Главная Поиск Карта сайта
Поиск по сайту
Авторизация
Логин:
Пароль:
Регистрация
Забыли свой пароль?
Легализация
petition.jpg

Закон садистов

Страницы: 1 2 След.
Закон садистов
 
«Российские колонии утонут в крови»
08 сентября 2014, 18:58Никита Сологуб
12383414
Кабмин рассмотрит законопроект Минюста о применении силы в местах лишения свободы; РП попыталась выяснить, что грозит заключенным
Правительственная комиссия по законопроектной деятельности одобрила предложенные Минюстом поправки в закон об исправительных колониях. Они уточняют порядок применения силы и спецсредств к заключенным. РП попыталась разобраться, чем грозят обитателям колоний возможные изменения.
Минюст предложил поправки в законы «Об учреждениях и органах, исполняющих уголовные наказания в виде лишения свободы» и «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений» в декабре прошлого года. Законопроект подготовлен в целях реализации Концепции развития уголовно-исполнительной системы (УИС) России до 2020 года. На сайте правительства сообщается, что законопроектная комиссия уже одобрила его — таким образом, вскоре документ будет рассмотрен Кабмином. Основатель социальной сети «ГУЛАГу.Нет» Владимир Осечкин утверждает, что отправленные на рассмотрение правительством поправки фактически не прошли согласования с экспертным и правозащитным сообществом в Общественной палате. «В ОП есть комиссия по взаимодействию с региональными ОНК, которые посещают места принудительного содержания и изнутри знают все реальные проблемы как заключенных, так и сотрудников. То, что правительственная комиссия уже согласовала этот законопроект и миновала созданные институты взаимодействия с гражданским обществом и с экспертным сообществом, хотя есть и ОП, и открытое правительство,  это уже само по себе говорит о том, что данные поправки, очевидно, не выдержат никакой публичной критики», — объяснил он РП.
Среди прочего, доработанный текст законопроекта вносит изменения в главу V закона «Об учреждениях и органах, исполняющих уголовные наказания в виде лишения свободы», которая предусматривает отдельные статьи для применения физической силы, спецсредств и оружия. Именно она и вызывает опасения правозащитников. Если в действующем сейчас законе первая статья этой главы называется «Общие требования к применению физической силы, специальных средств и оружия», то Минюст предлагает переформулировать ее заголовок так: «Право на применение физической силы, специальных средств и огнестрельного оружия». Слово «право», появившееся в заглавии статьи, регламентирующей обстоятельства, при которых надзиратели могут оказывать физическое воздействие на заключенных, настойчиво повторяется по всему тексту документа. Так, действующий закон говорит, что сотрудник УИС не просто может применить силу или спецсредства к осужденному, но «имеет  на это право».
Между выговором и избиением
Сейчас сотрудники УИС могут применять физическую силу к заключенным в порядке, предусмотренном законодательством, «на территориях учреждений, исполняющих наказания, прилегающих к ним территориях, на которых установлены режимные требования, и на охраняемых объектах для задержания осужденных, пресечения преступлений и административных правонарушений, совершаемых осужденными», если ненасильственным способом выполнить их законные требования невозможно. Минюст же предлагает эту длинную формулировку заменить на лаконичное «сотрудник УИС может применять физическую силу, в том числе боевые приемы борьбы, если несиловые способы не обеспечивают выполнения возложенных на него обязанностей». «Можно называть это приемами рукопашного боя и самбо, но по-русски это избиение. Сегодня избиение является уголовно наказуемым деянием, карается  заключением от трех до десяти лет лишения свободы. Эти же поправки развяжут руки, и по поводу и без повода сотрудники будут заниматься рукоприкладством», — комментирует это нововведение Осечкин.
В поправках Минюста есть уточнения о применении силы, которые в действующей версии закона отсутствуют. Согласно им, сотрудник УИС может применить силу не только для пресечения преступлений, но и для пресечения нарушений режима содержания. «К примеру, идет построение, и у одного заключенного в суматохе потерялась феска (кепка на тюремном сленге. — РП), и он вышел на плац с неприкрытой головой. Если сейчас на него максимум могут составить выговор или при повторном нарушении заключить в карцер, то в случае принятия поправок к нему могут запросто подойти и ударить по лицу, и это будет по закону. Заключенный отказывается делать зарядку, и его наказывают не выговором, а избиением, и это законно», — говорит правозащитник.

Помимо этого, Минюст предлагает дать надзирателям право применять силу не только для задержания осужденного или «преодоления противодействия законным требованиям сотрудника УИС», но и для осуществления обязанностей по конвоированию. Поскольку формулировка законопроекта разрешает применять силу тогда, когда «несиловые способы не обеспечивают выполнения возложенных на него обязанностей», Осечкин резонно замечает, что в случае его принятия сотрудники УИС смогут, к примеру, избить заключенного, отказавшегося конвоироваться из-за боли в животе.
В перечень оснований для применения спецсредств авторы законопроекта предлагают добавить следующую формулировку: «Когда они (заключенные. — РП) своим поведением дают основание полагать, что могут совершить побег либо причинить вред окружающим или себе». Каким образом заключенный может «дать основание полагать», что он собирается сбежать, в законопроекте не уточняется. «То есть уже за одно намерение можно избить человека. И каким образом можно доказать, что человек пытается или не пытается убежать? То есть человек неправильно чихнет, посмотрит, какой-то жест сделает, и после этого тюремщики смогут его избивать и ссылаться на эти нормативно-правовые акты», — уверен Осечкин.
Сейчас надзиратель может применить к заключенному спецсредство, только если «неповиновение» или «сопротивление», которое он оказывает, является «злостным». В редакции Минюста это слово исчезло. «По сути дела, эта новелла — легализация превышения должностных полномочий с применением насилия, и в случае ее принятия сотруднику, чтобы оправдать избиение заключенного, достаточно будет сослаться на новые нормативы и написать: "Я в его глазах, по его поведению, в его жестах понял, что он собирается совершить нападение на меня или побег, и поэтому я применил к нему спецсредства, применил к нему методы борьбы и связал его подручными средствами"», — полагает собеседник РП.
Сам же перечень оснований для применения спецсредств в новом законопроекте возрос до десяти пунктов (в нынешней версии закона их пять). К общепринятым основаниям, таким как «для отражения нападения» или «для пресечения массовых беспорядков», добавляются уточняющие «для блокирования движения групп осужденных» или «для задержания осужденного, если он может оказать вооруженное сопротивление».
Нужно больше спецсредств
Примечателен перечень предметов, которые законопроект определяет как «спецсредства». Помимо «палок специальных» и «служебных собак» к ним добавляются «электрошоковые устройства» и «светошоковые устройства». Согласно действующей редакции закона, сотрудник колонии в случае, например, массовых беспорядков, в отсутствие наручников может применить к заключенному «подручные средства связывания». В редакции Минюста же «средства сковывания движения» и вовсе вынесены отдельным пунктом. Что именно представляют собой эти «средства», не уточняется. «Правозащитники неоднократно находили в колониях ремни, на которых распинали заключенных, например, в Копейской колонии № 6, за что теперь судят ее экс-начальника Дениса Миханова. Если по действующему законодательству это однозначно указывает на признаки преступления, потому что есть спецсредство, наручники, а ремни не являются спецсредством, то теперь эти поправки позволят тюремщикам бить заключенных, связывать их веревками, жгутами, ремнями. Фактически привязывание будет узаконено. Даже если правозащитники придут в колонию и обнаружат там распятого заключенного, то тюремщики всегда скажут: «Он пытался сбежать, и мы его таким образом нейтрализовали», — комментирует Осечкин.
По словам правозащитника, эта мера абсолютно излишняя, поскольку периметр СИЗО и колоний охраняется снайперами, а случаи побегов единичны и нет необходимости менять из-за них закон. Однако есть в измененной Минюстом главе V и ограничения на применение спецсредств: так, «палкой специальной», согласно документу, нельзя бить по голове, шее, ключицам, животу, половым органам, в область проекции сердца, а водометы нельзя применять при температуре ниже нуля градусов.
Статья законопроекта, регламентирующая порядок применения оружия, отличается от действующей версии меньше остальных, однако и в ней можно обнаружить изменения. Сейчас порядок ношения оружия на территории колоний и СИЗО устанавливают территориальные органы УИС. Минюст же предлагает переформулировать эту норму таким образом, чтобы носить оружие в колониях можно было бы только для «пресечения противоправных действий осужденных». Основания для его применения остаются теми же — защита от нападения, пресечение попытки завладеть оружием или транспортом, освобождение заложников и захваченных зданий, пресечение побега и отражение вооруженного нападения на здания УИС, а также «обезвреживание животного», угрожающего чьей-либо жизни и здоровью.
Основное изменение, касающееся порядка использования оружия в колониях, содержится в пункте 31.3, которым Минюст предлагает расширить закон: «Гарантии личной безопасности вооруженного сотрудника УИС». В ней говорится, что надзиратель имеет право выстрелить в заключенного, которого ему нужно задержать, если тот попытается завладеть его оружием либо приблизиться к сотруднику колонии, «сократив при этом указанное им расстояние». Каким образом надзиратель должен определить это расстояние, поправки не проясняют. «А вдруг сотрудник будет пьяный и не сможет адекватно оценить, насколько заключенный приблизился к нему, вдруг ему покажется что-то?», — задается вопросом адвокат Сергей Бадамшин, по просьбе РП ознакомившийся с текстом законопроекта.
Отдельно в законопроекте оговариваются последствия применения физического воздействия к заключенным для сотрудников УИС. В предложенной Минюстом редакции прямо говорится, что надзиратель не несет ответственность за вред, причиненный осужденному при применении силы, спецсредств или оружия, если оно осуществлялось «по основаниям и в порядке, которые установлены настоящим законом». Бадамшин полагает, что этот пункт является главной целью его авторов. «Этот пункт так сформулирован, что применение силы в отношении заключенного и причинение ему вреда в случае их обоснованности освобождают сотрудника от любой ответственности, даже от материальной. Он вызывает больше всего вопросов. Видимо, для этого закон и писался», — говорит он.
Мастерство юридической техники
По словам Осечкина, принятие этих поправок станет прыжком от современной пенитенциарной системы, ради которой затевалась госпрограмма «Юстиция», «обратно в ГУЛАГ». «Но если в ГУЛАГе уничтожали людей по идеологическому принципу, то сегодня в колониях свирепствует коррупция, поэтому уничтожать будут тех, у кого кончатся деньги. Преступления, за которые сегодня осуждены недобросовестные тюремщики, будут легализованы. Принятие этих поправок развяжет руки нынешним надзирателям, и, учитывая их низкий профессиональный уровень, низкий уровень образования и степень напряженности, которая сейчас царит во взаимоотношениях с заключенными, я могу с полной уверенностью сказать: российские колонии утонут в крови», — прогнозирует он.
По его словам, сейчас в этих поправках нет никакой необходимости, поскольку законом предусмотрены все меры дисциплинарных взысканий, с помощью которых ФСИН может эффективно противодействовать криминальным лидерам, которые дезорганизуют работу колоний. Осечкин уверен, что череда громких обвинительных приговоров, которыми в последние годы заканчивались дела о насилии в колониях, например об убийстве заключенного брянской колонии № 6 Владимира Волкова и заключенного саратовской колонии № 13 Артема Сотникова, подействовали на «сотни тысяч сотрудников ФСИН как холодный душ». «Рядовой тюремщик понял, что если завтра кого-то побьет, а у него, не дай бог, сердце остановится из-за синяков, то его просто на десять лет в колонию самого посадят. И после этого из многих региональных управлений были недовольные звонки и обсуждения в Минюсте о том, что сами сотрудники колоний боятся работать, боятся применять спецсредства, боятся быть осужденными. Поэтому этот закон прошел правительственную комиссию — силовой блок хочет, чтобы они не боялись, чтобы били, чтобы дубинка, кулак, насилие стали главными средствами исправления. Но это — прыжок обратно в прошлое», — рассказывает правозащитник.
Адвокат Бадамшин на предположение Осечкина о том, что принятие этих поправок позволят «утопить колонии в крови», ответил:  «Этому не мешает и действующая версия закона». «Эти поправки не позволяют утопить колонии в крови, но и не запрещают этого делать. Я не вижу в нем, что он дает отмашку, давайте топить, но тем не менее эти новшества по поводу обнаженного оружия и по поводу того, что опасность нужно определять по поведению заключенного, — это путь к злоупотреблению. Все зависит от конкретного сотрудника, все на его усмотрение. Если сотрудник порядочный, — это один момент, а если это садист, то он будет пользоваться всеми возможностями, чтобы удовлетворить свои низменные амбиции. Этот закон не устраняет эти моменты. Он не ставит препон садистам. Это просто имитация бурной деятельности, закон ни о чем», — считает он.
Бадамшин предполагает, что авторы законопроекта могли сохранить размытые формулировки, дающие сотрудникам колоний почву для злоупотреблений, не из злого умысла и расчета, а лишь по причине недостаточно мастерского владения юридической техникой. «Тут налицо момент провала в юридической технике и русском языке. Назвать этот законопроект либерализирующим или ужесточающим сложно, но ясно, что законодатель просто ввиду недостаточной техники не смог исключить моменты, которые могут быть связаны со злоупотреблениями, и одновременно защитить органы ФСИН от заключенных», — полагает он. Резюмируя, юрист говорит, что законопроект «не исключает возможности злоупотреблений со стороны сотрудников ФСИН, не исключает пытки и физическое воздействие на заключенных», и в некоторых моментах даже «дает почву для них».  «Люди, которые писали законопроект этот, за большим количеством слов и букв суть потеряли», — подытожил он.
В отличие от Бадамшина и Осечкина, руководитель Казанского правозащитного центра Игорь Шолохов не увидел в документе ничего опасного. «Я не вижу в этих поправках расширения обстоятельств, при которых можно применять силу. Если сотрудник УИС не может конвоировать подследственного, потому что у него живот заболел, то он не может, конечно, его избить, а если изобьет, то окажется на скамье подсудимых. Сотрудник УИС должен, в соответствии с должностными инструкциями, осуществлять определенные действия: конвоирование, охрану их, надзор. Если он все делает в соответствии с инструкцией, то все хорошо. Если ситуация выходит из-под контроля, и другими, не силовыми способами, он осуществлять свои обязанности не может, то он применяет силу, вот о чем этот текст», — уверен он.
По мнению Шолохова, поправки носят исключительно уточняющий характер, а Минюст, составляя их, преследовал благие намерения и пытался привести «букву закона в соответствие с духом времени». В любом случае, как бы ни менялось законодательство, «садиста ничто не остановит», констатирует он и вспоминает дело о гибели четверых осужденных в колонии № 1 Копейска. «Тогда был осужден генерал ФСИН и еще 17 сотрудников. Они тоже выполняли свои обязанности, но делали это так, как считали нужным, — «ломали» заключенных для того, чтобы они утратили человеческое достоинство, стали стадом, легко управляемым. Их «гасили», не только избивали, но и издевались. Этих людей никакие инструкции не останавливали и не остановили бы», — полагает Шолохов.
С надеждой на волевого человека
Как рассказал РП Осечкин, он уже отправил письмо председателю президентского Совета по правам человека с требованием экстренно собрать его заседание и провести публичное обсуждение по вопросу законопроекта. «В данном случае однозначная обязанность СПЧ — занять правозащитную позицию и до принятия этих чудовищных поправок, которые развяжут руки недобросовестным тюремщикам, экстренно собраться и довести свою позицию до президента РФ. Если поправки вступят в силу, работа ОНК и правозащитников будет просто обессмыслена.  В случае, если СПЧ подключится и доложит об этих поправках президенту вместе со всей фактурой, то он как волевой человек, я уверен, их не подпишет», — прогнозирует он.
Начальник пресс-службы уполномоченного по правам человека в России Эллы Памфиловой Юлия Филонина сообщила РП, что омбудсмену известно о предложенных Минюстом поправках, однако пока конкретная позиция по этому вопросу не сформулирована. Сейчас сотрудники аппарата уполномоченного анализируют документ, утверждает она.
Как констатирует Осечкин, принятие этого законопроекта укладывается в общую канву происходящего в руководстве подведомственной Минюсту ФСИН. В качестве примера он приводит случай, произошедший в мае 2012 года. Тогда члены ОНК предали огласке факт убийства заключенного саратовской ИК № 13 Артема Сотникова, а тогдашний начальник ГУ ФСИН Саратовской области Александр Гнездилов в ходе пресс-конференции сообщил, что правозащитники распространяют лживые сведения о причастности к его смерти сотрудников колонии, «отрабатывая» западные гранты. В случае появления доказательств этого он пообещал уволиться. Несмотря на то, что пятеро сотрудников колонии в апреле этого года были признаны виновными в убийстве, свое обещание Гнездилов не сдержал — вместо увольнения его перевели на должность заместителя директора ФСИН РФ.
 
Члены президентского Совета по правам человека (СПЧ) вчера выступили с критикой подготовленных Минюстом законодательных поправок, расширяющих основания применять силу к заключенным. По мнению правозащитников, формулировки поправок "расплывчаты" и дают сотрудникам Федеральной службы исполнения наказаний (ФСИН) возможность "несоразмерного применения" насильственных действий.
Подготовленные Минюстом поправки в законодательство о содержании заключенных, которые вызвали недовольство у членов СПЧ, уже одобрены комиссией правительства по законопроектной деятельности. Раньше в законе "Об учреждениях и органах, исполняющих уголовные наказания в виде лишения свободы" не было норм, которые регламентируют применение надзирателями физической силы при сопротивлении заключенных. Недовольство правозащитников вызвали формулировки, которые, по их мнению, предполагают слишком широкое толкование. Так, например, согласно законопроекту, сотрудники колоний и СИЗО смогут применять физическую силу, в том числе боевые приемы борьбы, если несиловые способы не действуют (правозащитникам непонятно, что имеется в виду под понятием "несиловые способы"). Если заключенные своим поведением дают основание полагать, что могут совершить побег либо причинить вред окружающим или себе, сотрудники ФСИН будут иметь право надеть на них наручники или "иные средства ограничения подвижности". Если наручников нет, конвоир сможет использовать "подручные средства связывания".
Параллельно в Минюсте предлагают расширить гарантии личной безопасности сотрудников колоний и СИЗО. Надзиратель будет иметь право выстрелить в заключенного при задержании, если тот попытается завладеть его оружием или приблизится к нему. Какое расстояние должен соблюдать заключенный, чтобы не спровоцировать на применение оружия, в поправках не говорится. В Минюсте "Ъ" дали понять, что скопировали это положение из закона "О полиции".
В президентском Совете по правам человека категорически против предложенной Минюстом инициативы. Председатель совета Михаил Федотов заявил "Ъ", что многие положения поправок могут привести к нарушению прав граждан. "Закон, который бы регламентировал применение спецсредств сотрудниками колоний и СИЗО, безусловно, необходим, но в такой форме он неприемлем,— заявил "Ъ" господин Федотов.— Законопроект требует общественного обсуждения". По мнению члена СПЧ правозащитника Андрея Бабушкина, "поправки нарушают ст. 55 Конституции, которая запрещает принимать законы, умаляющие права и свободы граждан".
Руководитель правозащитного проекта "Гулагу.нет" Владимир Осечкин пояснил "Ъ", что сейчас за необоснованное применение силы в отношении сотрудника колонии могут возбудить уголовное дело по ст. 286 УК РФ (превышение должностных полномочий). "Если предложенные Минюстом поправки вступят в силу, то привлечь к ответственности по этой статье сотрудников колонии за избиение и пытки заключенных будет намного сложнее, чем сейчас, потому что оснований бить заключенных станет в разы больше. Надзиратели фактически получают сигнал: бить можно",— уверен правозащитник.
В Минюсте с критикой не согласны. Ответственность за превышение полномочий сотрудником УИС в законодательстве существует, отметили в ведомстве. Положение же поправок, которое освобождает сотрудника УИС от ответственности за применение оружия, "соответствует положениям Гражданского кодекса РФ о возмещении вреда, а также Уголовного кодекса РФ, устанавливающего ответственность за преступления против государственной власти". Таким образом, уверены в Минюсте, "законопроект не противоречит Конституции РФ".
Вячеслав Козлов
 
На Гулагу.нет и на других арестантских сайтах идет акция по сбору подписей против этих кровавых изменений. Пожалуйста, все неравнодушные - идите туда и подключайтесь.
 
Неужели ,твари примут этот закон
 
Цитата
оксана с пишет:
Неужели ,твари примут этот закон
Примут 100 %. Так как нужно нашему государю что б был страх и ужас. Возьмите где то был суд тоже судили группу девчат которые в храме спели и колокол нарушили и что ? Присудили охранников им заплатить за выбитый суд. А у нас?  Посадили девченок хотя конечно я их не оправдываю. Поэтому что б не было Майдана будут гнобить и уничтожать и запугивать народ. Накипело внутри. Кровавый закон это все колонии кровью залиты будут. Дан зеленый свет убийствам
 
Цитата
оксана с пишет:

Неужели ,твари примут этот закон
Ну, шум, вроде, поднялся,будем надеяться, что отвоюют.
 
Да , надежда умирает последней . Этим так руки садюгам развяжут , столько неугодных , при попытке к побегу полягут , ой страшно подумать .
 
Правительственная комиссия по законопроектной деятельности одобрила предложенные Минюстом поправки в закон об исправительных колониях. Они уточняют порядок применения силы и спецсредств к заключенным. Отдельно в законопроекте оговариваются последствия применения физического воздействия к заключенным для сотрудников УИС. В предложенной Минюстом редакции прямо говорится, что надзиратель не несет ответственность за вред, причиненный осужденному при применении силы, спецсредств или оружия, если оно осуществлялось «по основаниям и в порядке, которые установлены настоящим законом».
 
Цитата
оксана с пишет:
Правительственная комиссия по законопроектной деятельности одобрила предложенные Минюстом поправки в закон об исправительных колониях. Они уточняют порядок применения силы и спецсредств к заключенным. Отдельно в законопроекте оговариваются последствия применения физического воздействия к заключенным для сотрудников УИС. В предложенной Минюстом редакции прямо говорится, что надзиратель не несет ответственность за вред, причиненный осужденному при применении силы, спецсредств или оружия, если оно осуществлялось «по основаниям и в порядке, которые установлены настоящим законом».
Суки. Это для устрашения народа. Что б не смели Майдан повторить.
 
Цитата
оксана с пишет:
что надзиратель не несет ответственность за вред,
Вот почему Механова и не судят. Ждут когда поправки примут. А эти которые Сотникова замучили что сейчас подадут на пересмотр дела?. Совсем лафа наступила. Бей не хочу убей никто не засудит
 
Цитата
nina123 пишет:
Суки. Это для устрашения народа. Что б не смели Майдан повторить.
нет Нинуль , этим самым они , как раз добьются Майдана . Терпение не безгранично
 
Госдума пересмотрит правила применения силы к осужденным

Правительство РФ сегодня внесло в Госдуму законопроект, которым устанавливаются основания, согласно которым сотрудники ФСИН смогут применять к заключенным физическую силу, спецсредства и огнестрельное оружие.

Документом устанавливается, что сотрудник ФСИН вправе применять физическую силу, в том числе боевые приемы борьбы, если несиловые способы не действуют при пресечении преступлений и нарушений режима содержания, конвоировании, задержании осужденного, заключенного под стражу. Физическое воздействие также предлагается разрешить "для преодоления противодействия законным требованиям" представителя УИС.Подробно перечисляются случаи, когда работникам ФСИН разрешено использовать специальные палки, газовые, световые и акустические средства, электрошоковые и светошоковые устройства, служебных собак, средства сковывания движения, водометы и бронемашины.
Так, при конвоировании и охране осужденных и арестованных, "когда они своим поведением дают основание полагать, что могут совершить побег либо причинить вред окружающим или себе", сотрудник ФСИН сможет использовать "наручники и иные средства ограничения подвижности". При отсутствии последних разрешается использование "подручных средств связывания". Такой же способ нейтрализации заключенных вправе применять для "пресечения сопротивления или неповиновения" осужденных и для их задержания при побеге или после него.
Законопроектом исключается действующая сейчас норма о том, что использование водометов и бронемашины возможно только по указанию начальника или заместителя начальника пенитенциарного учреждения с "последующим уведомлением прокурора в течение 24 часов с момента их применения". Однако отмечается, что применение водометов не допускается при температуре воздуха ниже нуля градусов по Цельсию.
В документе прописаны также основания применения огнестрельного оружия. Сотрудник ФСИН сможет его использовать, в частности, для защиты себя и иных лиц от посягательства, если оно сопряжено с насилием, опасным для жизни или здоровья, для освобождения насильственно удерживаемых лиц, захваченных зданий, сооружений, помещений и транспортных средств, для задержания осужденного и лица, заключенного под стражу, оказывающих вооруженное сопротивление, а также для пресечения побега.
Сотруднику уголовно-исполнительной системы запрещается применять спецсредства и оружие в отношении женщин "с видимыми признаками беременности", лиц "с явными признаками инвалидности" и несовершеннолетних, когда их возраст "очевиден или известен" (кроме случаев вооруженного группового нападения). Не допускается нанесение человеку ударов спецпалкой по голове, шее, ключичной области, животу, половым органам и в область проекции сердца.
Предусматривается, что сотрудники исполнительных учреждений освобождаются от ответственности за вред, причиненный осужденным при применении физической силы, специальных средств или огнестрельного оружия, если это произошло на законных основаниях.


С текстом законопроекта № 802242-6 "О внесении изменений в Закон Российской Федерации "Об учреждениях и органах, исполняющих уголовные наказания в виде лишения свободы" и Федеральный закон "О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений"" можно ознакомиться здесь.
 
Законопроект Ирины Яровой состоит из двух частей. Во-первых, депутат  предлагает дополнить закон "О наркотических средствах и психотропных  веществах", значительно расширив понятие пропаганды наркотиков. Сейчас  таковой считается информация о способах изготовления запрещенных  веществ, их использовании или местах приобретения. Депутат  Яровая хочет запретить изображения наркотиков и наркосодержащих  растений и даже упоминания их названий в СМИ, кино, книгах и интернете. В  проекте особо подчеркивается запрет рассказывать гражданам о  медицинском использовании наркотиков.
 Вторая часть посвящена наказанию за такую пропаганду. Пока что это  административное правонарушение: по ст. 6.13 КоАП РФ граждан могут  оштрафовать на 5 тыс. руб., юридические лица — до миллиона. Госпожа  Яровая предлагает сделать изображение листка конопли уголовным  преступлением и наказывать двумя годами тюрьмы.
Законопроект был принят в первом чтении 25 марта.
Подробнее: http://www.kommersant.ru/doc/2735440
 
Лидерам и руководителям партий Государственной Думы РФ
                                                             Лидеру партии «Справедливая Россия» -  Миронову С.
                                                             Лидеру партии КПРФ  - Зюганову Г.
                                                             Руководителю партии ЛДПР - Жириновскому В.
                                                             Председателю партии «Единая Россия» - Медведеву Д.

                                 Уважаемые руководители партий России!

              Обращаются к Вам матери, жены, дети осужденных, отбывающих наказание в Исправительных учреждениях, СИЗО ФСИН России!
              Как нам стало известно, что 26 мая 2015 года Правительство РФ внесло в Государственную Думу РФ проект № 802242-6Федерального закона «О внесении изменений в Закон РФ «Об учреждениях и органах, исполняющих уголовные наказания в виде лишения свободы» и Федеральный закон «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений».
             Ознакомившись с данным проектом, мы родственники задержанных, подозреваемых и осужденных находимся  в «шоковом состоянии»  и считаем, что это не Закон, а «Геноцид»  собственного народа в чистом виде!              
            Согласно вышеуказанного проекта,     работники ФСИН РФ получат неограниченную власть над заключенными, подозреваемыми, задержанными. Это означает, что Правительство РФ  предложило относиться к заключенным, как к «скоту», разрешая сотрудникам Исправительных учреждений, СИЗО ФСИН РФ применять спецсредства за любые нарушения правил внутреннего распорядка (не поздоровался с начальником, покурил не в положенном  месте, не застегнута пуговица, сидел на кровати и т.д.).
             Согласно данного проекта, теперь заключенного можно «законно» бить по любому поводу.  Если сотрудник Исправительного учреждения, СИЗО ФСИН РФ  применил спецсредства и оружие, что называется «по делу», то в дальнейшем его нельзя привлечь к уголовной ответственности. Это значит, что вообще ни одного сотрудника Исправительного учреждения, СИЗО ФСИН РФ  нельзя будет привлечь к ответственности за избиения и пытки заключенных.
           Возникает справедливый вопрос: какую цель преследуют законотворцы вышеуказанного проекта, которая развязывает руки сотрудникам ФСИН РФ?  Посмотрите на «кровавую»  статистику ФСИН РФ на сегодняшний день! В лагерях творится беззаконье: пытки, избиения, изнасилования, унижение осужденных и все это под руководством администрации Исправительных  колоний, СИЗО  УФСИН РФ.            
          Считаем, что авторы данного проекта не имеют представления о реальном положении дел в учреждениях ФСИН РФ!  С принятием данного Закона возрастет всплеск еще большего насилия над осужденными и отмену уголовного наказания сотрудников ФСИН РФ! Мы считаем, что этот проект грубо нарушает Конституционные права осужденных, подозреваемых!
           Родственники осужденных, подозреваемых, задержанных  в своих обращениях  во все инстанции указывают на творящиеся нарушения в Исправительных учреждениях, СИЗО ФСИН РФ с предоставлением  доказательств этих нарушений, но Вы не слышите свой народ!
          Как говорят у нас в России: «от тюрьмы и от сумы не зарекайся»!
         Уважаемые лидеры и руководители партий! Просим Вас ответственно подойти к рассмотрению данного проекта и  учесть пожелания своего народа!



Давайте, разошлем в ГД РФ. Ведь, этот закон может коснуться каждого.
 
Комитет ГД по вопросам семьи, женщин и детей      
Мизулина Елена Борисовна, Борзова Ольга Георгиевна, Епифанова Ольга Николаевна, Яковлева Лариса Николаевна, Алимова Ольга Николаевна, Куранов Григорий Владимирович, Лысяков Алексей Алексеевич, Сенаторова Елена Николаевна, Субботин Константин Сергеевич, Ушакова Елена Юрьевна, Чиркова Ирина Александровна

Комитет ГД по безопасности и противодействию коррупции
Яровая  Ирина Анатольевна, Вахаев Хож Магомед Хумайдович, Черкесов Виктор Васильевич, Валеев Эрнест Абдулович, Горовцов Дмитрий Евгеньевич, Денисенко Олег Иванович, Луговой Андрей Константинович, Хинштейн Александр Евсеевич, Васильев Владимир Абдуалиевич, Вороненков Денис Николаевич, Выборный Анатолий Борисович, Галимарданов Марсел Магфурович, Доровин Евгений Владимирович, Езерский Николай Николаевич  ,Ковалев Николай Дмитриевич ,Колесников Олег Алексеевич ,Костунов Илья Евгеньевич ,Кочиев Роберт Иванович, Макаров Николай Иванович ,Маринин Сергей Владимирович, Мархаев Вячеслав Михайлович            ,Носов Дмитрий Юрьевич ,Резник Борис Львович ,Чайка Валентин.

Комитет ГД по гражданскому, уголовному, арбитражному и процессуальному законодательству
     
Крашенинников Павел Владимирович ,Напсо Юрий Аисович,Пинский Виктор Витальевич,Куликов Александр Дмитриевич ,Ремезков Александр Александрович ,Аршба Отари Ионович ,Кретов Александр Владимирович,Кропачев Александр Сергеевич,Лазарев Константин Александрович         ,Марданшин Рафаэль Мирхатимович Машкарин Владимир Петрович ,Синельщиков Юрий Петрович ,Скоробогатько Александр Иванович ,Сухарев Иван Константинович,Фабричный Сергей Юрьевич.
           Комитет ГД по конституционному законодательству и государственному строительству
Плигин Владимир Николаевич, Агеев Александр Александрович ,     Лысаков Вячеслав Иванович, Вяткин Дмитрий Федорович, Иванов Сергей Владимирович ,Курбанов Ризван Даниялович         ,Соловьев Вадим Георгиевич, Агузаров Тамерлан Кимович ,Волков Юрий Николаевич, Гудков Дмитрий Геннадьевич, Диденко Алексей Николаевич ,Лебедев Игорь Владимирович, Поневежский Владимир Александрович.

 
 
Правозащитники провели у Госдумы пикеты против насилия над заключенными
29.05.2015

Правозащитники провели перед зданием Госдумы одиночные пикеты против законопроекта правительства, который расширяет основания для применения силы и спецсредств в отношении заключенных, сообщает издание Moscow-live.
В пикетах у Госдумы стояли глава Московской Хельсинской группы Людмила Алексеева, директор движения «За права человека» Лев Пономарев, лидер правозащитной фракции партии «Яблоко» Валерий Борщев и бывший уполномоченный по правам человека Сергей Ковалев. Правозащитники прозвали инициативу правительства «законом садистов».

Людмила Алексеева, Сергей Ковалев, Валерий Борщев и Лев Пономарев — о том, зачем они вышли на пикет к Госдуме
Лев Пономарев во время акции заявил журналистам, что свою оценку законопроекту должен дать Совет по правам человека при президенте РФ.
Пономарев и Сергей Ковалев отметили, что закон содержит размытые формулировки. В качестве примера они привели формулировки: «нарушение режима» и «неподчинение сотрудникам», за которые, согласно документу, к заключенным можно применять силу и спецсредства.
«Если заключенный отказывается снимать шапку перед сотрудником ФСИН, это неподчинение? Его можно бить дубинкой? Если вышел в тапочках на крыльцо, это нарушение режима, за которое можно карать электрошокером?» цитирует издание
 
 
Лев Пономарев, лидер ООД «За права человека», член Московской Хельсинкской Группы:
В Госдуму 26 мая 2015 года Правительством за подписью либерала Медведева внесен законопроект, который впоследствии, я уверен, получит название «закон садистов».
Суть закона в том, что он разрешает применять физическую силу и спецсредства (включая дубинки и электрошокеры) к заключенным не только в случаях угрозы физической безопасности сотрудникам или другим лицам (как это было раньше), но и, например, в любых случаях нарушения распорядка, то есть, по любому поводу.
Этот закон находился на экспертизе в Правительстве с сентября 2014 года. Правозащитники пытались его остановить. В итоге, без экспертизы Совета по правам человека при Президенте РФ и Уполномоченного по правам человека в РФ, этот закон внесен в Госдуму. Он может быть принят буквально в течение нескольких дней.
Вот, например, одна из формулировок этого закона.
«Статья 31. Применение специальных средств
Сотрудник уголовно-исполнительной системы имеет право лично или в составе подразделения (группы) применять специальные средства в следующих случаях:
2) для пресечения преступлений или нарушений режима содержания»
То есть, если заключенный днем сел на кровать, или не поздоровался, можно избивать его дубинками или применять электрошокер. Теперь — совершенно законно.
Россия — единственная страна в Европе, где заключенных регулярно избивают, применяют к ним сексуальное насилие, убивают. Все это делается как самими сотрудниками администрации, так и руками «активистов» — заключенных, которых администрация использует для управления остальными заключенными. Факты насилия и убийств практически не расследуются, виновные наказываются очень редко, и всегда несоразмерно легкими наказаниями.
Чтобы окончательно решить вопрос, и не отвлекаться на всякие там расследования, подготовлен закон, который легализует ранее считавшиеся преступными действия — избиения заключенных.
Особой строкой в этом законопроекте прописано снятие с сотрудника ответственности за причиненный вред здоровью и имуществу того, к кому он применил силу и спецсредства. То есть, полная безнаказанность — можно искалечить и даже убить человека, и ничего за это не будет.
Какая сейчас ситуация в колониях? В последние годы в колониях произошло несколько крупных акций неповиновения, и постоянно происходят мелкие. Например, сегодня нам сообщили, что во время этапа вскрыли себе вены заключенные, которых перевозили из Вологды в Карелию. Это произошло потому, что заключенные понимали, что их везут в пыточные зоны, где их ждут нечеловеческие мучения.
Надо подчеркнуть, что подавляющее большинство акций протеста заключенных носит мирный характер. Обычно они или выходят на крышу, или стоят на плацу, или баррикадируются где-либо. То есть, они сознательно не нападают на администрацию, требуя соблюдения своих прав. Теперь такое стояние на крыше или на плацу будет законно утоплено в крови заключенных.
Основная задача, стоящая сейчас передо мной и моими коллегами-правозащитниками, — остановить принятие этого закона. Первый шаг — добиться экспертизы законопроекта Советом по правам человека при Президенте РФ и Уполномоченным по правам человека в РФ. После такой экспертизы в законопроекте точно не сохранятся эти вопиющие нормы.
Я понимаю, что депутаты готовы голосовать за что угодно, но я надеюсь, что кто-нибудь, например, Вячеслав Володин, насколько я знаю, отвечающий за внутреннюю политику в России, захочет и сумеет вмешаться в этот процесс.
Источник: Эхо Москвы, 29.05.2015
 
По поводу "закона садистов", как его называют - есть публикация в "РГ" о внесении его в Госдуму.
 
Чего они хотят добиться этим законом, они не понимают, что через 5-10 лет люди начнут возвращаться из МЛС и кого мы получим? Это будут не исправившиеся, а толпа озлобленных на весь мир, и что тогда?
 
Цитата
Асенька написал:
Чего они хотят добиться этим законом, они не понимают, что через 5-10 лет люди начнут возвращаться из МЛС и кого мы получим?
Возвращаться будет некому.  
 
В.П. Лукин о законопроекте по применению силы к заключенным

Как известно, в настоящий  момент Госдума рассматривает законопроект о расширении перечня  спецсредств и оснований применения силы к заключенным. Эта инициатива  взбудоражила общественность, а известные правозащитники провели ряд  одиночных пикетов против законопроекта.  Уполномоченный по правам  человека в РФ в 2004 -2014 гг., Президент проекта «Российские ОНК: новое  поколение», Владимир Петрович Лукин, прокомментировал, сложившуюся  ситуацию специально для сайта antiptytki.ru.
В.П. Лукин: «26 мая 2015 года Правительство  представило законопроект в Государственную думу, который вызывает у  меня серьезные опасения. Эти опасения, насколько мне известно, разделяют  очень многие ответственные, серьезные правозащитники. В этом законе  предусматривается существенное расширение возможностей органов ФСИН по  применению физического воздействия к заключённым. Во-первых, это идет в  разрез со всеми теми принципами, на которых строилась реформа ФСИН  последнее время, и которая дала определенные положительные результаты.  Особое удивление вызывает положение о том, что физическое воздействие  может применятся к­­­­ людям, которые по мнению работников ФСИН нарушают  распорядок и режим в местах заключения. Как видно из закона, определять  нарушен ли режим или не нарушен предстоит практически тем же людям,  которые и будут применять физическое воздействие, а это ведет к  полнейшему произволу.  Такой принцип резко противоречит Конституции  Российской Федерации, потому что его вступление в силу приведет к  умалению прав и свобод граждан, что запрещено Конституцией.  И  во-вторых, этот принцип приведет к практическому параличу работы  общественных наблюдательных комиссий. Таким образом, этот закон  противоречит другому федеральному закону, который действует уже в  течении 7 лет, закону «Об общественном контроле за обеспечением прав  человека в местах принудительного содержания».  ОНК создавались для  того, чтобы проветрить эти помещения, довольно затхлые; для того, чтобы  наладить постоянный и систематический контроль над произволом  правоохранительных органов применительно к заключённым.  К сожалению  примеров, того, что такие нарушения есть, тьма. В течении десятилетнего  пребывания на посту омбудсмена, тема насилия над людьми, которые по  закону отбывают наказание, являлась одной из главных наших тем борьбы с  нарушениями прав граждан. Поэтому я считаю, что всем тем, от кого  зависит принятие или непринятие этого закона надо остановится и еще раз  внимательно рассмотреть этот законопроект. Характерно, что он не был  представлен на рассмотрение ни Совету по правам человека при Президенте  РФ, насколько я знаю, и нынешний Уполномоченный по правам человека, Э.А.  Памфилова, не давала рецензию на законопроект, я не слышал мнение  Общественной палаты на этот счет. Такое впечатление, что этот закон  хотят, по сложившийся печальной традиции, протащить в ускоренном порядке  пока никто не спохватился. Поэтому я прежде всего выступаю за то, чтобы  отложить рассмотрение этого закона и подвергнуть его самому тщательному  обсуждению всех общественных структур, всех правозащитников, всех тех,  кто заботится о том, чтобы наша пенитенциарная система стала  современной, а, следовательно, более гуманной».    
Беседовала Наталия Теджетова
 
Цитата
Das написал:
Возвращаться будет некому.
Единицы, как в 53- м... Мы все давно уже для власти пыль....
 
Уполномоченный предупреждает о массовом нарушении прав при принятии законопроекта о правовом регулировании применения физической силы сотрудниками УИС

3 июня Элла Памфилова обратилась к председателю  Государственной думы Российской Федерации Сергею Нарышкину с просьбой  выступить перед депутатами нижней палаты Федерального Собрания, чтобы  убедить их в необходимости снятия с рассмотрения законопроекта № 802242–6, так как его принятие может повлечь грубые или массовые нарушения прав и свобод граждан.
В официальном письме отмечается, что довольно частые  чрезвычайные происшествия в части несоразмерного применения физической  силы и специальных средств персоналом уголовно-исполнительной системы  (УИС) по отношению к лицам, содержащимся в местах принудительного  содержания, вызывают беспокойство и озабоченность Уполномоченного.
«Хотя целесообразность наличия специальных средств, газового  и огнестрельного оружия у сотрудников уголовно-исполнительной системы  не вызывает сомнений, объем и рамки их применения должны быть строго  прописаны, их направленность должна быть ограничена необходимостью  пресечения противоправных действий. Применение физической силы  и специальных средств в отечественной пенитенциарной системе в отдельных  случаях становится причиной смерти осужденных», — говорится  в заявлении.
Уполномоченный обращает внимание на тот факт, что ещё в конце 2014  года прохождение законопроекта было приостановлено после  соответствующего обращения Уполномоченного к председателю Правительства  России, одновременно было дано указание Минюсту России учесть  предложения уполномоченного по указанному законопроекту. Уполномоченным  были подготовлены предложения, которые в январе 2015 года были  согласованы с Минюстом России.
При этом в настоящее время в Государственную Думу  Федерального Собрания Российской Федерации внесен в установленном  порядке зарегистрированный под № 802242–6 законопроект «О внесении  изменений в Закон Российской Федерации "Об учреждениях и органах,  исполняющих уголовные наказания в виде лишения свободы" и Федеральный  закон "О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении  преступлений"», в котором отсутствуют соответствующие предложения  Уполномоченного.
 
http://www.newsru.com/russia/04jun2015/buntas.html
 В любой день взорваться может любой осужденный , и могут в ответ всех поколотить - ума не надо очень много . Не жалко никого им будет для устрашения других и унижения страны !
nelsonzek  
 
Неадекватность власти, ее депутатов, отдельных министров, премьер-министра с каждым днем становится все очевиднее и опасней. Что ни день, то новость: депутаты регулируют аборты, принимают закон о нежелательных организациях, МИД России составляет список нежелательных граждан, въезд которым в страну запрещен.
Запреты, тоталитарные законы принимаются по всем «фронтам»: и в культуре, и в общественной жизни. Последний законопроект, который окрестили «законом садистов», — о расширении применения спецсредств к заключенным за нарушение режима — закон символический.
Нам просто напоминают: мы все, как и раньше, живем в двух зонах: БОЛЬШОЙ И МАЛОЙ.
И в малой зоне с заключенными теперь можно делать все, что угодно, и вертухаи не пойдут под суд, если перестараются, как то иногда бывало раньше.
Мы знаем, что отдельных садистов иногда осуждали условно или в редких случаях на несколько лет лишения свободы.
Так вот, нам напоминают: радуйтесь, вы пока еще в большой ЗОНЕ и вертухаям еще не все позволено, но будете себя плохо вести — попадете на МАЛУЮ зону, и там с вами можно будет делать все угодно.
Это не страшилка.
Просто констатация факта: наступило время варваров.
Но варвары — это только часть нашего народа. И не самая большая.
Варвары – не всесильны. Им просто так кажется.

https://openrussia.org/post/view/7565/
Страницы: 1 2 След.
Читают тему (гостей: 1)

Наши  партнеры
Новое на форумах
05.12.2019 11:41:33
ПОПОЛНЕНИЕ ПОДБОРКИ ПОЛЕЗНЫХ СУДЕБНЫХ РЕШЕНИЙ
Просмотров: 79349
Ответов: 159
01.12.2019 17:12:47
НАРКОПРЕСТУПЛЕНИЯ НАРКОПОЛИЦИИ
Просмотров: 70144
Ответов: 252
01.12.2019 15:57:43
Законопроект о пропаганде наркотиков
Просмотров: 5052
Ответов: 14
28.11.2019 17:23:51
Апелляционное, кассационное и надзорное производство
Просмотров: 41633
Ответов: 144
25.11.2019 10:06:20
Экспертиза
Просмотров: 187235
Ответов: 716
21.11.2019 19:03:03
Помогите, пожалуйста, советом!
Просмотров: 131512
Ответов: 497
21.11.2019 18:49:41
Европейский Суд (ЕСПЧ)
Просмотров: 379862
Ответов: 887
Рекомендации