Главная Поиск Карта сайта
Поиск по сайту
Авторизация
Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?
Легализация
petition.jpg

Европейский Суд (ЕСПЧ)

Страницы: Пред. 1 ... 24 25 26 27 28 ... 37 След.
Европейский Суд (ЕСПЧ)
 
Цитата
frola написал:
До декабря Минюст планирует закончить работу над законопроектом, уточняющим порядок присуждения компенсации вреда, причиненного плохими условиями содержания в сизо и изоляторах временного содержания.
таким образом, закон о зачете сроков в сизо как бы и не нужен - докажите плохие условия и вам присудят компенсацию вреда, а то, что вы в статусе невиновного находились в тюремном режиме - так это вам предоставлялось право на судебную защиту, а также реализовывалось право граждан на защиту от вас
 
Размещено на сайте Олега Анищика
http://europeancourt.ru/2015/09/17/21009/

ПЕРВАЯ СЕКЦИЯ ДЕЛО «КОВЯЗИН И ДРУГИЕ ПРОТИВ РОССИИ» (жалобы NN 13008/13, 60882/12 и 53390/13) ПОСТАНОВЛЕНИЕ СТРАСБУРГ 17 сентября 2015 года
(Извлечения)
<…> [Р]оссийские суды <…> неизменно ссылались на тяжесть предъявленного обвинения и вероятность того, что [Леонид Ковязин, Артем Савелов и Илья Гущин] скроются, обосновывая свои опасения предположениями, <…> а также, иногда, утверждениями и не представленными рапортами сотрудников органов, занимающихся оперативно-розыскной деятельностью. Они не рассмотрели с необходимой тщательностью важные и относимые факты, обосновывающие ходатайства заявителей об освобождении их из-под стражи и снижающие названные выше риски, такие как отсутствие судимости, наличие постоянного места жительства, ряда положительных характеристик и личных поручительств. Не было никаких доказательств, что кто-либо из заявителей когда-либо пытался связаться с потерпевшими или свидетелями во время разбирательства по уголовному делу или что они имели намерение скрыться. Более того, суды не мотивировали свои решения отказать в удовлетворении ходатайств заявителей об изменении меры пресечения на альтернативную, в частности, залог, личное поручительство или домашний арест.
Наконец, Суд находит, что на более поздних этапах разбирательства, когда требуются все более и более веские основания для продолжения содержания под стражей, [национальные] суды воспроизвели первоначальные основания заключения заявителей под стражу, не рассмотрев изменяющихся обстоятельств, таких как завершение расследования уголовного дела и тот факт, что заявители уже провели под стражей значительное время. Напротив, когда уголовное дело заявителей было передано в суд, тот продлил сроки содержания их под стражей посредством вынесения постановлений, каждое из которых касалось нескольких человек, отказавшись рассматривать надлежащим образом конкретные обстоятельства в отношении каждого из заявителей. Суд ранее признавал такую практику саму по себе несовместимой с гарантиями, закрепленными в пункте 3 статьи 5 Конвенции <…>.
<…> Национальные суды пришли к выводу о наличии риска того, что заявители скроются, продолжат заниматься преступной деятельностью или воспрепятствуют производству по уголовному делу, главным образом на основании тяжести предъявленного им обвинения. Не рассмотрев конкретных фактов, подкрепляющих существование таких рисков, и возможность избрания альтернативной меры пресечения, опираясь главным образом на тяжесть обвинения, суды продлили сроки содержания заявителей под стражей по основаниям, которые не могут считаться настолько относимыми и достаточными, чтобы оправдать такую длительность содержания под стражей; и эти упущения лишь усугублялись по ходу разбирательства. <…>
Таким образом, в отношении каждого из заявителей было допущено нарушение пункта 3 статьи 5 Конвенции. <…>
<…> Суду апелляционной инстанции потребовалось двадцать три дня, чтобы рассмотреть апелляционную жалобу [Артема Савелова] на постановление об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу, и тридцать дней, чтобы рассмотреть его жалобу на постановление о первом продлении срока содержания под стражей. <…> Суд не считает, что по такому срочному делу как разрешение вопроса, касающегося права на физическую свободу, национальные суды действовали усердно, когда им потребовалось так много времени, чтобы назначить судебные заседания. [Суд] приходит к выводу, что эти периоды времени не могут считаться совместимыми с требованием пункта 4 статьи 5 Конвенции о «безотлагательности», особенно принимая во внимание, что за всю их длительность несут ответственность [только российские] власти <…>.
Таким образом, в отношении [Артема Савелова] было допущено нарушение пункта 3 статьи 5 Конвенции. <…>
<…> [В] течение всего периода содержания под стражей [в ИЗ-77/4 и ИЗ-77/2 Леонид Ковязин] находился в камерах, где на него приходилось около четырех квадратных метров личного пространства. Соответственно, он не подвергся значительной переполненности [камер], которая могла бы сама по себе привести к страданиям, несовместимым состатьей 3 Конвенции. Он был обеспечен отдельной койкой, и он никогда не заявлял, что оборудование камер за счет [размещения] таких предметов как столы, койки или туалет препятствовало его свободному перемещению по камере <…>.
Кроме того, Суд отмечает, что туалеты в камерах были отделены от жилого пространства, хотя перегородка и не доходила до потолка. Также к каждой камере был беспрепятственный доступ естественного света. Окна не были оборудованы металлическими ставнями или иными приспособлениями, мешающими проникновению в камеру естественного света. Где возможно, маленькая форточка в окне могла быть открыта для поступления свежего воздуха. Камеры были дополнительно оборудованы системами искусственного освещения и вентиляции. Заявителю предоставлялась возможность пользоваться ежедневной прогулкой продолжительностью в один час. В камерах была проточная холодная вода, и раз в семь дней заключенные имели доступ к душевым.
Принимая во внимание совокупный эффект этих условий, Суд не считает, что условия содержания заявителя под стражей достигли той степени суровости, которая необходима, чтобы охарактеризовать обращение как бесчеловечное или унижающее достоинство по смыслу статьи 3 Конвенции <…>.
Что касается медицинской помощи, то власти сослались на четыре случая, когда [Леонид Ковязин] обращался за медицинской помощью и к нему приходил доктор, включая одну консультацию офтальмолога. Стороны не представили дополнительной информации в отношении заболеваний или лечения заявителя.
Принимая во внимание информацию, имеющуюся в его распоряжении, Суд не может установить, что у заявителя были какие-либо проблемы со здоровьем, которые требовали бы от властей предпринять какие-либо шаги, выходящие за рамками консультаций, которые он получил. Более того, не имеется никакой информации о тех или иных жалобах заявителя или его защитника на неоказание медицинской помощи. Суд отмечает, в частности, что такого рода жалобы не были высказаны членам общественной наблюдательной комиссии, посетившей заявителя 07 и 20 октября 2013 года.
Принимая во внимание вышеизложенное, Суд приходит к выводу, что жалобы [Леонида Ковязина] на нарушение статьи 3 Конвенции должны быть отклонены на основанииподпункта «а» пункта 3 и пункта 4 статьи 35 Конвенции.
 
Цитата
Олег Москвин написал:
Цитата
оксана   написал:
В постановлении  Европейского Суда по правам человека (далее – Европейский Суд) от 27  ноября 2014 года по делу № 20696/06, 22504/06, 41167/06, 6193/07,  18589/07 «Еремцов и другие против России» установлено нарушение пункта 1 статьи 6 Конвенции о защите прав человека  и основных свобод (далее – Конвенция) в связи с необеспечением  справедливости судебных разбирательств по уголовным делам Еремцова И.В.,  Антонова Д.М., Никитина С.Е., Мордвинова И.В. и Кузнецова В.В.,  выразившееся в том, что в основу обвинительных приговоров заявителей  были положены доказательства, полученные в результате  оперативно-розыскных мероприятий – проверочных закупок наркотических  средств, проведенных без надлежащей проверки доводов заявителей об  имевшей место провокации.
Обстоятельства дела. В  отношении каждого из заявителей правоохранительными органами были  проведены оперативно- розыскные мероприятия в форме проверочной закупки  наркотических средств. В результате этих мероприятий заявители были  признаны виновными в совершении преступлений, связанных со сбытом  наркотических средств.
Заявители утверждали, что сотрудники  правоохранительных органов спровоцировали их на совершение преступлений,  связанных с наркотиками.
Позиция Европейского Суда.  Европейский Суд отметил, что «при наличии правдоподобного и даже  спорного утверждения о провокации национальные суды обязаны установить в  рамках состязательного процесса основания проведения операции, степень  участия сотрудников правоохранительных органов в совершении преступного  деяния, а также характер какого-либо подстрекательства или давления,  которому был подвергнут заявитель» (пункт 16 постановления).
Европейский Суд подчеркнул, что «довод о  провокации не может рассматриваться без истребования всех  соответствующих материалов, касающихся предполагаемого изначального  существования «оперативной информации», обличающей заявителей, до  проведения оперативно-розыскных мероприятий и без допроса тайных агентов  о ранних этапах их внедрения» (пункт 16 постановления).
Учитывая все обстоятельства дела,  Европейский Суд заключил, что «отсутствие в российской правовой системе  ясной и предсказуемой процедуры санкционирования проверочных закупок  остается структурной проблемой, которая подвергает заявителей произволу  со стороны правоохранительных органов и не позволяет национальным судам  провести эффективный судебный пересмотр их доводов о провокации» (пункт  24 постановления).
Президиум ВС РФ  вынес  постановление о возобновлении производства по уголовному делу в отношении Антонова.


 "В связи с тем, что Европейский Суд установил при производстве по уголовному делу в отношении Антонова Д.М. нарушение положений п.1 ст.6 Конвенции, с учетом того, что вопрос о законности и обоснованности проведения оперативно-розыскных мероприятий надлежащим образом не проверен, приговор Кунцевского районного суда г.Москвь1 от 11 января 2006 года, кассационное определение судебной коллегии по уголовным делам Московского городского суда от 5 апреля 2006 года, постановление президиума Московского городского суда от 14 сентября 2006 года в отношении Антонова Д.М. подлежат отмене, уголовное дело - передаче на новое судебное разбирательство.

 Оснований для избрания в отношении Антонова Д.М. меры пресечения не имеется, поскольку за преступления, в совершении которых он обвиняется по данному делу, наказание отбыто.

 На основании изложенного, руководствуясь ч.5 ст.415 УГЖ РФ, Президиум Верховного Суда Российской Федерации

 ПОСТАНОВИЛ:

 возобновить производство по уголовному делу в отношении Антонова Д.М. ввиду новых обстоятельств.

 Приговор Кунцевского районного суда г.Москвь1 от 11 января 2006 года, кассационное определение судебной коллегии по уголовным делам Московского городского суда от 5 апреля 2006 года, постановление президиума Московского городского суда от 14 сентября 2006 года в отношении Антонова Д<...> М<...>отменить, уголовное дело передать для производства нового судебного разбирательства в тот же суд иным составом суда"
 
Жалоба г-на Антонова была объединена и рассмотрена вместе с жалобой " Еремцов против России ". Заявители (пять человек), осужденные за сбыт наркотиков, утверждали, что они стали жертвами провокаций полиции. ЕСПЧ удовлетворил их жалобы.
Доброго времени суток! А уже известно, каков стал итог новых судебных разбирательств по делам Антонова, Еремцова и Кузнецова?
 
Цитата
Вера555 написал:
А уже известно, каков стал итог новых судебных разбирательств по делам Антонова, Еремцова и Кузнецова?

Антонов: ст.228.1 ч.2 п.б УК РФ вынесен новый приговор, обжалуется
Еремцов: нет сведений
Кузнецов: дело возвращено прокурору, сразу после этого местный прокурор был арестован за взятки и мошенничество, сведений о дальнейшем движении дела пока нет, возможно, оно там и умрет.
 
Цитата
Олег Москвин написал:
Цитата
Вера555   написал:
А уже известно, каков стал итог новых судебных разбирательств по делам Антонова, Еремцова и Кузнецова?
Антонов:  вынесен новый приговор ,  обжалуется
Еремцов:  нет сведений
Кузнецов:  дело возвращено прокурору , сразу после этого местный  прокурор был арестован  за взятки и мошенничество, сведений о дальнейшем движении дела пока нет, возможно, оно там и умрет.
А Антонову по новому приговору что присуждено? что-то не могу найти информацию((
 
ЕСПЧ о признании, данном при участии защитника не по выбору


Постановление Большой Палаты Европейского Суда по правам человека по делу «Дворски против Хорватии» (Dvorski v. Croatia, жалоба N 25703/11) от 20 октября 2015 г. (извлечения):
«92. <…> Суд считает в достаточной степени установленным, что  Г.М. был нанят родителями заявителя, что 14 марта 2007 года он  неоднократно пытался добиться встречи с заявителем в полицейском участке  Риеки и что полицейские сказали ему уйти, не сообщая заявителю о том,  что Г.М. приехал увидеться с ним. <…>
93. Следовательно, хотя формально заявитель выбрал защитника  М.Р. [бывшего начальника жупанской полиции], чтобы тот представлял его  интересы во время допроса в полиции, это не был информированный выбор,  поскольку заявителю не было известно, что другой защитник, нанятый его  родителями, приехал в полицейский участок, чтобы увидеться с ним,  возможно, с целью представления его интересов. <…>
96. Применимое национальное право недвусмысленно  предусматривает, что защитник может быть нанят самим подозреваемым или  его родственниками, в том числе родителями <…>, [и] подозреваемый  может устно подтвердить полномочия защитника на представление его  интересов в процессе судопроизводства. Цель пункта 4 статьи 62  Уголовно-процессуального кодекса, предусматривающего, что защитник может  быть нанят близкими родственниками обвиняемого, но обвиняемый может  недвусмысленно отказаться от услуг этого защитника, не может быть  достигнута, если обвиняемый не проинформирован о том, что его  родственники наняли для него защитника. Это в любом случае налагало на  полицейских обязательство по меньшей мере сообщить заявителю, что Г.М.  приехал в полицейский участок и что он был уполномочен его родителями  представлять его интересы. <…>
98. <…> Более того, в соответствии с протоколом дачи устных  доказательств следственному судье от 15 марта 2007 года, следующего дня  после [оформления] задержания, заявитель сказал [следственому судье],  что его защитником по выбору является Г.М. и что полицейские отказали  ему в доступе к Г.М. Он также сказал, что не нанимал М.Р. в качестве  своего защитника <…>.
99. При таких обстоятельствах Суд не убежден, что оспоренное  ограничение возможности заявителя поручить Г.М. представлять свои  интересы с самой начальной стадии допроса в полиции, к которому привело  поведение полицейских, имело под собой относимые и достаточные основания  <…>.
102. Как Суд уже отметил, заявитель не знал, что Г.М., нанятый его  родителями, приехал в полицейский участок, чтобы увидеться с ним. Суд  также отмечает, что заявитель оспаривал то, что он охарактеризовал как  «навязывание» ему защитника М.Р. во время допроса в полиции, сначала при  первой же встрече со следственным судьей, а затем и в ходе всего  разбирательства. При таких обстоятельствах нельзя утверждать, что,  подписавшись под предоставлением полномочий [М.Р.] и дав показания в  полиции, заявитель недвусмысленно отказался, неявно или явно, от любого  гарантированного ему статьей 6 Конвенции права на представление его интересов защитником по своему информированному выбору. <…>
103. <…> Суд в первую очередь отмечает, что показания  заявителя, данные в полиции, были использованы при его осуждении, пусть  они и не являлись основным доказательством, на котором было основано  обвинение.
104. Заявитель также никогда не жаловался в процессе уголовного  судопроизводства на то, что защитник М.Р. не предоставил ему адекватную  юридическую помощь. <…>
105. Что касается способа, которым М.Р. был выбран для  представления интересов заявителя, то Суд ссылается здесь на пункт 5  статьи 177 Уголовно-процессуального кодекса, который требует, чтобы в  первую очередь заявителю была предоставлена возможность нанять защитника  по своему собственному выбору <…>. Только в случае, если  защитник, первоначально выбранный подозреваемым, не может принять  участие в допросе в полиции в течение определенного периода времени,  другой защитник должен быть выбран из списка дежурных защитников,  предоставляемого уполномоченным сотрудникам полиции жупанским отделением  Палаты адвокатов Хорватии. Однако среди документов, представленных  Суду, не имеется убедительных доказательств того, была ли эта процедура  соблюдена в случае заявителя. <…>
106. <…> Точное время, когда заявитель и М.Р. начали  консультацию [наедине], не указано, равно как не представлено никаких  объяснений тому, почему эта информация не отражена в протоколе допроса.  <…> В приговоре Жупанского суда в Риеке отмечено, что М.Р. пришел в  полицейский участок в 19:45, а допрос начался в 20:10 <…> По  мнению Суда, который не выдвигает никаких предположений относительно  эффективности юридической помощи, предоставленной М.Р., этот период  времени представляется относительно коротким, принимая во внимание объем  и серьезность обвинения, включающего три убийства с отягчающими  обстоятельствами и дополнительно вооруженное ограбление и поджог. В этом  контексте также должны учитываться требования подпункта «b» пункта 3 статьи 6 Конвенции о том, что обвиняемому должны быть предоставлены достаточные время и возможности для подготовки своей защиты.
107. Г.М. был доступен для того, чтобы оказать помощь заявителю, еще  утром, задолго до начала допроса, и являлся защитником, знакомым  заявителю по предыдущему делу. Если бы сотрудники полиции сообщили ему о  приходе Г.М. и он действительно выбрал Г.М., чтобы тот представлял его  интересы, у заявителя было бы намного больше времени, чтобы  подготовиться к допросу.
108. В этой связи Суд вновь обращает внимание на важность этапа  расследования для подготовки к производству по делу в суде, поскольку  доказательства, собранные на этой стадии, определяют рамки, в которых  дело будет рассматриваться судом по предъявленному уголовному обвинению  <…>, и подчёркивает, что уже на этой стадии лицу, которому  предъявлено уголовное обвинение, должна быть предоставлена возможность  обратиться за юридической помощью по собственному выбору <…>.  Справедливость судопроизводства требует, чтобы обвиняемый мог получить  весь спектр услуг, в которых заключается юридическая помощь. В связи с  этим адвокат должен быть способен обеспечить без ограничений  основополагающие аспекты защиты человека: обсуждение дела, организация  защиты, собирание доказательств в пользу обвиняемого, подготовка к  допросу, поддержка обвиняемого, находящегося в беде, и проверка условий  содержания под стражей <…>.
109. Когда, как по настоящему делу, назначение или выбор  подозреваемым защитника для представления его интересов предположительно  повлияло на дачу подозреваемым признательных показаний в самом начале  расследования по уголовному делу или привело к даче таких показаний,  требуется тщательное рассмотрение этого вопроса со стороны властей, в  частности, национальных судов. Однако, мотивировка национальных судов по  настоящему делу в части, касающейся оспаривания заявителем соблюдения  процедуры получения его показаний в полиции, была далека от  удовлетворительной. Ни суд первой инстанции, ни следственный судья, ни  какая-либо другая национальная инстанция не предприняли никаких шагов,  чтобы получить доказательства от Г.М. или сотрудников полиции в целью  установления относящихся к делу событий 14 марта 2007 года, касающихся  допроса заявителя в полиции и связанного с ним прихода Г.М. в  полицейский участок Риеки. В частности, национальные суды не предприняли  никакой реальной попытки привести основания, подтверждающие или  оправдывающие их решение с точки зрения ценностей справедливого  судебного разбирательства, воплощенных в статье 6 Конвенции.
110. При таких обстоятельствах, принимая во внимание цели  Конвенции, заключающиеся в том, чтобы защитить права, являющиеся  практическими и эффективными <…>, Суд не убежден в том, что у  заявителя имелась эффективная возможность оспорить обстоятельства, при  которых М.Р. был выбран представлять его интересы во время допроса в  полиции.
111. <…> Теоретически, если подозреваемый получает  помощь квалифицированного защитника, связанного стандартами  профессиональной этики, вместо другого защитника, которого он предпочел  бы назначить, то этого самого по себе недостаточно, чтобы прийти к  выводу, что всё судебное разбирательство в целом было несправедливым, с  оговоркой об отсутствии доказательств явной некомпетентности или  предвзятости <…>. В рассматриваемом случае можно предположить, что  в результате поведения сотрудников полиции в первых же своих  показаниях, данных полиции, вместо молчания, которое заявитель мог  сохранить, он дал признательные показания, в дальнейшем использованные в  качестве доказательства против него. Также важно, что во время  расследования и последовавшего за ним судебного разбирательства  заявитель не опирался на свои признательные показания, не считая просьбы  о смягчении наказания, но воспользовался первой же возможностью,  представившейся ему перед следственным судьей, чтобы оспорить процедуру  получения сотрудниками полиции его признательных показаний <…>.  Хотя имелись и другие доказательства, говорящие против него, Суд не  может проигнорировать значительное возможное влияние его первоначального  признания на дальнейшее развитие производства по уголовному делу против  него. В результате, по мнению Суда, объективные последствия поведения  сотрудников полиции в воспрепятствовании получения защитником, выбранным  семьей заявителя, доступа к нему были такими, что они подорвали  справедливость последующего разбирательства по уголовному делу,  поскольку первичные признательные показания заявителя были использованы в  качестве доказательства. <…>
113. Поэтому Суд приходит к выводу, что при обстоятельствах рассматриваемого дела имело место нарушение пункта 1 и подпункта «c» пункта 3 статьи 6 Конвенции».

источник
 
источник
Почему в России недоступна заместительная терапия наркозависимости
Власти России представили замечания по поводу жалобы трех ее граждан в  ЕСПЧ в связи с запретом заместительной терапии наркозависимости.  Следующий шаг - рассмотрение дела по существу.
Потребовалось около десяти месяцев (с декабря 2014 по октябрь 2015  года), чтобы представители РФ подготовили и передали в Европейский суд  по правам человека (ЕСПЧ) дополнения к меморандуму по жалобам трех  российских граждан, объединенных в прошлом году в единое производство.  ЕСПЧ предоставил возможность для дополнений в виде исключения, в связи с  важностью дела о недоступности заместительно-поддерживающей терапии  (ЗПТ) для наркозависимых пациентов в России. В декабре российский  представитель в ЕСПЧ Георгий Матюшкин просил суд отклонить жалобы трех  россиян, мотивируя это статьей 31-й федерального закона "О наркотических  средствах и психотропных веществах", запрещающей оборот метадона в  России и использование бупренорфина для лечения наркомании.
В декабрьском меморандуме также подчеркивалось: методы российской  наркологии отличаются от западных, а общественность выступает против  ЗПТ. За истекшее время в РФ развернули целую кампанию по сбору заявлений  в поддержку российской официальной позиции. Первым в ЕСПЧ пришло письмо  от Независимой наркологической гильдии, в котором утверждается, что ЗПТ  не требуется российским наркопотребителям, поскольку в РФ эффективно  лечат и без нее.
Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ), Управление по  наркотикам и безопасности ООН и Объединенная программа ООН по ВИЧ/СПИДу  рекомендуют применять ЗПТ как "один из наиболее эффективных методов лечения  опиоидной зависимости" и профилактики ВИЧ. Этот метод применяется во  многих странах - от США и ФРГ до Ирана и Китая. В России ЗПТ абсолютно  запрещена фактически с 1977 года.
"С точки зрения ВОЗ, опиоидная зависимость - это сложное заболевание,  включающее изменения в головном мозге", - поясняет адвокат Михаил  Голиченко, представляющий интересы российских заявителей в ЕСПЧ.  Наркозависимого человека бессмысленно упрекать в слабости характера, так  же как и больного диабетом в том, что ему нельзя есть сахар, но именно  такой позиции придерживается российская сторона.
По ее мнению, жалобщики - лишь безвольные наркоманы, виновные в том, что  не выполняют предписания врачей отказаться от наркотиков, отметил юрист  в беседе с DW. Между тем, многие специалисты считают, что ЗПТ позволяет  пациенту перестать употреблять "уличные" наркотики (героин и другие  опиаты), прекратить криминальное поведение, начать лечить сопутствующие  заболевания: ВИЧ, гепатит С или туберкулез.
Российская кампания против ЗПТ
После того, как ЕСПЧ объединил три жалобы в одно производство, шансы  России проиграть резонансное дело о ЗПТ весьма выросли. В декабрьском  меморандуме по жалобам и в нынешнем дополнении к нему РФ пыталась,  максимально используя научную терминологию, доказать свою правоту,  однако использовала и нелепые аргументы - якобы метадон разработали  германские нацисты, назвав его в честь Гитлера "адольфин".
Схожие соображения по поводу ЗПТ готовы представить Ассоциация  реабилитационных центров Северного Кавказа, Иоанно-Кронштадтский  Митрополичий реабилитационный центр "Воскресениe", Российский союз  христиан веры евангельской и другие организации. ЕСПЧ будет изучать эти  материалы, скорее всего, до конца ноября, после чего для рассмотрения  дела по существу не останется никаких препятствий.
Три заявителя против России
Суть жалоб Алексея Курманаевского из Казани, Ирины Абдюшевой из  Калининграда и Ивана Аношкина из Тольятти, действительно, одинакова.  Пациенты, страдающие наркозависимостью, неоднократно и безрезультатно  проходившие стандартное российское лечение - детоксикацию, жаловались в  ЕСПЧ на отказ предоставить им ЗПТ метадоном или бупренорфином.
Это же утверждение, не раз опровергнутое ранее, повторял и  зампред Госдумы, единоросс Сергей Железняк, по чьей инициативе летом  2015 года Россия потребовала от ВОЗ разъяснить позицию по ЗПТ. Из ответа  ВОЗ следовало: ЗПТ по-прежнему считается золотым стандартом в лечении  наркозависимости. Неудовлетворенные российские чиновники заявили о  старте международной кампании против ЗПТ, приуроченной к апрелю 2016  года, когда в Нью-Йорке пройдет сессия Генассамблеи ООН по  наркополитике, где впервые за 20 лет государства обсудят назревшие в  этой области реформы.
Одновременно внутри страны была развернута кампания по сбору  дополнительных комментариев для ЕСПЧ. Главный нарколог Минздрава Евгений  Брюн, а также Минюст рассылали письма по реабилитационным центрам и  наркологическим учреждениям с просьбой "высказать позицию" по ЗПТ. Тема  обращения в ЕСПЧ затрагивалась и на Втором антинаркотическом съезде в  Москве, прошедшем в мае.
"ЗПТ - это подрыв всей российской наркополитики, поэтому РФ настроена  столь по-военному", - уверен Михаил Голиченко. Важная деталь: метадон и  бупренорфин входят в списки наркотических средств, однако мировой опыт  их использования, накопленный с 1960-х годов, привел к строгой научной  обоснованности метода ЗПТ. Более того, с середины 1980-х по инициативе  Швейцарии в этих целях используется даже медицинский героин (диаморфин).  Однако в РФ апеллируют к консервативным методам лечения и полному  отказу от наркотиков, что, к сожалению, удается абсолютному меньшинству  пациентов.
Жизнь под давлением
А какова судьба самих заявителей? Двое из них - в ремиссии. Однако  весной 2015 года Алексей Курманаевский был уволен из казанского  благотворительного центра по реабилитации наркозависимых из-за его  жалобы в ЕСПЧ. В беседе с DW он пояснил, что сумел найти другую работу в  коммерческом ребцентре, "где руководитель уважает свободу взглядов".
Иван Аношкин занимается социальной работой с  наркопотребителями в тольяттинской некоммерческой организации "Апрель",  подвергающейся постоянному давлению со стороны местных властей. "Я живу  надеждами, что снимусь с наркологического учета, но иногда просто  отчаяние охватывает", - рассказал Аношкин DW. Третья заявительница,  Ирина Абдюшева, в июле предприняла попытку самоубийства, сейчас  находится в ребцентре. При подготовке этого материала связаться с ней не  удалось.
Между тем в сентябре в Мосгорсуде после апелляции получен отказ по  аналогичному делу - наркозависимый пациент Дмитрий Полушкин требовал  предоставить ему ЗПТ. Когда защитник в ходе заседания подчеркнул, что  отказ в ЗПТ нарушает право заявителя на жизнь, судья иронично  переспросил: "Может, на смерть? У нас есть право на смерть? Говорят,  заместительная терапия опасна".
С большой вероятностью после прохождения всех российских инстанций дело  Полушкина окажется в ЕСПЧ. Будет ли четвертая жалоба объединена с  предыдущими тремя? Неизвестно. Когда пройдет заседание ЕСПЧ по существу  дела о ЗПТ? Может быть, через несколько месяцев, может, через пару лет.
 
Когда использование найденного при обыске нарушает статью 6

Постановление ЕСПЧ по делу «Сакит Захидов против Азербайджана» (Sakit Zahidov v. Azerbaijan, жалоба N 51164/07) от 12 ноября 2015 года (извлечение):
«50. <…> В итоге заявитель был осужден за незаконное хранение наркотического средства в количестве, превышающем необходимое для личного употребления, без цели сбыта. <…>
51. <…> По мнению Суда, вывод о виновности заявителя был основан исключительно на вещественном доказательстве [т.е. наркотическом средстве], обнаруженном при нем 23 июня 2006 года [во время личного обыска], без которого прийти к такому выводу было бы невозможно.
52. При таких обстоятельствах Суд рассмотрит сначала вопрос о качестве вещественного доказательства, в т.ч. о том, вызывают ли сомнения в его достоверности обстоятельства его получения, а затем — вопрос о том, была ли заявителю предоставлена возможность оспаривания его достоверности и возражения против его использования в рамках производства по уголовному делу <…>.
53. Что касается первого вопроса, то Суд в первую очередь отмечает, что сторонами не оспаривается, что личный обыск заявителя не был проведен сразу же после его задержания в 19 часов 23 июня 2006 года. Он был проведен 23 июня 2006 года в 19:20 в [помещении] ГУБНМВД [Главного управления по борьбе с наркотиками Министерства внутренних дел], находившемся совсем не рядом с местом его задержания. <…> Промежуток времени около 20 минут, прошедших с момента задержания до обыска, вызывает обоснованное опасение, что доказательство было подброшено, поскольку в течение этого времени заявитель находился под полным контролем сотрудников полиции. Более того, нет никаких оснований полагать, что какие-либо особые обстоятельства делали невозможным проведение обыска немедленно после задержания заявителя. Далее Суд отмечает, что национальные суды отказались исследовать видеозапись обыска, несмотря на то, что заявителем было прямо заявлено ходатайство об этом <…>. Кроме того, власти [государства-ответчика] также не предоставили Суду копию [этой видеозаписи] в ответ на конкретный запрос сделать это.
54. Суд также не может упустить из виду то обстоятельство, что сотрудники полиции не оформили задержание заявителя сразу же. В частности, хотя стороны не оспаривают тот факт, что заявитель был задержан сотрудниками полиции в 19 часов 23 июня 2006 года, протокол задержания не был составлен до 22:50 23 июня 2006 года <…>. Более того, кажется, интересы заявителя не были представлены защитником во время задержания и обыска в ГУБНМВД.
55. Принимая во внимание все вышеизложенное, Суд приходит к выводу, что качество вещественного доказательства, которое было положено в основу вывода национальных судов о виновности заявителя, сомнительно, поскольку порядок его получения вызывает сомнения в его достоверности.
56. Что касается второго вопроса, то Суд отмечает, что заявитель поднял вопрос о достоверности вещественного доказательства и его использовании во всех национальных судах. Однако он не был надлежащим образом рассмотрен ими, поскольку в судебных актах об этом ничего не говорится.
57. В связи с этим Суд отмечает, что, несмотря на конкретные жалобы заявителя, национальные суды обошли молчанием использование доказательств, полученных в ходе обыска 23 июня 2006 года. В частности, они не рассмотрели вопросы о том, почему обыск заявителя не был проведен незамедлительно в месте его задержания и был ли обыск проведен в соответствии процессуальными нормами <…>. Национальные суды ограничились указанием на то, что утверждение заявителя о подбрасывании [ему наркотического средства] представляло собой способ защиты и не нашло подтверждения в ходе судебного разбирательства, не рассматривая названные выше конкретные претензии заявителя. Поэтому Суд не может не прийти к выводу, что заявителю не была предоставлена возможность поднять данный вопрос, так как его претензии на этот счет не были рассмотрены национальными судами без приведения соответствующего обоснования.
58. В свете того факта, что вещественное доказательство, обнаруженное при заявителе, являлось основным доказательством, положенным в основу вывода о его виновности, Суд считает, что приведенные выше соображения достаточны, чтобы позволить ему прийти к выводу, что способ получения вещественного доказательства, использованного в ходе судебного разбирательства в отношений заявителя, и отказ национальных судов рассмотреть его возражения и обоснованные аргументы относительно достоверности этого доказательства и его использования против него сделали все производство по делу в целом несправедливым <…>.
59. Таким образом, имело место нарушение статьи 6 Конвенции».
 
Цитата
оксана написал:
Промежуток времени около 20 минут, прошедших с момента задержания до обыска, вызывает обоснованное опасение, что доказательство было подброшено, поскольку в течение этого времени заявитель находился под полным контролем сотрудников полиции. Более того, нет никаких оснований полагать, что какие-либо особые обстоятельства делали невозможным проведение обыска немедленно после задержания заявителя.
Трудно переоценить это решение, в РФ большинство изъятий происходит не на месте задержания.
Рекомендую всем, кто подпадает под описанные в решении условия и у кого не истекли сроки, подать жалобу в ЕСПЧ.
 
Цитата
Олег Москвин написал:
Трудно переоценить это решение, в РФ большинство изъятий происходит не на месте задержания.
Да решение очень важное и нужное . !!!! Жаль , что прошло много времени у нас по делу .
 
Цитата
оксана написал:
Более того, кажется, интересы заявителя не были представлены защитником во время задержания и обыска в ГУБНМВД.
Может кто-то этот момент прокомментировать?
из Северной Кореи с надеждой...
 
Цитата
свободолюб написал:
Может кто-то этот момент прокомментировать?
Так как обыск проводился не на месте задержания, а в помещении  ГУБНМВД, надо было пригласить защитника.
 
Цитата
Олег Москвин написал:
Цитата
оксана   написал:
Промежуток времени около 20 минут, прошедших с момента задержания до обыска, вызывает обоснованное опасение, что доказательство было подброшено, поскольку в течение этого времени заявитель находился под полным контролем сотрудников полиции. Более того, нет никаких оснований полагать, что какие-либо особые обстоятельства делали невозможным проведение обыска немедленно после задержания заявителя.
Трудно переоценить это решение, в РФ большинство изъятий происходит не на месте задержания.
Да уж,это что-то!Это массовое нарушение.Кого на месте задержания досматривают??У меня с нашим адвокатом на этот счет был бурный спор.Она утверждала,что на месте задержания никто никогда никого не обыскивает,мол ,нереально это.
Цитата
оксана написал:
Суд также не может упустить из виду то обстоятельство, что сотрудники полиции не оформили задержание заявителя сразу же. В частности, хотя стороны не оспаривают тот факт, что заявитель был задержан сотрудниками полиции в 19 часов 23 июня 2006 года, протокол задержания не был составлен до 22:50 23 июня 2006 года  . Более того, кажется, интересы заявителя не были представлены защитником во время задержания и обыска в ГУБНМВД.
Это тоже массовое нарушение.Оформляют ,когда зажелают,а в ответах на жалобы по сему поводу пишут потом,что на то были какие-то там объективные обстоятельства.
 
Цитата
Татьяна Тата написал:
Она утверждала,что на месте задержания никто никогда никого не обыскивает,мол ,нереально это.
Досматривают.
Из наших форумчан, например, это дело Артура Преля, Михаила Плешко.
 
У нас до доставления в отдел прошло больше часа , Свидетели видели что дважды его досматривали с выворачиванием карманов . Ничего не нашли , а в отделе откуда не возьмись , в кармане брюк ))) 45 гр . Во как бывает ))
 
Обращаю внимание, Захидов заявлял о подбросе. Это обстоятельство, в совокупности с другими, дало основание Европейскому Суду усмотреть нарушение Конвенции.
 
Защитников,кстати, тоже чаще всего приглашают, когда уже все готово!У нас все три озвученных пункта нарушены.Все были озвучены на суде, но, их сочли не заслуживающими внимания.Таких дел просто уйма!
 
Уже и новый баннер готов! :D
 
Цитата
Олег Москвин написал:
Обращаю внимание, Захидов заявлял о подбросе. Это обстоятельство, в совокупности с другими, дало основание Европейскому Суду усмотреть нарушение Конвенции.
Плюс, важно - единственное доказательство вины
 
Полагаю, что вышеуказанные доводы ЕСПЧ можно применить и к изъятию меченых денег. Особенно в том случае, когда закупщик пошел на суде в отказ.
 
И еще важное обстоятельство - суды должным образом не исследовали данный аспект, ограничились заявлением, что это, мол, такая позиция защиты у подсудимого.
А ведь могли и "исследовать", допросить оперов, те бы наплели всяческих объяснений.
В последнее время суды наловчились прикрываться отказниками СК. Чуть что - отправляют материалы на проверку, те опрашивают оперов, факты "объективного подтверждения не находят" и вуаля - у суда чудесная подпорка для приговора. Эта уловка, конечно, вечно не просуществует, но тех, кто уже попал под каток, отдаленные перспективы, какими бы они не были радужными, вряд ли утешат.  
 
В Государственную Думу внеслизаконопроект о приоритете Конституционного суда России над Европейским судом по правам человека. Если закон примут, российские власти смогут отказываться выполнять решения ЕСПЧ.
 
По-моему, это просто трепотня, политическая пена. Власти и без того не выполняют те решения, которые не хотят. Наших статей это не касается, слава богу.
 
Цитата
Олег Москвин написал:
В последнее время суды наловчились прикрываться отказниками СК. Чуть что - отправляют материалы на проверку, те опрашивают оперов, факты "объективного подтверждения не находят" и вуаля - у суда чудесная подпорка для приговора.
Вот это точно, даже, когда имеешь исследования эксперта, проводят проверку в порядке ст.144-145 УПК РФ(благодаря решению суда, полученному  в порядке ст.125 УК РФ), получают объяснения заинтересованных лиц- следователя, оперов и т.п., а само исследование трактуют так: "получено не процессуальным способом", но при этом экспертизу получать процессуальным способом отказываются.    
 
Четыре года на рассмотрение жалоб
В Совете Европы подготовлен отчет об оценке деятельности Европейского суда по правам человека (ЕСПЧ) и возможных путях его реформирования. Ключевой рекомендацией является предложение рассматривать жалобы в течение четырех лет с момента их поступления. Сейчас эти сроки непредсказуемы, и решения ЕСПЧ, в том числе по громким политическим делам, выносятся с опозданием, не позволяющим восстановить нарушенные права заявителей.
В начале декабря Комитету министров Совета Европы (СЕ) будет представлен доклад (проект есть у "Ъ") о долгосрочных перспективах Европейской конвенции и возможных путях реформирования ЕСПЧ, подготовленный Руководящим комитетом по правам человека и Комитетом экспертов по реформе суда СЕ. Один из ключевых пунктов доклада касается непредсказуемости сроков рассмотрения жалоб в ЕСПЧ: предлагается коммуницировать жалобы в течение года после их поступления, не более года тратить на подготовку дела к рассмотрению и не позже двух лет после него выносить решения. Таким образом, общий срок рассмотрения не должен превышать четырех лет. "ЕСПЧ нарушает эти сроки в несколько раз: для него их вообще не существует,— сказал "Ъ" адвокат Сергей Голубок.— Сроки должны быть предсказуемыми для граждан, которые могли бы решить, стоит ли им обращаться в ЕСПЧ".
Остроту проблемы подтверждают примеры рассмотрения в ЕСПЧ громких политических дел против России. Например, только сейчас ЕСПЧ приступил к процедуре коммуникации жалобы, поданной в 2010 году Борисом Немцовым. Его жалоба связана с частичным проигрышем в российских судах тяжбы с экс-мэром Москвы Юрием Лужковым из-за доклада "Лужков. Итоги" о коррупции в мэрии. В 2011 году ЕСПЧ признал необоснованной ликвидацию Республиканской партии Владимира Рыжкова, лишенной регистрации в 2007 году. В 2012 году ЕСПЧ отказался удовлетворить жалобу объединенной оппозиции (КПРФ, "Яблоко", а также семь физических лиц), требовавшей отменить результаты выборов в Госдуму 2003 года. Принятие ЕСПЧ дела к рассмотрению спустя пять лет, когда Дума заседала уже в следующем созыве, послужило стартом инициированной председателем Конституционного суда Валерием Зорькиным дискуссии о возможности неисполнения решений ЕСПЧ. В 2013 году ЕСПЧ вынес решение по делу "Михаил Ходорковский и Платон Лебедев против России", признав, что их права нарушались во время следствия, суда и отбытия наказания. Жалобы были поданы в 2005 и 2006 годах, а решение вынесено почти накануне освобождения заявителей.
"Несвоевременное рассмотрение жалобы равносильно отказу в правосудии, это остается одной из основных проблем ЕСПЧ",— сказал "Ъ" один из независимых экспертов, готовивших доклад в составе рабочей группы СЕ, доцент школы права и социальной справедливости Университета Ливерпуля Константин Дегтярев. По его словам, это связано с ключевым вопросом легитимности ЕСПЧ и неисполнения его решений государствами-ответчиками, включая непринятие общих мер, сокращающих поток повторных и однотипных жалоб. Эксперт отметил, что накопившиеся жалобы, дефицит инфраструктуры и проблемы с легитимностью фактически исключают возможность ЕСПЧ своевременно влиять на ключевые ситуации нарушения прав человека: например, принятие обеспечительных мер не смогло прекратить войну на Украине и вряд ли сможет погасить эскалацию конфликта между Россией и Турцией.
Ограниченность ресурсов ЕСПЧ господин Дегтярев связывает с его небольшим бюджетом — около €66,69 млн, в то время как Европейский парламент только на переезды из Страсбурга в Брюссель тратит около €114 млн в год. По мнению эксперта, необходимо перераспределить ресурсы и внутри суда: приоритетные дела должна сразу рассматривать Большая палата, в то время как палаты и комитеты занимались бы менее значимыми жалобами в упрощенном порядке.
Адвокат Вадим Прохоров считает, что решить проблему можно за счет увеличения количества судей от каждой из 47 стран СЕ. "Сроки рассмотрения жалоб необходимо конкретизировать, но не за счет механизма отфутболивания или снижения качества рассмотрения",— считает он.
По мнению судьи ЕСПЧ в отставке Анатолия Ковлера, "новизна в предложениях касается необходимости усилить европейскую подготовку студентов, судей, сотрудников полиции и других правоохранительных органов, выработать более четкие критерии отбора судей ЕСПЧ и обеспечить гарантии их трудоустройства по завершении мандата". В докладе также говорится о необходимости усилить взаимодействие палат суда с Большой палатой во избежание противоречий в правовых позициях суда. Оригинальным считает господин Ковлер сдержанно оцененное экспертами предложение подключать к исполнению требующих от государства больших бюджетных затрат пилотных постановлений суда о системных проблемах (например, о компенсации за судебную волокиту) средства МВФ и Всемирного банка
Анна Пушкарская, Санкт-ПетербургИсточник: Коммерсант.ru
Страницы: Пред. 1 ... 24 25 26 27 28 ... 37 След.
Читают тему (гостей: 1)

ЗЛОУПОТРЕБЛЕНИЕ НАРКОТИКАМИ РАЗРУШАЕТ
Новое на форумах
28.11.2021 09:33:55
НАРКОПРЕСТУПЛЕНИЯ ПОЛИЦИИ
Просмотров: 116131
Ответов: 366
28.11.2021 08:35:35
Законотворчество в сфере оборота наркотиков
Просмотров: 603911
Ответов: 559
28.11.2021 08:13:23
Социальная адаптация заключенных
Просмотров: 94
Ответов: 1
28.11.2021 07:59:21
Законопроект о принудительных работах
Просмотров: 133516
Ответов: 206
28.11.2021 07:35:07
СПАСИБО!!
Просмотров: 17994
Ответов: 46
26.11.2021 06:21:48
База данных ЕСПЧ по поданным жалобам
Просмотров: 5409
Ответов: 4
24.11.2021 08:09:37
ПОПОЛНЕНИЕ ПОДБОРКИ ПОЛЕЗНЫХ СУДЕБНЫХ РЕШЕНИЙ
Просмотров: 154417
Ответов: 267
19.10.2021 07:34:47
Выращивание наркосодержащих растений
Просмотров: 166415
Ответов: 308
09.08.2021 09:05:00
Апелляционное, кассационное и надзорное производство
Просмотров: 71317
Ответов: 224
Узнать № жалобы в ЕСПЧ
Новая услуга Антисуда