессуального принуждения, как задержание подозреваемого, меры пресечения и иные меры процессуального принуждения. Далее, обвиняемый вправе обжаловать постановление о продлении срока предварительного следствия, так как согласно Конституции РФ и международным актам о правах человека он имеет право быть судимым без неоправданной задержки.

Обжалованию также подлежат действия органов предварительного следствия, если они касаются индивидуальных прав человека: права на неприкосновенность жилища (обыск или выемка в жилище), тайны переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений (ст. 23 Конституции РФ). Другими словами, обжалованию подлежат главным образом те следственные действия, проведение которых требует санкции суда.

В подтверждение этому в приведенном Постановлении Конституционного Суда РФ (п. 3) указано, что обжалование в суд допускается лишь в отношении отказа в возбуждении уголовного дела, прекращения производства по нему, а также ареста обвиняемого (подозреваемого). Заявления же лиц, чьи конституционные права затрагиваются другими решениями и действиями органов расследования, на этих стадиях не принимаются судами к рассмотрению, даже если нарушенные права не могут быть впоследствии восстановлены в процессе судебного разбирательства.

В практике встречается и проблема обжалования решений прокуроров, которые по жалобам заинтересованных лиц отменяют решения следователей и дознавателей, допустим, о прекращении уголовного дела. Приведу пример из практики, когда прокурор по жалобе потерпевшего Гусева, которому был причинен тяжкий вред здоровью Сизовым, отменил своим постановлением постановление следователя о прекращении уголовного дела и направил дело для дальнейшего расследования. Сизов постановление прокурора обжаловал в суд, который эту жалобу удовлетворил. Кассационная инстанция оставила решение суда в силе. Но ведь Сизов не был ограничен ни в каких правах и свободах, предусмотренных Конституцией РФ. Напротив, нарушены конституционные права потерпевшего Гусева - на достоинство и гарантии судебной защиты прав и свобод (ст. ст. 21, 46 Конституции РФ).

Считаю, что если прокурор отменил решение следователя или дознавателя по жалобе заинтересованного лица, допустим, потерпевшего, то суд не вправе отменять решение прокурора, поскольку прокурор в этом случае действует в интересах определенных лиц, которым, по их мнению, причинен ущерб, а не по собственной инициативе. В обратном случае у потерпевшей стороны имеет место ограничение прав в полном, объективном и всестороннем расследовании уголовного дела и в его судебном рассмотрении по существу.

Далее обратимся к такому широко обжалуемому процессуальному действию, как обжалование постановления о возбуждении уголовного дела в отношении конкретных лиц. Само по себе оно не ограничивает чьих-либо прав и интересов, а свидетельствует лишь о начале предварительного расследования для установления виновности или невиновности лица. Но, по словесной ассоциации, возбуждение уголовного дела в отношении конкретного человека у нас приравнивается к началу его уголовного преследования, и человек, в отношении которого возбуждено уголовное дело, считает себя ограниченным в правах. Однако этот вывод неверен, что подтверждается и упомянутым Постановлением Конституционного Суда РФ, в п. 6 которого указывается, что само по себе возбуждение уголовного дела не приводит к ограничению прав тех или иных лиц.

Комментируя указанное Постановление, П. Кондратов указывает, что дело не только в том, что в конкретном случае актом возбуждения дела не были нарушены права заявителя, но и в том, что такого рода решением не могут быть непосредственно затронуты права, так как с ним не связывается изменение статуса тех или иных лиц. Следует также отметить, что проверка постановления о возбуждении уголовного дела по существу невозможна без предрешения тех вопросов, которые должны решаться в судебном заседании и в совещательной комнате при постановлении приговора (см.: Комментарий к постановлениям Конституционного Суда Российской Федерации. В 2 томах. Т. 2. М., 2001. С. 926 - 927).

Обжалование решений о возбуждении уголовного дела уместно сравнить с производством уголовных дел в отношении отдельных категорий лиц - судей, депутатов, прокуроров и т.п., где в обязательном порядке требуется согласие суда (ст. 448 УПК). Если мы примем за правило обжаловать в суд любой случай возбуждения уголовного дела в отношении конкретных лиц, то получится, что все лица приобретут статус специальных субъектов - по аналогии со ст. ст. 447 и 448 УПК: потребуется фактическое согласие суда на возбуждение уголовного дела в отношении любого лица. Упраздненное было УПК РФ право суда возбуждать уголовные дела вдруг оказывается вновь реанимированным.

Критикуемая в настоящей статье порочная судебная практика, помимо всего прочего, грубейшим образом нарушает и принцип состязательности сторон (ст. 15 УПК). Разрешение дела без участия всех сторон, без непосредственного исследования судом всех доказательств по делу ограничивает или, точнее сказать, сводит на нет права потерпевших и гражданских истцов на состязательный процесс.

Исходя из изложенного, считаю, что некоторые положения главы 16 УПК требуют серьезной доработки. В соответствии с принципами уголовного процесса следует ограничить понятие интересов участников уголовного судопроизводства, нарушения которых обжалуемы в суд, только такими интересами, которые причиняют ущерб конституционным правам и свободам граждан.

Вместе с тем и сегодня судьи с учетом принципов уголовного судопроизводства и положений ст. 125 УПК могут рассматривать жалобы граждан на действия органов досудебного производства только с точки зрения ограничения такими действиями их конституционных прав, не нанося при этом ущерба правам и свободам других граждан.

Думаю, что для выработки общего понимания и единой практики применения института судебного обжалования в досудебной стадии требуется постановление Верховного Суда РФ по данному вопросу.

Может быть, не все здесь изложенное бесспорно, но оно показывает, до какого абсурда может дойти (и доходит) практика судебного обжалования в досудебном производстве. Поднятые вопросы касаются сложной деятельности всех органов предварительного расследования, работы буквально всех следователей, дознавателей и прокуроров. И допускать здесь разночтение закона, различную судебную практику, произвольное вмешательство в деятельность органов предварительного расследования - это не только не грамотно, но и весьма опасно. Подобная "самодеятельность" способна причинить ущерб потерпевшим и дать возможность виновным избежать уголовной ответственности.
Страницы: 1

Наши  партнеры
Новое на форумах
03.11.2019 23:16:40
Экспертиза
Просмотров: 183700
Ответов: 714
31.10.2019 18:32:33
Помогите, пожалуйста, советом!
Просмотров: 128354
Ответов: 490
30.10.2019 17:52:03
НАРКОПРЕСТУПЛЕНИЯ НАРКОПОЛИЦИИ
Просмотров: 68240
Ответов: 241
30.10.2019 08:42:17
ПОПОЛНЕНИЕ ПОДБОРКИ ПОЛЕЗНЫХ СУДЕБНЫХ РЕШЕНИЙ
Просмотров: 76927
Ответов: 153
29.10.2019 13:24:40
Правила форума
Просмотров: 1425
Ответов: 2
26.10.2019 13:23:23
Производные и аналоги
Просмотров: 120459
Ответов: 256
25.10.2019 06:34:40
Фальсификация
Просмотров: 101135
Ответов: 308
Рекомендации