Главная Поиск Карта сайта
Поиск по сайту
Авторизация
Логин:
Пароль:
Регистрация
Забыли свой пароль?
Легализация
petition.jpg

Экспертиза

Страницы: Пред. 1 ... 22 23 24 25 26 След.
Экспертиза
 
Уважаемые форумчане, у кого была экспертиза по карфентанилу, каким методом его определяли и какой методикой пользовались эксперты? Пожалуйста откликнитесь.
 
Цитата
Олег Москвин написал:
Цитата
Людмила написал:
Цитата
Олег Москвин написал:
Цитата
Людмила написал:
Цитата
Людмила Царева написал:
Какие еще вопросы,
Пригодна ли смесь для употребления?
Это вопрос к наркологу, а не к химику
Вот химик пусть и ответит, что не в его компетенции,дальше тему разовьют)))
Так-то оно так, вот только нельзя забывать о главном правиле судебного допроса: нельзя задавать такие вопросы, на которые ты не знаешь как свидетель ответит.
Экспертизу вы видели,она выложена,какие вопросы именно по заключению можно поставить перед экспертом?
 
Начало https://www.antisud.com/forum/messages/forum5/topic911/message74105/#message74105

Заседание 22 ноября 2017

Адвокат Улюкаева Виктория Бурковская говорит, что свидетельница Елена Галяшина пришла в суд и ждет за дверью.
Прокурор Борис Непорожный считает, что допрос свидетеля преждевременный — в суде пока не исследовали составленный Галяшиной документ. Адвокаты не возражают сначала исследовать заключение специалиста.
10:30
Защитница Бурковская начинает читать заключение, подготовленное Галяшиной. Специалист занимается судебно-лингвистическими экспертизами и занимает пост профессора кафедры судебных экспертиз МГЮА имени О.Е. Кутафина. Общий стаж работы — больше 35 лет.
Галяшина проанализировала психолого-лингвистическую экспертизу, которую по просьбе следствия проводили эксперты Кисляков и Рыженко из «Южного экспертного центра». По просьбе защиты она оценила состоятельность выводов экспертов. Перед ней стояли вопросы: выполнена ли экспертиза полно и всесторонне; соответствует ли заключение экспертов процессуальным и научным требованиям; проверяемы ли их выводы; могли ли повлиять недостатки на выводы экспертов.
Галяшиной задали вопросы по поводу телефонного разговора главы «Роснефти» Игоря Сечина и Улюкаева, а потом и по поводу их разговора во время встречи. У специалиста спрашивали, кто был инициатором телефонного разговора, какова была цель встречи, есть ли прямые или косвенные указания, что речь по телефону шла о передаче денег Улюкаеву, был ли Улюкаев осведомлен, что ему передали деньги, и так далее.Галяшина сделала следующие выводы:
— в экспертизе были допущены нарушения, которые повлияли на выводы. Не было проведено исследование фонограммы на предмет монтажа;
— эксперты вышли за рамки своей компетенции и проводили анализ разговоров, несмотря на шумовые помехи; они не отразили особенности интонаций устной речи;
— эксперты не учли смысловую направленность разговоров, проигнорировали контекст. Их выводы субъективны и произвольны, не основаны на лингвистических доказательствах.
Адвокат Бурковская зачитала заключение Галяшиной и теперь предлагает допросить ее.
10:47
Елена Галяшина заходит в зал и представляется. Она одета в строгий коричневый костюм.
Судья предупреждает ее об ответственности, Галяшина расписалась в бумагах и вернулась за кафедру.
Адвокат Бурковская спрашивает, какие вопросы были поставлены перед Галяшиной и какие документы ей были представлены для исследования. Специалист отвечает, что ей были представлена копия уголовного дела, экспертиза Кислякова и Рыженко, протоколы исследования фонограмм и другие документы.
10:56
Специалист долго перечисляет вопросы, которые поставили ей адвокаты Улюкаева: содержит ли расшифровка разговоров Сечина и Улюкаева сведения, что Улюкаев просил передать ему деньги; имеются ли речевые указания на то, что в сумке, которую передал Сечин, лежат деньги в качестве вознаграждения.
Защитница Бурковская просит рассказать, почему Галяшина сочла выводы экспертов несостоятельными.
Она объясняет, что закон регулирует проведение таких экспертиз. Кисляков и Рыженко, которые работают в «Южном экспертном центре», обладают разными познаниями в области психолого-лингвистических исследований. Один из них психолог, а другой — лингвист. Эксперты должны были разделить вопросы по компетенции, говорит Галяшина, но фактически они их смешали: оба давали ответы на некоторые вопросы, хотя это не входило в их компетенцию.
Галяшина обращает внимание, что экспертиза была проведена в негосударственной организации. Еще одно нарушение — объектом исследования были фонограммы, которые не исследовали на признаки монтажа.
11:10
— Скажите, по вашему мнению, чем обусловлены такие существенные различия в фонограмме и в расшифровке? — спрашивает адвокат Бурковская. Она напоминает, что в аудиофайле есть упоминание Гоа, а в расшифровке — нет.
Галяшина подтверждает, что информация разная. По ее мнению, эксперты использовали бытовое программное обеспечение, которое не позволяет на профессиональном уровне слушать фонограммы, и не обладают «определенными слуховыми данными».
Галяшина объясняет, что когда эксперты слышат на аудио разное слово — «один слышит Гоа, другой — Боа или еще что-то» — то их спор можно решить при помощи спектрограмм. Исходя из анализа телефонного разговора Сечина и Улюкаева, беседу инициировал именно глава «Роснефти», говорит специалист.
11:16
Из разговора ясно, что встречу инициировал тоже Сечин, продолжает Галяшина. «Позволю для краткости называть коммуникантов просто по фамилии», — говорит она.
Улюкаев по телефону обсуждает свою занятость. «Улюкаев нехотя соглашается подъехать», — отмечает Галяшина. Разговор начинается и заканчивается на положительной ноте, указывающей на дружелюбное общение.
Адвокат Бурковская спрашивает, понимал ли Улюкаев, что лежит в сумке. Специалист объясняет, что в лингвистике нет точных методик, которые могут доказать, что человек что-то понимает или не понимает. «Человек может словами говорить, что он понимает, но на самом деле это не так», — говорит Галяшина.
11:21
Именно Сечин, по словам Галяшиной, «инициировал взятие предмета» — сумки. Глава «Роснефти» сказал: «Так, пока туда-сюда, собрали объем. Ну, вообще-то, можешь считать, что задание выполнено. Забирай, клади и пойдем чайку попьем». «Очень важно, что в конце фразы "задание выполнено" стоит точка. Это значит, что эта и последующая фраза могут быть не связаны между собой», — подчеркивает специалист.
Кроме того, Улюкаев отвечает на фразу Сечина «Да?», то есть он не до конца понимает, что ему предлагает Сечин, рассказывает Галяшина.

Теперь адвокат Бурковская интересуется, похоже ли, что Сечин стал жертвой вымогательства. Галяшина отвечает, что, судя по разговору, никаких речевых указаний на негативное отношение или угрозы нет. По ее мнению, разговор был вполне дружелюбным.Галяшина уточняет, что исследовала фонографические экспертизы. В заключении экспертов не были описаны свойства этих фонографических экспертиз — какую копию они исследовали, на каком носителе.
Адвокат снова задает вопрос: указывает ли что-то в разговоре, что Улюкаев понимал, что в сумке лежат деньги. Галяшина говорит, что нет.
Адвокат Дареджан Квеидзе спрашивает, понятно ли, о каком задании идет речь в разговоре между Сечиным и Улюкаевым. Галяшина считает, что задание связано с неким поручением, касающимся приватизации «Башнефти».
У адвокатов больше нет вопросов.
11:40
Теперь вопросы задают гособвинители. Прокурор Павел Филипчук спрашивает, как специалист получила вопросы, на которые она должна была ответить.
Специалист Галяшина рассказывает, что вопросы она получила от своего начальника, он же передал ей документы.
«К какому разделу лингвистической экспертизы относится оценка законности результатов оперативно-розыскной деятельности? Вы на это ссылаетесь в своем исследовании», — спрашивает Филипчук.
Адвокат Бурковская жалуется судье, что прокурор «экзаментует» специалиста. «Но ведь специалист дает нам пояснения по вопросам права, а ведь он приглашен в качестве специалиста-лингвиста», — парирует Филипчук.
11:51
Галяшина рассказывает, что специалисты проводят разъяснения, а не исследование. Прокуроры требуют объяснить, просила ли она файлы фонограмм у защиты. Специалистка говорит, что нет, она изучила только то, что использовали эксперты. Она основывалась на их выводах и анализировала именно их работу.
— Вы говорили о зашумленности записей, как вы сделали этот вывод? — спрашивает прокурор Борис Непорожный.
— Это не я, это сами эксперты об этом говорят , — отвечает Галяшина. В своей работе эксперты часто отмечают, что коммуниканты — Сечин и Улюкаев — говорят одновременно и их слова неразборчивы.
Непорожный продолжает расспрашивать Галяшину на тему аудиофайлов: его интересует, должны ли эксперты использовать технические средства и какие. Она говорит, что есть список рекомендованных программ и эксперты обязаны их использовать.
Эксперты Кисляков и Рыженко использовали программы, которых нет в списке рекомендованных программ, рассказывает Галяшина. По ее словам, это недопустимо — экспертная деятельность должна быть стандартизирована, а значит, они должны были использовать именно рекомендованные программы.
12:03
— Правильно ли я понял, что вы подвергли критике экспертизу без повторного прослушивания аудиофайлов? — спрашивает Непорожный.
— Я протестую, ваша честь. Специалист уже отвечала на этот вопрос, — замечает адвокат Бурковская.
— Вопрос не снимается, протест защиты отклоняется. Он сформулирован иначе.
Адвокат рассмеялась на ответ судьи.
— Бурковская, встаньте. Суд делает вам замечание с занесением в протокол, — говорит судья Семенова.
Галяшина, отвечая на вопрос гособвинителя, снова рассказывает о разнице знаний психолога и лингвиста.
12:12
Теперь Галяшина объясняет, что единой методики проведения экспертизы нет, но существует типовая методика, утвержденная еще в 2002 году. Есть важные шаги, которые должны быть соблюдены при проведении экспертизы, настаивает она. Вопросы бывают разные, но это не снимает с эксперта обязанности объяснить, на что он опирался при работе.
Эксперты по делу Улюкаева, считает специалист, этого не сделали.
— Где результаты? Где методика? Почему их нет? — рассуждает Галяшина.
— Это вы у суда спрашиваете? — уточняет судья.
— Нет, простите, ваша честь, — улыбается специалист. — Это я просто увлеклась.
12:19
Прокурор Непорожный задает вопросы. Он недоволен, что Галяшина отвечает на них слишком обстоятельно.
— Мне достаточно, если вы будете отвечать на вопрос только «да» или «нет», — говорит гособвинитель.
Адвокаты Улюкаева возмущаются и говорят, что прокуроры мешают специалисту отвечать.
— Если вам не нравятся ответы, то не задавайте вопросы, — отмечает защитник Тимофей Гриднев.

Одна из журналисток долго тянула руку, чтобы выйти из зала. В итоге она не выдержала и все же вышла.«Уважаемые журналисты, ходить по залу во время допроса и процесса запрещено», — строго говорит судья Семенова.
В зале стало очень душно.
12:32
Прокурор Непорожный продолжает допрос специалиста:
— На основании каких методик вы сами сделали ваши выводы? Например, что инициатива о разговоре, о встрече исходила от Сечина? Что вы использовали?
— Я экспертизу не проводила, я в седьмой раз повторяю. Я провела анализ тех материалов, которые мне были представлены, — отвечает Елена Галяшина.
— То есть никакую методику вы не применяли?
— Я указала две методики на одной из страниц.
— Почему при формулировании разъяснения вы не описываете, каким образом пришли к таким итогам, а лишь только их декларируете?
Галяшина объясняет, что законом форма заключения специалиста не регламентируется, а значит, она может делать заключение, основываясь на методологии, но не обязана расписывать все свои шаги, «в отличие от эксперта».
Теперь прокурор и специалист обсуждают технические средства, необходимые для прослушивания аудиозаписей.
12:48
— На каком основании вы считаете, что эксперты должны были беспокоиться об аутентичности представленных им записей? — продолжает обвинитель Непорожный.
Эксперты никак не проанализировали тот факт, что тема задания не исчерпывается той ситуацией, когда звучит фраза «вот возьми, клади и пойдем чайку попьем», отвечает Галяшина. Она повторяет, что мнение экспертов не аргументировано, а это недопустимо.
Слово «задание» проходит лейтмотивом в разговоре Улюкаева и Сечина, рассказывает Галяшина. Но что это за задание и, самое главное, кто его дал — это вопрос.
— У меня к вам вопрос, как к лингвисту. «Можешь считать, что задание выполнено. Вот, забери». Что значит в данном случае слово «вот»? — интересуется Непорожный.
Галяшина объясняет, что это фраза имеет побудительное свойство, что Сечин указывает на конкретный предмет рядом с ним. Но это вовсе не означает, что между фразами про «задание» и «вот, забери» есть связь.
13:00
Теперь специалист Галяшина говорит, что сделала бы более обширную экспертизу и изучила видеозаписи. По жестикуляции было бы понятно, что имеет в виду Игорь Сечин, указывает ли он на сумку с деньгами или нет. «Может, он подмигивает», — предполагает Галяшина.
— У вас создалось впечатление, что они (Сечин и Улюкаев — МЗ) до 14 ноября о чем-то беседовали? — спрашивает Непорожный.
— Я не могу ответить на этот вопрос, у меня нет информации о том, когда могла проводится встреча.
У обвинителей больше нет вопросов. Специалиста отпускают. Защита Улюкаева просит перерыв 10 минут, судья удовлетворяет ходатайство.
 
Продолжение
27 ноября 2017
Допрос эксперта

Прокурор говорит, что в суд пришли эксперт-лингвист Алексей Рыженко и эксперт-психолог Виктор Кисляков. Он просит их допросить; защита не возражает. Первым зовут Кислякова.
В зал входит седой мужчина в рубашке и серой шерстяной желетке: Виктор Кисляков, 1957 года рождения, из Волгограда. Работает в некоммерческом партнерстве «Южный экспертный центр» в Волгограде; имеет стаж работы в 20 лет. «Ваша честь, я имею право вести аудиозапись моего допроса?» — спрашивает он. Судья эксперту отказывает.

Кисляков рассматривает копию экспертизы: «Все верно, печати мои, подписи мои».
12:00
Прокурор просит его рассказать про экспертизу. Эксперт говорит, что заказ на экспертизу он получил в феврале от следователя по особо важным делам Нестерова.

— Я сразу хочу обратить внимание, что комплексная экспертиза бывает разной… Бывают такие, где требуются пересечения компетентности, — говорит он. В таком исследовании эксперты работают совместно.


Кисляков повторяет эту мысль несколько раз и добавляет, что он как психолог «должен быть компетентным в пограничных вопросах». Затем эксперт углубляется в размышления о взаимосвязи психологии и лингвистики и объясняет, что во всех вопросах экспертизы требовалась оценка двоих специалистов.

«Эта экспертиза была по сути комплексной, тут требовалось взаимодействие, поэтому мы подписали общее заключение», — говорит Кисляков. Он подчеркивает, что у него большой опыт работы, поэтому он знает, как надо проводить комплексные экспертизы: «Если бы каждый делал свои выводы, то психолог бы сказал одно, а лингвист бы сказал другое».
12:02
Затем он переходит к одному из вопросов в экспертизе — имелась ли договоренность о встрече Улюкаева и Сечина: «Это факты реальной действительности и мы указали, что у нас нет такой информации».

По просьбе прокурора Кисляков уточняет, что глубже всего он прорабатывал четвертый вопрос следователей, который касался признаков естественности или неестественности Улюкаева при получении взятки. «Этот вопрос вообще нестандартный», — говорит эксперт.

«В вопросе не было уточнено, относительно чего естественность и неестественность. Я, как психолог, указал в исследовании, что естественность может рассматриваться по-разному относительно социальных норм», — говорит эксперт. Он перечисляет возможные варианты неестественного поведения человека и отмечает, что «и тут есть свои индивидуальные особенности».
12:22
Эксперт многословно говорит про коммуникативные особенности общения. Прокурор просит изъясняться конкретнее. «Не было ничего такого, что выдавалось бы из общего поведения», — отвечает эксперт. Улюкаев, принимая от Сечина корзинку и сумку, вел себя естественно, как человек, который понимал обстоятельства взаимодействия с собеседником, говорит он.

Прокурор просит объяснить, является ли разговор в помещении между Сечиным и Улюкаевым продолжением их разговора на улице. Кисляков опять начинает обстоятельно отвечать, а судья делает эксперту замечания, почему-то называя его «уважаемым адвокатом». Она просит отвечать на вопросы прокурора конкретнее.

Кисляков смущается, путается, перечитывает бумажки и молчит. Затем, после долгих теоретических рассуждений, эксперт все же отвечает, что разговор Сечина и Улюкаева на улице и в помещении не были связаны — в помещении они заговорили о работе.

— У меня вопрос про провокативное поведение. Если эксперт его обнаружит, он обязан это указать в экспертизе? — спрашивает прокурор.

Кисляков отвечает, что если бы эксперты увидели явные признаки провокативного поведения, то он и его коллега это отразили бы. «Я как психолог признаков такого поведения не вижу», — добавляет он (ранее независимый специалист Елена Галяшкина говорила, что фраза Сечина «Вот, забери», которую он произнес, указывая на сумку, имеет побудительное свойство).
12:30
У прокурора больше нет вопросов. Адвокат Лариса Каштанова уточняет про провокативность: эксперт говорит, что такой вопрос в экспертизе не ставился вообще, но если бы признаки такого поведения были, они бы его отметили. Однако их не обнаружилось ни на видео, ни на аудио, ни в расшифровке.

На вопрос адвоката эксперт вновь отмечает, что делал все выводы вместе с коллегой. Тогда защитник экс-министра Дареджан Квеидзе спрашивает, какие технические средства были использованы при экспертизе. Кисляков утверждает, что для проведения этого исследования достаточно стандартного ПО. «Это не фонографическая экспертиза», — говорит он адвокату. Кроме того, его коллега хорошо разобрал разговор на записи.

— Я правильно поняла, что вы не применяли программу, позволяющую правильно интерпретировать интонации? — уточняет адвокат.

Эксперт отвечает, что такую программу он не использовал. «Чего не было, того не было», — говорит он. Но и необходимости такой не было, считает Кисляков, поскольку перед экспертами ставились другие задачи.

Квеидзе уточняет, какими опробированными методическими рекомендациями пользовался эксперт при исследовании. В ответ Кисляков долго рассказывает про свой опыт работы и про то, что он регулярно обновляет свои знания. В итоге эксперт говорит, что точной или обязательной методики исследования не существует. «Спасибо, это я и хотела услышать», — отвечает Квеидзе.

— Извините, что многословно.
— Нет, нет, все в порядке. Очень познавательно.

В зале кто-то тихо смеется.
12:57
По просьбе Квеидзе эксперт рассказывает, что на исследование был представлен только протокол допроса Сечина, а не Улюкаева. «Но это не повлияло на наши выводы», — говорит Кисляков. Он утверждает, что они с коллегой не разрабатывали версии: «Это не наша задача».

Квеидзе спрашивает, почему эксперты исследовали копию аудиофайла. «Мы почти всегда работаем с копиями», — говорит эксперт.
— То есть вы не запрашивали оригинал?
— Мы работали с тем, что нам предоставили.

Разборчивость речи Сечина и Улюкаева была достаточной, считает он.

— Как вы исследовали интонацию и как это отмечали в расшифровке?
— Интонационные особенности были отражены, — говорит эксперт. Он указывает на троеточия и фигурные скобки в экспертизе; других интонационных обозначений не было.

В ответ на вопрос адвоката эксперт говорит, что определял интонацию на слух.

Квеидзе спрашивет, носило ли поведение Улюкаева «характер реагирования на фразы Сечина». Эксперт отвечает утвердительно.
13:05
Кисляков снова хочет рассказать, что оценка «фактов реальной действительности» не входит в его компетенцию, но Квеидзе перебивает: «Я вас поняла». Она спрашивает, в какой форме Сечин предложил Улюкаеву взять сумку — императивной (категоричной) или какой-то иной. Эксперт говорит, что в форме предложения — не императивной.

Эксперт читает фразу, в которой Сечин предлагает «взять» сумку и пойти «попить чайку».
— Это было достаточно настойчивое предложение, — говорит он, — но не императивное.

Квеидзе говорит, что в экспертизе указывается, что Улюкаев «без паузы обдумывания принял сумку».

— Сколько, по вашему мнению, должна была длиться эта пауза?

Эксперт говорит, что пауза возникает, когда люди друг друга недопонимают. Какого-то обдумывания в этом случае не было.

Он считает, что, судя по материалам, общение между Сечиным и Улюкаевым было нормальным, «это были равноправные отношения».

— Но не будем забывать, что люди бывают неискренними, в том числе и высокопоставленные люди, — говорит он. В зале смеются. «Тихо!» — кричит судья.

Улюкаев спрашивает, почему в экспертизе много указаний на неразборчивые фразы. «Но вы, тем не менее, не посчитали нужным их подробно исследовать», — добавляет он

Эксперт говорит, что объем неразборчивых фраз был не так уж велик и не мог повлиять на выводы.

Улюкаев просит ответить, есть ли взаимосвязь между фразами про выполненные поручения и командировку. Эксперт опять начинает многословно рассуждать.

— Я попрошу вас отвечать на те вопросы, что я задал, — строго делает ему замечание Улюкаев.

Эксперт снова начинает долго отвечать, а потом все же говорит, что «эти фразы были сказаны в одно время, так что да, они связаны».
13:19
Адвокат Гриднев говорит, что на суде эксперт сказал следующую фразу: «Мы не можем проникнуть в сознание людей».

— Это так?
— Конечно, да. И я сегодня несколько раз говорил, что мы не можем знать, что думает человек.
— Вы можете, не проникая в сознание людей, точно сказать, что и Улюкаев, и Сечин точно знали, что находится в сумке?

Эксперт говорит, что о помыслах чиновников ему, конечно, ничего не известно, но он делал вывод, исходя из речевой ситуации.

Прокурор просит высказаться об анализе специалиста Галяшиной.

— Вы же его видели? — спрашивает прокурор.
— Конечно, вы же мне его показывали! — говорит эксперт.

В зале снова смех. Эксперт говорит, что ознакомился с претензиями Галяшиной, пока ждал начала заседания. «Основная мысль у нее — все плохо просто потому, что плохо», — отмечает эксперт. Он считает, что все ее тезисы не относятся к сделанному им заключению. «Может быть, это претензии к следствию, а не к нам», — говорит он. По его мнению, Галяшина просто встала на сторону защиты.

«Заключение специалиста Галяшиной интересно, но предвзято, все ее аргументы голословны и безосновательны», — считает эксперт. Галяшина критикует позицию следствия и выступает не как специалист, а как защитник, уверен он.
13:24
Прокурор продолжает задавать вопросы про экспертизу Галяшиной. Кисляков снова и снова говорит, что она некомпетентна в области речевого поведения.
— А сколько вы изучали ее анализ? — спрашивает Улюкаев.
Эксперт говорит, что 40 минут. Он начинает объяснять что-то еще, но судья его перебивает: «Вы ответили на вопрос»
Вопросов больше нет. Кисляков идет к выходу, но потом возвращается — к вешалке, на которой оставил куртку.
«Ой, курточку у вас тут нельзя оставить», — говорит он. Потом поворачивается к Улюкаеву, улыбается и повторяет: «Курточку».
Затем он выходит из зала.
13:55
В зал входит второй эксперт, Алексей Рыженко — молодой человек в синем костюме. Он снова рассказывает о документах, видеозаписях и аудиофайлах, которые им принесли на экспертизу.

— Ваш коллега сказал, что больше всего он разбирался в вопросе №4. А вы? — спрашивает прокурор.

— Ну, я в вопросе №1.

Вопрос касался тем, которые обсуждали Сечин и Улюкаев. В исследовании указано, что существует связь между «выполнением поручения» и передачей предмета, поскольку оно осуществляется в рамках одного речевого контекста. Судья просит Рыженко отвечать конкретнее, называя и этого эксперта «уважаемым адвокатом».

Рыженко отмечает, что когда Сечин и Улюкаев зашли в помещение с улицы, тема их разговора сменилась — собеседники обсуждали нефтяной бизнес. Прокурор спрашивает, соотносится ли фраза Улюкаева «угостит меня вином, которого я никогда в жизни не пробовал», с тем, что происходило 14 ноября. Гриднев протестует, мотивируя это тем, что нельзя ссылаться на информацию, с которой эксперт не знаком. Суд снимает вопрос.
14:02

Прокурор просит эксперта ответить на вопрос, что значит слово «угостит». Эксперт Рыженко молчит и крутит головой по сторонам. «Может ли быть связано обещание "угостить" с передачей сумки с предметами в качестве подарка?» — спрашивает прокурор.

Несмотря на протест адвокатов, судья не снимает вопрос. Рыженко говорит, что на этот вопрос так просто ему не ответить: в этой фразе имеются признаки предварительной договоренности, но кто, кого и к чему принуждал, точно сказать нельзя, говорит он. У прокурора нет вопросов.

—Вы сказали, что предоставленные материалы для изучения были объединены общей темой. Это так? — спрашивает Каштанова. Эксперт отвечает утвердительно.
Прокурор просит прокомментировать заключение Галяшиной. Эксперт говорит, что, несмотря на заверения специалиста, общих методик для проведения комплексных экспертиз не существует. «Есть эмвэдэшная, но она очень общая, есть методичка по экспертизам экстремистских материалов, но она очень узкая. Их нельзя применять в коррупционных делах», — говорит Рыженко. Доводы и «придирки» специалиста он считает несостоятельными.
14:03
Эксперта отпускают,
 
Оглашение приговора 15.12.2018:

Выводы специалистов, проводящих экспертизу фонограмм аудио- и видеозаписей разговоров Сечина и Улюкаева в момент передачи сумки также свидетельствуют о виновности экс-министра: Улюкаев демонстрирует понимание недосказанных высказываний Сечина

Не подлежат исключению из числа доказательств результаты психолого-лингвистической экспертизы диалогов Сечина и Улюкаева в момент передачи сумки с денежными средствами, а также в офисе компании "Роснефть". Признаков провокативного поведения со стороны Сечина эксперты не усмотрели.

Суд доверяет заключению экспертов, которые готовили психолого-лингвистическую экспертизу переговоров между Сечиным и Улюкаевым. На допросе специалисты подтвердили, что им хватило переданных материалов для проведения полной экспертизы.
 
Неужели ни у кого нет протокола №32 от 18.08.94г." Экспертиза героина и ацетилированного опия " Москва 1991г ВНКЦ МВД СССР Савенко В.Г.,Семкин Е.П.,Сорокин В.И.
Помогите пожалуйста,на следующей неделе суд.
Еще вопрос: как именно исследуя синтетический наркотик-карфентанил,эксперт использовала методические рекомендации по исследованию наркотических средств растительного происхождения-протокол №36 от 06.02.95г." Определение вида наркотических средств,получаемых из конопли и мака" ?
Есть какая-либо конкретная методика для определения карфентанила, либо его можно определить по методике определения героина?
Если да, то почему эксперт использует старую методику протокола №32 от 18.08.94г." Экспертиза героина и ацетилированного опия " Москва 1991г ВНКЦ МВД СССР Савенко В.Г.,Семкин Е.П.,Сорокин В.И. ,ведь есть более новая методика кажется от 2004г.
Либо можно использовать универсальный метод хромато-масс- спектрометрии для определения любого порошкообразного наркотика и следовать именно тем условиям,которые описаны в литературе применительно к этому методу? Но тогда,для чего эксперт указывает эти три методики,чем они ему помогли?
 
Людмила Царева, Вам нужно пообщаться со специалистом. Сходите на форум судэкспертов.
 
Многие осужденные в обоснование кассационных и апелляционных жалоб приводят довод о недопустимости постановления о назначении экспертизы и самого заключения в связи с несвоевременным ознакомлением с постановлением.

Мотивировка отказных судебных актов - обвиняемый был ознакомлен, при ознакомлении ходатайств не заявлял.

Для упреждения такой мотивировки при несвоевременном ознакомлении с постановлением нужно заявить ходатайство о проведении действий, возможность которых предусмотрена п. 2-5 ч. 1 ст. 198 УПК.

Впоследствии при обнаружении недочетов в заключении появится возможность связать их наличие с лишением возможности заявить вышеуказанные ходатайства до экспертизы.
 
Здравствуйте. Мой брат в 2013 г. осужден по ч.3 ст.228 1 УК РФ на 15 лет. Адвокатом были исчерпаны все возможности обжалования. Она слишком поспешила пробежать все инстанции. Единственная возможность - двигаться в направлении обжалования действий эксперта. Изменить приговор можно только (!!!) при возникновении новых обстоятельств, которыми и является признание действий эксперта незаконными. В деле есть экспертиза, текст которой продублирован в приговоре. У нас есть заключение специалиста, что действия, описанные в экспертизе невозможны. В СК было направлено сообщение о преступлении, получен отказ. В результате длительной переписки проведение экспертизы поручено ЭКЦ МВД Краснодара 02.02.2018, о чем мне сообщили из СК Краснодара. Т.к. не было никакого ответа я 19.03.2018 послала запрос в ЭКЦ. Мне пришел ответ, что в ЭКЦ получили постановление о проведении экспертизы 22.03.2018. Вопрос в следующем. Если экспертизу проводят в рамках уголовного дела, то у обвиняемого есть определенные права. Сейчас проверяют сообщение о преступлении. Есть у нас какие-то права, можем мы ознакомиться с материалами проверки. Или в лучшем случае я получу ответ, что проверка проведена, преступления нет. Ольга.
 
Цитата
Ольга написал:
Изменить приговор можно только (!!!) при возникновении новых обстоятельств, которыми и является признание действий эксперта незаконными. В деле есть экспертиза, текст которой продублирован в приговоре. У нас есть заключение специалиста, что действия, описанные в экспертизе невозможны.
Ольга, у нас похожая ситуация, подробно мной описанная на ветке " возобновление производства ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств", а также там описано как все происходит, практически в реальном времени, на практике.
Цитата
Ольга написал:
....я 19.03.2018 послала запрос в ЭКЦ. Мне пришел ответ, что в ЭКЦ получили постановление о проведении экспертизы 22.03.2018.
Сейчас проверяют сообщение о преступлении. Есть у нас какие-то права, можем мы ознакомиться с материалами проверки.
Экспертиза, вероятно, назначена в рамках проверки 144-145 УПК РФ. Если по результатам будет возбуждено уголовное дело в отношении эксперта, то вряд ли Вас, как заявителя, ознакомят с материалами проверки. А если следствие откажет в возбуждении уголовного дела, то Вас обязаны ознакомить с материалами проверки (это каждому гражданину гарантируют ч. 2 ст. 24 и ч. 1 ст. 46 Конституции РФ). На ветке "возобновление производства ввиду ВОО или ИНО" Вы можете спросить у Елены, ознакомили ли ее с материалами проверки 144-145 УПК в отношении следователя-фальсификатора и сколько раз. После многих обжалований отказов ВУД в отношении этого следователя было возбуждено уголовное дело и вынесен приговор.
 
Только лишь поехав в тот город, где проводилась проверка в отношении эксперта, и ознакомившись в СО СКР с материалами этой проверки, я узнала, что еще в конце января-начале февраля в СО пришло наконец комиссионное заключение экспертов РЦ СМЭ. 8 февраля следователь вынес отказ ВУД, о чем меня не известили и постановление, скорей всего, не высылали. Хотя валят всё на плохую работу почты, как и прокуратура. Так что 4 года ожидания заключения экспертов "РЦ СМЭ" МЗ РФ это не фейк, а самая что ни на есть реальная горькая реальность. На доп. вопросы эксперты ответить не смогли, т. к. для этого не достаточно информации, как они написали. Но эксперт в свое время такую информацию мог получить и должен был отразить в заключении, если бы делал экспертизу не "заочно", а так как это положено. И хотя степень тяжести вреда эксперты подтвердили, но есть и полезный вывод в этом заключении, который конечно следователь "не заметил", - эксперты не смогли подтвердить, что все описанные т. п. потерпевший мог получить при тех обстоятельствах, которые описаны следователем в постановлении о назначении СМЭ. Это позволяет обжаловать отказ ВУД в отношении эксперта дальше.
 
Это все верно. Но конечно, я смотрю на это с позиции нашего конкретного дела. Адвокат (сначала был назначенный, плюс без опыта в уголовных делах) ничего заранее не предпринял, никакие ходатайства не писал. Когда заменили на другого (по соглашению), было уже поздно. Да и молчал он в суде про экспертизу. Эксперт написал то, что было надо следствию. Дополнительные вопросы эксперту не были поставлены, да и не могли быть поставлены, если с постановлением не ознакомили своевременно, а какие вопросы поставил следователь, было не известно. Суд проигнорировал все "странности" этого дела, в частности ЗЭ, все ходатайства защиты судья отклонил. Мне пришлось самостоятельно добиваться повторной экспертизы с постановкой доп. вопросов, когда поезд уже ушел. А потом 4 года ожидать заключения экспертов. Разве это нормально?? Просто есть целая категория уголовных дел, аналогичных нашему, когда важно заранее ознакомиться с постановлением о назначении экспертизы (в частности СМЭ). На форуме еще один человек мне написал о подобном нашему случае, после чего мне стало понятно, что тут действует накатанная схема - смычка следствия и экспертов, ну а после конечно же полный "одобрямс" со стороны прокурора и суда. Законопроект давал бы возможность адвокатам и самим обвиняемым (подозреваемым) действовать и защищаться в период следствия, до вынесения приговора. Тогда многих приговоров могло бы и не быть совсем или они были бы иными.
 
Здравствуйте. Помогите, пожалуйста, советом. В силу разных причин нет адвоката по соглашению, адвокат по назначению разделяет сторону обвинения, меня, как допущенного защитника из числа близких родственников, по факту суд не рассматривает в качестве стороны по делу, то отстраняет, то допускает, не принимает ходатайства, либо запрещает их подавать под разными предлогами, обосновывая свое поведение моим юридическим невежеством. Вызов специалиста в суд затруднен финансовыми проблемами, поскольку суд длится уже полгода и семья иссякла средствами от слова "совсем".

Вопрос по экспертизе. Было исследовано порошкообразное вещество. В его составе найден "амфетамин". Примененная методика касается исследования "амфетаминОВ". Если правильно понимаю, в чистом виде "амфетамин" определить невозможно, тем более используя методику для исследования, которая применяется к группе веществ под общим названием "амефтамины".

В описании экспертизы не указаны значения Rf (положения зон на пластине) и не обозначен цвет хроматографических зон. В заключении эксперта отсутствуют цветные фотографии, подтверждающие утверждение эксперта: "На хроматограммах исследования была выявлена хроматографическая зона, которые по значению Rf и окраске совпала с зоной амфетамина". Также, до кучи пластины "Сорбфил", использованные для исследования, сушили не при той температуре и не то количество времени, которое требует методика исследования.

Чтобы увидеть это нарушение, не нужно обладать знаниями в химии, но как правильно донести свое мнение до суда, чтобы была проведена повторная экспертиза? Поскольку есть точные данные, что вещество было подменено в ходе изъятия. Майор НК уже находится под следствием, в СИЗО г. Армавира, из-за найденного у него порошкообразного вещества. И черт бы с ним, нам с подсудимым важно быть услышанными судом по поводу экспертизы, чтобы не напороться на обвинении в "невежестве в области химии".

Для понимания критичности ситуации добавлю, что на поданное заявление об отводе судьи подсудимым, судья дважды пригрозила, что напишет в следственный комитет с требованием завести на него второе уголовное дело, раз нам с подсудимым мало одного.
 
Цитата
Milena Andreeva написал:
но как правильно донести свое мнение до суда, чтобы была проведена повторная экспертиза?
Обсновать ходатайство о производстве повторной судебной экспертизы нужно сомнениями в обоснованности заключения эксперта или противоречиями в выводах эксперта (ч. 2 ст. 207 УПК РФ). Если есть точные доказательства того, что имело место подмена вещества в ходе его изъятия, то такое заключение эксперта является недопустимым доказательством. Нужно ходатайствовать о признании его таковым и исключении на этом основании из материалов дела.

В данном случае, мне думается, если эта судья откажет в удовлетворении ходатайства о о признании ЗЭ недопустимым доказательством и назначении повторной судебной экспертизы, то нужно ходатайствовать тогда о дополнительной экспертизе, поскольку ЗЭ не достаточно ясно и полно: "При недостаточной ясности или полноте заключения эксперта, а также при возникновении новых вопросов в отношении ранее исследованных обстоятельств уголовного дела, может быть назначена дополнительная судебная экспертиза, производство которой поручается тому же или другому эксперту" (ч. 1 ст. 207 УПК РФ).

Все ходатайства подавайте письменно - от подсудимого и от себя как защитника наряду с адвокатом. Если судья откажет, то отказ в удовлетворении таких ходатайств должен также быть в виде постановления и приобщен к материалам дела. На адвоката пожалуйтесь в палату, что бездействует и не защищает подзащитного, фактически поддерживает сторону обвинения. Зашевелится тогда сразу. Все заседания записывайте на диктофон.

Имхо, конечно. Я не юрист, рассуждаю так из собственного опыта и тех прав, которые дает обвиняемому и его защитнику УПК РФ. Если в чём-то ошибаюсь, поправьте меня, пожалуйста, уважаемые знатоки :) .
 
Цитата
Milena Andreeva написал:
В описании экспертизы не указаны значения Rf (положения зон на пластине) и не обозначен цвет хроматографических зон. В заключении эксперта отсутствуют цветные фотографии, подтверждающие утверждение эксперта: "На хроматограммах исследования была выявлена хроматографическая зона, которые по значению Rf и окраске совпала с зоной амфетамина". Также, до кучи пластины "Сорбфил", использованные для исследования, сушили не при той температуре и не то количество времени, которое требует методика исследования.
Этого маловато для назначения повторной экспертизы. Недочет легко исправить вызовом эксперта в суд. К тому же, Вы уверены, что повторная экспертиза даст выгодное стороне защиты заключение? Если нет, то отказ в исследовании данного доказательства будет для вас более полезен - как дополнительный довод при обжаловании приговора.

Я бы разбил ходатайство на несколько - по количеству недочетов, и подавал бы их в разных заседаниях.
 
Добрый вечер. Спасибо всем за ответы. Отношение судьи и адвоката по назначению к процессу - сфера больше эмоциональная, чем полезная, по моему мнению. К тому же отнимает много сил и времени, а реальной пользы от шапкозакидательства с гулькин нос. "Ручной адвокат" может помочь тем, что является транслятором воли судьи. Можно получить нужную информацию, поскольку адвокат даже один раз была в ИВС, чтобы вразумить "попавшее под дурное влияние матери" дитя, которому уже 29 лет, к слову.

По экспертизе - спасибо большое. Уверенность в том, что в мешке не то, что изъяли, примерно 99,5%. Думаю, что откажут, конечно, в повторной. Но стратегически, на будущее - это хорошо. Для меня сейчас большая проблема "просовывать" отказные ходатайства, которые и в протокол-то не попадают. Собственно, и отвод был именно для этого - чтобы ходатайства о признании доказательств недопустимыми, в дело все-таки попали, а не чтобы судью позлить или отвести. Это второе рассмотрение дела, в новом составе суда. Первый состав отправил дело прокурору именно из-за нарушений, но прокурор вынес представление и апелляция дело отправила на новое рассмотрение в иной состав суда. Иной состав и развлекается в свое удовольствие. Адвокат уже на всякий случай сбегала за бумажкой к подсудимому в ИВС, называется - "претензий не имею".

Выражается адвокатская готовность помочь судье в следующем: незаявление ходатайств, подготовленных подсудимым, перед судебным следствием - забрала рукописные с тем, чтобы подать, но даже не заикнулась о них; отказалась помочь возразить на обвинение, когда судья запретила; подсудимый вину не признает, обвинение ему непонятно, конкретизировал, в какой именно части - адвокат не поддержала просьбу разъяснить; вводит подсудимого в заблуждение, что ходатайства бесполезны в первой инстанции и апелляции, нужно с ними обращаться в кассацию; заявила, что отвод судье необоснованный, ну, и для смеху совсем: "вы (это я) задаете вопросы свидетелю, выгодные для защиты".

Дело не сложное, всего один том, свидетели - инспекторы ИДПС и два понятых, вещдоки: вещество (не то, что изъято), телефон - в котором нет ничего от слова совсем, банковская карта - без исследования платежей, иной документ - протокол досмотра личных вещей, который не подписан тем, кто его составил, досмотр сделал второй инспектор ИДПС, а на бирке расписался третий, который в досмотре участия не принимал, познакомили с постановлением о назначении экспертизы до того, как постановление о назначении экспертизы было вынесено (знаю, что совсем редкий случай, обычно после знакомят), выемки не было, протокола изъятия по КоАП нет, в протоколе о доставлении по КоАП изъятия тоже нет, обысков не сделали, первоначальную упаковку уничтожили, отпечатков пальцев на веществе нет, смывов рук тоже нет. Ну и подсудимый плохо себя ведет - не говорит, что виноват, не говорит, что нашел под пнем, что хотел продать тоже не говорит и никто не говорит) И при задержании не сказал никому, что это всё его. Такое вот запутанное дело.
 
Цитата
Олег Москвин написал:
Цитата
Недочет легко исправить вызовом эксперта в суд.
А как именно можно исправить это в суде? Эксперт сможет вспомнить, какой из перечисленных амфетаминов она нашла и в какой цвет окрасилась пластина? Фотографий цветных в заключении нет. И не указано в тексте. Или вспомнит значение Rf?

Не говоря уже о том, что по избранной ею методике в списке есть -метамфетамин, который критичен для крупного и особо крупного размера в сравнении с амфетамином. Или МДА. Для метамфетамина и МДА у нас - крупный, для амфетамина - у нас - особо крупный. А это уже совсем другое преступление. Мне все также не дает покоя исследование по методике производных амфетамина. Разве не должна была указать, что именно нашла из амфетаминов? Из 14 позиций, используя эту методику. Именно по цвету и Rf экспертизой сделан вывод, что вещество содержит амфетамин. Кроме того, в экспертизе не приведена формула найденного вещества.
Амфетамин Окраска с реактивом Марки
1 МДА Сине-черный -> зеленовато-черный
2 МДМА Сине-черный -> зеленовато-черный
3 МДЕА Сине-черный -> зеленовато-черный
4 ДОМ/STP Желтый
5 ПМА Светло-серый
6 ДМАЖелто-зеленый -> коричневый
7 ТМА Оранжевый
8 ДОБ Зеленый -> изумрудно-зеленый
9 ДОХ Желто-зеленый
10 МБДБ Сине-черный -> зеленовато-черный
11 БДБ Сине-черный -> зеленовато-черный
12 ДОЭТ Светло-коричневый -> зеленый
13 Мескалин Оранжевый
14 Метамфетамин Коричневый

ЗНАЧЕНИЯ R АМФЕТАМИНОВ В СИСТЕМЕF
ХЛОРОФОРМ-АЦЕТОН-ЭТАНОЛ-25%-Й ВОДНЫЙ РАСТВОР АММИАКА
(20:20:3:1)
┌────────┬─────────────┬─────────────┬───────────────────────────┐
│Вещество│ Пластины │ Пластины │Окраска хроматографических │
│ │ Merck │ Сорбфил │ зон │
│ ├──────┬──────┼─────┬───────┼───────────────┬───────────┤
│ │зна- │зна- │зна- │зна- │ реактив Марки │ нингидрин │
│ │чение │чение │чение│чение │ │ │
│ │R │R │R │R │ │ │
│ │ f │ s │ f │ s │ │ │
├────────┼──────┼──────┼─────┼───────┼───────────────┼───────────┤
14. Мет-│0,25 │1,00 │0,38 │1,00 │Коричневый │Фиолетовый ││амфета- │ │ │ │ │ │ │
│мин │ │ │ │ │ │
└────────┴──────┴──────┴─────┴───────┴───────────────┴───────────┘
Это из методики, которую использовала эксперт - Постоянным комитетом по контролю наркотиков
(протокол N 7/61-97 от 20.10.97)
ЭКСПЕРТНОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ ПРОИЗВОДНЫХ АМФЕТАМИНА
МЕТОДИЧЕСКИЕ РЕКОМЕНДАЦИИ <1>
 
Цитата
Milena Andreeva написал:
А как именно можно исправить это в суде? Эксперт сможет вспомнить, какой из перечисленных амфетаминов она нашла и в какой цвет окрасилась пластина? Фотографий цветных в заключении нет. И не указано в тексте. Или вспомнит значение Rf?
Придет с записями и скажет, что цвет совпал. А поскольку никто не утверждает обратного, суд не найдет оснований "не доверять мнению эксперта", который к тому же предупрежден об ответственности за заведомо ложное заключение.

В отношении остального - я не специалист.
 
Цитата
:!: Повторю вопрос- очень важен :?:

Пришло отказное - эксперт эксперт не смог определить подпись свидетеля или нет стоит в документе(делалась экспертиза по ксерокопии и образцам взятым у свидетеля)
Следователь СК сказал мне ,что документ с дела (оригинал) никто не даст для проведения подчерковедческой экспертизы.Так ли это?"
 
Цитата
Павел Ростов написал:
Цитата
Повторю вопрос- очень важен

Пришло отказное - эксперт эксперт не смог определить подпись свидетеля или нет стоит в документе(делалась экспертиза по ксерокопии и образцам взятым у свидетеля)
Следователь СК сказал мне ,что документ с дела (оригинал) никто не даст для проведения подчерковедческой экспертизы.Так ли это?"
Нет, не так.

УПК

Статья 144. Порядок рассмотрения сообщения о преступлении


1. Дознаватель, орган дознания, следователь, руководитель следственного органа обязаны принять, проверить сообщение о любом совершенном или готовящемся преступлении и в пределах компетенции, установленной настоящим Кодексом, принять по нему решение в срок не позднее 3 суток со дня поступления указанного сообщения. При проверке сообщения о преступлении дознаватель, орган дознания, следователь, руководитель следственного органа вправе получать объяснения, образцы для сравнительного исследования, истребовать документы и предметы, изымать их в порядке, установленном настоящим Кодексом, назначать судебную экспертизу, принимать участие в ее производстве и получать заключение эксперта в разумный срок, производить осмотр места происшествия, документов, предметов, трупов, освидетельствование, требовать производства документальных проверок, ревизий, исследований документов, предметов, трупов, привлекать к участию в этих действиях специалистов, давать органу дознания обязательное для исполнения письменное поручение о проведении оперативно-розыскных мероприятий



Инструкция по судебному делопроизводству в районном суде
Приказ Судебного департамента при Верховном Суде РФ от 29.04.2003 N 36 (ред. от 09.01.2018)

Ст.12.2.

По письменным требованиям органов, которым законом предоставлено право истребования дела, и на основании распоряжения председателя суда или его заместителя судебные дела направляются им в трехдневный срок заказной почтой или с рассыльным.

Ст. 12.4. Подлинные документы из судебных дел (иных материалов) и их надлежащим образом заверенные копии, представленные участниками уголовного, гражданского, административного судопроизводства и участниками производства по делам об административных правонарушениях, а также письменные справки по делам выдаются уполномоченными работниками отдела делопроизводства (приемной) или архива суда на основании их письменного заявления; а судам общей юрисдикции, органам дознания и следствия - на основании мотивированного запроса и (или) иных необходимых документов, предусмотренных законодательством Российской Федерации. На заявлении или запросе о выдаче подлинных документов из судебного дела проставляется разрешающая резолюция судьи, председательствующего по делу, а при его отсутствии - председателя суда (или его заместителя).
 
Спасибо,Олег. Вопрос этот (об истребовании оригинала допроса )мной был задан при опросе.Смысл - в фотошопе любой смог бы влепить в документ вырезанную электронно ОРИГИНАЛЬНУЮ подпись данного свидетеля с другого документа . То есть на ксерокопии сделанной с оригинала распознать что это подделка уже никак не удастся. Поеду знакомится с материалами(предполагаю,что эксперт мотивировал невозможность идентификации подписи именно отсутствием оригинала документа ) обжалую .
 
Цитата
Павел Ростов написал:
То есть на ксерокопии сделанной с оригинала распознать что это подделка уже никак не удастся.
Именно.
 
Уважаемые юристы!
Подскажите пожалуйста, назначение следователем экспертизы в порядке ст.195 упк рф, осуществляется в присутствии обвиняемого или это требование не обязательно для данной следственной процедуры?
По смыслу данного закона, следователь при назначении экспертизы составляет постановление (в котором ставит вопросы перед экспертом), с которым ознакамливает обвиняемого и его защитника, разъясняя права предусмотренные ст.198 упк рф.
Постановление с вопросами следователя, а не протокол ознакомления, передаётся руководителю экспертного учреждения. По логике вещей вопросы обвиняемого не могут передаваться следователем устно, а значит они также должны записываться в постановление, которое в свою очередь должно составляться в присутствии обвиняемого.
ВОПРОС : Будет ли считаться существенным нарушением УПК ведущим к отмене приговора если постановление было составленно без прямых и заинтересованных участников судопроизводства, следственного действия по ознакомлению обвиняемого с постановлением также не проводилось (в материалах дела тому есть документальное подтверждение), но результаты экспертизы легли в основу обвинительного приговора?
 
Цитата
Анатолий Хас написал:
назначение следователем экспертизы в порядке ст.195 упк рф, осуществляется в присутствии обвиняемого или это требование не обязательно для данной следственной процедуры?
Такого требования вообще не существует для процедуры вынесения постановлений следователем.

Цитата
Анатолий Хас написал:
Постановление с вопросами следователя, а не протокол ознакомления, передаётся руководителю экспертного учреждения. По логике вещей вопросы обвиняемого не могут передаваться следователем устно, а значит они также должны записываться в постановление, которое в свою очередь должно составляться в присутствии обвиняемого.
Следователь рассмотрит ходатайство и вынесет по нему постановление в соответствии со статьей 122 УПК. После чего, в случае удовлетворения ходатайства, он внесет в постановление о назначении экспертизы дополнительные вопросы и ознакомит сторону с этим постановлением.

Цитата
Анатолий Хас написал:
ВОПРОС : Будет ли считаться существенным нарушением УПК ведущим к отмене приговора если постановление было составленно без прямых и заинтересованных участников судопроизводства, следственного действия по ознакомлению обвиняемого с постановлением также не проводилось (в материалах дела тому есть документальное подтверждение), но результаты экспертизы легли в основу обвинительного приговора?
Неознакомление обвиняемого с постановлением о назначении экспертизы является нарушением права на защиту, так как лишает его возможности реализовать права, предусмотренные ст. 198 УПК. Судебная практика разделяет эти права на существенные и несущественные. Право знакомиться суды относят к несущественным при наличии возможности реализовать остальные. Эти права нетрудно восстановить произведя ознакомление на стадии предварительного расследования или судебного следствия в первой и апелляционной инстанциях. Как говорят опытные судьи при заявлении обвиняемым ходатайства о признании заключения эксперта недопустимым доказательством в силу того, что его не ознакомили с постановлением о назначении экспертизы до ее производства: " Нет проблем, задавайте свои вопросы, я их отведу. Настаиваете на ходатайстве?"
В кассационной инстанции разбирательство дела по существу не производится, следствие не ведется, и поэтому восстановить нарушенное право невозможно. Кассационный суд будет вынужден спустить дело как минимум в апелляционную инстанцию.
Простое заявление обвиняемого о нарушении его прав, предусмотренных положениями статьи 198 УПК, не эффективно в случае отсутствия у него реально обоснованных дополнительных вопросов.
 
Цитата
Олег Москвин написал:
В кассационной инстанции разбирательство дела по существу не производится, следствие не ведется, и поэтому восстановить нарушенное право невозможно. Кассационный суд будет вынужден спустить дело как минимум в апелляционную инстанцию.
Реально спускают дело в апелляционную инстанцию, есть такая практика? Мы писали об этом нарушении в кассационный суд, правда, это было давно ( еще до 2013 года), но безуспешно. Может быть, что-то изменилось с тех пор в лучшую сторону? Правильно ли понимаю, что доп. вопросы надо теперь писать уже в апелляционной (кассационной) жалобе и обосновывать, что нарушение права обвиняемого на защиту в данном случае существенно и жаловаться на то, что судья необоснованно отклонил ходатайство о доп. вопросах в судебном заседании?
Страницы: Пред. 1 ... 22 23 24 25 26 След.
Читают тему (гостей: 1)

Наши  партнеры
Новое на форумах
23.09.2018 12:24:33
Законотворчество в сфере оборота наркотиков
Просмотров: 522316
Ответов: 535
22.09.2018 16:18:14
Лечение наркомании и алкоголизма
Просмотров: 44125
Ответов: 110
22.09.2018 11:45:32
Выращивание наркосодержащих растений
Просмотров: 125540
Ответов: 285
20.09.2018 17:45:29
Вещдоки
Просмотров: 156124
Ответов: 420
19.09.2018 07:53:03
Пополнение подборки полезных судебных решений
Просмотров: 34945
Ответов: 85
16.09.2018 08:38:34
Уголовное преследование эксперта Ольги Зелененой
Просмотров: 7350
Ответов: 55
15.09.2018 09:13:38
Европейский Суд (ЕСПЧ)
Просмотров: 340312
Ответов: 812
15.09.2018 07:56:25
ФСКН УБИТА, НО ДЕЛО ЕЁ ЖИВЁТ
Просмотров: 37204
Ответов: 155

Рекомендации