Главная Поиск Карта сайта
Поиск по сайту
Авторизация
Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?
Легализация
petition.jpg

Убить ФСКН

[ Закрыто ] Убить ФСКН, Наркопреступления полицейских и преступления при расследовании наркодел
 
В 2003 году Путин создавал новое силовое ведомство—Госнаркоконтроль—конкретно под Черкесова. И сам же сформулировал задачу—стать силовым противовесом ФСБ. Началась война. Но Путину не понравилось, что Черкесов вынес сор из избы и рассказал о войне. Черкесов был уволен и на должность директора назначен Иванов, помощник президента Путина. Но назначен был Иванов уже Медведевым! Но, я думаю, что задача ФСКН осталась такой же - приглядывать и прослушивать за ФСБ. Об этом свидетельствует то, что фактически при такой большой структуре и штате ФСКН, количество преступлений с наркотиками не уменьшается, а увеличивается. Значит нет у этой службы цели: борьба с наркотиками. Но для того, чтобы содержать такую армию наркополицейских, "верных" президенту нужны деньги, которые постоянно Иванов "клянчит" у Думы и правительства. Для показателей работы, я думаю, была открыта граница с Казахстаном. ФСКН уже контролирует большую часть торговли наркотиками, а это тоже огромные деньги, которые идут, сами понимаете кому. Для того, чтобы прикрыть свою преступную деятельсть, и сажают наших детей и мужей. Большая, а вернее, основная часть изъятых наркотиков, по сведениям самих же ФСКН, составляет марихуана. Если бы хотели уничтожить коноплю, то это нетрудно сделать, существует очень много способов, но ФСКН это не надо. Народ просто держат за идиотов. Каждое четвертое дело в суде- это дело по наркотикам! Каждый четвертый мужчина в стране - уже сидел! После вступления в силу закона об ужесточении наказания количество сидевших увеличится, так как труднее будет сажать повторно. Каждый год количество осужденных по этим политическим статьям растет и будет расти, так как ФСКН в этом заинтересованы. Мы не имеем права молчать! Ведь на это наши политики-кэгэбэшники и надеются! Европейский суд заставил внести в ФЗ пункт о запрете фальсификации и провокации и мы должны заставить ФСКН его выполнять. Если мы будем дома плакать каждый в свою подушку и ничего не делать, то политика так и будет продолжаться. Поймите, ФСКН борется не с наркотиками, а с нами....Надо писать в СМИ, требовать освещать эти темы на телевидении. Надо создавать общество борьбы с недобросовестными сотрудниками ФСКН. Скоро можно будет подняться на предвыборной волне, но надо найти понимающего политика. Может Олег нам что-то подскажет и поможет? ЧТО-ТО НАДО ДЕЛАТЬ!
Страницы: Пред. 1 ... 22 23 24 25 26 ... 62 След.
Ответы
 
Сахалинский наркоконтроль стал обладателем почетного знамени Торжественная церемония вручения знамени Сахалинскому управлению федеральной службы по контролю за оборотом наркотиков состоялась сегодня в Южно-Сахалинске. Региональное управление - первое на Дальнем Востоке, которое удостоилось чести получить именное знамя.
На церемонии вручения присутствовал весь личный состав ведомства, а также почетные гости - заместитель губернатора области Дмитрий Братыненко, епископ Южно-Сахалинский и Курильский Тихон. Специально для передачи полотнища на Сахалин прилетел и.о. заместителя руководителя аппарата государственного антинаркотического комитета Сергей Солоненко.


Он отметил, что сегодняшнее событие станет важной вехой в истории островной наркополиции и будет способствовать успешному труду во благо безопасности нашей страны.
Традиционная и неотъемлемая часть торжества - это прибивка знамени к древку. Этого права удостоились лучшие сотрудники островного наркоконтроля. Далее церемонию продолжил обряд освещения, и только после этого его официально вручили начальнику Сахалинского управления. На именном символе изображен герб Сахалинской области и России, а также золотыми буквами вышито полное название островного ведомства.


"Этот день навсегда войдет в историю нашего управления. Для почетного символа мы уже приготовили специальное место. Хранить его будем под защитой рядом с доской почета", - отметила начальник Сахалинского управления наркоконтроля Любовь Устиновская.
Инна Леготина
 
Я валяюсь. "Среди молодёжи на Сахалине наркоманов нет" - это утверждение началиника УФСКН по Сахалинской области Л. Устиновской, только ребят по этой статье толпами развозят по ИК страны (в области нет для первоходов строгого режима, а пацаны почти все впервые), да СИЗО в областном центре по "народной" забито...
 
Ну куда уж без батюшки? Наверное он перед стягом  отпускал им грехи,  а призывать надо к смягчению души и  справедливости (про  совесть и говорить не хочу), а то ведь  сейчас с новым рвением будут отрабатывать   "награду".
 
А на Руси так и было всегда,  душегубам попы грехи отпускали
 
Цитата
frola пишет:
"Среди молодёжи на Сахалине наркоманов нет"
Видимо  старики в основном   покуривают, понюхивают, покалываются ;) . Ну как то она должна  оправдать вручение  стяга. Вот  вам и возврат к брежневским  временам -  переходящие знамёна, медали на грудь  за "честь, доблесть и славу". Ох-хо-хо.... :(
 
До не давнего времени , на сайте " Городского суда Сахалинской области " были практически одни уголовные дела по ст.228.1 и 228 , а сейчас в графе  "информация по делу"  у всех написано "информация скрыта".
Теперь я понимаю , где собака зарыта.
 
А вот доказательство их " безупречной работы ".

Сотрудники сахалинской полиции подкидывают наркотики


Опубликовано 09 Дек 2013 г.
на 1:30 минуте сотрудник говорит свидетелю «хули смотришь».
наручники на молодого человека уже надеты!
После имитации с повторным надеванием наручников, на 1:51 в руках "сотрудника" мелькает белый сверточек.
Изменено: Ольга - 12.12.2013 10:18:22
 
.

.
Очевидцев задержания просьба написать мне.
.
 
http://www.mk.ru/politics/article/2013/12/11/957759-fskn-reshila-rabotat-po-svoemu-zakonu.html    

Прочитайте интересно.
ФСКН считает что мало садят еще больше хочется. !!  
11 декабря был круглый стол.
А все таки надо их ликвидировать у многих такое мнение


Федеральное Государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования "Санкт- Петербургский Государственный Университет".
Выпускная квалификационная работа на тему: Структурный конфликт в организации (на примере ФСКН России).   ПОСМОТРЕТЬ РАБОТУ можно здесь
 
Наркотики эксперт хранил в сейфе в служебном кабинете, в кобуре от табельного оружия.

Ленинский районный суд Уфы приговорил 31-летнего бывшего эксперта госнаркоконтроля РБ Руслана Сайдуллина  к трем годам лишения свободы условно с испытательным сроком на два года.. Он признан виновным в незаконном хранении наркотиков в крупном размере.
О действиях злоумышленника стало известно сотрудникам собственной безопасности госнаркоконтроля при проведении оперативных мероприятий. Судом установлено, что в январе 2013 года эксперт хранил 0,4 грамма синтетического наркотика в кобуре от табельного оружия в сейфе своего служебного кабинета. В ходе предварительного следствия эксперт был уволен из правоохранительных органов. Вину в совершении преступления подсудимый не признал.
«Прокуратура района сочла назначенное наказание чрезмерно мягким и намерена обжаловать его в апелляционном порядке»
 
 ФСКН заблокировала работу сайта с критикой наркополитики РФ



Управление Федеральной службы по контролю за оборотом наркотиков по Москве направило регистратору доменных имен ООО «Регистратор доменов» требование прекратить делегирование домена www.rylkov-fond.ru. Работа ресурса, критиковавшего наркополитику российских властей, таким образом, была парализована, говорится в пресс-релизе межрегиональной правозащитной ассоциации «Агора».
В организации обеспокоены тем, что «новые правила регистрации доменных имен в доменах .RU и .РФ, утвержденные Координационном центром национального домена сети Интернет, предоставили возможность силовым структурам безмотивированно прекращать делегирование любого домена».
Администратором www.rylkov-fond.ru является «Фонд Андрея Рылькова», известный жесткой критикой государственной наркополитики РФ. Особое недовольство у правозащитников вызывает тот факт, что ФСКН ничем не мотивировала свое решение, «прикрывшись общей фразой о якобы размещении на сайте «материалов, пропагандирующих употребление наркотиков».
В результате сайт был заблокирован. Юристы «Агоры» обжаловали решение ФСКН как незаконное и необоснованное и готовят жалобу в суд на правила регистрации доменных имен, которые вступили в силу 11 ноября 2011 года. С того момента «делегирование домена может быть прекращено регистратором на основании письменного решения руководителя (заместителя руководителя или приравненного к нему должностного лица) органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность».
Раньше для приостановки деятельности интернет-ресурсов требовалось судебное постановление или «мотивированное решение (запрос) в письменной форме одного из руководителей органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность». Блокировка осуществлялась «в случаях, установленных федеральными законами, до ее отмены судом или органом, который вынес решение о приостановлении делегирования».
«Раньше в правилах имелось указание на необходимость мотивированного запроса от силовиков, – приводит «Агора» комментарий правовой аналитик ассоциации Дамир Гайнутдинов. – Сейчас правоохранительные органы могут без какой-либо мотивации блокировать неугодные для них интернет-ресурсы». Эксперт выразил уверенность в том, что «изменения в правилах были специально пролоббированы».
Председатель «Агоры» Павел Чиков сообщил Forbes.Ru, что «Фонд Андрея Рылькова» — по сути единственная в России организация, которая публично критикует российскую наркологию, в том числе и на международном уровне на различных форумах, и стремится продвигать современные, используемые в цивилизованных странах, методы лечения наркомании». Речь идет не только про заместительную терапию, но и про другие методы, с которыми давно и упорно воюет Минздрав, против которых высказывается главный нарколог Брюн и т.д., пояснил эксперт.
Чиков не исключил, что инициатором закрытия сайта была на самом деле не ФСКН, а именно Минздрав. В конце 2011 года ведомство попросило о содействии Брюна «в создании проблем фонду Рылькова». «В результате в начале этого года организацией уже интересовались в полиции (интерес был со стороны управления по борьбе с экономическими преступлениями) и в прокуратуре города Москвы», — рассказал председатель ассоциации.
Одним из действий ФСКН, по его словам, стала отправка письма регистратору доменных имен «с требованием со ссылкой на п. 5.5 правил регистрации доменных имен в доменах .RU и .РФ заблокировать доступ к сайту — без каких-либо вразумительных объяснений».
«Агора» обеспечивает юридическую защиту по делу. «Работать будем в двух направлениях. Во-первых, мы будем обжаловать решение Госнаркоконтроля и действие регистратора. По закону любое решение государственного органа должно быть мотивированным. Здесь также возникают вопросы о нарушении конституционного права граждан на свободу слова, потому что лишать организацию такого права на основании одного бездоказательного абзаца в некоем письме – это покушение на конституционные основы», — пояснил Чиков.
Он также отметил, что у правозащитников появилась возможность инициировать судебный процесс против регистратора по поводу необоснованности самого правила регистрации доменных имен. «С точки зрения законодательства – это взаимодействие между двумя юридическими лицами: одна организация предоставила платные услуги другой организации. И вся эта история, подобна тому, что, к примеру, я вам продал квартиру, после чего мне написал письмо какой-то начальник полиции, и я на этом основании говорю вам, что квартиру надо вернуть обратно, но ваши деньги тоже останутся у меня. Это подрывает основу гражданских правоотношений в принципе. Представитель государства не имеет права просто так вторгаться в гражданские правоотношения между двумя юридическими лицами», — уточнил председатель «Агоры».
По его мнению, rylkov-fond.ru уйдет в другую доменную зону не под юрисдикцией РФ. «Будет очень интересно посмотреть, как в этом случае будут реагировать власти, будут ли они и дальше вести охоту на этот сайт», — заключил Чиков.
Самым важным, с его точки зрения, является тот факт, что кейс фонда Рылькова — это прецедент, и даже в случае проигрыша в российских судах есть все шансы восстановить справедливость в ЕСПЧ.

Адрес публикации: http://www.forbes.ru/news/79074-pravozashchitniki-fskn-zablokirovala-rabotu-saita-s-kritikoi-narkopolitiki-rf
 
За 2013г. в МВД России было зафиксировано 3,5 тыс. преступлений, которые были совершены самими сотрудниками полиции. Об этом в интервью "Российской газете" сегодня рассказал начальник управления собственной безопасности МВД России Александр Макаров. По его словам, за неполный год было так же пресечено 165 тыс. дисциплинарных проступков сотрудников МВД.В интервью А.Макаров подчеркнул то, что если речь идет "о нарушении ведомственных нормативных актов", то "здесь действительно заметен существенный рост, как следствие того, что теперь руководители ОВД несут личную ответственность за проступки своих подчиненных". С другой стороны, если "мы рассматриваем уже раскрытые преступления, можно констатировать стабилизацию ситуации и даже некоторое снижение количества должностных составов". Начальник УСБ отметил, что более 80% фактов взяточничества в МВД было пресечено именно его сотрудниками. При этом сами граждане не стали жаловаться на полицию чаще - число заявлений осталось таким же - на уровне 30 тыс. за год. В 2009г. в МВД РФ началась первая крупная за всю современную историю реформа полиции. Изначально ее задачами было повышение эффективности работы правоохранительных органов и борьба с коррупцией. Реформа началась по инициативе тогдашнего президента Дмитрия Медведева. Закон вступил в силу 1 марта 2011г. Только одно изменение названия службы обошлось бюджету в 1,1 млрд. руб. Эти деньги ушли на новые удостоверения, нагрудные знаки, вывески, печати, штампы, бланки, нашивки и прочее.Саму реформу критиковали общественники, которые указывали, что переименование и изменение ряда полномочий полиции результата не дали. Остались недовольны реформой и в МВД. В частности, в ведомстве недовольны упразднением районных управлений и отделов в столицах субъектов, передачей контроля миграции в ФМС и механизмом аттестации. Последний в ведомстве предлагают заменить на более понятный для самих сотрудников принцип увольнения со службы по дискредитирующим основаниям. Кроме того, во время реформы было сокращено до 20% состава полиции. Реформировать МВД предложил также и председатель Комитета гражданских инициатив Алексей Кудрин. В том числе экс-министр и эксперты предлагают упразднить Следственный комитет, ФСКН и МВД. Вместо них предлагается создать муниципальную, региональную и федеральную полицию. При этом каждый уровень полицейской власти будет подотчетен местной, региональной или федеральной власти. Предложения экс-министра раскритиковали, назвав их опасными.





 
Цитата
frola пишет:
Предложения экс-министра раскритиковали, назвав их опасными.
Что и ему дали пендель под зад ,как и нам?
 
Цитата
frola пишет:
ФСКН заблокировала работу сайта с критикой наркополитики РФ
Наш сайт таким образом не заблокировать, мы хостимся в США и доменное имя куплено тоже не в РФ.
Единственное, что власти могут сделать с Антисудом, перекрыть к нему доступ из РФ.
Но это препятствие можно обойти, соединяясь с сайтом не напрямую, а через другие сайты, например, через нероссийские анонимайзеры.

Наберите в поисковике "анонимайзер" и выберите какой-нибудь нероссийский, войдите в него. В окошко ввода адреса введите antisud.com. Таким образом можно будет читать наш форум, но вот регистрироваться и писать, это позволит делать далеко не любой анонимайзер, надо будет поискать.
 
Цитата
Олег Москвин пишет:
власти могут сделать с Антисудом, перекрыть к нему доступ из РФ.
А всё таки не любят ВЕРХА справедливую критику и предъяву, не любят когда  народ  воссоединяется  своими бедами  по всей  стране, начинает действовать, кричать, действительно, наверное нет   уголка России,  где бы не столкнулись люди по беспределу ФСКН, разве что на  Сев.полюсе.  Потуги  закрытия  сайта докажут что не  любят у нас правду  и  боятся. Будем надеяться что этого не произойдёт.
 
СТО процентов что это не произойдёт.Так как им прийдёться признать своё поражение.
 
Махачев, являющийся доктором юридических наук, на заседании правительства в начале декабря без обиняков предложил подбрасывать наркоторговцам патроны и героин.
За укрепление законности путем подбрасывания патронов и наркотиков . В этом суть нынешней политики - можно подбросить и убрать с пути любого неугодного. И такие "доктора юридических наук" сидят сейчас даже в Верховном суде РФ. О погибших нельзя говорить плохо. Это верно. Но почему же правду о преступных распоряжениях можно писать только после смерти ? И такая практика по всей стране .

http://www.newsru.com/russia/20dec2013/makhachev.html
 
Большие менты и их наркодилер. История о казанском беспределе

http://oleglurie-new.livejournal.com/146134.html
 
В пух и перья
Законопроект о наркополиции с трудом пережил первые общественные слушания
13.12.2013

http://www.novayagazeta.ru/politics/61439.html
 
20.12.2013

Интервью председателя Государственного антинаркотического комитета, директора ФСКН России Виктора Иванова телеканалу "Россия 24"

Итоги служебной деятельности в 2013 году
http://www.fskn.gov.ru/includes/periodics/events_main/2013/1220/180128137/detail­.shtml
 
Цитата
Das пишет:
Цитата
Михаил Чернов пишет:
То есть никто не контролирует сотрудников.
Контролирующий орган есть, только добросовестно ли он выполняет свои обязанности? Исходя из практики - нет. И получается, что "рука руку моет"
Какой? ФСБ? Может собственная безопасность. В нашем случае никакого.
 
Цитата
Михаил Чернов пишет:
Какой? ФСБ? Может собственная безопасность. В нашем случае никакого.
Контроль за ОРД осуществляет прокуратура.
 
Глава наркоконтроля России: как поступать с наркоманами

21 Июня 2012



Русская служба Би-би-си продолжает серию материалов о наркополитике и наркотической преступности в России. В развернутом интервью Виктор Иванов, руководитель Федеральной службы по контролю за оборотом наркотиков, рассказал о последней статистике, о надзоре за следствием наркоконтроля и предложениях этого ведомства по реабилитации наркозависимых. С руководителем ФСКН беседовал Олег Болдырев.
Би-би-си: Согласно статистике Судебного департамента РФ, наркотики фигурировали в каждом восьмом деле и примерно каждый пятый осужденный на тюремное заключение - фигурант дела по наркотическим статьям. Ваши цифры подтверждают эти данные?
Виктор Иванов: Да, действительно. Каждый пятый в заключении – это приблизительно 147 тысяч человек – находится в местах лишения свободы по делам, связанным с незаконным оборотом наркотиков. Если говорить о судебной статистике, то в целом по стране, наверное, некорректно брать какую-то среднюю цифру, потому что она, образно говоря, будет отражать "среднюю температуру по больнице". В разных регионах разные виды наркотиков доминируют. Я бы упомянул Санкт-Петербург, там каждое четвертое дело, рассмотренное в судах, это дело по наркотикам. Если брать крупные города, мегаполисы, то в целом да, каждое пятое-седьмое дело, рассмотренное в судах.
Существуют ли эффективные методы борьбы с наркоманией? Эта тема обсуждается на форуме bbcrussian.com.
Би-би-си: Если считать Россию частью западной цивилизации, то вот такое количество осужденных и посаженных – оно соответствует западной модели наказания?
В.И.: На наш взгляд, да. Мы работаем с западными партнерами. В относительно спокойных государствах с устойчивой экономикой – там процент преступлений, связанных с наркотиками, достаточно высокий. В некоторых государствах доходит до еще более высоких цифр – до 30%.
Би-би-си: Те, кто критикует ФСКН, часто говорят, что органы занимаются, в основном, образно говоря, "мелкой рыбешкой", но на свободе остаются оптовики, те, кто продает большие партии. Большая часть наркотических дел, как я понимаю, это хранение без цели сбыта или сбыт в небольших количествах. В 2010 году таких насчитали 80 тысяч из 100.
В.И.: То, что нас критикуют, это неплохо, есть такая поговорка "дохлую собаку не пинают", значит, мы все-таки работаем. Это не моя догадка, это аналитическая оценка, связанная с работой и ФСКН, и других органов. ФСКН – специализированная структура, ее доля в общем числе разоблаченных и пресеченных наркотических преступлений составляет 85%, мы являемся среди всех локомотивом и наша [работа] сконцентрирована на борьбе именно с организованными видами наркопреступности. Доля лиц, которые не торговали наркотиками, но хранили их у себя, составляет менее 3%.
Би-би-си: То есть эта картина, где больше ловят мелких нарушителей, и мало – крупных, это – в общей статистике дел и ФСКН, и МВД. А ФСКН, говорите вы, делает свое дело в отношении крупных сбытчиков?
В.И.: Да, мы имеем возможность сконцентрировать свои усилия именно в этом направлении. Мы не склонны никого обвинять, мы благодарны органам внутренних дел, поскольку у них есть дополнительный ресурс, которого у нас нет – участковые, патрульно-постовая служба, дорожно-патрульные службы, которые в силу выполнения ими служебных обязанностей натыкаются на людей, которые продают наркотики.
Би-би-си: Понятна ваша логика в смысле распределения полномочий МВД и ФСКН. Но общий посыл тех, кто говорит – посмотрите, основной акцент в борьбе с наркотиками делается на конкретных людях, на единицах, но не на системе. Этот посыл всё равно остается.
В.И.: Посыл такой есть, но мы не можем не привлекать к уголовной ответственности тех, кто в одиночку или вдвоем занимаются сбытом наркотических средств. При этом, повторяю, акцент нашей службы сосредоточен именно на выявлении каналов сбыта. И те 12 тысяч преступных группировок, которые мы ежегодно разоблачаем, тому наглядное подтверждение. 85% преступлений в организованной форме – это дело ФСКН, и 100% преступлений, связанных с отмыванием и легализацией средств от наркотиков – это тоже наша служба.
Би-би-си: Если дел по наркотикам станет меньше, это будет воспринято как неудача?
В.И.: Увлечение статистикой, "палочная система", ничего кроме отвращения вызывать не может. Речь должна идти о ликвидации инфраструктуры сбыта. Если мы говорим о полицейских функциях – сокращении предложения, то надо заниматься укреплением границ, чтобы они могли отсекать больше, заниматься не только перехватом, но и ликвидацией преступных группировок, которые занимаются сбытом. Это очень эффективное оружие. Ликвидация наркопреступников и их цепочек устраняет инфраструктуру. Если мы кого-то берем с поличным, то задача не только изъять объем, а выявить всю цепочку.
Би-би-си: Но если есть большое количество дел с небольшими изъятиями, не доказывает ли это правоту ваших критиков, которые говорят, что низовые отделения ФСКН просто пытаются показать, что война с наркотиками не прекращается и неважно, какими методами?
В.И.: Мы внесли коррективы в нашу статистику, чтобы сконцентрировать наши усилия на организованной преступности. Но оргпреступность не может быть одним человеком. Как я сказал, 80% или 85% тяжких и особо тяжких преступлений в этой сфере выявляется нашей службой. Показатель говорит сам за себя. Я хотел бы обратить внимания, что далеко не всегда происходят дела, когда выявляются крупные партии. Преступность, видя возросшую активность органов по борьбе с наркотиками, дробит партии наркотиков. Пять-семь лет назад были случаи изъятия по 400-700 килограммов героина. Теперь они дробят партии на полтора-два килограмма, чтобы минимизировать риски.
Проблемные дела? Это к прокуратуре
Би-би-си: Спасибо. Еще один блок вопросов. Скажите, когда сотрудник ФСКН попадается на наркотиках, это такое ЧП, о котором знает даже Иванов в Москве? Или все-таки это не доходит до главного управления?
В.И.: У нас есть департамент собственной безопасности, который наделен правом проводить расследования даже в собственных рядах. Все санкции на проведение таких дополнительных расследований даются мною. Вся такая статистика поступает непосредственно ко мне. Ежегодно мы возбуждаем порядка ста уголовных дел в отношении собственных сотрудников, из них процентов десять связаны непосредственно с наркотиками, с теми соблазнами, которые дает наркоторговля. Остальные связаны либо со злоупотреблениями, либо с нарушениями каких-либо регламентов.
Би-би-си: Я спросил об этом, потому что может быть, ну просто может быть, вы узнаете дело, о котором мне рассказали родственники осужденного. Вкратце, вот что вызывает их гнев. То, что на изъятых наркотиках не было отпечатков пальцев. То, что нет экспертизы, которая доказывала бы, что найденные 18 свертков гашиша когда-то были единым целым. Самый главный вопрос – использование понятых, которые сейчас признаются в том, что они сотрудничали с оперативниками под давлением, им, наркозависимым, угрожали уголовными делами либо давали наркотики в виде поощрения. И, если бы всего этого было недостаточно, оперативник Химкинского подразделения ФСКН, позже тоже был пойман с наркотиками и осужден. Ему дали полгода колонии-поселения, а молодому человеку, которого обвиняли в попытках торговли этими свертками гашиша, дали шесть лет. Сейчас его мать пытается добиться возобновления дела по вновь открывшимся обстоятельствам. Скажите, по-вашему, этого достаточно, для того чтобы добиться повторного расследования? А ведь эти имена оперативников и понятых кочуют из дела в дело...
В.И.: Я не знаю существа дела и высказываться, не имея материалов дела, мне сложно. По наркотикам ежегодно расследуются около 240 тысяч дел. Я не знаю, обращались ли родственники или адвокаты с опротестованием следственных действий ФСКН в органы прокуратуры. Ведь у нас есть надзорный орган...
Би-би-си: Обращались. Решения вынесено не было.
В.И.: Ну, видите. Прокуратура за нами надзирает, уж они-то у нас точно не работают, и там, где выявляются нарушения, они заинтересованы восстановить законность.
Би-би-си: Не получается так, что наркотики играют роль такого универсального зла, которое позволяет прокуратуре закрыть глаза на эти несоответствия? Цель, что называется, оправдывает средства?
В.И.: На самом деле это не так. Прокуратура регулярно участвует в наших коллегиях, служебных совещаниях. Есть замечания, есть тематические проверки. Когда возникают вопросы, мы их решаем, либо устраняем замечания, либо представляем какие-то дополнительные документы.
Би-би-си: Вот то, о чем я рассказал – на это прокуратура часто обращает ваше внимание или это нетипично?
В.И.: Я бы не сказал, что это типично. Время от времени бывают замечания, но по большей части они носят рабочий характер. Недостаточно исследованы какие-то доказательства, нарушен процессуальный характер, сроки – это то, что требуется сразу устранить. В 95% случаев такого рода – жалобы близких или знакомых осуждаемых, привлекаемых к ответственности, таким образом избирают способ защиты от правосудия. Это не моя цифра, это данные Общественной палаты, буквально два месяца назад я выступал там при полном собрании правозащитников. Там задавались эти вопросы и все-таки вынесли справедливое решение, что ФСКН работает в правовом поле.
Би-би-си: Позвольте еще один пример из жизни. Это дело с воронежским маком, о котором вы уж точно наслышаны. Два года следствия. Некая контрольная закупка, о существовании которой фигуранты дела не подозревали месяцев шесть. Очень много фраз типа "в неустановленном месте", "неустановленным лицам". Экспертизы, которые показывают, что мак был куплен у добросовестных поставщиков и представляет собой мак кулинарного качества...
В.И.: Это дело отчасти мне знакомо, потому что звучало на заседании Общественной палаты. Я попросил направить информацию мне, мы рассмотрели ее совместно со следствием и прокуратурой. Оснований для признаний наших действий незаконными абсолютно нет. Прокуратура нас в этом вопросе абсолютно поддержала. Что касается кондитерского мака, то я должен сказать, что в этой партии изъятого мака, который ввозится под предлогом необходимости в кондитерской промышленности, скрывалась довольно приличная партия маковой соломы. Маковая солома – это наркотик, признанный антинаркотической конвенцией ООН. В данном случае этот мак служил прикрытием для наркотика, который поставлялся в РФ. К слову, стоимость этой маковой соломы в разы превышает стоимость кондитерского мака.
Би-би-си: Мы упомянули контрольные закупки. Я хотел спросить об этом методе. Было решение ЕСПЧ, один российский гражданин обратился в суд. Европейский суд заявил, что контрольные закупки нельзя учитывать в качестве единственного факта установления вины. Тем не менее, контрольные закупки используются.
В.И.: Это используется во всем мире. Я недавно был в Чикаго, мы проводили совместное заседание. На встрече помимо моего прямого партнера [главы Управления по национальной политике в области контроля над наркотиками США] Гила Керликовски была Мишель Леонхард, она является директором Агентства по борьбе с наркотиками США. Я ее поздравил с прекрасно проведенной операцией в штате Мэриленд, где были арестованы 57 человек, которые были привлечены к ответственности при помощи проведения контрольных закупок.
Би-би-си: Вы говорите, что американцы тоже практикуют контрольную закупку в качестве единственного способа доказать вину?
В.И.: Принимать доказательства для вынесения приговора о виновности – это компетенция суда. Как вы знаете, суд – независимая ветвь власти. Она признает доказательства либо достаточными, либо недостаточными. Как правило, одних контрольных закупок бывает недостаточно. Как правило, снимается следовая информация, принимаются показания свидетелей, расшифровка прослушивания телефонных переговоров, электронных каналов связи и так далее.
"Наркосуды" дадут потребителям шанс?
Би-би-си: В чем состоит суть ваших предложений по созданию так называемых "наркосудов". Что будет с теми, кто употребляет наркотики?
В.И.: Лет пять назад у нас в политике борьбы с наркоманией и наркопреступностью преобладал полицейский подход. Решение Генеральной ассамблеи ООН и обобщение мирового опыта показывают, что этого недостаточно. Это одна сторона медали. Другая сторона медали – это лечение, профилактика, реабилитация и ресоциализация наркопотребителей. Мы исповедуем принцип об излечимости наркомании. Задача в том, чтобы побудить человека заняться собственным лечением и освобождением от зависимости. Проблема в том, что воли этого человека, как правило, бывает недостаточно, потому что она бывает подавлена регулярным употреблением наркотика. Поэтому 55-я сессия комиссии ООН по наркотическим средствам приняла резолюцию о внедрении альтернативной ответственности наркопотребителей. Альтернативы уголовному наказанию.
Би-би-си: Так какая будет альтернатива в российских условиях?
В.И.: Альтернатива – выбрать курс лечения от зависимости. Не очень короткий. На сегодняшний день система наркодиспансеров не обеспечивает ресоциализации наркопотребителей, более того работает в режиме оказания услуг наркопотребителям – они время от времени обращаются в наркодиспансеры, их промывают-прочищают и они через день-два принимаются за старое. Диспансеры обеспечивают детоксикацию и в лучшем случае сеанс психотерапии. Это длится две недели, а психотерапия – месяц-два. А реабилитация на самом деле длится год, если не больше. [...] Реабилитацию возможно проводить в негосударственных центрах. Они уже есть, они действуют под сенью традиционных конфессий, например, Русской православной церкви. Мы выступаем за то, чтобы сеть таких организаций расширить и оказывать им содействие в виде грантовой помощи.
Би-би-си: Логика такая, что человек должен пройти курс, а если будет пойман снова, то уже снисхождения не будет. В отличие от нынешней ситуации, когда он может быть наркозависимым и – если не хранит больших количеств и не продает наркотики – может не подлежать наказанию.
В.И.: Да, конечно. Если в обществе установить нулевую толерантность к наркотикам, а это то, к чему стремятся все государства, то наиболее эффективным способом является установление уголовной ответственности за употребление наркотиков, как это сделано в Швеции или во Франции. Я был недавно в Стокгольме, они реализовали этот принцип в 1988 году. И кстати, шведская модель показывает блестящие результаты, и Еврокомиссия рекомендовала опыт Швеции. В чем заключается их логика? Не в том, чтобы лишить наркопотребителя свободы, но в том, чтобы установить ответственность. Если такой человек употребляет наркотики и это фиксируется государством, то в рамках судебного производства этот факт фиксируется, но ему предлагается альтернатива – пройти курс освобождения от зависимости. Практика показывает, что почти в 100% случаев люди выбирают свободу, в том числе и свободу от наркотической зависимости. Это процессуально закрепляется и это контролируется, чтобы наркопотребитель прошел все стадии освобождения.
Би-би-си: "Пройти курс" или "излечиться"? Если курс пройден, а излечения не наступило? В какой ситуации будет такой человек?
В.И.: Таких случаев природа практически не знает.
Би-би-си: Разве?
В.И.: Если наркопотребитель проходит все такие стадии – детоксикацию, психотерапевтический курс и реабилитацию – он уже практически освободился. Конечно, потребитель может сорваться. Но процент ремиссий очень высокий. Например, в центрах при РПЦ он достигает 70%. Эти 70% продолжают жизнь как нормальные члены общества. Конечно, есть те, кто срывается.
Би-би-си: Они попадут в тюрьму?
В.И.: Нет, второй раз им может тоже предоставиться возможность пройти курс освобождения от зависимости.
Би-би-си: То есть ваша модель не предполагает только один шанс, это может действовать и дальше?
В.И.: Нет резона отправлять людей за решетку, если они наркопотребители. Это наказание не освобождает его от наркопотребления. В местах лишения свобода он будет продолжать оставаться наркозависимым. Это известная истина. [...]
Би-би-си: Ваше отношение к заместительной терапии, метадону, меняться не будет?
В.И.: Заместительная терапия не имеет клинически подтвержденных результатов. Более того, есть клинически подтвержденные результаты упомянутых мной государств – Швеции и США, которые показывают, что за контрольный период – пять лет – количество смертельных исходов от метадона выросло в несколько раз. Эта проблема – замещение одного вида наркотика другим – в принципе не приемлется и Генеральной ассамблеей ООН, и ее конвенциями.
Би-би-си: Так, да?
В.И.: Конечно. Недопустимо замещение одного вида наркотика другим ввиду того, что не решается главная задача – ресоциализация человека. Задача – вернуть человека в социум из искусственного состояния, в котором он находится под воздействием психоактивных веществ. Или мы ставим другую задачу – доконать его? Ведь зависимость от метадона куда более сильная, чем от героина. Его действие может быть не столь сильное, но абстиненция от метадонового отравления снимается гораздо дольше - за 40 дней. И Швеция и США отказались от введения метадоновой терапиии на федеральном уровне, хотя есть применение этой терапии, обеспеченное отдельным регламентом – например, для закоренелых, с очень сильной степенью зависимости потребителей.
Би-би-си: В России огромное количество преступлений, где алкоголь влияет на действия подсудимых. Это разрушает их жизнь, это ломает их здоровье, они, как и наркоманы, тоже травятся суррогатами. То есть очень много параллелей с наркоманами. Но из-за того, что одна субстанция государством разрешена, а вторая запрещена, у одних шанс закончить свою жизнь слишком уж рано или шанс попасть в тюрьму – гораздо выше.
В.И.: Алкоголь – вещество разрешенное, другое дело, что с администрированием тоже есть проблемы. Мне очень нравится принцип ограничения торговли алкоголем, скажем, вблизи школ. Но что касается наркотиков, то это значительно более опасное явление в силу того, что обеспечивает высокую смертность, и подогревает преступность за счет увеличения рынков сбыта наркотиков. Это ведет к уродливым формам транснациональных мафий, к росту насилия. Есть некоторая дискуссия о легализации, либерализации наркотического рынка, но я хотел бы сказать, что ведущие страны мира консолидируют свои усилия на этом направлении. На Третьем Всемирном форуме в Стокгольме в середине мая мы приняли совместное заявление, где была выражена приверженность принципу недопустимости легализации и либерализации рынка наркотиков.

http://www.bbc.co.uk/russian/mobile/russia/2012/06/120620_ivanov_fskn_intervie­w.shtml
 
Наркомания преследования
Борьба с «дурью» в России сама превратилась в дурь


В России сложилась чудовищная ситуация. Не менее 200 тысяч людей, как правило, молодых, находятся в местах заключения по обвинению в преступлениях, связанных с оборотом наркотических и сильнодействующих веществ. Практически все — по одной статье Уголовного кодекса, 228-й. Это около трети всех заключенных.
Подавляющее большинство из них — жертвы либо фальсификации уголовных обвинений, когда наркомана представляют наркодилером, либо провокаций, совершаемых по наводке сотрудничающих с правоохранителями наркоманов и наркодилеров.
Мы, правозащитники, считаем сложившееся положение нетерпимым и катастрофическим по своим последствиям: «борьба» с наркоугрозой обернулась настоящим геноцидом молодого поколения. При этом рост потребления наркотиков не оставляет обществу возможности игнорировать проблему. Но речь идет о том, какая из стратегий антинаркотической политики возьмет верх в России.
Методы борьбы с наркоманией в мире условно можно разделить на два направления.
Первое направление, назовем его «европейским», признает реалии современной жизни. То, что множество людей, главным образом молодых, пробует легкие наркотики. Для лучшего понимания этого подхода можно провести параллель с употреблением алкоголя: те, кто периодически употребляет легкие наркотики, — это те же, кто периодически пьет вино и пиво. Да, есть опасность, что они станут алкоголиками. Или не станут. Так же и с наркоманами: множество людей, употребляющих легкие наркотики, не переходят к тяжелым. При этом употребление легких наркотиков не сказывается на их социализации: они не становятся «дном общества», не разрывают семейные и дружеские связи, делают карьеру.
Это статистика, подтвержденная исследованиями, и в большинстве европейских стран власти исходят из понимания подобных вещей. Там юридически ограничиваются списки запрещенных наркотических веществ. И там давно поняли: ужесточение законодательства не приводит к снижению уровня наркомании.
Что касается употребления тяжелых наркотиков, то в цивилизованных странах подходят к данной теме, исходя из опыта гуманизма, накопленного европейской цивилизацией: это болезнь, хроническая, трудно- или вовсе неизлечимая. К «тяжелым» наркоманам относятся как к больным людям, закрепляя это законодательно и создавая все условия для лечения.
Второй подход присущ тоталитарным государствам. Он исходит из того, что любой человек, употребляющий наркотики, — как бы априори преступник. Следовательно, его надо вычеркнуть из общества, применяя различные виды наказания, в том числе в некоторых странах — смертную казнь. При таком подходе наркоманов пытаются «лечить» страхом перед возможным наказанием, причем, по иронии судьбы, постоянно повышая его «дозу» (человек психологически адаптируется к уже существующей).
Как показывает практика, страх не способен излечить, не способен помочь больному сделать выбор в пользу здоровой жизни. Наркомания как болезнь не исчезает, а начинает приобретать более извращенные формы, выражающиеся либо в изобретении тяжелых наркотиков, состоящих из разрешенных компонентов, не подпадающих под уголовное наказание, либо в кустарном изготовлении «грязных» наркотиков, которые опаснее классических опиатов; либо в уходе наркоманов еще глубже в «подполье», что влечет за собой массу проблем для общества, в том числе криминальных.
А что у нас?
С одной стороны, Россия принадлежит к семье европейских народов, в наших культурных генах — христианство с его «всепрощением и милостью», да и на дворе XXI век, вроде бы взывающий к смягчению нравов и состраданию. Но это лишь «вроде бы». Реальность нашего отношения к наркоманам, особенно когда знакомишься с ней воочию, ужасает. Проблема употребления наркотиков превратилась в средство наживы для одних и в нескончаемый кошмар для других. А нередко бывает так, что наживаются те, кто по роду деятельности должен бороться с этой проблемой, помогать больным стать здоровыми. Наживаются за счет тех, кого они должны спасать от беды.
Но обо всем по порядку.
В России наркотиками и наркоманией занимаются несколько структур, среди которых — ФСКН, МВД, ФСБ, Минздрав. В некоторых аспектах их полномочия разделены, в некоторых — сходятся. Традиционно ФСБ и МВД ловили наркоманов и наркодилеров, Минздрав занимался лечением больных. В 2003 году начала свою деятельность Федеральная служба РФ по контролю за оборотом наркотиков.
ФСКН была создана на кадровой (около 40 тыс. чел.) и материальной базе Федеральной службы налоговой полиции, упраздненной из-за плохих показателей работы. И получилось так, что новая служба появилась на свет с «родовой травмой»: налоговые полицейские прославились тем, что облагали данью бизнесменов и за взятки закрывали глаза на нарушения. Что создало этой структуре дурную репутацию и в итоге привело к расформированию. Но люди-то остались!
Год за годом новая-старая служба стала подминать под себя все больше полномочий, забирая их у структур, с которыми работала бок о бок, и в итоге превратилась в полноценную силовую структуру. Со своим штатом следователей, со своей полицией (пока, правда, не закрепленной юридически). А в последнее время ФСКН и вовсе объявила, что у нее имеются собственные программы по лечению наркозависимых.
То есть ФСКН, заместив в «силовой» сфере МВД и ФСБ, решила пойти дальше и стать Минздравом-2. На мой взгляд, этот вопрос ни в коем случае нельзя решать наспех. Ведь если «силовая» сторона еще как-то свойственна ФСКН по «происхождению», то такая специфичная, требующая отдельной подготовки функция, как лечение наркоманов, несвойственна ей вообще.
Правозащитникам хорошо известно, что с момента своего создания эта структура совершала множественные нарушения и законодательства Российской Федерации, и Европейской конвенции по правам человека — в борьбе за лучшие показатели, оправдывающие смысл ее существования. Подбросы наркотиков, фальсификация протоколов, подставные свидетели, суды, закрывающие глаза на явные пробелы следствия... Сотни, если не тысячи подтвержденных фактов серьезных нарушений, и за каждым — сломанная человеческая жизнь.
Будни работы ФСКН сегодня — это бесконечное расширение перечня веществ, оборот которых является уголовным преступлением. Помимо самих наркотиков под запретом оказались и другие вещества.
Прежде всего следует отметить пищевой мак: тысячи уголовных дел возбуждены по «маковым» делам. Под запретом находятся и т.н. прекурсоры — вещества, которые используют для изготовления наркотиков. Также введено понятие аналогов наркотических веществ; при этом закон не говорит, что именно является «аналогом» и по каким критериям эту «аналогичность» определять.
Но и это еще не все.
Помимо списков наркотических средств и психотропных веществ существует еще и список сильнодействующих и ядовитых веществ, куда входят, например, технический спирт (используемый для очистки и обезжиривания разного рода деталей и аппаратуры), ртуть (используемая в неоновом освещении), пчелиный и змеиный яды...
Можно только догадываться, сколько людей в России ежедневно рискуют своей свободой при таком рвении государства «заботиться» о здоровье нации — а именно заботой о здоровье объясняется изобилие запретов и больших уголовных сроков.
Но пользы от ставки государства на репрессивный путь «борьбы» с наркоманией, мягко говоря, мало. О том, что ФСКН «поставляет» в тюрьмы примерно треть заключенных, я уже говорил. Вряд ли, надолго оказавшись в криминальной среде, они выйдут на волю более законопослушными — скорее, обрастут преступными связями.
Я коротко перечислил те беды, которые принесло обществу создание ФСКН. Но, может быть, несмотря на все издержки, пользы от ФСКН больше? Так как данные о количестве наркоманов в стране крайне неоднозначны, посмотрим на оценки самой ФСКН.
В июне 2005 года, через год после создания этого ведомства, начальник одного из его управлений Борис Целинский сообщил, что, по экспертной оценке, в России от 3 до 8 миллионов наркозависимых. А в октябре 2010 года глава ФСКН Виктор Иванов заявил, что наркоманами являются около 2% трудоспособного населения России репродуктивного возраста (от 15 до 64 лет). Также, по данным ФСКН, в 2012 году 18 миллионов россиян (13% населения) имели опыт употребления каких-либо наркотиков, а до 3 миллионов человек делали это регулярно.
Впечатляющая эффективность, не правда ли.
материал: Лев Пономарев
http://www.mk.ru/authors/page/350562-ponomarev-lev.html
http://www.mk.ru/specprojects/free-theme/article/2013/11/15/946210-narkomaniya-presledovaniya.html#comments-form
 
«В высшей степени опасная норма»

В Госдуме предлагают ввести уголовное преследование за рекламу наркотиков в Сети

ВЕРА МОСЛАКОВА

3 декабря 2013 г.

Вчера руководитель комитета ГД по безопасности и противодействию коррупции Ирина Яровая заявила, что настаивает на необходимости введения уголовной ответственности за рекламу наркотиков в Интернете. При этом депутат-единоросс подчеркивает, что запрет на распространение информации, которая содержит угрозу для жизни и здоровья, не является ущемлением прав и свобод. Соответствующее заявление г-жа Яровая сделала на круглом столе в Госдуме, посвященном проблемам профилактики наркомании. «Мы полагаем, что должна быть уголовная ответственность за рекламу наркотиков в Интернете. Несомненно, что сегодня доступность информации и широкий масштаб ее предоставления формирует все больший и больший интерес у молодого поколения», – сказала депутат от «ЕР». При этом Ирина Яровая считает, что разговоры о том, является ли такой запрет ущемлением неких прав и свобод, несостоятельны, поскольку, по ее мнению, распространяется информация, содержащая в себе реальную угрозу для жизни и здоровья людей. Выступая на круглом столе г-жа Яровая также напомнила, что на рассмотрении нижней палаты находится еще и законопроект, предусматривающий меры по выявлению наркопотребителей среди сотрудников отдельных профессий. При этом депутат-единоросс подчеркнула, что принятие такого закона необходимо, так как от времени выявления наркопотребления зависит способность человека к восстановлению здоровья.

Правозащитник Валерий Борщев в разговоре с «НИ» подчеркнул, что принимать подобный законопроект крайне опасно. «Четко не определено, что собственно есть пропаганда наркотиков. Например, из аптек исчезла марганцовка. Это лекарство, которое я знаю с детства. Я сам лечился, дочь свою лечил, а теперь марганцовка исчезла. Почему? Считается, что она содержит наркотические средства. Для меня это удивительно. И аналогичных примеров можно приводить множество. Поэтому если будет принят такой закон, то по множеству лекарств, где с точки зрения Федеральной службы по контролю за оборотом наркотиков есть наркотические вещества, будет побеждать служба наркоконтроля. А если вспомнить нашумевшую историю с кетамином в отношении ветеринаров, которые лечили собак и кошек? Так что, по моему мнению, такая законодательная норма в высшей степени опасна (при неотрегулированности критериев, что есть наркотические вещества) и приведет к неправомерному привлечению к уголовной ответственности совершенно невинных людей», – резюмирует правозащитник.

http://www.newizv.ru/politics/2013-12-03/193519-v-vysshej-stepeni-opasnaja-norma.html
Страницы: Пред. 1 ... 22 23 24 25 26 ... 62 След.
Читают тему (гостей: 2)

ЗЛОУПОТРЕБЛЕНИЕ НАРКОТИКАМИ РАЗРУШАЕТ
Новое на форумах
20.06.2021 14:02:34
Прослушивание телефонных переговоров (ПТП)
Просмотров: 299953
Ответов: 509
16.06.2021 19:15:57
Проверочная закупка
Просмотров: 228001
Ответов: 618
13.06.2021 10:49:36
Браслеты
Просмотров: 107
Ответов: 1
10.06.2021 10:50:41
ПОПОЛНЕНИЕ ПОДБОРКИ ПОЛЕЗНЫХ СУДЕБНЫХ РЕШЕНИЙ
Просмотров: 139244
Ответов: 247
10.06.2021 10:41:17
Помогите, пожалуйста, советом!
Просмотров: 174868
Ответов: 558
05.06.2021 07:23:44
Законопроект о принудительных работах
Просмотров: 126773
Ответов: 200
21.05.2021 08:34:46
Лечение наркомании и алкоголизма
Просмотров: 57850
Ответов: 113
21.05.2021 08:10:31
Законотворчество в сфере оборота наркотиков
Просмотров: 594828
Ответов: 557
15.05.2021 11:26:45
Производство и изготовление
Просмотров: 2876
Ответов: 20
13.05.2021 13:50:27
НАРКОПРЕСТУПЛЕНИЯ ПОЛИЦИИ
Просмотров: 106290
Ответов: 350
Узнать № жалобы в ЕСПЧ
Новая услуга Антисуда