Главная Поиск Карта сайта
Поиск по сайту
Авторизация
Логин:
Пароль:
Регистрация
Забыли свой пароль?
Легализация
petition.jpg

Мера пресечения

Страницы: 1 2 3 4 След.
Мера пресечения
 
Господа!
Если Вы уверены, что Ваш сын, муж, брат, сват не сбегут, то можно их выпускать под залог недвижимости -например под залог квартиры, в которой Вы живете.

вот посмотри Чувашскую практику
http://gov.cap.ru/hierarhy.asp?page=....057/848609
Вопросы рассмотрения материалов об избрании в качестве меры пресечения заключения под стражу.

Несоответствие выводов суда, изложенных в судебном решении, фактическим обстоятельствам, установленным в судебном заседании, повлекло отмену постановления суда об отказе в удовлетворении ходатайства следователя об избрании в отношении подозреваемого меры пресечения в виде заключения под стражу.

В. подозревался в незаконном приобретении, хранении, перевозке, изготовлении и переработке без цели сбыта наркотических средств в особо крупном размере.

Следователем 06 января 2010 года в отношении В. возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного ч.2 ст.228 УК РФ.

06 января 2010 года В. был задержан по подозрению в совершении преступления в порядке ст.ст. 91 и 92 УПК РФ.

С согласия заместителя начальника СУ при УВД по г.Чебоксары следователь обратился в суд с ходатайством об избрании в отношении В. меры пресечения в виде заключения под стражу, обосновав его тем, что В. подозревается в совершении тяжкого преступления, определенных занятий не имеет, оставаясь на свободе может воспрепятствовать производству по делу, оказать давление на свидетелей, скрыться от органов следствия и суда, продолжить заниматься преступной деятельностью.

Постановлением Калининского районного суда города Чебоксары от 08 января 2010 года отказано в удовлетворении ходатайства об избрании в отношении В. меры пресечения в виде заключения под стражу.

На указанное постановление прокурором Калининского района города Чебоксары подано кассационное представление, в котором он поставил вопрос об отмене постановления суда с направлением материала на новое судебное рассмотрение.

Судебная коллегия постановление суда отменила по следующим основаниям.

Отказывая в удовлетворении ходатайства следователя, суд исходил из того, что личность подозреваемого установлена, он имеет постоянное место жительства, ранее не судим, доказательств того, что, оставаясь на свободе, он может скрыться от предварительного следствия, либо воспрепятствовать производству по делу не представлено.

Однако судебная коллегия отметила, что суд не дал оценки тому, что В. подозревается в совершении тяжкого преступления, предусмотренного ч.2 ст.228 УК РФ, за которое предусмотрено наказание до 10 лет лишения свободы, определенных занятий не имеет.

X Кассационное дело № 22-204



Аналогичный пример состоялся при рассмотрении другого дела.

29 января 2010 года следователем возбуждено уголовное дело в отношении С. по признакам преступления, предусмотренного ч.2 ст.228 УК РФ.

29 января 2010 года С. задержан в порядке ст.ст.91-92 УПК РФ.

Постановлением Калининского районного суда города Чебоксары от 30 января 2010 года в удовлетворении ходатайства следователя об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу в отношении подозреваемого С. отказано.

В кассационном представлении заместитель прокурора района просил отменить постановление суда ввиду его незаконности и необоснованности.

Судебная коллегия постановление отменила, указав в определении следующее.

При решении вопроса об избрании меры пресечения в каждом случае должны в совокупности учитываться тяжесть преступления, в совершении которого лицо подозревается, сведения о его личности - возраст, состояние здоровья, семейное положение, род занятий и другие обстоятельства.

Принятое решение суд мотивировал тем, что С. имеет постоянное место жительства, к уголовной ответственности ранее не привлекался, является индивидуальным предпринимателем, соседями характеризуется положительно, вину в совершении преступления, в котором он подозревается, признал. Однако суд оставил без какой-либо оценки тяжесть инкриминируемого С. деяния. Не обсуждалась судом при вынесении решения и вероятность того, что обвиняемый может скрыться от органов предварительного следствия и суда, продолжать заниматься преступной деятельностью, угрожать свидетелям и иным участникам уголовного судопроизводства либо иным путем воспрепятствовать производству по уголовному делу.

Кассационное дело № 22-437



Другое постановление суда об отказе в удовлетворении ходатайства следователя об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу суд кассационной инстанции отменил ввиду того, что приложенные к ходатайству документы не являлись достаточными для принятия законного и обоснованного решения.

8 января 2010 года С. предъявлено обвинение в совершении преступления, предусмотренного ст.162 ч.2 УК РФ. Из протокола допроса в качестве обвиняемого следовало, что он, используя предоставленное ему право, от дачи показаний отказался.

10 января 2010 года следователь обратился в суд с ходатайством об избрании в отношении С. меры пресечения в виде заключения под стражу, мотивируя тем, что последний обвиняется в совершении тяжкого преступления, за которое предусмотрено наказание в виде лишения свободы свыше 2 лет, может скрыться от органов предварительного следствия и суда, продолжить заниматься преступной деятельностью, помешать установлению истины по делу.

Постановлением Ленинского районного суда г.Чебоксары от 10 января 2010 года отказано в удовлетворении указанного ходатайства.

В кассационном представлении прокурор просил постановление суда отменить, указав, что суд не принял во внимание степень тяжести преступления, в совершении которого С. обвиняется, и не учел, что он может скрыться от следствия и суда.

Судебная коллегия отменила постановление суда по следующим основаниям.

В соответствии со ст.ст.99 и 108 УПК РФ при решении вопроса о необходимости избрания меры пресечения в виде заключения под стражу при наличии оснований, предусмотренных ст.97 УПК РФ, должны учитываться также тяжесть совершенного преступления, сведения о личности обвиняемого, его возраст, состояние здоровья, семейное положение, род занятий и другие обстоятельства.

Согласно ч.3 ст.108 УПК РФ постановление о возбуждении ходатайства об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу должно содержать не только мотивы и основания, в силу которых возникла необходимость заключения подозреваемого или обвиняемого под стражу и невозможно избрание иной меры пресечения, но и к нему должны быть приложены материалы, подтверждающие обоснованность обвинения, копии постановлений о возбуждении уголовного дела, привлечении лица в качестве обвиняемого, копии протоколов задержания, допросов подозреваемого, обвиняемого, иные материалы о причастности лица к преступлению.

Суду надлежит в каждом конкретном случае проверять обоснованность подозрения в причастности лица к совершенному преступлению. При этом следует иметь в виду, что обоснованное подозрение предполагает наличие достаточных данных о том, что соответствующее лицо могло совершить это преступление.

Указанные требования закона при рассмотрении данного ходатайства следователя не соблюдены.

К постановлению о возбуждении ходатайства об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу в отношении С. не приложены справка о судимости обвиняемого, копии протоколов допросов потерпевших или свидетелей, приложение которых, ввиду отказа обвиняемого от дачи показаний, необходимо для проверки обоснованности обвинения С. в совершении указанного преступления.

По мнению судебной коллегии имеющиеся материалы, приложенные к ходатайству об избрании в отношении С. меры пресечения в виде заключения под стражу, являлись недостаточными для вынесения судом законного и обоснованного решения.

X Кассационное дело №22-169



Основанием для отмены другого постановления явилось принятие судом решения об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу без участия лица, в отношении которого она избрана.

Постановлением Ленинского районного суда города Чебоксары от 03 декабря 2009 года в отношении подсудимой К. избрана мера пресечения в виде заключения под стражу.

Органами предварительного следствия К. и С. предъявлено обвинение в совершении преступлений, предусмотренных ст.159 ч.4 УК РФ.

В подготовительной стадии судебного разбирательства государственный обвинитель заявил ходатайство об изменении меры пресечения в отношении подсудимой К. с подписки о невыезде на заключение под стражу.

Постановлением суда от 03 декабря 2009 года в отношении подсудимой К. избрана мера пресечения в виде заключения под стражу.

Производство по уголовному делу в отношении К. и С. приостановлено в связи с розыском С.

В кассационной жалобе подсудимая К. и ее защитник просили отменить постановление суда ввиду того, что подсудимая на судебное заседание 03 декабря 2009 года не явилась по уважительной причине, так как находилась на стационарном лечении в больнице.

Судебная коллегия удовлетворила кассационную жалобу, указав в определении, в материалах дела имеются сведения о нахождении К. в момент принятия судом решения об избрании в отношении нее меры пресечения в виде заключения под стражу в больнице на стационарном лечении. Однако судом первой инстанции указанное обстоятельство не проверено и не принято во внимание.

В связи с этим подсудимая К. фактически была лишена права участвовать при рассмотрении судом вопроса об избрании в отношении нее меры пресечения в виде заключения под стражу, изложить свою позицию и представить в ее подтверждение необходимые доказательства.

Постановление суда было отменено с направлением дела на новое рассмотрение.

Кассационное дело № 22-233

http://gov.cap.ru/hierarhy.asp?page=./62650/312904/313028/581057/794044

Вопросы рассмотрения материалов об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу.

В отношении несовершеннолетнего, подозреваемого в совершении преступлений средней тяжести, мера пресечения в виде заключения под стражу может быть избрана в исключительных случаях.

Несовершеннолетний К. подозревался в совершении преступлений, предусмотренных статьями 158 ч.2 п.«б», 159 ч.2, 161 ч.1 УК РФ.

Постановлением Новочебоксарского городского суда Чувашской Республики от 10 ноября 2009 года в отношении К. избрана мера пресечения в виде заключения под стражу.

В кассационной жалобе адвокат просил постановление отменить, избрать его подзащитному меру пресечения в виде подписки о невыезде.

Судебная коллегия постановление суда отменила, избрав в отношении К. меру пресечения в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении по следующим основаниям.

В отношении несовершеннолетнего, подозреваемого в совершении преступлений средней тяжести, заключение под стражу в качестве меры пресечения может быть избрано в исключительных случаях.

К. является несовершеннолетним, подозревается в совершении преступлений средней тяжести, имеет постоянное место жительство и учебы.

Исключительных обстоятельств, позволявших суду назначить подозреваемому меру пресечения в виде заключения под стражу, по делу не имелось.

X Кассационное дело № 22-3079



Избрав несовершеннолетнему подозреваемому меру пресечения в виде заключения под стражу, суд указал, что он, находясь на свободе может воспрепятствовать установлению истины по делу путем давления на потерпевших, а также может продолжить заниматься преступной деятельностью, не приведя при этом в постановлении конкретных, фактических обстоятельств, подтверждающих указанные выводы.

Органами предварительного следствия несовершеннолетний С. подозревался в совершении двух преступлений, предусмотренных ст.162 ч.2 УК РФ.

3 октября 2009 года С. задержан по подозрению в совершении преступлений в порядке статей 91 и 92 УПК РФ.

5 октября 2009 года следователь обратился в суд с ходатайством об избрании в отношении С. меры пресечения в виде заключения под стражу.

Постановлением Ленинского районного суда г.Чебоксары от 5 октября 2009 года в отношении С. избрана мера пресечения в виде заключения под стражу.

В кассационных жалобах адвокат, законный представитель и сам подозреваемый просили постановление отменить и направить дело на новое рассмотрение.

Судебная коллегия постановление суда отменила с направлением дела на новое рассмотрение по следующим основаниям.

Избирая С. меру пресечения в виде заключения под стражу, суд указал, что он, находясь на свободе, может воспрепятствовать установлению истины по делу путем давления на потерпевших, а также может продолжить заниматься преступной деятельностью, не приведя при этом в постановлении конкретных, фактических обстоятельств, подтверждающих указанные выводы.

В судебном заседании стороной защиты представлены многочисленные медицинские документы о состоянии здоровья С., однако суд оставил их без надлежащей оценки в постановлении.

В описательно-мотивировочной части постановления суд указал, что С. совершил преступления в отношении несовершеннолетних. Однако суд не учел, что согласно закона при решении вопроса об избрании лицу меры пресечения в виде заключения под стражу суд не вправе входить в обсуждение вопроса о виновности лица в инкриминируемом ему преступлении.

В соответствии с ч.2 ст.423 УПК РФ при решении вопроса об избрании меры пресечения к несовершеннолетнему подозреваемому, обвиняемому в каждом случае должна обсуждаться возможность отдачи его под присмотр в порядке, установленном ст.105 УПК РФ.

Однако в нарушение указанной нормы закона суд первой инстанции не обсудил возможность отдачи С. под присмотр в установленном ст.105 УПК РФ порядке.

Кассационное дело № 22-2625



Постановление суда об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу в отношении несовершеннолетнего подозреваемого отменено ввиду проведения судебного заседания без участия законных представителей.

23 октября 2009 года следователем в отношении Т. возбуждено уголовное дело по признакам преступлений, предусмотренных статьями 131 ч.3 п.«в», 132 ч.3 п.«в» УК РФ.

25 октября 2009 года Т. задержан органами предварительного следствия в порядке ст.ст.91, 92 УПК РФ.

Следователь обратился в суд с ходатайством об избрании в отношении Т. меры пресечения в виде заключения под стражу.

Постановлением Вурнарского районного суда Чувашской Республики от 3 ноября 2009 года в отношении Т. избрана мера пресечения в виде заключения под стражу.

В кассационной жалобе адвоката ставился вопрос об отмене постановления суда. В обоснование жалобы указывалось, что Т. к уголовной ответственности не привлекался, имеет постоянное место жительства, обучается в училище, в инспекции по делам несовершеннолетних не состоит, по месту жительства и учебы характеризуется с положительной стороны, не собирается скрываться от предварительного следствия.

Судебная коллегия постановление суда отменила по следующим основаниям.

Из представленных материалов видно, что судебное заседание судом проведено с участием представителя органа опеки и попечительства, но без участия законных представителей несовершеннолетнего подозреваемого. При этом какого-либо обоснования о допуске указанного представителя органа опеки и попечительства, и рассмотрении ходатайства следователя без участия законных представителей подозреваемого, в материалах дела не имеется.

Согласно протоколу судебного заседания представитель органа и попечительства была согласна с мнением следователя и прокурора об избрании в отношении Т. меры пресечения в виде заключения под стражу и просила удовлетворить ходатайство следователя.

При этом суд не учел, что мнение законного представителя в судебном заседании не должно противоречить интересам подозреваемого.

X Кассационное дело № 22-2992



Другое постановление суда об удовлетворении ходатайства об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу отменено на основании ст.380 УПК РФ как вынесенное без проверки всех значимых для дела обстоятельств с направлением дела на новое судебное рассмотрение.

С. подозревался в совершении преступления, предусмотренного п.«в» ч.2 ст.158 УК РФ.

11 декабря 2009 года С. задержан в порядке статей 91,92 УПК РФ.

Постановлением Московского районного суда г.Чебоксары от 12 декабря 2009 года удовлетворено ходатайство следователя об избрании в отношении С. меры пресечения в виде заключения под стражу.

В кассационной жалобе защитник подозреваемого просил постановление отменить, ссылаясь на то, что суд не привел в постановлении конкретных обстоятельств, указывающих на необходимость заключения С. под стражу.

Судебная коллегия постановление отменила, указав в определении следующее.

Согласно ст.108 УПК РФ заключение под стражу в качестве меры пресечения применяется в отношении подозреваемого или обвиняемого в совершении преступлений, за которые уголовным законом предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок свыше 2 лет при невозможности применения иной, более мягкой меры пресечения. В постановлении об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу должны быть указаны конкретные фактические обстоятельства, на основании которых суд принял такое решение.

Из представленных материалов видно, что С. имеет постоянное место жительство в городе Чебоксары, вину в содеянном признает, раскаивается и сожалеет о случившемся, ранее не судим, к уголовной ответственности привлекается впервые.

Каких-либо конкретных, фактических данных, свидетельствующих о необходимости избрания в отношении С. меры пресечения в виде заключения под стражу, органами предварительного следствия суду представлено не было.

В обоснование необходимости избрания меры пресечения в виде заключения под стражу суд ограничился лишь перечислением положений ст.97 УПК РФ, указав, что С. может скрыться от предварительного следствия, продолжить заниматься преступной деятельностью, воспрепятствовать производству по уголовному делу.

Однако судом вышеуказанные выводы в постановлении не мотивированы.

X Кассационное дело № 22-2523
Изменено: Наталия Семенова - 26.03.2015 14:11:38
 
Из отчета/плана дальнейших действий Уполномоченного РФ при Европейском Суде
26.03.2013
(можно вставлять в ход-ва об избрании меры пресечения, не связанной с лишением свободы, или в жалобы на арест)

Раздел II посвящен. Его заглавие "Обеспечение более взвешенного подхода к избранию и продлению меры пресечения в виде заключения под стражу"

Учитывая, что, как отметил Европейский Суд, проблемы, связанные с условиями содержания под стражей, в числе которых переполненность следственных изоляторов, во многом проистекают из проблемы необоснованного и/или чрезмерно длительного применения меры пресечения в виде заключения под стражу, российские власти рассматривают в качестве одного из важнейших приоритетов обеспечение взвешенного подхода к избранию и продлению данной меры пресечения.
Действующее российское законодательство, в частности, статьи 97, 99, 108 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации (далее - УПК РФ) содержит исчерпывающий перечень оснований и подробно регламентирует судебный порядок применения меры пресечения в виде заключения под стражу, а также предусматривает ряд гарантий соблюдения прав и свобод граждан при применении данной меры пресечения. Российский закон прямо указывает, что заключение под стражу является исключительной мерой, и обязывает правоприменительные органы при решении вопроса об избрании и продлении данной меры учитывать все обстоятельства, касающиеся ситуации подозреваемого или обвиняемого в совершении преступления, в том числе тяжесть преступления, сведения о личности, возраст, состояние здоровья, семейное положение, род занятий и другие обстоятельства, а также в обязательном порядке рассматривать вопрос о применении альтернативных мер пресечения, не связанных с лишением свободы.
За последнее время осуществлен ряд мер, направленных на либерализацию уголовно-исполнительной политики, гуманизацию исполнения наказания, создание предпосылок для внедрения концептуально новой пенитенциарной деятельности, соответствующей международным стандартам.
В частности, предпринят ряд серьезных шагов, направленных на сужение сферы применения наказания в виде лишения свободы и расширение практики назначения альтернативных наказаний, а также на ограничение избрания меры пресечения в виде заключения под стражу.
В соответствии с Федеральным законом от 7 апреля 2010 г. № 60-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» осуществлена дальнейшая либерализация уголовного законодательства, в том числе в отношении меры пресечения к лицам, подозреваемым или обвиняемым в совершении преступлений в сфере экономики. В частности, в статью 108 УПК РФ, внесены изменения, согласно которым заключение под стражу в качестве меры пресечения не может быть применено в отношении подозреваемого или обвиняемого в совершении ряда предусмотренных УК РФ преступлений в сфере экономической деятельности.
Названным законом также внесены существенные коррективы в статью 106 УПК РФ (залог), в том числе подробно регламентированы основания и порядок применения меры пресечения в виде залога и предусмотрено, что залог может быть избран в любой момент производства по уголовному делу. В дальнейшем Федеральным законом от 6 декабря 2011 г. № 405-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в части совершенствования порядка обращения взыскания на заложенное имущество» внесены необходимые дополнения в Закон Российской Федерации от 29 мая 1992 г. № 2872-1 «О залоге». Названные изменения позволили значительно расширить возможность применения меры пресечения в виде залога.
Федеральным законом от 7 декабря 2011 г. № 420-ФЗ «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации» значительно изменена редакция ст. 107 УПК РФ (домашний арест). Этим же законом предусмотрено использование аудиовизуальных, электронных и иных технических средств контроля за нахождением подозреваемого или обвиняемого в месте исполнения меры пресечения в виде домашнего ареста.
В развитие данного закона Указом Президента РФ 30 марта 2012 г. № 351 функция по осуществлению контроля за нахождением подозреваемого или обвиняемого в месте исполнения меры пресечения в виде домашнего ареста и за соблюдением им наложенных судом запретов и (или) ограничений возложена на уголовно-исполнительные инспекции ФСИН России, с внесением соответствующих изменений в Положение о названной службе. Постановлением Правительства РФ от 23 апреля 2012 г. № 360 внесены необходимые коррективы в Положение об уголовно-исполнительных инспекциях.
Таким образом, созданы правовые механизмы, которые позволили в текущем году более активно использовать альтернативную заключению под стражу меру пресечения в виде домашнего ареста. По данным ФСИН России, в уголовно-исполнительные инспекции по итогам 7 месяцев 2012 г. на исполнение поступило порядка тысячи судебных решений о применении меры пресечения в виде домашнего ареста. При этом происходит ежемесячное увеличение количества данных решений в среднем на 49 %.
Федеральным законом от 29 декабря 2010 г. № 434-ФЗ предусмотрена возможность изменения меры пресечения в виде заключения под стражу при выявлении у подозреваемого или обвиняемого тяжелого заболевания, препятствующего его содержанию под стражей. В развитие этого закона постановлением Правительства Российской Федерации от 14 января 2011 г. № 3 утвержден Перечень тяжелых заболеваний, препятствующих содержанию под стражей подозреваемых или обвиняемых в совершении преступлений. Названные нормы также позволили сократить количество содержащихся под стражей лиц.
Федеральным законом от 21 апреля 2011 г. № 78-ФЗ внесены изменения в Федеральный закон «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений», которые предусматривают расширение возможности адвокатов (защитников) по обеспечению конституционного права граждан на получение квалифицированной юридической помощи.
Наряду с этим принят ряд федеральных законов, направленных на гуманизацию действующего законодательства, которые создают условия для более широкого применения альтернативных мер пресечения. В соответствии со ст. 107 УПК РФ мера пресечения в виде заключения под стражу может применяться в отношении подозреваемого или обвиняемого в совершении преступлений, за которые предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок свыше 2 лет. В числе принятых за последнее время законов, которые предусматривают наказание до 2 лет лишения свободы или меры наказания, не связанные с лишением свободы:
- Федеральный закон от 27 декабря 2009 г. № 377-ФЗ, которым в статьях 45 и 88 УК РФ расширен перечень назначаемых видов наказаний посредством дополнения альтернативного наказания в виде ограничения свободы. В дальнейшем федеральными законами от 7 декабря 2011 г. № 420-ФЗ и от 1 марта 2012 г. № 18-ФЗ санкции ряда статей УК РФ дополнены данным видом наказания.
- Федеральный закон от 6 мая 2010 г. № 81-ФЗ, которым в санкции более чем 40 статей включено другое альтернативное лишению свободы наказание - обязательные работы.
- Федеральный закон от 7 марта 2011 г. № 26-ФЗ, которым из ряда предусмотренных УК РФ преступлений исключены нижние пределы санкций в виде лишения свободы, в отношении некоторых деяний введены наказания, не связанные с изоляцией от общества.
- Федеральный закон 7 декабря 2011 г. № 420-ФЗ, которым расширен перечень преступлений, отнесенных к категории небольшой тяжести. Наряду с этим предусмотрены ограничения при назначении наказания в виде лишения свободы осужденному, впервые совершившему преступление небольшой тяжести, а также с 1 января 2013 г. вводится новый вид уголовного наказания – принудительные работы.
7 марта 2012 г. Президентом РФ в Государственную Думу Федерального Собрания Российской Федерации внесен проект Федерального закона № 33012-6 «О внесении изменений в статьи 62 и 303 Уголовного кодекса Российской Федерации и Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации», который 18 мая 2012 г. принят в первом чтении.
Законопроектом предлагается ввести сокращенный порядок дознания, который позволит исключить необоснованное затягивание сроков досудебного производства, когда уголовное дело не представляет правовой и фактической сложности, а причастность лица к совершению преступления не вызывает сомнения. Предусматривается сокращенный срок производства дознания, который по общему правилу не должен превышать 15 суток (с возможностью продления его в исключительных случаях до 20 суток), ограничиваются пределы доказывания (доказательства будут собираться в объеме, минимально необходимом для установления события преступления и обстоятельств причастности к нему обвиняемого). В соответствии с законопроектом сокращенный порядок дознания возможен при условии, что уголовное дело возбуждено в отношении конкретного лица, которое признает свою вину, характер и размер причиненного преступлением вреда и согласно с ведением уголовного судопроизводства по его делу в сокращенном порядке. Постановление приговора по делам рассматриваемой категории будет осуществляться в особом порядке принятия судебного решения при согласии обвиняемого с предъявленным ему обвинением (глава 40 УПК РФ), то есть без проведения судебного следствия. Очевидно, что данные правовые механизмы позволят исключить необходимость применения меры пресечения в виде заключения под стражу.
В рамках создания национальной системы реабилитации и ресоциализации на основании международного опыта Федеральной службой Российской Федерации по контролю за оборотов наркотиков (далее – ФСКН России) осуществляется разработка проекта федерального закона «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» по стимулированию лиц к освобождению от наркотической зависимости. Таким образом, подготовка названного законопроекта направлена в том числе на профилактику наркомании и, как следствие, сокращение рецидивной преступности и применения меры пресечения в виде заключения под стражу.
Важное влияние на правоприменительную практику оказывают постановления Конституционного Суда Российской Федерации.
В ряде вынесенных за последние годы постановлений Конституционного Суда по конкретным делам в русле международных стандартов и конвенционных принципов разъяснен конституционно-правовой смысл норм УПК РФ и изложена правовая позиция по вопросам: соблюдения сроков содержания под стражей и рассмотрения ходатайств об освобождении из-под стражи; права быть судимым без неоправданной задержки; исследования и индивидуализации российскими судами конкретных фактов и личных обстоятельств, которые обосновывали бы продление сроков содержания под стражей; неправомерности отказа судов рассматривать в полном объеме те аргументы, которые выдвигаются в ходатайствах стороны защиты об освобождении обвиняемого из-под стражи; недопустимости избрания меры пресечения в виде заключения под стражу лишь на том основании, что дело переда­но в суд; обязанности кассационной и надзорной инстанции в случае отмены обвинительного приговора и направления уголовного дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции разрешать и вопрос о мере пресечения; избрания других альтернативных мер пресечения.
В 2012 г. Конституционный Суд изложил важные применительно к исполнению «пилотного» постановления правовые позиции относительно порядка инициирования и рассмотрения вопроса о замене меры пресечения в виде заключения под стражу на залог (определение от 29 мая 2012 г. № 1015-О), порядка возбуждения ходатайства об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу в случае осуществления расследования следственной группой (определение от 11 мая 2012 г. № 636-О), о действии предусмотренного законодательством запрета на применение меры пресечения в виде заключения под стражу в отношении лица, обвиняемого в совершении преступления в сфере предпринимательской деятельности, но не имеющего статуса предпринимателя (определение от 25 мая 2012 г. № 28-О-О).
Значительную роль имеют постановления Пленума Верховного Суда, в которых с учетом конвенционных принципов и практики Европейского Суда российским судам даны руководящие разъяснения, касающиеся различных аспектов рассматриваемой проблематики. За последние несколько лет Пленумом Верховного Суда принят целый ряд постановлений, в которых отражены правовые позиции, ориентирующие судей на необходимость взвешенного подхода к избранию меры пресечения в виде заключения под стражу, а также сделан акцент на необходимости более широкого применения альтернативных мер пресечения (постановления от 29 октября 2009 г. № 22 «О практике применения судами мер пресечения в виде заключения под стражу, залога и домашнего ареста», от 1 февраля 2011 г. №1 «О судебной практике применения законодательства, регламентирующего особенности уголовной ответственности и наказания несовершеннолетних», от 29 ноября 2011 г. № 17 «О практике применения судами норм главы 18 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, регламентирующих реабилитацию в уголовном судопроизводстве», от 14 июня 2012 г. № 11 «О практике рассмотрения судами вопросов, связанных с выдачей лиц для уголовного преследования или исполнения приговора, а также передачей лиц для отбывания наказания»).
Генеральной прокуратурой, СК России, МВД России приняты инструкции и указания, в которых обращено внимание на необходимость неукоснительного соблюдения принципов законности и обоснованности при внесении судам предложений об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу. В текущем году названные вопросы явились предметом обсуждения на коллегиях и координационных совещаниях.
9 ноября 2011 г. Генеральным прокурором Российской Федерации утверждено Указание № 392/49 «Об усилении прокурорского надзора за исполнением требований уголовно-процессуального законодательства о задержании, заключении под стражу и продлении срока содержания под стражу». В соответствии с требованиями данного Указания подчиненные прокуроры систематически обобщают и анализируют исполнение норм закона о применении мер уголовно-процессуального принуждения в целях обеспечения сбалансированного подхода к ограничению конституционных прав граждан в уголовном судопроизводстве.
По информации Генеральной прокуратуры, в настоящее время обеспечено участие прокуроров во всех судебных заседаниях при рассмотрении ходатайств следственных органов об избрании меры пресечения. При этом соответствующие материалы, а в необходимых случаях - уголовные дела тщательно изучаются. В случае выявления нарушений прав граждан прокуроры занимают принципиальную позицию в целях исполнения требований действующего законодательства, способствуют принятию законного решения.
В соответствии с приказом СК России от 15 января 2012 г. № 3 «Об организации процессуального контроля при возбуждении ходатайств о продлении срока предварительного следствия, избрании меры пресечения в виде заключения под стражу и продлении срока содержания под стражей» территориальные следственные управления по субъектам Российской Федерации каждое полугодие анализируют причины продления процессуальных сроков от 6 до 12 месяцев и свыше 12 месяцев. Соответствующий анализ в рамках внутреннего процессуального контроля проведен по итогам 2011 г. и 1-го полугодия 2012 г. с внесением необходимых коррективов в работу следственных органов.
В целях снижения фактического наполнения СИЗО, с учетом выводов, изложенных в «пилотном» постановлении, ФСИН России организовано проведение территориальными органами мероприятий, связанных с направлением в суды и органы прокуратуры сведений о фактической наполняемости СИЗО и длительных периодах содержания под стражей конкретных лиц. Кроме того, начальниками следственных изоляторов более активно стали использоваться полномочия, предусмотренные ч. 3 ст. 50 Федерального закона «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений», по освобождению лиц, в отношении которых истекли установленные законом или судебным постановлением сроки содержания под стражей. За период 2011 г. – август 2012 г. постановлениями начальников следственных изоляторов освобождено около 800 таких лиц.
Вопросы более взвешенного подхода к избранию меры пресечения в виде заключения под стражу систематически обсуждаются в субъектах Российской Федерации на координационных и иных межведомственных совещаниях с участием судей, прокуроров, сотрудников следственных органов и работников УИС.
Сегодня мы наблюдаем реальные результаты предпринятых мер.
 
А вот и план усовершенствования:
II.II. План дальнейших действий по обеспечению более взвешенного подхода к избранию и продлению меры пресечения в виде заключения под стражу
1. Провести по итогам 2012 г. обобщение и анализ соблюдения законодательства о применении мер уголовно-процессуального принуждения в целях обеспечения сбалансированного подхода к ограничению конституционных прав граждан в уголовном судопроизводстве.
Срок – июль 2013 г.
В дальнейшем соответствующие обобщение и анализ на систематической основе проводить в порядке, установленном Указанием Генерального прокурора от 9 ноября 2011 г. № 392/49 «Об усилении прокурорского надзора за исполнением требований уголовно-процессуального законодательства о задержании, заключении под стражу и продлении срока содержания под стражей».
Исполнитель: Генеральная прокуратура.
2. По итогам 1-го полугодия 2012 г. провести анализ следственной практики причин продления свыше 6 месяцев срока предварительного следствия и срока содержания под стражей подозреваемых и обвиняемых с позиции обеспечения полноты расследования и соблюдения принципов «разумности» процессуальных сроков.
Срок - декабрь 2012 г.
Исполнители: СК России, ФСКН России.
В дальнейшем территориальным органами СК России по субъектам Российской Федерации каждое полугодие анализировать причины продления процессуальных сроков от 6 месяцев до 12 месяцев и свыше 12 месяцев в порядке, установленном приказом СК России от 15 января 2011 г. № 3 «Об организации процессуального контроля при возбуждении ходатайств о продлении срока предварительного следствия, избрании меры пресечения в виде заключения под стражу и продлении срока содержания под стражей».
Исполнитель: СК России.
3. По итогам 2012 г. провести анализ причин продления срока предварительного следствия и срока содержания под стражей подозреваемых и обвиняемых с позиции обеспечения полноты расследования и соблюдения принципов «разумности» соответствующих процессуальных сроков.
Срок – июль 2013 г.
Исполнитель: МВД России, ФСКН России.
 
.....
5. Организовать проведение в субъектах Российской Федерации межведомственных совещаний с участием представителей органов УИС, прокуратуры, следственных органов и соответствующих судов по обсуждению проблемных вопросов, связанных с обеспечением более взвешенного подхода к избранию меры пресечения в виде заключения под стражу, а также организации по данным вопросам оперативного обмена информацией и конструктивного межведомственного взаимодействия.
Срок – май 2013 г.
Исполнители: Генеральная прокуратура, ФСИН России, СК России, МВД России с участием представителей соответствующих судов.
6. Проанализировать информацию по результатам проведенного опроса судов общей юрисдикции о проблемах, возникающих при избрании судами меры пресечения в виде залога и домашнего ареста.
Срок - июль 2013 г.
Исполнители: Верховный Суд с участием Минюста России, Генеральной прокуратуры, СК России, МВД России, ФСИН России, ФСКН России.
Проработать вопрос о необходимости внесения изменений в Постановление Пленума Верховного Суда от 29 октября 2009 г. № 22 «О практике применения судами мер пресечения в виде заключения под стражу, залога и домашнего ареста», коррективов в правоприменительную практику с учетом правовых позиций Европейского Суда.
Исполнители: Верховный Суд с участием Минюста России, Генеральной прокуратуры, СК России, МВД России, ФСИН России, ФСКН России.
Срок - июль 2013 г.

Проработать вопрос о необходимости внесения изменений в действующее законодательство.
Исполнители: Минюст России с участием Верховного Суда, Генеральной прокуратуры, СК России, МВД России, ФСИН России, ФСКН России.
Срок - июль 2013 г.
7. В целях реализации п. 10 статьи 107 УПК Российской Федерации подготовить проект постановления Правительства Российской Федерации «Об утверждении перечня и порядка применения аудиовизуальных, электронных и иных технических средств, которые могут использоваться в целях осуществления контроля за нахождением подозреваемого или обвиняемого в месте исполнения меры пресечения в виде домашнего ареста и за соблюдением им наложенных судом запретов и (или) ограничений».
Срок – июнь 2013 г.
Исполнители: Минюст России, ФСИН России, МВД России.

 
Цитата
Елена пишет:
По итогам 2012 г. провести анализ причин продления срока предварительного
следствия и срока содержания под стражей подозреваемых и обвиняемых с позиции
обеспечения полноты расследования и соблюдения принципов «разумности»
соответствующих процессуальных сроков.
Значит сажать начнут быстрее...
 
8. Завершить процедуры принятия внесенного Президентом РФ 7 марта 2012 г. в Государственную Думу и принятого в 1 чтении проекта Федерального закона № 33012-6 «О внесении изменений в статьи 62 и 303 Уголовного кодекса Российской Федерации и Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации», которым предусматривается сокращенный порядок дознания, что позволит исключить необходимость применения меры пресечения в виде заключения под стражу.
Срок – июль 2013 г.
9. Подготовить проект федерального закона «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» по стимулированию лиц к освобождению от наркотической зависимости.
Срок – декабрь 2013 г.
Исполнители: ФСКН России с участием компетентных государственных органов.
10. Проработать вопрос о созданиив России системы пробации, предусматривающей комплекс правовых норм, включающих досудебную пробацию (исследование личности подозреваемого, доклад суду о необходимости избрания меры пресечения в виде заключения под стражу или конкретного вида уголовного наказания, предоставление места пребывания на время осуществления предварительного расследования).
Срок – декабрь 2013 г.
Исполнители: созданная по поручению Президента Российской Федерации межведомственная рабочая группа из представителей компетентных государственных органов.
11. Проработать возможность внедрения в российское законодательство и правоприменительную практику зарекомендовавшего себя опыта других стран по вопросам избрания и продления меры пресечения в виде заключения под стражу (с учетом обсуждения, состоявшегося в сентябре 2012 г. в г. Страсбурге на заседании круглого стола, и рекомендаций привлеченного к работе международного эксперта).
Срок - март 2013 г.
Исполнители: Минюст России, Верховный Суд, Генеральная прокуратура, СК России, ФСИН России, МВД России, ФСКН России


По пункту 8, видимо, переродилось предложение по всё большему и большему улучшению вот в это:
Посадить можно будет любого, доказывать ничего не нужно ЗДЕСЬ
7 августа, 2013 - 23:20
 
Верховный суд России опубликовал подробный обзор позиций Европейского суда по поводу арестов. Теперь все люди в мантиях, решая, не пора ли бросить человека за решетку, должны ориентироваться именно на европейские стандарты.

Самый главный принцип: арест всегда надо обосновать. Одной тяжести подозрений, что у человека руки по локоть в крови, мало. Ведь следствие еще может ошибаться, и лучше, чтобы гражданин не сидел понапрасну.
Наш закон указывает четкие основания для ареста, например, когда есть риск, что человек скроется или как-то помешает следствию, допустим, надавит на свидетелей. Правда, как рассказывали "РГ" некоторые адвокаты, сегодня суды в данном вопросе часто верят на слово следователям. Хотя по закону все это требуется доказывать... А при продлении ареста и вовсе суды ставят визу чуть ли не автоматически.
В подтверждение своих слов, адвокаты ссылаются на судебную статистику. По данным Судебного департамента при Верховному суде России, в прошлом году суды рассмотрели 147 тысяч 784 ходатайства об аресте. Из них 132 тысячи 923 было удовлетворено. Иными словами, "да" суды говорят в 9 случаях из 10. Такая пропорция сохраняется уже несколько лет.
Помимо этого в суды за год поступило 198 тысяч 775 ходатайств о продлении срока содержания под стражей. Из них 195 тысяч 234 раза суды согласились. Получается, когда следователь просит продлить человеку "путевку" в СИЗО, шансы услышать "да" превышают 98 процентов. И опять, соотношение не меняется много лет. Получается, утверждают некоторые правоведы, рост или снижения числа арестов зависят не столько от позиции суда, сколько от правоохранительных органов. Больше ходатайств, больше арестов. Меньше - значит меньше. Правильно ли это?
Подготовленный Верховный судом обзор в идеале должен сломать некоторые судейские стереотипы. По крайней мере, в своей практике судьи просто обязаны ориентироваться на позиции Европейского суда по правам человека. А они ломают некоторые устоявшиеся схемы. Например, как указано в обзоре, европейская инстанция от дела к делу указывала следующие основные недостатки аргументации судов: "опора на тяжесть предъявленных обвинений как первичный источник, чтобы обосновать риск, что заявитель скроется от правосудия; ссылка на наличие заграничного паспорта заявителя, его финансовые ресурсы…" Проще говоря, тяжелые обвинения в адрес богатого человека с загранпаспортом считались достаточным основанием, чтобы того арестовать. Также, как указывают в Страсбурге, наши суды часто принимали на веру подозрение, в отсутствие любой доказательной базы, что заявитель будет пытаться воздействовать на свидетелей или использовать свои связи в органах государственной власти для препятствования отправлению правосудия. Нередко люди в мантиях отказываются серьезно подумать над возможностью "применения другой, менее строгой, меры пресечения, такой как освобождение под залог".
Если же человек уже сидит, суды, согласно европейским подходам, должны помнить: чем дольше он провел времени в камере, тем меньше риск побега или других неприятностей. Значит, каждый раз нужны какие-то веские основания, чтобы продлевать срок. "Что касается ссылки судов на серьезность обвинений как на основную причину продления срока содержания под стражей, Суд неоднократно признавал, что данный довод не является сам по себе основанием продолжительного содержания под стражей, - сказано в обзоре. - Несмотря на то, что тяжесть обвинений является существенным элементом в оценке угрозы побега и повторного совершения преступления, дальнейшая необходимость ограничения свободы не может быть оправдана только тяжестью преступления. Также и продление срока содержания под стражей не может быть использовано в качестве наказания в виде лишения свободы. Это особенно верно в таких случаях,... где правовая квалификация преступления и как следствие предъявляемые заявителю обвинения определялись стороной обвинения без судебной оценки вопроса, действительно ли собранные доказательства являются основанием полагать, что подозреваемый совершил вменяемое ему преступление".
В другом пункте говорится, что "по прошествии времени первоначальные причины для заключения под стражу становятся все менее и менее существенными, и что суды должны исходить из "существенных" и "достаточных" оснований для длительного лишения свободы". "Обязательство органов власти по указанию оснований, по которым они продлевают срок содержания под стражей в качестве "меры пресечения", обретает все большее значение на более поздних этапах процесса".
Как поясняют в Европейском суде, вероятность, что фигурант скроется, "уменьшается пропорционально отбытому в следственном изоляторе сроку вследствие того, что период содержания под стражей может быть вычтен из (либо учитываться в счет) периода заключения, который может ожидать рассматриваемое лицо в случае признания его виновным, что делает страх перед ожидающим будущим менее пугающим и уменьшает намерения скрыться от правосудия". "Риск бегства также может уменьшаться, например, в случае ухудшения состояния здоровья содержащегося под стражей лица".
Еще один интересный момент: "одно лишь отсутствие постоянного места жительства и работы не являются основанием для опасений, что заявитель скроется или совершит повторное правонарушение". Значит, когда у человека временная прописка или неофициальная работа, само по себе это не довод в пользу ареста. Точно также и с риском, что гражданин помешает следствию: чем больше прошлом времени с начала процесса, тем больше должно быть собрано доказательств, а значит, по логике, уменьшается и риск, что обвиняемый как-то навредит, полагают в Европейском суде.
В таком случае, как сказано в обзоре, "суд также должен проанализировать уместные факторы, такие как прогресс в расследовании или судебном производстве, личность заявителя, его поведение до и после задержания, а также любые иные конкретные факторы в обоснование рисков, связанных с тем, что он может злоупотребить возвращенной свободой посредством действий в целях фальсификации или уничтожения доказательств, либо оказанием давления на пострадавших"
В документе приводится несколько конкретных дел по поводу ареста. Во многих случаях наши суды были правы, и это признал Страсбург. В некоторых делах были допущены ошибки. Теперь этот документ должны изучить не только судьи, но и адвокаты - ведь, если судья что-то запамятовал, они тоже могут сослаться на позиции Европейского суда.
 

Право на свободу является основополагающим правом человека. Конституция Российской Федерации, общепризнанные принципы и нормы международного права и международных договоров Российской Федерации допускают возможность ограничения права на свободу лишь в той мере, в какой оно необходимо в определенных законом целях и в установленном законом порядке.
Ограничения прав и свобод могут быть оправданы публичными интересами, если такие ограничения отвечают требованиям справедливости, являются пропорциональными, соразмерными и необходимыми для целей защиты конституционно значимых ценностей. При разрешении вопросов, связанных с применением законодательства о мерах пресечения, судам исходя из презумпции невиновности следует соблюдать баланс между публичными интересами, связанными с применением мер процессуального принуждения, и важностью права на свободу личности.
С учетом этого меры пресечения, ограничивающие свободу, – заключение под стражу и домашний арест – применяются исключительно по судебному решению и только в том случае, когда применение более мягкой меры пресечения невозможно.
В уголовно-процессуальном законодательстве Российской Федерации в соответствии со статьей 9 Международного пакта о гражданских и политических правах и статьей 5 Конвенции о защите прав человека и основных свобод предусмотрено право каждого, кто лишен свободы или ограничен в ней в результате заключения под стражу или домашнего ареста, на применение в отношении его залога или иной меры пресечения.
В связи с внесением изменений в уголовно-процессуальное законодательство и вопросами, возникающими у судов при применении мер пресечения в виде заключения под стражу, домашнего ареста и залога, а также с учетом правовых позиций Конституционного Суда Российской Федерации и Европейского Суда по правам человека Пленум Верховного Суда Российской Федерации, руководствуясь статьей 126 Конституции Российской Федерации, статьями 9 и 14 Федерального конституционного закона от 7 февраля 2011 года № 1-ФКЗ «О судах общей юрисдикции в Российской Федерации», постановляет дать судам следующие разъяснения:

Заключение под стражу
1. При принятии решений об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу и о продлении срока ее действия судам необходимо обеспечивать соблюдение прав подозреваемого, обвиняемого, гарантированных статьей 22 Конституции Российской Федерации и вытекающих из статьи 5 Конвенции о защите прав человека и основных свобод.
2. Избрание в качестве меры пресечения заключения под стражу допускается только после проверки судом обоснованности подозрения в причастности лица к совершенному преступлению. Обоснованное подозрение предполагает наличие достаточных данных о том, что лицо могло совершить преступление (лицо застигнуто при совершении преступления или непосредственно после его совершения; потерпевший или очевидцы указали на данное лицо как на совершившее преступление; на данном лице или его одежде, при нем или в его жилище обнаружены явные следы преступления и т.п.).
Проверяя обоснованность подозрения в причастности лица к совершенному преступлению, суд не вправе входить в обсуждение вопроса о виновности лица.
3. Рассматривая вопросы об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу и о продлении срока ее действия, суд обязан в каждом случае обсуждать возможность применения в отношении лица иной, более мягкой, меры пресечения вне зависимости от наличия ходатайства об этом сторон, а также от стадии производства по уголовному делу.
Заключение под стражу не может быть избрано в качестве меры пресечения, если отсутствуют предусмотренные статьей 97 УПК РФ основания, а именно: данные о том, что подозреваемый или обвиняемый может скрыться от дознания, предварительного следствия или суда, либо продолжать заниматься преступной деятельностью, либо угрожать свидетелю, иным участникам уголовного судопроизводства, либо уничтожить доказательства, либо иным путем воспрепятствовать производству по уголовному делу. В тех случаях, когда такие основания имеются, следует учитывать, что обстоятельства, являвшиеся достаточными для заключения лица под стражу, не всегда свидетельствуют о необходимости продления срока содержания его под стражей. .....
.....
 
Вчера при рассмотрении апелляционной жалобы,судья сказал,что сменить меру пресечения-арест на подписку о не выезде он не может,так как это полномочия следователя.Так ли это?
 
Судья спрашивал у обвиняемого не против ли будут родители,если ты будешь находиться под домашним арестом?! Они то не против,но к чему были все эти вопросы,если меру оставили без изменений.Мы уже и правда поверили,что отпустят под домашний арест.Наивные.......
 
Цитата
Люда пишет:
Вчера при рассмотрении апелляционной жалобы,судья сказал,что сменить меру пресечения-арест на подписку о не выезде он не может,так как это полномочия следователя.Так ли это?
Нет, это не так.
 
Цитата
Люда пишет:
Вчера при рассмотрении апелляционной жалобы,судья сказал,что сменить меру пресечения-арест на подписку о не выезде он не может,так как это полномочия следователя.Так ли это?
Вспомните дело Навального.
Суд постановил обвинительный приговор, одновременно избрав меру пресечения в виде содержания под стражей. Стража была отменена апелляционным судом.


11. Постановление судьи об избрании в качестве меры пресечения заключения под стражу или об отказе в этом может быть обжаловано в апелляционном порядке с учетом особенностей, предусмотренных статьей 389.3 настоящего Кодекса, в течение 3 суток со дня его вынесения. Суд апелляционной инстанции принимает решение по жалобе или представлению не позднее чем через 3 суток со дня их поступления. Решение суда апелляционной инстанции об отмене постановления судьи об избрании в качестве меры пресечения заключения под стражу подлежит немедленному исполнению. Решение суда апелляционной инстанции может быть обжаловано в кассационном порядке по правилам, установленным главой 47.1 настоящего Кодекса.
 
Если в судебном заседании присутствовал один прокурор,а в постановлении написана фамилия совсем другого человека,является ли это нарушением,и кому (куда) в подобных ситуациях нужно писать?
 
О каком постановлении идет речь?
 
Цитата
Олег Москвин пишет:
О каком постановлении идет речь?
Постановление районного суда о продлении меры пресечения.
 
Предположительно, имела место техническая ошибка. Надо, естественно, ею попользоваться. Шансы на извлечение практической пользы крайне малы, но попробовать-то надо.

Постановление может быть обжаловано в апелляционном и затем в кассационном порядке.
Указывать при обжаловании на то, что в рассмотрении участвовал какой-то другой человек (с точки зрения имеющегося в вашем распоряжении судебного решения - неустановленный) не нужно, этим вы сами фактически согласитесь с тем, что причина всего лишь в технической ошибке.
В жалобе укажите на то, что согласно ч. 4 ст.108 УПК "Постановление о возбуждении ходатайства об избрании в качестве меры пресечения заключения под стражу подлежит рассмотрению единолично судьей районного суда или военного суда соответствующего уровня с обязательным участием подозреваемого или обвиняемого, прокурора, защитника, если последний участвует в уголовном деле...". В решении суда указано, что постановление было рассмотрено с участием прокурора Иванова, однако в действительности прокурор Иванов не участвовал в рассмотрении. При этом, в судебном заседании не выяснялось, был ли прокурор Иванов заблаговременно извещен, а также причины его неявки. Таким образом, при рассмотрении постановления было допущено несоблюдение процедуры судопроизводства, что могло повлиять на вынесение законного и обоснованного судебного решения.
На основании вышеизложенного и в соответствии со ст. 389.15 и 389.17 УПК просите отменить постановление как вынесенное с существенным нарушением уголовно-процессуального закона, обвиняемого из-под стражи освободить.



 
Цитата
Олег Москвин пишет:
Постановление может быть обжаловано в апелляционном и затем в кассационном порядке.
Олег скажите,а эту жалобу подавать так же через районный суд нужно?
 
Апелляционную - да. В течение 3 суток.
Кассационную - напрямую.
 
Подскажите,если в СИЗО карантин продлили до 1 июня,а у нас мера пресечения заканчивается 21 мая,могут ли обвиняемого не вывезти на судебное заседание на продление меры и продлить меру пресечения без его присутствия?
 
Уголовно-процессуальное законодательство не предполагает возможности рассмотрения вопроса о продлении меры пресечения в отсутствии обвиняемого:
Статья 228. Вопросы, подлежащие выяснению по поступившему в суд уголовному делу

2. Вопрос об избрании меры пресечения в виде залога, домашнего ареста или заключения под стражу либо о продлении срока домашнего ареста или срока содержания под стражей рассматривается в судебном заседании судьей по ходатайству прокурора или по собственной инициативе с участием обвиняемого, его защитника, если он участвует в уголовном деле, законного представителя несовершеннолетнего обвиняемого и прокурора в порядке, установленном статьей 108 настоящего Кодекса, либо на предварительном слушании, проводимом при наличии оснований, предусмотренных частью второй статьи 229 настоящего Кодекса. Стороны должны быть извещены о месте, дате и времени судебного заседания не менее чем за 3 суток до его начала.

Данную позицию полностью разделяет Конституционный Суд РФ:

Постановление Конституционного Суда РФ от 22.03.2005 N 4-П

4. Признать статьи 227 и 228, части вторую и третью статьи 231, статью 477 (приложение 15) УПК Российской Федерации в части, устанавливающей порядок разрешения судьей в стадии подготовки к судебному заседанию вопроса о мере пресечения, не противоречащими Конституции Российской Федерации, поскольку содержащиеся в них положения по своему конституционно-правовому смыслу предполагают необходимость обеспечения обвиняемому права участвовать в рассмотрении судом вопроса об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу, о продлении срока содержания под стражей или об оставлении данной меры пресечения без изменения, изложить свою позицию и представить в ее подтверждение необходимые доказательства.


Но при этом, ст. 109 УПК предусматривает исключения:

13. Рассмотрение судом ходатайства о продлении срока содержания обвиняемого под стражей в его отсутствие не допускается, за исключением случаев нахождения обвиняемого на стационарной судебно-психиатрической экспертизе и иных обстоятельств, исключающих возможность его доставления в суд, что должно быть подтверждено соответствующими документами. При этом участие защитника обвиняемого в судебном заседании является обязательным.


"О практике применения судами законодательства о мерах пресечения в виде заключения под стражу, домашнего ареста и залога":

14. Установленное частью 4 статьи 108 и частью 13 статьи 109 УПК РФ общее правило, согласно которому вопросы об избрании заключения под стражу в качестве меры пресечения и о продлении срока ее действия рассматриваются судом в судебном заседании с обязательным участием подозреваемого, обвиняемого, имеет исключения.
В частности, суд вправе в отсутствие лица:
а) принять решение об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу в отношении обвиняемого, объявленного в международный розыск (часть 5 статьи 108 УПК РФ);
б) избрать данную меру пресечения в отношении не содержащегося под стражей обвиняемого, который скрылся от суда (часть 2 статьи 238 УПК РФ), при условии, что данный факт с достоверностью установлен судом;
в) рассмотреть вопрос о продлении срока содержания под стражей в отношении находящегося на стационарной судебно-психиатрической экспертизе обвиняемого, психическое состояние которого исключает его личное участие в судебном заседании, или при наличии иных документально подтвержденных обстоятельств, исключающих возможность доставления обвиняемого в суд (часть 13 статьи 109 УПК РФ);
г) избрать данную меру пресечения при рассмотрении уголовного дела в суде вышестоящей инстанции, когда осужденный, должным образом извещенный о дате, времени и месте судебного заседания, отказался от участия в заседании суда, который избирает эту меру пресечения.
При рассмотрении судом первой инстанции вопросов об избрании заключения под стражу и о продлении срока действия этой меры пресечения в отсутствие подозреваемого, обвиняемого в судебном заседании обязательно участие защитника.
Рассмотрение вопроса о мере пресечения в отсутствие лица, в отношении которого решается указанный вопрос, не препятствует обжалованию этим лицом судебного решения.


 
Спасибо Олег! Дело в том,что обвиняемый стал сомневаться о своём присутствии в суде,потому что его сокамерника не вывозили в суд,а потом принесли постановление о продлении меры непосредственно в СИЗО,поэтому не исключает,что и с ним так же могут поступить.
 
Заключение лица под стражу на основании судебного решения, принятого через два дня после отказа другого суда в удовлетворении аналогичного ходатайства следователя по другому уголовному делу, принимая во внимание, что речь фактически шла о расследовании одного крупного дела, формально разделенного на части (и позже объединенного), о чем следствию было известно, представляло собой нарушение пункта 1 статьи 5 Конвенции, гарантирующего заключение под стражу только в порядке, установленном законом, поскольку в соответствии с частью 9 статьи 108 УПК РФ повторное обращение в суд с ходатайством о заключении под стражу одного и того же лица по тому же уголовному делу после вынесения судьей постановления об отказе в избрании этой меры пресечения возможно лишь при возникновении новых обстоятельств, обосновывающих необходимость заключения лица под стражу, в то время как никаких новых обстоятельств за два дня явно не возникло, от судьи, отказавшего в удовлетворении ходатайства в первый раз, были скрыты масштабы уголовного дела, что позволило органам расследования создать "новое уголовное дело", чтобы любыми путями добиться заключения нужного им лица под стражу в обход закона и решения первого суда об отказе в удовлетворении аналогичного ходатайства. К такому выводу ЕСПЧ пришел в оглашенном сегодня Постановлении по делу «Дубинский против России» (Dubinskiy v. Russia, жалоба N 48929/08).
 
ПРЕЗИДИУМ ВЕРХОВНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ПОСТАНОВЛЕНИЕ от 3 сентября 2014 г. N 104-П14 О ВОЗОБНОВЛЕНИИ ПРОИЗВОДСТВА ПО УГОЛОВНОМУ ДЕЛУ ВВИДУ НОВЫХ ОБСТОЯТЕЛЬСТВ (Извлечение)

В представлении Председателя Верховного Суда Российской Федерации Лебедева В.М. поставлен вопрос о возобновлении производства по уголовному делу в связи с тем, что Европейским Судом по правам человека установлены нарушения положений Конвенции о защите прав человека и основных свобод, допущенные при рассмотрении уголовного дела в отношении Васильева в суде Российской Федерации.

Президиум Верховного Суда Российской Федерации находит представление подлежащим удовлетворению.

Васильев обратился с жалобой в Европейский Суд по правам человека утверждая, что он содержался под стражей в ненадлежащих условиях и в течение необоснованно длительного времени.

Европейский Суд по правам человека по результатам рассмотрения дела по жалобе Васильева в своем постановлении от 17 октября 2013 г. констатировал, что имело место нарушение ст. 3, п. 3 ст. 5, ст. 13 Конвенции.

Установленное Европейским Судом по правам человека нарушение положений Конвенции о защите прав человека и основных свобод при рассмотрении судом Российской Федерации уголовного дела является в соответствии с подп. «б» п. 2 ч. 4 ст. 413 УПК РФ основанием для возобновления производства по этому делу ввиду новых обстоятельств.

Согласно ч. 5 ст. 415 УПК РФ, Президиум Верховного Суда Российской Федерации по результатам рассмотрения представления отменяет или изменяет судебные решения по уголовному делу в соответствии с постановлением Европейского Суда по правам человека.

По смыслу названных норм закона в их взаимосвязи Президиум Верховного Суда Российской Федерации принимает решение об отмене или изменении вступивших в законную силу приговора, определения или постановления суда в тех случаях, когда установленное Европейским Судом по правам человека нарушение Конвенции о защите прав человека и основных свобод позволяет сделать вывод о незаконности, необоснованности или несправедливости состоявшихся судебных решений.

Европейский Суд по правам человека в постановлении по делу «Сергей Васильев против России» от 17 октября 2013 г. указал, в частности, что после задержания 11 октября 2005 г. заявитель оставался под стражей до вынесения обвинительного приговора в отношении него 7 февраля 2007 года. При вынесении постановлений о продлении срока содержания заявителя под стражей в ходе предварительного следствия национальные суды ссылались на серьезность выдвинутых против него обвинений и его предыдущие судимости, отмечали, что заявитель может продолжить преступную деятельность, скрыться от правосудия, оказать давление на свидетелей или иным образом препятствовать отправлению правосудия. Однако, что касается опасности совершения повторного преступления, ссылка на предыдущую судимость лица не может являться основанием для отказа в его освобождении.

При продлении сроков содержания заявителя под стражей национальные суды никогда не упоминали характер или количество предыдущих преступлений, совершенных заявителем. Поэтому опасения относительно того, что заявитель может совершить новые преступления в случае освобождения, нельзя признать обоснованными.

Национальные суды также посчитали, что заявитель может скрыться от правосудия ввиду того, что он является безработным и/или того, что он не проживал по месту регистрации.

Однако эти обстоятельства нельзя считать достаточными, учитывая, что в постановлениях суда о продлении сроков содержания заявителя под стражей ничего не говорилось о том, почему риск того, что он может скрыться от правосудия, нельзя было устранить иными средствами обеспечения его присутствия на судебных заседаниях.

Наконец, в течение всего периода содержания заявителя под стражей органы власти не рассмотрели возможность обеспечения его присутствия на судебном заседании посредством использования иных мер пресечения. Ни на одной стадии судопроизводства национальные суды не разъяснили в своих постановлениях, почему не могут быть применены в отношении заявителя альтернативные лишению свободы меры пресечения.

Таким образом, не рассмотрев конкретные факты и возможность применения альтернативных мер пресечения и ссылаясь, главным образом, на тяжесть предъявленных обвинений, органы власти продлевали срок содержания заявителя под стражей до суда по основаниям, которые, несмотря на их существенность, не могут считаться достаточными.

Соответственно, имело место нарушение пункта 3 статьи 5 Конвенции.
Поскольку Европейским Судом установлено нарушение пункта 3 статьи 5 Конвенции, судебные решения о продлении срока содержания Васильева под стражей подлежат отмене.

Источник
 
ПРЕЗИДИУМ ВЕРХОВНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
ПОСТАНОВЛЕНИЕ от 3 сентября 2014 г. N 110-П14 О ВОЗОБНОВЛЕНИИ ПРОИЗВОДСТВА ПО УГОЛОВНОМУ ДЕЛУ ВВИДУ НОВЫХ ОБСТОЯТЕЛЬСТВ (Извлечение)
....
Щербаков обратился с жалобой в Европейский Суд по правам человека, утверждая, что он содержался под стражей в ненадлежащих условиях в течение необоснованно длительного периода.

Европейский Суд по правам человека по результатам рассмотрения дела по жалобе Щербакова в своем Постановлении от 24 октября 2013 г. констатировал, что имело место нарушение статьи 3, пункта 3 статьи 5, пункта 4 статьи 5, статьи 13 Конвенции.
Установленное Европейским Судом по правам человека нарушение положений Конвенции о защите прав человека и основных свобод при рассмотрении судом Российской Федерации уголовного дела является в соответствии с пп. «б» п. 2 ч. 4 ст. 413 УПК РФ основанием для возобновления производства по этому делу ввиду новых обстоятельств.
...
Европейский Суд по правам человека в Постановлении по делу «Щербаков против России» от 24 октября 2013 г. указал, в частности, что заявитель был задержан 16 ноября 2004 г. и осужден судом первой инстанции 28 февраля 2008 г., то есть продолжительность содержания его под стражей составила три года три с половиной месяца.

Продлевая срок предварительного заключения заявителя, национальные суды ссылались на тяжесть предъявленных ему обвинений. В этой связи они отметили, что он может скрыться, продолжить преступную деятельность или оказать давление на свидетелей.

Вместе с тем национальные суды не привели в своих решениях объяснения, почему они сочли, что риск того, что заявитель мог скрыться, является решающим. По мнению Европейского Суда, риск того, что заявитель мог скрыться, не был подтвержден.

Также не были в достаточной мере подтверждены выводы национальных судов о том, что заявитель оказывал бы давление на свидетелей или иным образом препятствовал бы отправлению правосудия.
Национальные суды не сослались на жалобы свидетелей относительно угроз со стороны заявителя. Как следует из решений, суд не сослался ни на одно свидетельство относительно его заключения о том, что заявитель, вероятно, мог оказать давление на свидетелей. В любом случае, у национальных судов было достаточно времени для получения свидетельских показаний способом, который исключил бы любые сомнения относительно их достоверности, и это исключило бы необходимость продлевать срок лишения заявителя свободы на этом основании.
Следовательно, национальные суды не имели права рассматривать обстоятельства дела в части риска оказания давления на свидетелей в качестве основания для содержания заявителя под стражей.

После того как в августе 2005 г. дело было направлено в суд для рассмотрения, суд повторил ту же стандартную формулировку для продления срока заключения, в том числе и заявителя.

Продлевая срок содержания обвиняемых под стражей путем вынесения постановлений о коллективном содержании под стражей, национальные суды не рассматривали обстоятельства каждого дела.

Национальные суды также не рассмотрели возможности обеспечения явки заявителя путем избрания более мягкой меры пресечения.
Таким образом, сославшись, в основном, на тяжесть предъявленных обвинений, не обосновав свои выводы и не рассмотрев возможность применения альтернативных мер пресечения, суды продлили срок содержания заявителя под стражей на основаниях, которые, хоть и являются «существенными», не могут считаться достаточными для того, чтобы оправдать содержание под стражей в течение трех лет и трех с половиной месяцев.

Соответственно, имело место нарушение пункта 3 статьи 5 Конвенции.

Таким образом, поскольку Европейским Судом установлено нарушение пункта 3 статьи 5 Конвенции, судебные решения о продлении срока содержания Щербакова под стражей подлежат отмене.

Источник
 
Подросток 15 лет, имеет условную судимость по ч.2 ст. 161. После приговора совершил еще 3 эпизода по ч.2 ст. 158 и ч.1 ст. 166, под подпиской, не явился на следствие, систематически не посещал школу, иногда по ночам уходил из дома. Следователь обратилась в суд об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу до окончания следственных действий, суд согласился, приняв во внимание то, что подросток имеет место жительства, его возраст, но склонен к совершению преступлений и не исполнителен, в просьбе стороны защиты, законного представителя и соцпедагога ограничиться домашним арестом с полным запретом отказал. Стоит ли обжаловать решение суда, и просить применение более мягкой меры ? Или все же характеристика подростка не позволяет применить к нему другую меру, чем арест в сизо?
Страницы: 1 2 3 4 След.
Читают тему (гостей: 1)

Наши  партнеры
Новое на форумах
17.09.2019 12:07:50
Европейский Суд (ЕСПЧ)
Просмотров: 372758
Ответов: 868
12.09.2019 07:56:37
ПОПОЛНЕНИЕ ПОДБОРКИ ПОЛЕЗНЫХ СУДЕБНЫХ РЕШЕНИЙ
Просмотров: 74200
Ответов: 148
11.09.2019 18:58:14
Законотворчество в сфере оборота наркотиков
Просмотров: 553705
Ответов: 551
10.09.2019 12:00:01
Полицейские тоже плачут
Просмотров: 29872
Ответов: 133
10.09.2019 11:51:32
НАРКОПРЕСТУПЛЕНИЯ НАРКОПОЛИЦИИ
Просмотров: 65227
Ответов: 231
09.09.2019 10:29:38
Перестройка институтов обжалования приговоров
Просмотров: 4948
Ответов: 24
02.09.2019 11:45:07
Законопроект о принудительных работах
Просмотров: 103266
Ответов: 192
Рекомендации