Главная Поиск Карта сайта
Поиск по сайту
Авторизация
Логин:
Пароль:
Регистрация
Забыли свой пароль?
Легализация
petition.jpg

Каким должен быть идеальный адвокат?

Страницы: Пред. 1 2 3 4 5 След.
Каким должен быть идеальный адвокат?, А быть он долже вот таким смотрите ролики
 
Президенту Адвокатской палаты
Волгоградской области
Копылову Александру Владимировичу
400001, г.Волгоград ул.Рабоче-Крестьянская,9

от  Красиковой Нины Алексеевны  
403952, Волгоградская область
г.Новоаннинский  ул.Разина,62
тел.(84447)3-37-82


Претензия  
о невыполнении адвокатом Н.В. Поповой условий соглашения и возврате
уплаченных денежных средств
«15» января 2011 года я обратился к адвокату Вашей коллегии адвокатов Наталье Валерьевне Поповой ВМКА ф-л №6 403732, Волгоградская обл., р. п. Елань, ул. Кузнечная, 167 (84452) 5-28-47,  паспортные данные (паспорт 18 03 901 873 выдан 17.09.2003 г. Еланским РОВД Волгоградской области код подразделения 342-015 Попова Наталья Валерьевна, 06.06.1967 г. рождения, ур. г. Ангарска Иркутской области, прож. в п. Елань, ул. Солнечная, 7а) за юридической помощью.  
Я, изложила Н.В. Поповой, суть проблемы и попросила её представлять мои интересы как потерпевшей по уголовному делу № 291327, расследуемому СО при ОВД Новоаннинского района Волгоградской области. Также интересы по гражданскому судопроизводству, находящиеся в Новоаннинском районном суде, а именно не подано ни одного искового заявления в Новоаннинский районный суд от Поповой Н.В о истребовании имущества из чужого незаконного владения и возмещения убытков, не обжаловано действий со стороны следственных органов по уголовному делу Поповой Н.В. Таким образом, никаких обязательств она не выполнила. Также с её бездействием у нас в апреле месяце истекли сроки давности по подачи иска в регистрационную службу об отмене свидетельства по крестьянскому хозяйству.
На мой вопрос о необходимости заключения договора об оказании юридической помощи Н.В. Попова ответила, что заключать договор не надо, достаточно оформить на неё нотариальную доверенность, а также перевести на её расчётный счёт денежные средства в размере 15 000 (пятнадцать тысяч) рублей, и положить на телефон 100 рублей для звонков в государственные учреждения.
Во исполнение нашего соглашения об оказании юридических услуг я в январе 2011 года у нотариуса А.Ю. Ушакова оформила доверенность на имя Поповой и мой внук Демишев Роман Юрьевич  перевел на её банковскую карту № 6762***2871
18 января 2011 года 100 рублей и 19 января 2011 года 15 000 рублей.
Перевод денежных средств на счет Н.В. Поповой подтверждается выпиской о переводе денежных средств с банковской карты моего внука на банковскую карту Н.В. Поповой.
После получения от меня в январе 2011 года доверенности и убедившись в переводе  на ее банковскую карту денежных средств, Н.В. Попова в нарушении ст. 7  Федерального закона № 63 «Об адвокатуре и адвокатской деятельности в Российской Федерации»  от 31 мая 2002 года  стала уклоняться от своих обязанностей и выполнения процессуальных действий,  по взятым на себя обязательствам, а  затем, приблизительно с «20» июля  2011 года вообще перестала выходить на связь.

В соответствии со ст.15 ГК РФ, а также ст.29 п.1  Закона РФ «О защите прав потребителей» прошу Вас:
1. В связи с невыполнением  адвокатом Поповой Н.В. своих обязательств вернуть мне уплаченные ей денежные средства в размере 15 100 рублей.
2. Привлечь адвоката Н.В. Попову к установленной Законом «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» дисциплинарной ответственности за невыполнение взятых на себя обязательств по оказанию юридической помощи.
3. Сообщить о принятии  решения по рассмотрению моего требования в срок, предусмотренный ст. 31 Закона РФ «О защите прав потребителей».
Если возврат денежных средств, уплаченных мной Н.В. Поповой не будет осуществлен в кратчайшие сроки, оставляю за собой право обратиться в правоохранительные органы и в суд, так  как считаю, что стала жертвой мошенничества с предъявлением следующих требований:
1. О принудительном выполнении предъявленного мною требования в соответствии с п.1 ст.29 Закона РФ «О защите прав потребителей».

2. О взыскании неустойки в размере 3% цены выполнения работы (оказания услуги) при нарушении законных сроков по удовлетворению требований потребителя в соответствии с п.5 ст.28 Закона РФ «О защите прав потребителей».

3. О взыскании компенсации за моральный ущерб, причинённый мне незаконными действиями в соответствии со ст.15 Закона РФ «О защите прав потребителей».

4. О взыскании штрафа в размере 50% от суммы иска за неудовлетворение в добровольном порядке моего требования в соответствии с п.6 ст.13 Закона РФ «О защите прав потребителей».

5. Издержки связанные с оказанием услуг адвоката.

Приложения:  
—  выписки с банковской карты о переводе денежных средств
https://pravorub.ru/upload/content/2012/01/21/15477_doc_j_rt.pdf
 
По каким меркам судить об адвокате?

Фев16
Опубликовал Алексей Колегов
Ассоциация юристов предлагает составлять «горячие листы» адвокатов, чтобы лучшие были на высоте положения. А худшие, как им и положено, оказались на дне. Идея не бесспорная, но может оказаться полезной. В конце концов, нам — потенциальным истцам, ответчикам и подсудимым — необходимы какие-то отправные точки, чтобы сориентироваться при выборе защитника.
Только рейтинги, «звонки другу» и «помощь зала» не отменяют потребности думать головой. У любого человека есть прекрасные советчики: его глаза и уши, плюс здравый смысл. Все остальное — приставки к тому.

Метрика хорошего адвоката

Судя по всему, рейтинги входят в этом сезоне в государственную моду: Минюст с подачи ученых собирается составлять рейтинги чиновников. Ассоциация юристов России начала выстраивать по ранжиру юридические вузы. А теперь и адвокатов хотят пометить цифирками для наглядности.

Однако пока остался открытым главный вопрос — по каким меркам судить адвокатов. Количество выигранных процессов? Это не показатель. Цена? Тем более нет. Может, оценивать парфюм? Шутки шутками, но задача, похоже, поставила в тупик и само адвокатское сообщество. Действительно: как?

Теоретически, профессионал всегда сможет отличить профессионала и навскидку сказать, кто лучше, кто хуже. Но это субъективные (пусть даже правильные) ощущения. Обществу же надо популярно объяснить, как и почему считаем. Иначе есть вероятность, что при размытых непрозрачных критериях места в рейтинге будут продаваться.

Хотя и это, в каком-то роде, тоже критерий: если у человека есть деньги и он способен договориться о нужном решении (в данном случае — решении рейтинговой комиссии), значит, хватка у него есть. Не будем поминать всуе коррупцию, допустим, человек просто умеет добиваться своего и знает ходы и выходы. Вполне возможно, что и клиенты за ним, как за каменной стеной.

Однако денежными критериями в любом случае не стоит увлекаться.

Топ-лист нам в помощь

Трудно сказать, нужен ли такой рейтинг самим адвокатам, но их клиентам он точно не помешает. Сегодня человек выбирает защитника практически наугад. В случае введения рейтинга, безусловно, тоже останется элемент неожиданности и лотерейности. Но все-таки можно будет от чего-то оттолкнуться.

У частных граждан накопилось немало претензий к адвокатской корпорации (как, впрочем, и к любой другой — чиновничьей, прокурорской, судейской). Возможно, рейтинг снимет часть проблем с защитниками, ведь мы узнаем, чего они стоят.

Быть может, было бы неплохо проводить еще рейтинги судей, прокуроров, следователей. Вот уж, действительно, получились бы «горячие» списки. Не исключено, что они могли бы подтянуть обвинительные и рассудительные корпорации. Однако, будь такая идея исполнена, конкретному гражданину от нее не стало бы ни холодно, ни жарко. Мы ведь не выбираем своих обвинителей, следователей и судей. Как сказано в одном рассказике 18 века, их нам послало Провидение за наши грехи, поэтому они могут быть плохими, злыми, пристрастными, любыми. Мол, сама судьба назначила их пить из нас кровь. Спорное утверждение, но здесь надо дискутировать с автором. Я же говорю о другом: защитники — из иной когорты, они по определению обязаны быть хорошими.

Охотничьи уловки правозащиты

Среди адвокатов немало трудяг, но немало и трутней. Последние проявляют наибольшую активность в охоте за клиентом, поэтому нарваться на них легче. Один из приемов — так называемые сайты и колл-центры бесплатных консультаций.

На телефоны набирают студентов, работающих за копейки. Их задача — любой ценой поймать клиента на крючок, чтобы пришел и выложил деньги. Ни один, даже мелочный вопрос, не окажется настолько простым, чтобы вам ответили сразу. Нет, выяснится, что дело серьезное, придется платить за дополнительные консультации, а то и вовсе нанимать адвоката на долгий срок.

Именно в такое бюро обратилась женщина, про которую я рассказал в газетной статье. Ее сына задержали с палкой колбасы на выходе из универсама. Она говорит — подкинули, чтобы взять с него деньги. По ее словам, в том районе буквально шла охота на детей из состоятельных семей (но не настолько влиятельных, чтобы правоохранители боялись к ним подступиться). Ребят подставляли под какие-либо уголовные статьи и заставляли откупаться. Можно в это не верить — это всего лишь версия защищающейся стороны. Но палка колбасы, из-за которой возник сыр-бор, как ни крути, до тысячи рублей не дотягивала. Набегало лишь рублей 300-400. Значит, при самом худшем раскладе, была не уголовная кража, а административное правонарушение. За сколько минут с этим делом должен был управиться дорогой адвокат? Ответ: ему для этого не хватило целой осени. Дело тянулось, женщина ходила сама в прокуратуру, где ее пугали, что сына посадят (адвокат сказал, что не может ее сопровождать, поскольку это будет давлением на следствие), а все это время защитник рассказывал байки про свою активную закулисную работу. Его услуги обошлись в 80 тысяч рублей в месяц. Рейтинг по нему явно плачет.

Неволя за собственные деньги

«Многие адвокаты просто топят своих клиентов, — рассказал мне на днях в приватном разговоре действующий судья. — По некоторым статьям, если человек признал вину и на нем нет букета судимостей, реального срока ему никогда не назначат. А не раскаялся — пойдешь за решетку. Но часто бывает так: человек на следствии признался, все рассказал и показал, доказательную базу закрепили, а потом он передумал. Либо в СИЗО ему сокамерники чего-то наговорили, либо родственники нашли какого-то адвоката, и он меняет защитника. А тот, чтобы показать свою работу и взять побольше денег, накручивает подсудимого: мол, давай, отказывайся от всего, дело пустое, мы сейчас тебя быстро оправдаем. Развивает бурную деятельность, затягивает, штампует массу жалоб, шумит на процессе, и в итоге подсудимый получает реальный срок. Ведь доказательства есть, а поведение расценивается как попытка уйти от ответственности. Адвокат своим рвением только затягивает петлю на шее человека. А после приговора разводит руками, мол, такое у нас правосудие — обвинительное».

Но в данном случае, получается, нечего на судью пенять? Будем надеяться, что рейтинг заставит адвокатскую корпорацию ориентироваться не только на высокие гонорары, но и на высокие стандарты. Потенциал для этого у сообщества наших защитников есть.

Владислав Куликов rg.ru
 
Советы Адвоката

« Проси совета у того, кто научился побеждать самого себя»

Леонардо да Винчи
На этой странице мне бы хотелось дать Вам ряд ключевых советов, следуя которым человек с наименьшей вероятностью допустит роковые ошибки при первом знакомстве с правоохранительными органами. Данные советы содержат в себе золотые правила поведения при общении со слугами закона.
Хотелось бы обратить Ваше внимание на то, что Закон РФ о милиции возлагал на ее сотрудников всего 24 обязанности и предоставлял им 32 права.  
Как Вам такая пропорция?

Нынешний закон о полиции предоставляет им куда больше прав, чем обязанностей. Но речь сейчас не об этом, так как права не дают, их берут.
Как строить взаимоотношения с сотрудниками правоохранительных органов и контактировать с ними? Как бороться с грубостью, наглостью и хамством? Как избежать необоснованного задержания, побоев, издевательств, а то и пыток?
Иногда нам приходится встречаться со следователем, но могу Вас заверить, что такая встреча наиболее чревата последствиями. Следователь допрашивает граждан, чаще всего как свидетелей.
Допрос свидетелей занимает первое место в перечне следственных действий по собиранию и закреплению доказательств. Предметом допроса могут быть любые обстоятельства, подлежащие установлению по делу, в том числе о личности обвиняемого, о характере их взаимоотношений и многое другое. Следует иметь в виду, что по воле следователя Вы можете поменять свое процессуальное положение, то есть из свидетеля сначала превратиться в подозреваемого, а затем и в обвиняемого.
Будем надеяться, что до этого дело не дойдет, но запомнить надо следующее:
  • свои самые первые показания Вы должны запомнить слово в слово и помнить их до завершения дела;
  • менять показания надо только в случае крайней необходимости, поскольку это всегда производит крайне негативное впечатление на следователя, прокурора и судью;
  • Я бы рекомендовал на следствии вообще не давать показания (если Вы подозреваемый или обвиняемый), а воспользоваться статьей 51 Конституции РФhttp://advokat-ko.ru/2011/02/st-51-konstitucii/;
  • перед подписанием протокола внимательнейшим образом прочитайте каждую его страницу, добейтесь внесения необходимых дополнений и поправок, обратите внимание на соответствие указанному в протоколе времени допроса реальному времени его проведенияhttp://advokat-ko.ru/2011/02/chiteite-podpisyveite/;
  • запомните, Вас не имеют права допрашивать в ночное время, то есть с 22 час. до 6 часов утра, поэтому внимательно следите за временем, указанном в протоколеhttp://advokat-ko.ru/2011/02/chiteite-podpisyveite/;
  • в тексте подписанного Вами протокола не должно оставаться пустоты, которая в дальнейшем рукой следователя может быть заполнена словами, которые Вы не говорили, например, хочу добавить следующее… …что следователь захочет за Вас добавить, известно только ему самому; используйте букву Z (Зю)http://advokat-ko.ru/2011/02/chiteite-podpisyveite/;
  • если Вы допрашиваетесь в качестве свидетеля, то отказаться от дачи показаний Вы не можете в силу закона, но если не хотите навредить себе или кому-то, о ком Вас спрашивают, регулярно, но без фанатизма прибегайте к фразам типа: «я не знаю», «я не помню», «около стольки-то часов», «примерно…» и т.п.http://advokat-ko.ru/2011/02/chiteite-podpisyveite/;
  • если Вы не готовы ответить на вопрос, боитесь кому-то навредить, прикиньтесь «валенком» и попросите повторить вопрос. Таким образом, время будет выиграно. Надеюсь, что Вы сориентируетесь, как ответить на этот вопрос или вообще избежать ответа на него;
  • по действующему законодательству свидетель, сообщая следствию что-либо об известном ему факте, обязан назвать источник информации. Но бывают случаи, когда делать этого не только не хочется, но и попросту нельзя. В таких случаях лучше всего прятаться за безличные вербальные формы типа: «говорили», «болтали». Сразу же последует вопрос «где?» Ссылайтесь на место массового скопления людей, которые могут владеть этой информацией (столовая, сауна, пивная и т. п.). Следующий вопрос напрашивается сам собой: «Кто?» Ответ: «извините, не помню», «я к нему спиной стоял» и все в этом роде;
  • не бойтесь угроз и не верьте обещаниям;
  • требуйте, чтобы при Вашем допросе не было посторонних лиц(при допросах любят присутствовать оперативники и оказывать психологическое давление). Это действительно так. Оперативные сотрудники плохо различают в качестве кого, допрашивается лицо. Они и в свидетеле видят злого гения. Имеется множество случаев, когда насилие со стороны оперов применялось и к свидетелям. Все это делается с единственной целью, чтобы подавить волю допрашиваемого и добиться от него необходимых следствию показаний;
  • не реагируйте на сообщения следователя о том, что ранее допрошенные Ваши сослуживцы или друзья уже рассказали «всю правду». Всю правду вообще нельзя рассказать, кроме того, не мешало бы для начала узнать, какую правду от Вас требуют;
  • если речь идет об обстоятельствах дела, связанных с исполнением Вами профессиональных обязанностей, то ненавязчиво поясните следователю, что действовали строго в соответствии с должностной инструкцией, которую желательно иметь при себе.
  • не являйтесь к следователю, когда он приглашает Вас по телефону. Вы должны быть вызваны только по повестке, которую получили под роспись или заказным письмомhttp://advokat-ko.ru/2011/02/no-povestka-no-problem/;
  • в повестке должно быть указано: кто, куда, в качестве кого Вас вызывает, на какое времяhttp://advokat-ko.ru/2011/02/no-povestka-no-problem/;
  • не вздумайте ехать в отделение с прибывшими за Вами сотрудниками милиции. Попросите, чтобы они оставили Вам повестку;
  • в случае некорректного поведения, прибывших к Вам сотрудников полиции, вообще не впускайте их за порог Вашего дома. Они прекрасно знают, что без соответствующего постановления суда, переступать порог Вашего жилища, затея уголовно-наказуемаяhttp://advokat-ko.ru/2011/02/no-povestka-no-problem/.
P.S. Если к Вам решили применить личный досмотр на предмет обнаружения запрещенных предметов, прежде чем поднять свои руки вверх, самостоятельно выверните наизнанку свои карманы. Тем самым вы упредите желание оперативных  сотрудников засунуть свои руки в Ваши карманы. А руки у них, поверьте, не всегда бывают чистые. Могут так замарать, что не один год придется отстирывать грязь.
 
"Особенно печалит то, что судебная власть – уже и не власть, а, подчас, и никакая не судебная"



Интервью вице-президента Федеральной палаты адвокатов, управляющего партнера юридической фирмы "Юст" Юрия Пилипенко. Он говорит о вершине развития российской адвокатуры, которая вызывает смех сквозь слезы, о том, во что превратилась судебная власть, за что адвокаты чаще всего расплачиваются своим статусом, как нужно менять этический кодекс адвокатуры, и из чего состоит "бермудский треугольник" причин его нарушения.

– Как Вы можете охарактеризовать нынешнее состояние российской адвокатуры?

– Если попытаться коротко ответить на этот вопрос, то ответ прозвучит так: смех сквозь слезы.

Прежде всего, нужно отметить, что сегодня российская адвокатура, которой скоро исполнится 150 лет, находится в определенном смысле на вершине своего развития.

При советской власти адвокаты состояли в областных и краевых коллегиях, а во времена самодержавия — при судебных палатах, и до принятия в 2002 году закона об адвокатской деятельности адвокаты страны не были объединены в единую корпорацию. Первые шаги на этом пути начинали делать еще присяжные поверенные после судебной реформы 1864 года, но советский период прервал естественное движение адвокатуры к самоуправлению и объединению в масштабах всей страны.

Еще одна попытка была предпринята на исходе советской власти. И в настоящее время уровень независимости адвокатуры от органов исполнительной власти необыкновенно высок, административное давление – чуть больше нуля. Поэтому, если иметь в виду уровень корпоративной организации, самоуправления, независимости, то сейчас мы находимся на такой точке развития российской адвокатуры, какой еще не было в ее истории, и в этом смысле можем только радоваться нынешнему положению дел.

– Но Вы сказали про слезы…

– Да, потому что высокая степень независимости дает и обратный эффект: нас, кажется, игнорируют. Ведь что такое независимость на сегодняшний день? Ее можно определить и так: "От адвокатов почти ничего не зависит". Достаточно определенно я могу сказать это об уголовном судопроизводстве, которое состязательным назвать, в принципе, наверное, уже нельзя. Полагаю, что состязательность в уголовном судопроизводстве в Российской Федерации умерла, не приходя в сознание. Как до этого и криминалистика. Печально, что адвокатура – не по своей воле – превращается в падчерицу правосудия.

Особенно печалит то, что судебная власть – уже и не власть, а, подчас, и никакая не судебная. Суды общей юрисдикции, особенно в уголовном процессе, горизонтально интегрированы в правоохранительную систему. Оправдательных приговоров – "ноль с копеечкой", более 90% ходатайств защиты не удовлетворяются, адвокатам подчас грозят уголовным преследованием за выступление в процессе. И все делают вид, что так и надо, так и должно быть. Словно и университетов не кончали.

Но нынешнее положение дел в судебной системе – это не проблема адвокатуры, это проблема общества, страны, оно неприемлемо и ведет нас к институциональной катастрофе. Для сравнения: ну никак не может человек, например, с циррозом печени или с гангреной на правой ноге лететь в космос.

Еще одно проявление игнорирования – оплата участия адвокатов в уголовной защите по назначению. 298 руб. за один судодень – это нищенская ставка, абсолютно не соответствующая ни уровню образования, ни профессионализму, которыми должен обладать защитник. Мы с вами догадываемся, что при такой оплате помощь вряд ли будет оказана с большой отдачей.

[При этом] надо понимать, что более 70% адвокатов вовлечены ежедневно в процессы по назначению. Адвокатура находится не только в Москве и Санкт-Петербурге, по большей части она обитает в регионах, где, в принципе, нет активной экономической жизни и почти отсутствует спрос на услуги адвокатов, что, кстати, красноречиво говорит о численности среднего класса в стране. Чаще всего защитникам там приходится работать по уголовным делам по назначению, поскольку у людей нет денег для того, чтобы пригласить адвоката на договорной основе.

И проблема, мне кажется, состоит в том, что кто-то – осознанно или нет – отвлекает российскую адвокатуру от других, насущных задач и проблем, которые существуют и в обществе, и в юстиции, и в правосудии. Отвлекает на то, чтобы она боролась за 550 руб. вместо 298 руб. Если и бороться, то надо бороться за уровень существенно более высокий, чем 550 руб., или за что-то принципиально другое, важное.

Кстати, свежая новость: Минфин, кажется, изыскал средства для того, чтобы повысить с 1 июля минимальную ставку до 425 руб. И я искренне благодарен тем, кто помог в этом адвокатуре.

– А какие проблемы Вы считаете более важными?

– Самый очевидный ответ – отсутствие адвокатской монополии, как минимум, на судебное представительство. Сегодня в суд по доверенности ходят все кому не лень – индивидуальные предприниматели, педагоги, медработники, домохозяйки, люди без образования, студенты (хорошо, если юристы), люди с судимостью, бывшие адвокаты, изгнанные из корпорации…

Положение дел совершенно ненормальное. В Европе такая ситуация только в Эстонии и в Финляндии. Но там количество населения примерно такое же, как у нас в Иваново, и культура другая.

Был сделан разумный шаг в новом АПК, но потом Конституционный Суд – уж не знаю, по каким мотивам, – "утоптал" ростки цивилизованности. Некоторые "мыслители" боятся адвокатской монополии, но зубы почему-то не у сапожника лечат. Следует понять, что качество юридических услуг, оказываемых адвокатами, обеспечено установленными в законодательстве требованиями к претендентам на получение статуса адвоката, процедурой сдачи квалификационного экзамена, регламентацией их прав и обязанностей, правилами адвокатской этики, системой контроля, выстроенной на основе Кодекса профессиональной этики адвоката. Более естественной монополии, чем адвокатская или врачебная, не существует, и большей внутренней конкуренции, чем среди врачей и адвокатов, нет.

А насколько Кодекс профессиональной этики адвоката соответствует сегодняшним реалиям, насколько он современен, не следует ли его  переписывать?

– Сам кодекс является замечательным документом, его существование – это, может быть, одно из самых серьезных достижений российской адвокатуры последних десятилетий. Он заложил основы для формирования собственной дисциплинарной практики, собственного взгляда на этику адвокатского поведения, корпоративного правосознания. Сейчас мы имеем тот документ, который в значительной степени соответствует реалиям современных взаимоотношений как между адвокатами, так и между адвокатом и доверителями.

Кодекс интересен тем, что не содержит конкретных составов правонарушений адвокатской этики, а только описывает принципы и общие подходы к осуществлению адвокатской деятельности. Это позволяет квалификационным комиссиям на местах формировать собственную дисциплинарную практику.

Впрочем, 9-летнее существование какого-либо нормативного или квази-нормативного акта, каким является наш этический кодекс – это совсем не большой срок. Это в определенном смысле "юный" документ, что, конечно, не исключает необходимости внесения в него некоторых поправок и новаций.  

– И каких?

– У меня есть свои представления о том, чем можно было бы дополнить кодекс. Одно из них родилось после скандальной ситуации с адвокатом Павлом Ивлевым и публичного заявления Адвокатской палаты города Москвы о том, что она не будет рассматривать жалобу на адвоката, если она поступит не от доверителя.

Полагаю, что следовало бы предоставить президенту ФПА право возбуждать дисциплинарное производство в отношении адвокатов в интересах защиты деловой репутации адвокатской корпорации. Объясню, кстати, сразу, почему не нужно наделять этим правом всех руководителей региональных палат: они технологически вовлечены в принятие решения по конкретной судьбе своего коллеги.

Вторая новация, на которой я бы настаивал, касается расширения санкций в отношении адвокатов за те или иные проступки. Дело в том, что между замечанием и предупреждением вряд ли кто найдет много содержательных отличий, а что касается лишения статуса, то это очень серьезное наказание, поскольку нигде не описаны механизмы восстановления в адвокатуре, и это автоматически означает пожизненное лишение права на работу в профессии.

Мне хотелось бы, чтобы между этими крайне разными по своим последствиям дисциплинарными наказаниями появилась еще одна мера – запрет или принудительное приостановление статуса адвоката на определенный срок. Два или три года —  вопрос для дискуссии, главное — чтобы мера наказания была соразмерна совершенным нарушениям. Для сравнения вспомним Уголовный кодекс, в котором есть такая санкция, как запрет заниматься определенным видом деятельности на определенный срок.

Однако надо иметь в виду: в условиях отсутствия адвокатской монополии на представительство в суде приостановление адвокатского статуса на время будет выглядеть не серьезно. Следовательно, нужен комплексный подход в совокупности с введением такой монополии.

– Вы упомянули Ивлева. Регулирование вопросов соблюдения адвокатской тайны тоже надо менять?

Сегодня, на мой взгляд, есть и проблема, связанная с адвокатской тайной. Она абсолютна и бессрочна. Режим адвокатской тайны возникает с момента обращения к адвокату потенциального клиента и касается всего, начиная от его имени. Только доверитель может освободить адвоката от сохранения тайны. Отсутствие соглашения об оказании юридической помощи не освобождает адвоката от соблюдения адвокатской тайны. Адвокат обязан молчать даже в том случае, если прекращен или приостановлен его статус.

Однако есть и исключения из адвокатской тайны: самозащита в ситуации, когда доверитель, недовольный услугами или взаимоотношениями с адвокатом, обращается с просьбой возбудить в отношении него дисциплинарное производство. В этом случае адвокат, считающий претензию несправедливой, может (исключительно в рамках дисциплинарного производства, а не в прессе) сообщить сведения, составляющую адвокатскую тайну.

Но я считаю, что адвокатура должна ориентироваться на здравое самоограничение и не дожидаться, когда государственные органы и суды поставят вопрос о безбрежности и бездонности адвокатской тайны. Нам самим необходимо сформулировать концепцию, принципиальный подход к разумному ограничению адвокатской тайны. На мой взгляд, можно предоставить адвокату право самому распоряжаться ею в той части, которая касается ставших ему известными сведений о готовящихся преступлениях, направленных против здоровья либо жизни человека. Именно право, а не обязанность.

– Вернусь к одному из ваших ответов. Говоря о значении этического кодекса, вы сказали о дисциплинарной практике. Что в ней наиболее важно сейчас?

– Дисциплинарная практика, по сути, прецедентна, вырабатывается органами адвокатского самоуправления по тем или иным проблемам взаимоотношений между адвокатами и доверителями и другим вопросам, связанным с нарушениями законодательства об адвокатуре.  

Существенный вклад в ее формирование, конечно же, вносит самая большая по численности в России Адвокатская палата Москвы. Мы перед ней должны снять шляпу, потому что ее руководство сумело сформировать общие подходы на годы вперед, и эти подходы в качестве образца используют многие регионы.

– На что чаще всего жалуются клиенты, какие положения этического кодекса чаще всего нарушает адвокат?

– Самое большое число жалоб касается финансовых взаимоотношений между адвокатом и доверителем. Жалуются, прежде всего, на то, что не составляется договор или на то, что адвокат взял определенную сумму денег для решения проблемы, а проблему не решил и деньги не возвратил. Реже жалуются на пассивность адвоката как во время предварительного следствия, так и в суде.

– А за что чаще всего адвокаты расплачиваются своим статусом?

– В 2011 году прекращен статус 2253 адвокатам. Это на 3% больше, чем в 2010 году.

Чуть меньше одного процента – вступление в законную силу приговора суда о признании адвоката виновным в совершении умышленного преступления. Кстати, эти данные очень отличаются от тех, которые мы встречаем в интервью руководителей Следственного комитета или Генеральной прокуратуры. В частности, было озвучено число 187, а на самом деле, по нашим данным, сверенным, кстати, с Минюстом, в прошлом году были осуждены только 24 человека.

Неисполнение или ненадлежащее исполнение адвокатом своих профессиональных обязанностей перед доверителем — 3%. 75 человек лишили за это статуса. Нарушение адвокатом норм профессиональной этики адвоката – 4%, 83 человека.

Неисполнение или ненадлежащее исполнение адвокатом решений органов адвокатской палаты — еще 200 человек, 9%. Это, скорее всего, означает, что адвокат по каким-либо причинам перестал выплачивать взносы.

Ну, а большая часть случаев, когда человек перестает быть адвокатом, связана с тем, что он сам подал заявление о прекращении своего статуса. Это 67%. И 15% –  смерть адвоката или вступление в законную силу решения суда об объявлении его умершим.

Но я бы добавил, что среди действующих адвокатов немало тех, кто недостоин этого статуса. И не столько по моральным основаниям, сколько по профессиональным. Но при этом мы не хуже, чем сотрудники судейского и следственного корпуса — там примерно такие же люди, обучавшиеся в тех же примерно институтах, живущие в той же самой стране, в тех же городах и селах.

Вместе с тем в пользу адвокатуры свидетельствует следующее. Сейчас без малого 70000 адвокатов состоит в корпорации, и за 9 лет, пока действует Кодекс, почти 5000 адвокатов были лишены статуса за нарушение профессиональных обязанностей. Это говорит о том, что адвокатская корпорация за десятилетие существенно очистилась. Если мы посмотрим на общедоступную статистику о том, что происходит с судьями, следователями и прокурорами, то мы поймем, что такого масштаба самоочищения, как у нас, нет нигде.

Кроме того, у нас существует институт постоянного периодического повышения квалификации, и адвокаты обязаны отчитываться, где и когда они обучались, куда  ездили на конференции, где выступали с докладами. Все это работает на общее повышение профессионального уровня адвокатов и, соответственно, укрепляет престиж адвокатуры.

– В чем, на ваш взгляд, причины того, что адвокаты нарушают нормы профессиональной этики?

– Три основные причины нарушений – своеобразный "бермудский треугольник": стяжательство – общее падение нравов – дефектное состояние судебной и правоохранительной системы.

Страсть к стяжательству – общечеловеческий порок. У адвокатов для этого имеются свои причины. Широко распространенное мнение, что адвокаты – сверхобеспеченные люди, всего лишь миф. Высокого заработка добивается лишь сравнительно небольшая группа, преимущественно в крупных городах. Что касается основной массы адвокатов, особенно в регионах, то им приходится туго затягивать пояса. Не говоря уже о нищенской оплате труда, уровень социального обеспечения практически нулевой. Отсюда – и желание заработать сегодня и сейчас.

Особые случаи нарушений, которые я связываю в первую очередь с общим падением нравов, касаются недостойного поведения адвокатов в процессе. Я имею в виду тех, кто позволяет себе грубые, оскорбительные высказывания в адрес суда или коллег, представляющих интересы процессуальных оппонентов.

Состояние судебной и правоохранительной системы – очень серьезная тема, которая требует отдельной, детальной беседы. В рамках этого интервью могу сказать следующее. Адвокаты как участники процесса, на практике достаточно часто сталкиваются с допускаемыми следствием и судом нарушениями закона. Среди моих коллег много высокопринципиальных людей, которые не устают бороться с произволом сотрудников правоохранительных органов, формальным отношением суда к жалобам и т.д. Но, к сожалению, есть и такие, которые используют эти нарушения в своих интересах. Наиболее показателен отрицательный пример – "карманные адвокаты", существование которых было бы невозможно без следователей, которые нуждаются в адвокатах, не пытающихся найти изъяны в позиции обвинения и подписывающих любые процессуальные документы.

Тем не менее, это – жизнь. И чрезвычайных, специальных для адвокатуры оснований для пессимизма я не вижу. Будет страна – будет и адвокатура, будут доверители и гонорары, будут профессиональные победы. Будет весна, а за нею лето. Все будет хорошо! Или очень хорошо!

 
Правильно понимать происходящее

У коллеги звонит телефон, он долго слушает, потом отвечает: «Нет, я не возьмусь…» Удивительное дело: нет такой проблемы, которая бы показалась ему слишком уж сложным. И — отказывается…

Дело уже в суде, процедура ознакомления с материалами дела выполнена и теперь у родственников возникла потребность заменить адвоката. Почему?

Картина ясная: статья 2281. Наркотики. Сбыт. Один идиот неразумный передал «плюшку» другому неразумному идиоту. От 4 до 8. Лет. И почти без вариантов «вытащить». В принципе, бывают чудеса, конечно: или наркотик окажется не наркотиком, или ещё какие-то «вдруг». Но всё это может случиться только в период следствия, а оправдательных приговоров по этой статье не бывает.

Почему-то в судейском сообществе сложилось отчётливое понимание, что по «такому» делу выпустить никак нельзя — обязательно будут считать, что взял взятку. И — не выпускают. Никогда и никого.

Знает ли про это адвокат, который берется за дело? Конечно, знает. Он, собственно, и не обещает оправдания. Да и не за ним к нему идут. Все просят одного: «Вытащите его оттуда!»

«Вытащим!» — отвечает адвокат. И называет суммы, должности, звания, кому он будет эти суммы «носить». Увы, практика распространённая.

Психология попавшего в беду человека такова, что ему кажется, что есть какой-то простой способ «спасти″. Кажется, что вот сейчас этот милый в манерах майор, с этим чудесным добрым адвокатом «решат» нашу маленькую проблему. Ну, что там за дело-то? Ну, пакетик маленький наш парень куда-то кому-то передал. Ерунда, чушь, фигня.

И так убедительно говорят! Сначала, мол, всё на мази, вот-вот, выпустят. Потом вдруг (!) всё-таки арест, и на два месяца сразу. Ничего, говорят, просто тут начальство проявило интерес, внезапно. И теперь надо и начальству… А потом — судье, а потом — ещё кому-то, а потом…

Сто процентов (СТО ПРОЦЕНТОВ), что эти люди палец о палец не ударили по тому вопросу, по которому вам так прекрасно рассказывают. И как только вы скажете, что деньги иссякли — растворятся и сменят номера телефонов. Так происходит всегда, везде, в ста процентах случаев.

И каждый раз родственники ищут, кому бы дать денег за  возможность «вытащить». Кому бы заплатить за надежду. Разумеется, находят. Разумеется, чего-чего, а обнадёживают их ещё как…

Пожалуйста, услышьте меня! Пожалуйста! Остановитесь! Задумайтесь! Начните ПРАВИЛЬНО понимать происходящее!

Если ваш сын (муж, брат, любимая девушка…) попали внутрь СИСТЕМЫ — «вытащить» их может только чудо, случайность. Вы никак не сможете на это повлиять деньгами. Этот случай, подарок судьбы может быть разыщет в томах уголовного дела адвокат. Может быть (и скорее всего) «подарка» там нет. Но если он там есть — надо читать дело и ковыряться в умных книжках, встречаться со специалистами и много думать. Деньги вам понадобятся — но они НЕ ПОМОГУТ.

Консультация специалиста, которая потребуется, чтобы разбить доводы экспертизы — стоит денег. Но не полтора миллиона. Тысяч 15-ть у профессора. Ну 20, 30 — но это вменяемая стоимость профессионала.

Изучать дело под микроскопом — это тоже труд, тяжелый, кропотливый. Это тоже понадобится оплатить. При рассмотрении дела надо будет тщательно препарировать все нарушения… Иногда их так много, что даже наше правосудие понимает, что «не виноват» и отправляет дело «на доследование» (ну, почти) или выносит приговор мягкий, «ниже низшего». Да, обвинительный, хотя надо оправдывать. Но всё-таки!

Чтобы получить такой результат — не нужно носить деньги судье (кстати, вы уверены, что они до судей доходят? Думается, далеко не во всех случаях). Нужно заниматься ЗАЩИТОЙ.

Вы можете заплатить огромные суммы на взятки, а в результате окажется, при беглом взгляде на ваше дело, что статья, по которой обвиняется ваш муж вообще не применима к нему (вспомнил, например, историю одного призывника, которому вменяли воинское преступление… И долго вменяли…)

Ещё раз: пожалуйста, правильно понимайте происходящее. Уголовное преследование — это очень серьёзно. Никакие обещания тут не могут быть исполнены никем. Не тратьте время и силы на «вытаскивание», тратьте силы на ЗАЩИТУ.

Опять коллеге звонят. Другое дело. «Понимаете, мы, конечно, уже договорились, там, с адвокатом, он всё сделает, но, говорит, что нужно взять сильного адвоката, чтобы грамотно всё отписал… А судья будет читать и удовлетворять — это он гарантирует».

То есть эти засранцы берут, якобы, «на судью», и даже не могут напрячься что-то написать самим, говорят, мол, пригласите адвоката «сильного», пусть «хорошо» пишет… Получится «сильно» отписать — лавры «носильщику», не получится — «слабоватый адвокат» попался. А денежки… Ну, отнесли денежки уже, тю-тю…  Понимаете? Правильно?

Запись опубликована Адвокат Жаров Антон Алексеевич.
 
Большая Победа !!!


Posted Вс, 09/09/2012 - 08:16 by Сулейман Шебзухов

Решением Верховного Суда РФ от 07 февраля 2012 года сняты все ограничения о запрете использования сотовых телефонов, фотоаппаратов, аудио и видеоаппаратуры, при посещении своих подзащитных в исправительных учреждениях.

Теперь нужно выработать определенный порядок использования на практике. Вот примерный порядок нами по законодательству:

Посещение адвоката своего подзащитного имеет уведомительный характер, пора об этом знать. Тот адвокат, который не может зайти е своему подзащитному, должен сам сложить полномочия. Вы юристы должны не только знать закон, но использовать. Вы сами подчиняетесь им как ЗЭКа, когда просите у них разрешение на свидание, сдаёте сотовый телефон.
Пример как нужно заходить адвокату - 1. Письмо на имя начальника учреждения: "Уведомляю вас, что сегодня (дата) у меня назначено посещение с (ФИО), свидание будет происходить с использованием сотового телефона (марку писать), диктофона (марка), фотоаппарата (марка), видеокамеры (марка), Прошу предоставить, комнату для встречи с подзащитным. 2. С портфелем с аппаратурой подходите в КПП и заходите, если они просят выдать сотовый телефон аппаратуру незаконно, если насильно забирают грабёж. 3. Вы заходите фиксируете нужные факты, вы имеете права использовать телефон для связи для выяснения каких либо обстоятельств можете дать воспользоваться им своему подзащитному. 4. Если вас ограничили в доступе или полному использованию средств, любое лицо запретившее это совершает должностное преступление. 5. Подаёте на них в Прокуратуру, в Следственный Комитет, В Суд. Все решения Конституционного, Верховного судов есть на сайте Комитета - http://edinstvo-pravo.ru/theme...
 
Не могла пройти мимо этой темы. Я работаю адвокатом уже 12 лет, из них последние 10 почти только по наркотиками. Так вот я огромное количество клиентов потеряла объясняя им при первой встречи что прекратить дело не удастся ни при каких обстоятельствах, и даже за деньги, и даже за большие деньги, и за огромные тоже... Они уходят к тому кто обещает, и платят... А потом рассказывают что еще вот вот и все было бы у них хорошо, только вот звезды на небе как то не так встали....а я потом каждый раз думаю, вот зачем опять я все это сделала, ведь все равно кто то их будет защищать, так почему не я? И вопрос меня этот мучает давно. С одной стороны мое имя, с другой деньги... Так что уважаемые господа Доверители, не тяните из адвоката клещами обещание попробовать "вытащить" дайте человеку хорошо отработать. И ему спокойнее, и вам толку больше...
 
Цитата
Юлия Дубинина пишет:
уважаемые господа Доверители, не тяните из адвоката клещами обещание попробовать
"вытащить"
Но зачем в таком случае,  "берут" нехилую сумму за заведомо провальное дело, и крайне редко бьются за устранение нарушений как в ходе предварительного расследования, так и в судебном разбирательстве. Не хотят из-за непопулярной статьи портить отношения с прокурорскими и судьями?
 
Цитата
Юлия Дубинина пишет:
а я потом каждый раз думаю, вот зачем опять я все это сделала, ведь все равно кто то их будет защищать, так почему не я?  вопрос меня этот мучает давно. С одной стороны мое имя, с другой деньги...
Кто же побеждает в этой борьбе?:)
 
Цитата
frola пишет:
Цитата
Юлия Дубинина пишет:
уважаемые господа Доверители, не тяните из адвоката клещами обещание попробовать
"вытащить"
Но зачем в таком случае, "берут" нехилую сумму за заведомо провальное дело, и крайне редко бьются за устранение нарушений как в ходе предварительного расследования, так и в судебном разбирательстве. Не хотят из-за непопулярной статьи портить отношения с прокурорскими и судьями?
Frola,и снова здравствуйте! Вот читаю исповедь адвоката и вспоминаю о нашем деле 2010г.было заплачено 20тыс.рубза соглашение,это фиксированная сумма услуги адвоката и определились после суда на 10тыс.руб.,но он их не взял.Но т.к была обещанная договорённость "до 5 лет" max,то по занятости в другом суде адвокат на приговор не пришёл,прокурорша запросила 5 лет,судья дала по частичному сложению наказаний и совокупности преступлений 5,5 лет. в прениях,до приговора,адвокат сказал своё слово,но оно было как выдержка из лекции о пагубности привычки к употреблению,о наличии ребёнка и  как бы отрицание инициативы сбыта,его ошибочное применение.Но вот на приговоре и повело отсутствие адвоката,эта половинка нам помешала,а ему надо было ещё раз заявить о 5 годах,(обещанных!),т.е согласиться с обвинителем ,вот может этого то и не хватило.Но в ФЗ-270 окт.2010г. О детях до 14 лет у осужденных, можно было написать,но потом началась тягомотина,что занят,готовьте документы(приготовила),накопили ещё 20тыс.руб. но денег брать не стал, так и не дошли до ходатайства,просто мне уже надоело бегать,звонить,когда уже телефон не отвечал ,потом срок документов истёк(до 6м-в).Позднее деньги пригодились на лекарства,обострилось резко хрон.заболевание,а сейчас в другой город увезли,ну долгая история,вот будем ждать решение по ст.69.А простая услуга адвоката  по др.колонии 6тыс.руб.Хочу попробовать хоть немного сбросить  по какой нибудь подходящей к нам поправке(ничего не писали вообще)из-за боязни,не допонимая,что хуже уже не будет для отбывающего наказание.
 
Татьяна, если бы Вы узнали какую сумму я заплатила за 14 лет строгого (квартиру пришлось продать)...:cry:
Цитата
Татьяна Н.Тагил Воронцова пишет:
Но вот на приговоре и повело отсутствие адвоката,
А разве на приговоре адвокату дают слово?  У нас тоже не было ни одного адвоката на последнем заседании (приговоре), судья скороговоркой зачитала приговор, и гуляй Вася...только прокурор насладилась нашим горем (это надо было видеть) и помчалась давать интервью, как ей удалось засадить "наркобаронов"
 
Цитата
frola пишет:
Татьяна, если бы Вы узнали какую сумму я заплатила за 14 лет строгого (квартиру пришлось продать)...:cry:
Цитата
Татьяна Н.Тагил Воронцова пишет:
Но вот на приговоре и повело отсутствие адвоката,
А разве на приговоре адвокату дают слово? У нас тоже не было ни одного адвоката на последнем заседании (приговоре), судья скороговоркой зачитала приговор, и гуляй Вася...только прокурор насладилась нашим горем (это надо было видеть) и помчалась давать интервью, как ей удалось засадить "наркобаронов"
Ну нет,на приговоре зачитывают только приговор,а вот адвокат,который должен знать о проделанной им работе,просто по совести своей обязан быть на приговоре,а не так -"купил билет и не поехал -обманул контролёра". Уходя после прений он был уверен на 100% что будет 5 лет,и довольный даже не взял деньги после суда.Мне вспомнился давний случай когда для отмены дела в суде по мелкому делу,было достаточно купить два радиотелефона (дешёвые совсем) и две напольных вазы для прокуратуры, и дело было закрыто "из-за отсутствия состава преступления",да это было время...Да и судьи были другие 17 лет назад,с какими то другими понятиями,не кровожадные и с судьёй можно было поговорить.Вот у нас в Юротделе  Заводоуправления работала юрист и вдруг  она  становится судьёй. Рьяный такой юрист,старая дева и сейчас уже с 2007г. она на пенсии,так кровожадности ей не занимать,только от её взгляда стыла кровь в жилах.Так вот эта судья дала 2,5 года л.с за 0,02гр.смеси  за "в неустановленном месте,у неустановленного лица,в неустановленное время", за явное подстрекательство к сбыту-засылали 2 раза,лишь что то взять(потом оперов в составе 4 человек осудили за такую работу в том же 2007г.,но мы уже отбывали)молодой женщине,не судимой,работающей,имеющей малолетнего ребёнка 7 лет,активное в-во не было выявлено т.к не было весов со шкалой деления 0,0001 грамма.Вот результат юробразования и специфика работы в юротделе предприятия или в суде по уголовным делам.Ну а что говорить когда судьями становятся секретари суда,конечно если они повышают уровень образования,понятно и солдат может стать когда то генералом.А что же у Вас со всей Вашей  борьбой и таким грамотным подходом,срок не снизился?Это конечно ужас,не дай бог никому такого отхватить,вот что значит устрашение и активность судей,показать апогей в своей работе.Frola,а как вообще у Вас дела?У Вас сын,а у меня того хуже -дочь и её заболевание эхография цирроза,и совсем ещё маленький внук - 13 лет.
 
Цитата
frola пишет:
Советы Адвоката
« Проси совета у того, кто научился побеждать самого себя»
Леонардо да Винчи
...
P.S. Если к Вам решили применить личный досмотр на предмет обнаружения запрещенных предметов, прежде чем поднять свои руки вверх, самостоятельно выверните наизнанку свои карманы. Тем самым вы упредите желание оперативных сотрудников засунуть свои руки в Ваши карманы. А руки у них, поверьте, не всегда бывают чистые. Могут так замарать, что не один год придется отстирывать грязь.
Судя по тому,как выбивают окна,вырывают двери,одевают наручники матери на глазах маленького ребёнка -мы не имеем никаких прав в принципе,на бумаге как и на заборе многое можно написать,а на деле...
 
Рекомендую срочно( если НЕ  истек 6-ти месячный срок со дня кассационного рассмотрения касжалобы) направить жалобу в ЕСПЧ с приложением обычных ксерокопий имеющихся у Вас копий судебных актов. Одновременно рекомендую продолжать надзорное обжалование состоявшихся процессуальных решений с  указанием( перечислением) имеющихся существенных  нарушений  уголовно-процессуального и  уголовного законодательства РФ( если Вы представляете интересы сына( мужа) , то запаситесь доверенностью установленного образца для оформления и подачи от  своего имени жалобы в  ЕСПЧ в  защиту интересов близкого человека.Адв. Артамошкин А.В.
 
Активная позиция( жалобы руководителю следственного органа( прокурору) с Вашей  стороны позволит эти материалы реализовать в интересующем Вас направлении.
 
Адвокатов не нанимаю, а приглашают, поскольку только извозчиков нанимают.
 
Для подробной и обоснованной консультации необходимо изучать документы и бороться  в защиту прав и интересов  и Вашего брата и  его товарищей, поскольку имеются признаки существенного нарушения  при сборе и закреплении доказательств по делу. Для этого рекомендую очно обратиться к  адвокату, специализирующемуся на такой категории дел( имеются определенные направления и ловушки для следователей в пользу подзащитных). Удачи, адв. Артамошкин А.В.
 
Цитата
АЛЕКСЕЙ АРТАМОШКИН пишет:
Адвокатов не нанимаю, а приглашают, поскольку только извозчиков нанимают.
Нанимают не только извозчиков, но и адвокатов. Попробуйте воспользоваться толковым словарём русского языка, может поможет. :)
 
Цитата
АЛЕКСЕЙ АРТАМОШКИН пишет:
Рекомендую срочно( если НЕ истек 6-ти месячный срок со дня кассационного рассмотрения касжалобы) направить жалобу в ЕСПЧ с приложением обычных ксерокопий имеющихся у Вас копий судебных актов. Одновременно рекомендую продолжать надзорное обжалование состоявшихся процессуальных решений с указанием( перечислением) имеющихся существенных нарушений уголовно-процессуального и уголовного законодательства РФ( если Вы представляете интересы сына( мужа) , то запаситесь доверенностью установленного образца для оформления и подачи от своего имени жалобы в ЕСПЧ в защиту интересов близкого человека.Адв. Артамошкин А.В.
Алексей, на форуме консультируют или делятся опытом. Для рекламы услуг у нас есть страничка Адвокаты.
500 руб\мес.
 
Ушел Адвокат Свободы

Горькая цепь наших потерь продолжилась: ушел Юрий Маркович Шмидт. Адвокат Свободы. Добрый, умный и бесстрашный человек, в мае прошлого года отметивший свое 75-летие
12.01.2013


«Адвокат по профессии и правозащитник по велению совести», — назовет его прославленный диссидент Владимир Буковский. «Бесстрашный и бескорыстный воин права», — скажет адвокат Борис Золотухин. «Мы потеряли одного из последних российских моральных авторитетов», — говорит экономист Евгений Гонтмахер…

Знаменитый адвокат, более полувека отдавший профессии, он посвятил последние десять лет своей жизни одному делу — защите Михаила Ходорковского. «Я — адвокат Ходорковского» — так Шмидт отвечал в последние годы на вопрос о своей профессии. И, улыбаясь, говорил, что жизнь свела его с двумя гениями — Иосифом Бродским и Михаилом Ходорковским, у которого «необыкновенные ум, талант, выдержка и сила духа».

Ленинградский мальчик, в памяти которого навсегда сохранились блокада, он был сыном репрессированных родителей. И если мать — Наталья Карловна — смогла после годы высылки вернуться в Ленинград, то отец — Марк Рахмилиевич — был арестован через три недели после рождения Юрия и провел в лагерях девятнадцать лет.

В 1955 году Юрий поступал в театральный институт, но не был принят «из-за неправильного прикуса». Затем пытал счастья в медицинском — и снова неудачно. Правда, потом он назовет эти провалы «великим счастьем», потому что не смог быть ни актером, ни врачом… В итоге поступил на юридический факультет ЛГУ. При приеме документов ему заявили: у вас отец сидит? Да вы не сможете работать ни судьей, ни следователем, ни прокурором, разве что адвокатом… «Меня это устраивает», — ответил Шмидт.

В советские времена Шмидта не подпускали к «политическим» делам — как не имеющего «допуска». И четверть века он занимался защитой граждан по уголовным делам, в том числе по «экономическим». В 1986 году Шмидта исключили из коллегии адвокатов — он пытался помочь подзащитному, чья судьба уже была решена в обкоме партии. Но через два года он сумел восстановиться в профессии через Верховный суд. Говорят, это был первый случай в советской истории. А в 1989 году Галина Старовойтова передала ему просьбу Андрея Сахарова — стать защитником арестованного лидера армян Нагорного Карабаха Аркадия Манучарова, которого обвиняли в «организации массовых беспорядков» и ряде других вымышленных преступлений. В конце концов Шмидт добился его прекращения. Это была победа, после которой одно «политическое» дело в его работе следовало за другим.

В 1992 году Шмидт защищал в Верховном суде Грузии руководителя Юго-Осетинской республики Тореза Кулумбегова — его судили по сфальсифицированному делу. А в 1996 году он взялся за защиту капитана первого ранга Александра Никитина из экологической организации «Беллона», которого ФСБ пыталась обвинить в якобы «разглашении государственной тайны» (притом что все сведения, которые он предал огласке, были взяты из открытых источников). Дело закончилось полным оправданием Никитина — хотя, когда оно начиналось, по словам Шмидта, среди юристов и правозащитников он был единственным, кто верил, что Никитина оправдают, и на него «смотрели как на сумасшедшего». Потом, уже в «путинские» годы, Юрий Маркович с грустью говорил, что Никитину повезло: случись этот процесс десятью годами позже — и ему не удалось бы добиться оправдания.

В 2003 году Шмидт стал защитником Михаила Ходорковского — и вложил в защиту МБХ весь остаток своих сил и энергии. Он говорил Ходорковскому, что «не привык умирать с неисполненным чувством долга» и хочет дождаться его выхода на свободу. Увы, случилось иначе…

В Петербурге он был непререкаемым авторитетом. Его мнения ждали и прислушивались к нему, к нему постоянно обращались за помощью в самых сложных ситуациях, у него просили совета — и Юрий Маркович, если не был в этот момент крайне занят, никогда не отказывал. Он не оставлял без внимания ни одного безобразия властей, он выступал на митингах протеста, он боролся против газпромовского небоскреба и за сохранение исторического облика города. Он был убежденным либералом, демократом и антифашистом — и никогда не боялся говорить то, что думал.

В 2008 году, выступая на митинге после замены Путина на Медведева на президентском посту, Шмидт язвительно заметил: «Кремлевская мафия торжественно отметила смену пахана». А в 2010 году, когда Ходорковскому и Лебедеву выносили второй приговор, заявил, что Путина он готов защищать в суде бесплатно. Наконец, в прошлом году, когда «взбесившийся думский принтер» начал штамповать свои безумные решения, Шмидт дал им удивительно точную характеристику: «Депутаты принимают законы, которые посвящены исключительно сокращению поля гражданских свобод»…

Он долго и тяжело болел, но до осени прошлого года мы надеялись, что болезнь отступит. Надежды не сбылись — и уже в ноябре, на прощании с Борисом Стругацким, на которое Шмидт пришел с венком от Михаила Ходорковского, было видно, что ему уже очень худо.

Его друзья и коллеги делали все, что могли, — но, видимо, помочь было уже не в силах человеческих.

В конце декабря я навещал Юрия Марковича у него дома. Он понимал, что осталось немного, — но держался удивительно мужественно. Сказал, что следит за тем, как работает Законодательное собрание, и что ему за меня не стыдно. Наверное, это самая высокая оценка того, что я стараюсь делать…

«О нем мы будем вспоминать всякий раз, когда нужна будет его помощь, светлая улыбка и вера в то, что добро победит зло», — говорит правозащитник Юрий Вдовин.

Мы все сделаем для этой победы.

Светлая Вам память, Юрий Маркович. ( перепост из " Новой газеты")
 
Цитата
АЛЕКСЕЙ АРТАМОШКИН пишет:
Светлая Вам память, Юрий Маркович.
Присоединяюсь...
 
Приговор формулировался больше месяца. Предполагал, что за это время в нем будут "обыграны" все мои жалобы и ходатайства. Однако, он получился кратким и сухим; ни слова о моей позиции. Судью и прокурора больше волновал вопрос: будем ли мы приговор обжаловать или нет. Мне очень этого хотелось, но клиент всегда прав ... и его позиция превыше всего ... Полностью приговор публиковать нет смысла, публикую частично.


P.S.: не могу прикрепить файлы; выводится сообщение об ошибке загрузки.
Изменено: advokat-romanov - 26.02.2013 17:35:30
Приговор - это только начало ...
 
Цитата
advokat-romanov пишет:
не могу прикрепить файлы; выводится сообщение об ошибке загрузки.
Смотрите ветку техпомощи http://www.antisud.com/forum/forum24/topic583/
 
Какие всё же адвокаты-женщины  алчные  бабы!
Дочь написала о двух адвокатах:
мужик берёт всего 6 тыс.руб. при участии по УДО, поправкам, переквалификации и др.мелочи,
а тётка - 30 штук, она видимо думает что все остальные участники дураки.

Мы за первую инстанцию  заплатили только за соглашение 20 тыс. и всё, хотя отмазались от значительного срока тогда, в 2010году...
А уже отбыв больше половины срока нанимать  за 30 штук?! - с дуба рухнула  адвокатша?

И уж совсем диву даюсь, когда читаю что "бесплатный" адвокат чего-то стоит, десятки тысяч, это что новая форма вымогательства, наживательства?!   :o   :evil:
Изменено: Татьяна Н.Тагил Воронцова - 16.03.2013 11:44:57
 
Цитата
Татьяна Н.Тагил Воронцова пишет:
Какие всё же адвокаты-женщины алчные бабы
 :)   это не от пола зависит - от человека скорее).

Знаете, у нас на суде в первой инстанции по назначению
(мы отказались от платных, толку нет- жалобы и ходатайства и всю инфу все равно я искала, а она только читала мои и приобщала..)
женщина была, не скажу что как адвокат она сильна, но сам опыт и юр.образование
(потому что все время у меня просила то решения какие-нить ВС, то ходатайства себе забирала, вообще говорила мне что я знаю гораздо больше, чем все знакомые ей адвокаты по 228, видимо потому, что этот бой был мой, а они .. для них это рутинная работа..),
так вот она до сих пор мне звонит и спрашивает как у нас дела, советы дает какие-никакие..
просто на голом энтузиазме, без всяких там денег...

Знаете как мы смеялись, когда после первого заседание с нами она судье говорит- вы меня на все [заседания] затребуйте - я не видела такого интересного процесса (человек проработал следователем 15 лет, и почти столько же адвокатом)) мы валялись с нее...

а меркантильность - это черта человека а не половой принадлежности
Страницы: Пред. 1 2 3 4 5 След.
Читают тему (гостей: 1)

Наши  партнеры
Новое на форумах
13.07.2019 10:47:46
Фальсификация
Просмотров: 93371
Ответов: 276
13.07.2019 09:33:20
НАРКОПРЕСТУПЛЕНИЯ НАРКОПОЛИЦИИ
Просмотров: 59138
Ответов: 220
11.07.2019 09:17:15
Европейский Суд (ЕСПЧ)
Просмотров: 364741
Ответов: 865
11.07.2019 08:43:19
ПОПОЛНЕНИЕ ПОДБОРКИ ПОЛЕЗНЫХ СУДЕБНЫХ РЕШЕНИЙ
Просмотров: 66937
Ответов: 136
08.07.2019 19:00:58
Помогите, пожалуйста, советом!
Просмотров: 118273
Ответов: 468
04.07.2019 22:15:33
Перестройка институтов обжалования приговоров
Просмотров: 4030
Ответов: 22
Рекомендации