Главная Поиск Карта сайта
Поиск по сайту
Авторизация
Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?
Легализация
petition.jpg

Законопроект о зачете времени, проведенном в СИЗО

Законопроект о зачете времени, проведенном в СИЗО, О внесении изменений в статью 72 Уголовного кодекса Российской Федерации
 
здесь



Государственной Думы
П.В.Крашенинниковым



Проект

ФЕДЕРАЛЬНЫЙ ЗАКОН

О
внесении изменений в статью 72
 
Уголовного
кодекса Российской Федерации




Внести в статью 72 Уголовного кодекса Российской Федерации (Собрание законодательства Российской Федерации, 1996, № 25, ст. 2954) следующие изменения:
1) часть третью изложить в следующей редакции:
«3. Время содержания лица под стражей до вступления приговора суда в законную силу засчитывается в сроки содержания в дисциплинарной воинской части и ареста из расчета один день за один день, ограничения свободы - один день за два дня, исправительных работ и ограничения по военной службе - один день за три дня, а в срок обязательных работ - из расчета один день содержания под стражей за восемь часов обязательных работ.
В срок лишения свободы засчитывается время содержания лица под стражей из расчета один день за:
а) один день отбывания наказания в тюрьме и исправительных колониях особого и строгого режима, а также нахождения осужденного, отбывающего наказание в исправительной колонии общего режима, воспитательной колонии или колонии-поселении, в строгих условиях, в штрафном либо дисциплинарном изоляторе, помещении камерного типа либо едином помещении камерного типа в соответствии со статьями 115 и 136 Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации.
б) полтора дня отбывания наказания в исправительной колонии общего режима и воспитательной колонии;
в) два дня отбывания наказания в колонии-поселении.
Порядок зачета времени содержания лица под стражей до вступления приговора суда в законную силу в срок лишения свободы определяется Министерством юстиции Российской Федерации.»;
2) в части четвертой слова «из расчета один день за один день» заменить словами «по правилам, установленным частью третьей настоящей статьи».


Президент
Российской Федерации

Страницы: Пред. 1 ... 4 5 6 7 8 ... 18 След.
Ответы
 
Владимиру Осечкину
Уважаемый Владимир !
Не будете ли столь любезными назвать дату второго и третьего чтения проекта Закона о внесению изменений в ст.72 УК РФ
 
Цитата
Валерий Макеев написал:
Владимиру Осечкину
К Осечкину на гулагу нет пишите
 
Госдума готовится ко второму чтению законопроекта, изменяющему порядок зачета в общем сроке лишения свободы того времени, которое обвиняемые в ожидании приговора провели в СИЗО. Общий подход такой – день в изоляторе безусловно должен «стоить» больше дня в «зоне», но для нетяжких преступлений и соответствующих исправительных учреждений. Однако, по информации «НГ», правозащитники сейчас настаивают, чтобы минимальное правило «день за полтора»
распространялось в том числе и на колонии строгого режима, потому что в СИЗО тяжело всем.
Напомним, что поправки к статье 72 Уголовного кодекса (УК) подготовил председатель комитета Госдумы по гражданскому, уголовному и арбитражному
законодательству Павел Крашенинников («Единая Россия») еще несколько лет назад. Их суть заключается в следующем: засчитывать осужденному один день содержания в СИЗО как полтора дня пребывания в колонии общего режима или как два дня – в колонии-поселении. Сейчас же норма более строгая – «время содержания лица под стражей до судебного разбирательства засчитывается в сроки лишения свободы, принудительных работ, содержания в дисциплинарной воинской части и ареста из расчета один день за один день».
Если, допустим, человек был приговорен судом к пяти годам заключения в
колонии общего режима, в рамках следствия провел год в следственном изоляторе, ему останется отбывать три с половиной года. Если суд постановил направить его в колонию-поселение – то тогда три года. То есть общий принцип таков, что чем
легче режим «на зоне», тем больше компенсация человеку за нахождение в стенах тесного изолятора. Напомним, что Россия подписала множество международных соглашений о создании нормальных условий в СИЗО, фактически согласившись с тем,
что их отсутствие является своего рода пыткой, но выполнить свои обязательства в полном объеме по финансовым соображениям пока не может.

Законопроект Крашенинникова уже прошел первое чтение в Госдуме. Однако в нем ничего не говорится о послаблениях для обитателей колоний строгого режима. Правозащитники считают это несправедливым и предлагают ко второму чтению внести
соответствующую правку. Поскольку существенной разницы между колониями общего и строгого режимов, по их словам, нет. Сегодня члены Общественной наблюдательной комиссии (ОНК) и президентского Совета по правам человека (СПЧ) планируют
обсудить свою инициативу с депутатами.
«В колониях и общего, и строгого режима осужденные проживают в общежитиях,
у них есть возможность пребывать на свежем воздухе, работать, заниматься спортом. Единственное, пожалуй, отличие – это количество бандеролей, которые они могут получить из дома, и встреч с родственниками», – заявил «НГ» основатель социальной сети Gulagu.net Владимир Осечкин.
По его словам, по условию содержания камерная система следственных изоляторов для невиновных людей жестче тюремного режима. «Поэтому, если мы к общему режиму делаем перезачет, справедливо было бы распространить его и на лиц, отбывающих наказания в колониях строгого режима. Иначе получается некий перекос – ведь люди, которые по приговору считаются преступниками, имеют право на личную жизнь, на общение с родственниками. А те, чья вина еще не доказана, проводят годы в изоляторах, но лишены подобных преференций», – пояснил ситуацию Осечкин. Он уверен, что даже если это предложение правозащитников и будет сейчас отклонено, то «рано или поздно все равно будет обжалование ситуации в Конституционном суде, поскольку такое положение в некоторой степени
дискриминирует лиц, находящихся в колониях строгого режима».
Стоит отметить, что инициатива правозащитников уже получила поддержку Верховного суда и Федеральной службы исполнения наказаний (ФСИН). По данным ФСИН, сегодня под стражей и в заключении находится около 671 тыс. человек, из них в СИЗО – 117 тыс. человек. В московских СИЗО содержится на 25% больше заключенных, чем они могут принять по нормативам, в подмосковных СИЗО дела еще хуже: в камерах, рассчитанных на 10 человек, бывает по 50 подследственных. Через гуманизацию УК власти рассчитывают сократить общую численность сидельцев всех категорий, что соответственно приведет и к экономии бюджета. По словам Осечкина, это также позволит привести условия содержания под стражей, которые, по идее, не должны быть строже условий отбывания назначенного судом уголовного наказания, в соответствие с международными нормами.  Пока же сотни россиян ежегодно выигрывают процессы против России в Европейском суде по правам человека (ЕСПЧ) в связи с нарушением условий содержания – и государство вынуждено выплачивать до 15 тыс. долл. по каждому иску. Член СПЧ Илья Шаблинский назвал идею коллег крайне полезной и нужной. Правда, заметил он, в Совете возникли споры относительно некоторых деталей: «До
сих пор непонятно, будет ли действовать этот перерасчет на лиц, находящихся в колониях строгого режима, получивших дисциплинарное взыскание». Один из вариантов предполагал, что если заключенный оказывается в карцере, то на него
эти послабления не распространяются. Сам Шаблинский считает, что это несправедливая мера: «Почти половина таких осужденных сегодня содержится в строгих условиях. Причем по довольно спорным причинам – кто-то отказался работать, а кто-то – «стучать» администрации».

Екатерина Трифонова
Источник: Независимая газета
 
 
Уважаемые форумчане , ссылки на сторонние ресурсы должны быть минимальны и в разумных пределах .
 
Новый законопроект по гуманизации наказания: день в СИЗО приравняют к дню с третью в колонии строгого режима
«Лишних» 122 дня свободы с каждого года, проведенного в СИЗО, получат некоторые российские заключенные. В Госдуме представители силовых ведомств поддержали новый законопроект по гуманизации наказания. Согласно нему, день в СИЗО приравняют к дню и 1/3 в колонии строгого режима.

Напомним, что законопроект о зачете дня в СИЗО за полтора в колонии общего режима и за 2 в воспитательной колонии (колонии-поселения) на днях уже прошел первое чтение. Причем, депутаты приняли его на удивление единодушно - ни одного
голоса против.
– Однако правило «день за полтора» не распространяется на отбывающих наказание в колониях строгого режима, – говорит член комитета ГД по гражданскому, уголовному, арбитражному и процессуальному законодательству Иван
Сухарев. – А таких сегодня тысячи. И это не обязательно опасные преступники. В колониях строгого режима люди отбывают наказания даже за незначительные преступления, если они совершенны не первый раз. Именно поэтому вместе с правозащитниками мы разработали новый законопроект, который поможем таким осужденным тоже выйти раньше на свободу. Предлагается засчитывать день пребывания СИЗО за день и одну треть в колониях строгого режима.

Правозащитники тут же подсчитали: это плюс 122 дня за каждый год, проведенный в СИЗО. С учетом того, что некоторые арестанты в изоляторе содержатся даже по 3-5 лет, после принятия законопроекта они смогут выйти на свободу.
На круглом столе в ГД депутаты и представители разных ведомств сошлись в одном — не поддержать идею будет преступлением, ведь в СИЗО условия действительно намного хуже, чем в колониях. Не случайно ведь Европейский суд по
правам человека уже признавал их пыточными и обязывал Россию выплачивать компенсацию пострадавшим заключенным (тем, кто был в переполненных камерах, например).
– В колониях осужденные могут работать, они живут в общежитиях, свободно передвигаются по территории, имеют право заниматься самодеятельностью и т. д., - говорит руководитель группы по защите прав заключенным при ГД, создатель «Гулагу.нет» Владимир Осечкин. – В СИЗО человек лишен всего. Он день
и ночь сидит в каменном мешке. Все, что ему полагается — часовая прогулка во дворике. А ведь по закону все до вынесения приговора невиновны. Получается странная штука: люди, чья вина еще не доказана и кого нельзя считать преступниками,
лишены преференций, которые имеют уже осужденные.
Представитель Генеральной Прокуратуры РФ Сергей Тараканов привел любопытную статистику: за 2014 год было арестовано по уголовным делам небольшой и средней тяжести более 107 000. Более 30 000 потом были освобождены либо потому что их вина так и не была доказана, либо потому что им дали условных срок. Выходит, эти люди напрасно провели время за решеткой в пыточных условиях. Примечательно, что многие считают — день за 1 1/3 и даже день за 1,5 это мало. Бывшие прокуроры и прочие представители власти, которые сейчас сами оказались за решеткой, не раз сокрушались правозащитникам: «Если бы мы знали, что такое СИЗО, давно бы просили учитывать день пребывании там за три».
Ева Меркачева
Источник: MK.RU
 
 
сегодня на ФБ :
Владимир Осечкин Из многих колоний приходят
сообщения о том, что
спецчасти начали собирать
информацию для
терр.органов (УФСИН'ы) о том,
какое время каждый осуждённый провёл в СИЗО.
Полагаю, уже в марте нас
ждёт добрая весть с Охотного
Ряда и из Кремля) P.S. Готовим
поправку N2 в ФЗ о
"перезачёте", о включении в него всё время вплоть до
въезда человека в саму
колонию. Чтобы "перезачёт"
распространялся и на этап
тоже. ГУЛАГу-НЕТ!
nelsonzek  
 
Сайт Олега Анищика
09 июля 2013 года Европейский Суд по правам человека огласил Постановление по делу «Варнас против Литвы» (Varnas v. Lithuania, жалоба N 42615/06), которым признал нарушение права заявителя – Томаса Варнаса не подвергаться дискриминации в пользовании правом на уважение личной и семейной жизни, поскольку ему не разрешались длительные свидания с супругой, когда он находился в следственном изоляторе, хотя такие свидания разрешались ему в колонии, где он отбывал наказание как непосредственно перед помещением в СИЗО (повторно в связи с расследованием другого уголовного дела), так и после возвращения из СИЗО в колонию (для продолжения отбывания наказания). Это Постановление может быть весьма интересно как российским арестантам, так и российским адвокатам, доверителями которых они являются.
Напомню, что дискриминация, запрещенная статьей 14 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, — а именно эта статья в совокупности со статьей 8 Конвенции была признана ЕСПЧ нарушенной в отношении Томаса Варнаса, — имеет место, если одновременно, во-первых, речь идет о пользовании правом, гарантированным Конвенцией или ратифицированным государством-ответчиком Протоколом к ней, во-вторых, в пользовании этим правом разными лицами (категориями лиц) действительно имеются различия, причем по запрещенному признаку, в-третьих, указанные лица находятся в сравнительно одинаковой ситуации и, в-четвертых, отсутствуют разумные и объективные причины, которые оправдывали бы имеющиеся различия в пользовании таким правом разными лицами, находящимися в сравнительно одинаковой ситуации.  
В своем Постановлении по делу Томаса Варнаса ЕСПЧ, во-первых, указал, что отказ в предоставлении длительных свиданий с супругой представляет собой вмешательство в право на уважение личной и семейной жизни. Такое вмешательство, конечно, само по себе не является нарушением. Однако применительно к данному делу неважно, при каких условиях вмешательство в право на уважение личной и семейной жизни может быть нарушением, т.к. речь не о нем, а о предусмотренном статьей 14 Конвенции праве не подвергаться дискриминации в пользовании другим правом, гарантированным Конвенцией или Протоколом к ней. И вывод о вмешательстве в право на уважение личной и семейной жизни означает, что можно вести речь о дискриминации в пользовании этим правом.  
При этом замечу, что на месте права на уважение личной и семейной жизни, — чтобы неоправданные ограничения в пользовании правом разными людьми, находящимися в сравнительно одинаковой ситуации, представляло собой дискриминацию, запрещенную статьей 14 Конвенции, — может быть и любое другое право, гарантированное Конвенцией или ратифицированным государством-ответчиком Протоколом к ней. Более того, личная и семейная жизнь, право на уважение которой гарантировано статьей 8 Конвенции, конечно, не ограничивается общением с супругом. Поэтому если речь идет о свиданиях помещенного в СИЗО с другими лицами, общение с которыми также охватывается статьей 8 Конвенции, то и ограничение в свиданиях с ними также будет представлять собой вмешательство в право на уважение личной и семейной жизни и, соответственно, давать возможность вести речь дискриминации в пользовании этим правом. Не говоря уже о том, что статья 8 Конвенции охватывает не только общение с другими. В своем Постановлении по делу «Ладуна против Словакии» (Laduna v. Slovakia, жалоба N 44084/10) от 13 декабря 2011 года Европейский Суд по правам человека, например, пришел к выводу о дискриминации в пользовании правом на уважение личной жизни, в частности, из-за того, что помещенным в СИЗО – в отличие от отбывающих наказание в виде лишения свободы – не предоставлялась возможность просмотра телевизора.  
Во-вторых, ЕСПЧ признал, что лица, помещенные в СИЗО, и лица, отбывающие наказание в виде лишения свободы, находятся в сравнительно одинаковой ситуации применительно к
предмету разбирательства, которым являлось нормативное регулирование права на свидания, поскольку такое регулирование затрагивает всех лиц, лишенных свободы, ибо ограничения права на личную и семейную жизнь, реализуемую, в частности, во время свиданий, неминуемо присущи любому лишению свободы (в широком смысле), независимо от его оснований. Справедливости ради следует заметить, что ЕСПЧ пришел к этому выводу не впервые. Точно такой же вывод сделан в названном выше Постановлении по делу «Ладуна против Словакии». Причем заметьте, что двойственный статус Томаса Варнаса, который одновременно был и осужденным, отбывавшим наказание в виде лишения свобод, и лицом, в отношении которого избрана мера пресечения в виде заключения под стражу, на выводы ЕСПЧ никоим образом не повлиял. Т.е. это не имеет значения. И применительно к лицу, который помещен в следственный изолятор, не будучи при этом осужденным, ЕСПЧ пришел бы к такому же выводу.
Также ЕСПЧ указал, что содержание лица под стражей является «иным признаком» в смысле последних двух слов статьи 14 Конвенции, т.е. признаком, дискриминация по которому запрещена. Другими словами, нахождение под стражей (снова в широком смысле) – это такой же признак лица, как его пол, раса, цвет кожи, язык, религия и т.д., дискриминация по которому запрещена.  
В-третьих, литовское законодательство, действовавшее в период нахождения заявителя в СИЗО, предусматривало, что содержащиеся в следственном изоляторе имеют право на краткосрочные свидания под наблюдением продолжительностью до 2-х часов. Осужденным, отбывающим наказание в виде лишения свободы в учреждениях с тем режимом, к которому был приговорен заявитель, по действовавшему в тот же период законодательству полагались краткосрочные свидания продолжительностью до 4-х часов. Кроме того, каждые три месяца отбывающему наказание полагались длительные свидания наедине, т.е. без наблюдения со стороны администрации, продолжительностью до 48 часов, в частности, такие свидания допускались с супругом. Содержащемуся в СИЗО длительные свидания, равно как и любые свидания наедине по закону не полагались в принципе. Более того, если применительно к лицам, отбывающим наказание в виде лишения свободы, количество и продолжительность свиданий различались в зависимости от режима (условий) отбывания наказания, то к содержащимся в СИЗО по любым основаниям и в течение любого периода времени независимо ни от чего, в т.ч. соображений безопасности, применялись одни и те же описанные выше правила. Таким образом, налицо различия в отношении к содержащимся в следственном изоляторе и отбывающим наказание в виде лишения свободы.  
В-четвертых, — что касается объективной обоснованности указанных различий, — ЕСПЧ отметил, что в соответствии со статьей 10 Международного пакта о гражданских и политических правах в отсутствие исключительных обстоятельств обвиняемым предоставляется отдельный режим, соответствующий их статусу лиц, которые не осуждены и считаются невиновными. Аналогичные положения содержались в Европейских пенитенциарных правилах 1987 года. Новые Европейские пенитенциарные правила 2006 года также предусматривают, что в отсутствие специального запрета, установленного судом по конкретному делу и на определенный срок, лица, содержащиеся под стражей, дело в отношении которых еще не рассмотрено судом по существу, имеют право на свидания и общение с семьей и другими лицами в том же порядке, что и осужденные, отбывающие наказание в виде лишения свободы (пункт 99).  
Однако в соответствии с литовским законодательством ограничение права содержащихся в СИЗО на свидания никоим образом не дифференцировано, является универсальным и применяемым автоматически и ко всем, причем ограничения этого права в отношении
помещенных в следственный изолятор более существенные, чем ограничения аналогичного права, применяемые к лицам, отбывающим наказание в виде лишения свободы. ЕСПЧ указал, что интересы расследования, которыми власти оправдывают ограничения права на свидание содержащихся в СИЗО, могут быть обеспечены иным образом, не предполагающим автоматического и универсального ограничения прав всех помещенных под стражу, независимо от того, действительно ли таковое требуется. В частности, обеспечить интересы расследования можно посредством введения различных режимов содержания под стражей в СИЗО или установления конкретных ограничений в отношении отдельных лиц, когда в этом усматривается необходимость.  
ЕСПЧ также указал, что ограничения свиданий Томаса Варнаса с женой не имели отношения к вопросам безопасности, на которые ссылались власти в связи с причастностью заявителя к деяниям организованной преступной группы, поскольку супруга Томаса Варнаса не являлась ни свидетелем, ни подозреваемой или обвиняемой по делу, что исключало риск сговора или воспрепятствования отправлению правосудия каким-либо иным образом. ЕСПЧ также не были представлены никакие доказательства того, что супруга заявителя имеет какое-либо отношение к преступной деятельности, поэтому не могло идти речи о каком-либо конкретном основании, по которому следовало бы накладывать ограничения на свидания Томаса Варнаса со своей женой.  
Более того, и власти государства-ответчика, и национальные суды, оправдывая запреты на свидания заявителя с супругой, по сути, опирались лишь на положения законодательства как таковые, не приводя никаких конкретных фактических обстоятельств данного дела, оправдывающих подобные ограничения.  
Наконец, ЕСПЧ отдельно отметил, что краткосрочные свидания с женой во время нахождения заявителя в СИЗО были возможны только через сетку с 20-сантиметровой дыркой для передачи еды и под постоянным надзором. И ЕСПЧ напомнил, что чрезмерно длительное ограничение непосредственного контакта уже признавалось им нарушением статьи 8 Конвенции. Это, кстати, было сделано по результатам рассмотрения российской жалобы – см. Постановление по делу «Моисеев против России» (Moiseyev v. Russia, жалоба N 62936/00) от 09 октября 2008 года, которым признано, что содержание в течение трех с половиной лет в СИЗО без возможности непосредственного контакта с посетителями во время свиданий в отсутствие объективных оснований для этого представляло собой нарушение права на уважение личной и семейной жизни. Однако замечу, что вопрос о дискриминации – он все же отдельный, самостоятельный. У дискриминации иное обоснование. И дискриминация может быть обнаружена, в частности, тогда, когда по тем или иным причинам вести речь о нарушении того же права на уважение личной и семейной жизни невозможно.  
Также напомню, что в Постановлении по делу «Власов против России» (Vlasov v. Russia, жалоба N 78146/01) от 12 июня 2008 года ЕСПЧ уже признавал, что отсутствие в законодательстве положений, в которых были бы сформулированы основания, по которым лицу, содержащему в СИЗО, может быть отказано в свидании с семьей, равно как указания на срок, в течение которого может сохраняться столь суровое ограничение, свидетельствует о том, что соответствующие ограничения накладываются на помещенного в следственный изолятор в отсутствие закона, что нарушает требования статьи 8 Конвенции. Однако фактически и по сей день законы в России продолжают действовать в том же виде, не считая, возможно, появления Определения Конституционного Суда РФ от 17 июня 2010 года N 807-О-О, из которого следует, что отказ следователя в предоставлении свиданий может быть обжалован, в т.ч. в суд, должен быть мотивирован, а основания наложения
ограничений могут быть связаны «с необходимостью обеспечения прав и свобод других лиц, а также интересов правосудия по уголовным делам».  
Что же касается дела Томаса Варнаса, то ЕСПЧ также отметил, что отказ в предоставлении заявителю длительных свиданий наедине с женой национальные власти обосновывали не только теоретическими рассуждениями о необходимости обеспечения интересов расследования, но и отсутствием условий для таких свиданий в СИЗО, что оправдывать ограничения, по мнению ЕСПЧ, не может.  
Таким образом, Европейский Суд по правам человека пришел к выводу, что литовские власти не привели разумных и объективных причин, которые оправдывали бы различия в отношении к заявителю как к лицу, содержащемуся под стажей, по сравнению с лицом, отбывающим наказание в виде лишения свободы, и потому ограничения его права на свидания носило дискриминационный характер.  
Упомянутое мной выше дело «Ладуна против Словакии», кстати, тоже касалось, в частности, права на свидания. По словацким законам, действовавшим в период нахождения заявителя в СИЗО, помещенные в следственный изолятор имели право на одно свидание в месяц продолжительностью не менее 30 минут и без непосредственного контакта (через перегородку). И заявитель фактически получал одно свидание в месяц минимальной продолжительности. Увеличение количества свиданий зависело от начальника СИЗО. Однако, как показывала практика, фактически находящиеся под стражей редко получали большее количество свиданий. И заявитель не являлся исключением. Что же касается осужденных, то по словацкому законодательству, действовавшему в тот же период времени, они имели право на свидания продолжительностью не менее 2-х часов. Причем количество свиданий различалось в зависимости от вида исправительного учреждения: от одного раза в две недели до одного раза в шесть недель. При этом в исправительных учреждениях общего режима – с возможностью непосредственного контакта, без перегородок или чего-то подобного. Новое законодательство, вступившее в силу в тот период, когда заявитель все еще находился в СИЗО, предусматривало для всех заключенных право на свидания не реже одного раза в месяц продолжительностью 2 часа. И по этому делу ЕСПЧ также признал, что различия в регулировании свиданий лиц, помещенных в СИЗО и отбывающих наказание в виде лишения свободы, ничем объективно оправданы не были. Более того, как и в Литве, ограничения, накладываемые на свидания лиц, помещенных в СИЗО, являлись общими, не зависели ни от оснований помещения в следственный изолятор, ни от соображений безопасности.  
Напомню, что в России продолжительность свиданий, предоставляемых помещенным в СИЗО и отбывающим наказание в виде лишения свободы соответственно, также различается. И заключенные под стражу также не имеют права на длительные свидания и вообще не имеют права на какие-либо свидания наедине.  
В соответствии со статьей 18 Федерального закона «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений» от 15 июля 1995 N 103-ФЗ подозреваемым и обвиняемым на основании письменного разрешения лица или органа, в производстве которых находится уголовное дело, может быть предоставлено не более двух свиданий в месяц с родственниками и иными лицами продолжительностью до 3-х часов каждое. А согласно Правилам внутреннего распорядка следственных изоляторов уголовно-исполнительной системы, утвержденным Приказом Минюста России от 14 октября 2005 года N 189, свидания подозреваемых и обвиняемых с родственниками и иными лицами проводятся под контролем сотрудников СИЗО в специально оборудованных для этих целей помещениях через разделительную перегородку, исключающую передачу каких-либо
предметов, но не препятствующую переговорам и визуальному общению (пункт 143). Более того, на каждое свидание необходимо отдельное разрешение (пункт 139).  
В то же самое время согласно статье 189 Уголовно-исполнительного кодекса РФ осужденным к лишению свободы предоставляются краткосрочные свидания продолжительностью 4 часа и длительные свидания продолжительностью 3-е суток на территории исправительного учреждения, а в предусмотренных Кодексом случаях осужденным могут предоставляться длительные свидания с проживанием вне исправительного учреждения продолжительностью 5 суток. Краткосрочные свидания предоставляются с родственниками или иными лицами в присутствии представителя администрации исправительного учреждения. Длительные свидания предоставляются с правом совместного проживания с супругом (супругой), родителями, детьми, усыновителями, усыновленными, родными братьями и сестрами, дедушками, бабушками, внуками, а с разрешения начальника исправительного учреждения — с иными лицами.  
Количество и виды свиданий различаются в зависимости от режима и условий отбывания наказания. В исправительных колониях общего режима осужденные, отбывающие наказание в обычных условиях, имеют право на 6 краткосрочных и 4 длительных свидания в год, отбывающие наказание в облегченных условиях могут получить по 6 свиданий каждого вида в течение года, отбывающие наказание в строгих условиях – по 2 свидания каждого вида (статья 121). В исправительных колониях строгого режима применительно к указанным выше условиям отбывания наказания речь идет о 3 краткосрочных и 3 длительных, 4 краткосрочных и 4 длительных, 2 краткосрочных свиданиях и 1 длительном в течение года соответственно (статья 123). В исправительных колониях особого режима отбывающие наказание в обычных условиях имеют право на 2 краткосрочных и 2 длительных свидания, в облегченных – на 3 краткосрочных и 3 длительных, и лишь отбывающие наказание в строгих условиях лишены права на длительные свидания, им положено лишь 2 краткосрочных свидания в течение года (статья 125). В колониях-поселениях заключенные имеют право на свидания без ограничения их количества (статья 129). В тюрьмах на общем режиме заключенные имеют право на 2 краткосрочных и 2 длительных свидания в течение года, на строгом режима – только 2 краткосрочных свидания в течение года (статья 131). В воспитательных колониях при отбывании наказания в обычных условиях осужденные имеют право на 8 краткосрочных и 4 длительных свидания в течение года, в облегченных условиях – на 12 краткосрочных и 4 длительных свидания, в льготных условиях – на 6 длительных свиданий и краткосрочные без ограничений, в строгих условиях – на 6 краткосрочных свиданий в течение года (статья 133).  
Кстати, вопрос о том, не свидетельствуют ли — в ряде случаев — различия в количестве и видах свиданий, предоставляемых отбывающим наказание в различных режимах и на разных условиях, о дискриминации, заслуживает отдельного рассмотрения. Отдельного от вопроса о том, оправданы ли объективно предусмотренные российским законодательством различия в ограничениях правах на свидания, установленные для помещенных в СИЗО и отбывающих наказание в виде лишения свободы соответственно, отрицательный ответ на который, кажется, со всей очевидностью следует из приведенных выше Постановлений Европейского Суда по правам человека по делам «Варнас против Литвы» и «Ладуна против Славакии".
 
В Госдуме продолжают пересчитывать сроки отсидки
Как стало известно "Ъ", депутаты Госдумы намерены внести поправки в Уголовный кодекс (УК) РФ, согласно которым один день содержания в СИЗО будет приравнен к 1,3 дня содержания в колонии строгого режима. Кроме того, депутаты предлагают пересчитать дляосужденных и те дни, в течение которых они находились в СИЗО в ходе обжалования приговора, и те, которые были потрачены на этапирование в
колонию. Таким образом, срок отсидки для нескольких десятков тысяч зэков может сократиться от нескольких месяцев до года.

Глава комитета Госдуму по законодательству Павел Крашенинников поддерживает поправки. "Но детально предложения нужно обсуждать. К примеру, что касается колоний строгого режима, то там сидят и те, кто был осужден по тяжким статья УК РФ, в этом случае, видимо, придется прописывать, что такие люди под действие поправок попадать не могут",— говорит он.
 
Как стало известно "Ъ", депутаты Госдумы намерены внести поправки в Уголовный кодекс (УК) РФ, согласно которым один день содержания в СИЗО будет приравнен к 1,3 дня содержания в колонии строгого режима. Кроме того, депутаты предлагают пересчитать для осужденных и те дни, в течение которых они находились в СИЗО в ходе обжалования приговора, и те, которые были потрачены на этапирование в колонию. Таким образом, срок отсидки для нескольких десятков тысяч зэков может сократиться от нескольких месяцев до года.

Поправки, о которых идет речь, подготовили депутаты Госдумы Иван Сухарев, Антон Ищенко, Сергей Каргинов и Кирилл Черкасов (все — ЛДПР). Соавтором документа может стать и член комитета Госдумы по гражданскому, уголовному, арбитражному и процессуальному законодательству Рафаэль Марданшин ("Единая Россия";).

Авторы намерены продолжить процесс гуманизации УК РФ, который запустили депутаты Павел Крашенинников, Александр Хинштейн (оба — "Единая Россия";) и Татьяна Москалькова ("Справедливая Россия";) (см. "Ъ" от 17 февраля). 18 февраля Госдума приняла в первом чтении их законопроект с поправками к ст. 72 УК РФ, который предполагает, что один день содержания в СИЗО осужденному будет зачтен как 1,5 дня пребывания в колонии общего режима или как два дня отбывания наказания в колонии-поселении. На практике это будет означать, что, если гражданин был приговорен судом к пяти годам заключения в колонии общего режима, но провел в рамках следствия один год в СИЗО, ему останется отбывать 3,5 года, если же суд постановил направить его в колонию-поселение — то три года.

Новые поправки к УК РФ предполагают, что один день содержания в СИЗО будет засчитываться осужденному как 1,3 дня отбывания в колонии строгого режима. Авторы уверены, что таким образом заключенным будет компенсировано нарушение их прав и свобод в изоляторах. При этом поправками предлагается устранить пробелы, которые не были учтены в законопроекте Павла Крашенинникова. В частности, депутаты хотят учесть время содержания в СИЗО для подследственных не только до вынесения им приговора, но и после, то есть дни, в течение которых заключенный находился в СИЗО во время обжалования решения суда по делу. Как утверждают депутаты, зачастую на это может уходить от полугода до года. Кроме того, поправками предлагается засчитать осужденным и то время, которое ушло на их этапирование в колонию.

"Порой время доставки заключенного из СИЗО до колонии занимает до шести месяцев,— уточнил один из авторов поправок к УК РФ, руководитель правозащитного проекта "Гулагу.нет" Владимир Осечкин.— При этом условия содержания в транзитных и пересыльных тюрьмах, помещениях, функционирующих в режиме следственных изоляторов, намного суровее, чем в СИЗО". Перезачет периода этапирования, как и зачет дней, ушедших на обжалование решения суда, по словам Владимира Осечкина, "логичное продолжение идеи Павла Крашенинникова".

Законопроект будет иметь обратную силу, так что срок отсидки для большого количества заключенных может сократиться от нескольких месяцев до года. По данным ФСИН, сегодня под стражей и в заключении находятся более 671 тыс. человек, из них в СИЗО — 117 тыс. человек.

Глава комитета Госдуму по законодательству Павел Крашенинников поддерживает поправки. "Но детально предложения нужно обсуждать. К примеру, что касается колоний строгого режима, то там сидят и те, кто был осужден по тяжким статья УК РФ, в этом случае, видимо, придется прописывать, что такие люди под действие поправок попадать не могут",— говорит он.

Вячеслав Козлов
 
Цитата
frola написал:

Цитата
Валерий Макеев   написал:
И еще одинвариантпетиции. Нажмитездесь Has crecer esta petición. Compártela con tus amigos para que firmen ahora
Это приемлемый вариант для всех режимов ИК, подписывайте!

А это как понимать:" При этом действие предлагаемого законопроекта не должно распространяться на осужденных, отбывающих наказание в условиях, соответствующих условиям следственного изолятора. Согласно закону, к таким условиям относятся условия отбывания наказания в тюрьмах, строгие условия отбывания наказания в колониях строгого и особого режимов", Похоже, наших опять не коснется.
 
Цитата
Mara написал:
А это как понимать:" При этом действие предлагаемого законопроекта не должно распространяться на осужденных, отбывающих наказание в условиях, соответствующих условиям следственного изолятора. Согласно закону, к таким условиям относятся условия отбывания наказания в тюрьмах, строгие условия отбывания наказания в колониях строгого и особого режимов", Похоже, наших опять не коснется.
касается. там же ясно прописано, что если видом ИУ назначена тюрьма - то день за день.
 
Цитата
frola написал:
Павел Крашенинников поддерживает поправки. "Но детально предложения нужно обсуждать. К примеру, что касается колоний строгого режима, то там сидят и те, кто был осужден по тяжким статья УК РФ, в этом случае, видимо, придется прописывать, что такие люди под действие поправок попадать не могут",— говорит он.

Кажется, по особому режиму понимание есть - в плане того, что это не камерные условия, как в СИЗО.
Не говорят об особом режиме с высоких трибун. наверное, потому, что продвигается "идея" о том, чтобы под гум.поправки не попали осужденные по тяжким и особо тяжким. В колониях особого режима осужденных за не тяжкие преступлениятнет. Поэтому про особый режим и не обсуждается.
В колониях строгого режима есть и те, кто осужден за нетяжкие преступления.
Депутаты и другие слуги у нас если и осуждены или вот-вот осудятся, то за нетяжкие - похоже, за них и радеем мы на разных ресурсах, поддерживаем проект, так сказать. Эх.
 
Цитата
Елена написал:
Депутаты и другие слуги у нас если и осуждены или вот-вот осудятся, то за нетяжкие - похоже, за них и радеем мы на разных ресурсах, поддерживаем проект, так сказать. Эх.
Лена , так это с самого начало к этому и подводилось . На общем тоже есть тяжкие , они тоже в пролете останутся . жаль что это многие не понимают .
 
закон Осечкин продвигает... Там обсуждения на сайте.... Народ всё верно понимает ! И вывод тут только один - интригу держат потому  что  "такая у них работа" - стрёмная ! (((
Изменено: Nelson Mandela - 09.03.2015 19:27:06
nelsonzek  
 
Цитата
Nelson Mandela написал:
И вывод тут только один - интригу держат потому  что  "такая у них работа" - стрёмная !
Да, все их "интриги" для нас пшиком оборачиваются.
 
... , а Им приносят дивиденты . Если амбиции В.О. возьмут верх , тогда возможно что примут день за полтора для всех режимов .
Изменено: Nelson Mandela - 10.03.2015 07:42:06
nelsonzek  
 
Цитата
Nelson Mandela написал:
тогда возможно что примут день за полтора для всех режимов .
Это идеальный вариант.
 
73983-5 О внесении изменений в статью 72 Уголовного кодекса Российской Федерации

По вопросу зачета времени содержания лица под стражей до вступления приговора суда в законную силу в срок отбывания наказания в виде лишения свободы

Дата внесения в ГД: 20 июня 2008 года
Инициаторы: депутат ГД Крашенинников Павел Владимирович, депутат ГД Куликов Александр Дмитриевич, депутат ГД Марданшин Рафаэль Мирхатимович, депутат ГД Москалькова Татьяна Николаевна, депутат ГД Николаева Елена Леонидовна, депутат ГД Хинштейн Александр Евсеевич, депутат ГД Шайденко Надежда Анатольевна
Комитеты: Комитет ГД по гражданскому, уголовному, арбитражному и процессуальному законодательству (ответственный), Комитет ГД по гражданскому, уголовному, арбитражному и процессуальному законодательству (профильный)
Последнее событие

Стадия: Рассмотрение законопроекта в первом чтении (рассмотрение законопроекта Государственной Думой)
Результат: 18 февраля 2015 года было принято решение принять законопроект в первом чтении; представить поправки к законопроекту
Документ: Постановление ГД №6108-6 ГД

Информация с сайта ГД.
Очередное заседание Совета ГД состоится 16.03.2015 Вот тогда вероятно и назначат дату второго чтения
 
Цитата
frola написал:
Инициаторы: депутат ГД Крашенинников Павел Владимирович, депутат ГД Куликов Александр Дмитриевич, депутат ГД Марданшин Рафаэль Мирхатимович, депутат ГД Москалькова Татьяна Николаевна, депутат ГД Николаева Елена Леонидовна, депутат ГД Хинштейн Александр Евсеевич, депутат ГД Шайденко Надежда Анатольевна
Комитеты: Комитет ГД по гражданскому, уголовному, арбитражному и процессуальному законодательству (ответственный), Комитет ГД по гражданскому, уголовному, арбитражному и процессуальному законодательству (профильный)
Предлагаю тем, кто заинтересован в осуществлении проекта 1 день за 1,5 относительно всех режимов, вновь инициировать отправление сообщений всем упомомянутым выше лицам и комитетам. Без промедления!
 
Цитата
frola написал:
1 день за 1,5 относительно всех режимов

и надо писать Осечкину относительно преступлений всех степеней тяжести - в том числе тяжких, особо-тяжких. И неважно - оконченных-неоконченных.
 
Цитата
frola написал:

Цитата
frola   написал:
Инициаторы: депутат ГД Крашенинников Павел Владимирович, депутат ГД Куликов Александр Дмитриевич, депутат ГД Марданшин Рафаэль Мирхатимович, депутат ГД Москалькова Татьяна Николаевна, депутат ГД Николаева Елена Леонидовна, депутат ГД Хинштейн Александр Евсеевич, депутат ГД Шайденко Надежда Анатольевна
Комитеты: Комитет ГД по гражданскому, уголовному, арбитражному и процессуальному законодательству (ответственный), Комитет ГД по гражданскому, уголовному, арбитражному и процессуальному законодательству (профильный)
Предлагаю тем, кто заинтересован в осуществлении проекта 1 день за 1,5 относительно всех режимов, вновь инициировать отправление сообщений всем упомомянутым выше лицам и комитетам. Без промедления!
Поддерживаю!Киньте,только,текст с обоснованием-катастрофически некогда!
 
Здравствуйте, уважаемый Владимир Осечкин и уважаемый Игорь Голендухин!
По проекту о внесении изменений в статью 72 УК РФ прошу вас (желательно, на страницах сайта) пояснить для всех людей позицию правозащитников в отношении комментария П.Крашенинникова, размещенного в СМИ и на сайте:
...
Глава комитета Госдумы по законодательству Павел Крашенинников поддерживает поправки. "Но детально предложения нужно обсуждать. К примеру, что касается колоний строгого режима, то там сидят и те, кто был осужден по тяжким статья УК РФ, в этом случае, видимо, придется прописывать, что такие люди под действие поправок попадать не могут",— говорит он.
...

не означает ли это (случайно), что депутаты планируют распространить гум.поправки только на осужденных за преступления средней тяжести (которые, по-видимому, в СИЗО подвержены более жестким условиям жизни, чем осужденные за тяжкие и особо тяжкие). Если "да", то тогда произойдет подмена понятий.
Неужели за данную тему взялись только из-за депутатов, попавших в СИЗО (обвиняемых в преступлениях средней тяжести)? В проекте о степени тяжести преступлений ничего не говорится, проскальзывают сомнительные моменты только в комментариях П.Крашенинникова - не прослеживается ли какое-то замалчивание?
 
Цитата
Сергей написал:

Цитата
Mara   написал:
А это как понимать:" При этом действие предлагаемого законопроекта не должно распространяться на осужденных, отбывающих наказание в условиях, соответствующих условиям следственного изолятора. Согласно закону, к таким условиям относятся условия отбывания наказания в тюрьмах, строгие условия отбывания наказания в колониях строгого и особого режимов", Похоже, наших опять не коснется.
касается. там же ясно прописано, что если видом ИУ назначена тюрьма - то день за день.
   В колониях строгого режима существуют три вида условий сождержания: строгие условия,обычные и облегченные.Так вот тех,кто находится на строгих условиях содержания,законопроект не коснется.
 
Цитата
lubov.sem@rambler.ru написал:
Так вот тех,кто находится на строгих условиях содержания,законопроект не коснется.
Но Крашенинников так не поясняет, он настаивает, что на тех, кто в ИК строгого режима (назезависимо от условий содержания)  - не распространять.:evil:
 
срок лишения свободы засчитывается время содержания лица под стражей из расчета один день за:
а) один день отбывания наказания в тюрьме и исправительных колониях  особого, а также нахождения осужденного, отбывающего наказание в  исправительной колонии общего режима, воспитательной колонии или  колонии-поселении, в строгих условиях, в штрафном либо дисциплинарном  изоляторе, помещении камерного типа либо едином помещении камерного типа  в соответствии со статьями 115 и 136 Уголовно-исполнительного кодекса  Российской Федерации.
б) полтора дня отбывания наказания в исправительной колонии общего или строгого режима;
в) два дня отбывания наказания в воспитательной колонии и в колонии-поселении.
Порядок зачета времени содержания лица под стражей до вступления  приговора суда в законную силу в срок лишения свободы определяется  Верховным Судом РФ";                                             Вносятся поправки на строгом и общем день за полтора. Сейчас только ждать второе чтение
Страницы: Пред. 1 ... 4 5 6 7 8 ... 18 След.
Читают тему (гостей: 2)

ЗЛОУПОТРЕБЛЕНИЕ НАРКОТИКАМИ РАЗРУШАЕТ
Новое на форумах
29.07.2021 17:30:34
Понятые
Просмотров: 149893
Ответов: 328
29.07.2021 17:08:36
ПОПОЛНЕНИЕ ПОДБОРКИ ПОЛЕЗНЫХ СУДЕБНЫХ РЕШЕНИЙ
Просмотров: 142960
Ответов: 254
28.07.2021 23:27:54
Апелляционное, кассационное и надзорное производство
Просмотров: 66031
Ответов: 200
26.07.2021 20:21:48
Законопроект о принудительных работах
Просмотров: 128282
Ответов: 203
25.07.2021 08:11:43
Выращивание наркосодержащих растений
Просмотров: 161207
Ответов: 307
20.07.2021 00:25:12
Бог давно отвернулся от этой страны
Просмотров: 158024
Ответов: 450
09.07.2021 12:03:12
НАРКОПРЕСТУПЛЕНИЯ ПОЛИЦИИ
Просмотров: 108929
Ответов: 357
07.07.2021 10:12:13
Отводы
Просмотров: 137416
Ответов: 317
Узнать № жалобы в ЕСПЧ
Новая услуга Антисуда