Главная Поиск Карта сайта
Поиск по сайту
Авторизация
Логин:
Пароль:
Регистрация
Забыли свой пароль?
Легализация
petition.jpg

Оправдательные приговоры. Прекращение дел.

Страницы: Пред. 1 2 3 4 5 След.
Оправдательные приговоры. Прекращение дел., Решения об оправдании, отмене приговоров и о переквалификации, снижении наказания
 
Дело 22-1876/2012 поступило в МОС: 15.02.2012.
Суд первой инстанции: Химкинский городской суд.
Номер дела в городском суде: 1-246/11.
Лица:
Аптикеев Виталий Тимурович, УК РФ: ст. 228 ч.1; ст. 30 ч.3 - ст. 228.1 ч.3 пп. а,г; решение касс. инст.: обвинительный приговор отменен с прекращением дела.
Резолютивная часть: приговор в части осуждения по ч.3 ст.30, п. "а,г" ч.3 ст.228.1 УК РФ отменен, уголвоное дело прекращено в соотвествии с поолжениями п.1 ч.1 ст.27 УПК РФ, то есть за непричастностью к совершению преступления; осужден по ч.1 ст.228 УК РФ к 1 году лишения свободы с отбыванеим наказания в исправительной колонии общего режима
Байковский Максим Викторович, УК РФ: ст. 30 ч.3 - ст. 228.1 ч.3 пп. а,г; решение касс. инст.: обвинительный приговор изменен с изменением квалификации со снижением наказания.
Резолютивная часть: изменена квалификация с ч.3 ст.30, п. "а" ч.2 ст.228.1 УК РФ на ч.3 ст.30, п. "г" ч.3 ст.228.1 УК РФ и снижено наказание до 8 лет лишения свободы; в остальной части приговор оставлен без изменения.
13.03.2012 10:55 - судебное заседание, ходатайство об ознакомлении с материалами дела
27.03.2012 10:00 - судебное заседание
27.03.2012 - по делу вынесено определение.


Источники: Мособлсуд, Химкинский суд
В публикации МОС о переквалификации в отношении Байковского, по всей видимости, допущена ошибка.
 
http://oblsud.wld.sudrf.ru/modules.php?name=bsr&op=show_text&srv_num=1&id=33400001201271232581561001098661
Во-первых, при частичном оправдании должно признаваться право на реабилитацию. Во-вторых, отменен эпизод в Надзоре! и потому, что не доказан! (а не из-за процессуальных нарушений). Правда, уровень суда - областной "всего лишь".
44у-6/2012
Судья Белоусов А.В.
Судьи кассационной инстанции: Живцова Е.Б. –председательствующий, Базанова Л.Л. - докладчик,Иванкив С.М.

ПОСТАНОВЛЕНИЕ ПРЕЗИДИУМА ВЛАДИМИРСКОГО ОБЛАСТНОГО СУДА г.Владимир 23января 2012 года.
Президиум Владимирского областного суда в составе: председательствующего Малышкина А.В. и членов президиума – Белова С.П., Кириллова В.С., Крайновой И.К., Левичевой В.В., Медведева С.В., Судаковой Р.Е. при секретаре Пинигиной Ю.С.
рассмотрел уголовное дело по надзорной жалобе Артецкого А.А. о пересмотре
приговора Октябрьского районного суда г. Владимира от 29 марта 2011 года, которым Артецкий А.А., **** судимый 9 февраля 2011года по ч.2 ст.228 УК РФ к 3 годам лишения свободы, осужден за совершение преступлений:
- **** по ч.3 ст.30, п. «б» ч.2 ст.228.1УК РФ (в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 года №162-ФЗ) к 7 годам лишения свободы со штрафом в размере 150 000рублей;
- в период **** по ч.3 ст.30, п. «б» ч.2 ст.228.1УК РФ (в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 года №162-ФЗ) к 7 годам лишения свободы со штрафом в размере 150 000рублей;
- в период **** по ч.3 ст.30, п. «б» ч.2 ст.228.1УК РФ (в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 года №162-ФЗ) к 7 годам лишения свободы со штрафом в размере 150 000рублей;
- **** по ч.3 ст.30, п. «б» ч.2 ст.228.1УК РФ (в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 года №162-ФЗ) к 7 годам лишения свободы со штрафом в размере 150 000рублей;
- **** по ч.3 ст.30, п. «б» ч.2 ст.228.1УК РФ (в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 года №162-ФЗ) к 7 годам лишения свободы со штрафом в размере 150 000рублей;
- **** по п. «б» ч.2 ст.228.1 УК РФ (в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 года № 162-ФЗ) к 8годам лишения свободы со штрафом в размере 200 000 рублей;
- **** по п. «г» ч.3 ст.228.1 УК РФ (в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 года № 162-ФЗ) к 10годам лишения свободы со штрафом в размере 250 000 рублей;
- **** по п. «г» ч.3 ст.228.1 УК РФ (в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 года № 162-ФЗ) к 10годам лишения свободы со штрафом в размере 250 000 рублей;
- **** по п. «б» ч.2 ст.228.1 УК РФ (в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 года № 162-ФЗ) к 8годам лишения свободы со штрафом в размере 200 000 рублей;
- **** по п. «б» ч.2 ст.228.1 УК РФ (в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 года № 162-ФЗ) к 8годам лишения свободы со штрафом в размере 200 000 рублей;
- **** по п. «б» ч.2 ст.228.1 УК РФ (в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 года № 162-ФЗ) к 8годам лишения свободы со штрафом в размере 200 000 рублей;
- **** по п. «б» ч.2 ст.228.1 УК РФ (в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 года № 162-ФЗ) к 8годам лишения свободы со штрафом в размере 200 000 рублей;
- **** по ч.3 ст.30, п. «б» ч.2 ст.228.1УК РФ (в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 года №162-ФЗ) к 7 годам лишения свободы со штрафом в размере 150 000рублей;
- **** по ч.1 ст.30, п. «г» ч.3 ст.228.1УК РФ (в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 года №162-ФЗ) к 8 годам лишения свободы со штрафом в размере 250 000рублей;
На основании ч.3ст.69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний назначено 12 лет 6 месяцев лишения свободы со штрафом в размере 500 000 рублей.
В соответствии с ч.5 ст.69 УК РФ, путем частичного сложения назначенного наказания с наказанием по приговору от 9 февраля 2011 года, окончательно определено 14 лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима, со штрафом в размере 500 000 рублей.
По основанию,предусмотренному п.2 ч.1 ст.302 УПК РФ, Артецкий А.А. оправдан по обвинению в совершении **** преступления, предусмотренного ч.1ст.30, пп. «а», «г» ч.3 ст.228.1 УК РФ, в связи с непричастностью к его совершению, с признанием права на реабилитацию.
Кассационным определением
судебной коллегии по уголовным делам Владимирского областного суда от 28 сентября2011 года действия Артецкого А.А. переквалифицированы:
- по преступлению от **** с п. «б» ч.2 ст.228.1 УК РФ (в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 года № 162-ФЗ) на ч.3 ст.30, п. «б» ч.2 ст.228.1 УК РФ (в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 года № 162-ФЗ), по которой назначено 7 лет лишения свободы;
- по преступлению от **** с п. «г» ч.3 ст.228.1 УК РФ (в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 года № 162-ФЗ) на ч.3 ст.30, п. «б» ч.2 ст.228.1 УК РФ (в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 года № 162-ФЗ), по которой назначено 7 лет лишения свободы;
- по преступлению от **** и **** с п. «г» ч.3 ст.228.1 УК РФ (в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 года № 162-ФЗ) на ч.3 ст.30, пп. «а», «б» ч.2 ст.228.1 УК РФ (в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 года № 162-ФЗ), по которой назначено 7 лет лишения свободы;
- по преступлению от **** с п. «б» ч.2 ст.228.1 УК РФ (в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 года № 162-ФЗ) на ч.3 ст.30, п. «б» ч.2 ст.228.1 УК РФ (в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 года № 162-ФЗ), по которой назначено 7 лет лишения свободы;
- по преступлению от **** (массой не менее 1,230 гр.) с п.«б» ч.2 ст.228.1 УК РФ (в редакции Федерального закона от 8 декабря2003 года № 162-ФЗ) на ч.3 ст.30, п. «б» ч.2 ст.228.1 УК РФ (в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 года № 162-ФЗ), по которой назначено 7 лет лишения свободы;
- по преступлению от **** с п. «б» ч.2 ст.228.1 УК РФ (в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 года № 162-ФЗ) на ч.3 ст.30, п. «б» ч.2 ст.228.1 УК РФ (в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 года № 162-ФЗ), по которой назначено 7 лет лишения свободы;
- по преступлению от **** с п. «б» ч.2 ст.228.1 УК РФ (в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 года № 162-ФЗ) на ч.3 ст.30, п. «б» ч.2 ст.228.1 УК РФ (в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 года № 162-ФЗ), по которой назначено 7 лет лишения свободы.
Из приговора исключено указание на назначение Артецкому А.А. за совершенные преступления дополнительного наказания в виде штрафа.
На основании ч.3ст.69 УК РФ, по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний, Артецкому А.А. назначено 10 лет лишения свободы.
В соответствии с ч.5 ст.69 УК РФ, путем частичного сложения назначенного наказания с наказанием по приговору от 9 февраля 2011 года, окончательно определено 11 лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.
В остальном приговор в отношении Артецкого А.А. оставлен без изменения. По данному делу осуждены Г. и Э., в отношении которых вопрос о возбуждении надзорного производства не решался.
В надзорной жалобе осужденный ставит вопрос об отмене состоявшихся в отношении него судебных решений с прекращением производства по делу в части осуждения за совершение преступления 20 сентября 2008 года и о смягчении в связи с этим наказания.
Заслушав доклад судьи Владимирского областного суда Левичевой В.В., изложившего существо уголовного дела, а также вынесенных по нему приговора и кассационного определения, доводы надзорной жалобы и постановления о возбуждении надзорного производства, объяснения осужденного Артецкого А.А., поддержавшего доводы своей жалобы, выступление заместителя прокурора Владимирской области Гулягина А.Ю.,полагавшего судебные решения оставить без изменения, президиум установил:
Артецкий А.А.признан виновным в том, что в период **** в **** при обстоятельствах, подробно изложенных в приговоре, совершил ряд преступлений, выразившихся в покушении и приготовлении к незаконному сбыту наркотических средств.
При этом судом установлено, что **** Артецкий А.А., согласно предварительной договоренности, передал другим осужденным по данному делу денежные средства на приобретение наркотических средств в особо крупном размере с целью их последующего незаконного сбыта.
Приобретенные в этот же день Г. и Э. наркотические средства, содержащие в смеси 6-моноацетилморфин и диацетилморфин (героин) общей массой **** гр., были изъяты у последних сотрудником подразделения УФСКН России по Владимирской области.
Указанные действия осужденного квалифицированы по ч.1 ст.30, п. «г» ч.3ст.228.1 УК РФ (в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003года № 162-ФЗ).
В надзорной жалобе Артецкий А.А. ставит вопрос об отмене состоявшихся в отношении него судебных решений с прекращением производства по делу в части осуждения за совершение преступления **** и о смягчении в связи с этим наказания. Указывает на свои показания, в которых он последовательно отрицал причастность к указанному преступлению.Считает, что доказательств его виновности в преступлении,квалифицированном по ч.1 ст.30, п. «г» ч.3 ст.228.1 УК РФ (в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 года № 162-ФЗ), не имеется.
Изучив материалы уголовного дела, проверив доводы надзорной жалобы и постановления о возбуждении надзорного производства, президиум приходит к следующему.
В соответствии со ст. 73 УПК РФ при производстве по уголовному делу в суде подлежат доказыванию, в частности, событие преступления, виновность подсудимого в совершении преступления, форма его вины и мотивы преступления.
С учетом этих требований и в силу ст. 307 УПК РФ описательно-мотивировочная часть обвинительного приговора должна содержать описание преступного деяния, с приведением доказательств, на которых основаны выводы суда в отношении подсудимого, и мотивы, по которым суд отверг другие доказательства.
Осужденные Э. и Г. не подтвердили причастность Артецкого А.А. к приобретению наркотических средств, содержащих в смеси6-моноацетилморфин и диацетилморфин (героин) общей массой **** гр. которые были изъяты у них ****.
В ходе предварительного следствия и судебного разбирательства дела тот также последовательно отрицал свою осведомленность о действиях других осужденных, выразившихся в совершении преступления,предусмотренного ч.1 ст.30, п. «г» ч.3 ст.228.1 УК РФ.
Вопреки требованиям п.2 ст.307 УПК РФ, суд не привел в приговоре мотивов,по которым он отверг эти доказательства, ограничившись указанием на то, что вина каждого из осужденных, несмотря на отрицание ими своей вины, установлена исследованными в судебном заседании доказательствами, получившими соответствующую оценку.
При этом в обоснование вывода о виновности Артецкого А.А. в приготовлении к незаконному сбыту
наркотических средств в особо крупном размере,выразившемся том, что он совместно с Г. и Э. участвовал в незаконном приобретении с целью последующего сбыта наркотических средств, содержащих в смеси 6-моноацетилморфин и диацетилморфин (героин) общей массой **** гр., которые были обнаружены и изъяты у последних в день их приобретения - ****, суд сослался на показания сотрудников подразделения УФСКН России по Владимирской области,участвовавших в проведении оперативно-розыскных мероприятий, на протоколы и рапорты, фиксирующие их результаты, а также на полученные при исследовании наркотических средств данные об их количественном и качественном составе.
Вместе с тем указанными доказательствами установлено, что при личном досмотре Э. и Г., следовавших в автомобиле из **** в ****, у последнего были обнаружены и изъяты наркотические средства, содержащие в смеси6-моноацетилморфин и диацетилморфин (героин) общей массой **** гр.
Однако эти доказательства не содержат сведений, позволяющих заключить о причастности Артецкого А.А. к приобретению и перевозке указанных наркотических средств с целью их последующего сбыта.
При таких данных президиум считает, что содержащиеся в приговоре выводы о совершении Артецким А.А. преступления, предусмотренного ч.1 ст.30, п. «г» ч.3ст.228.1 УК РФ, не соответствуют фактическим обстоятельствам уголовного дела, установленным судом, что, согласно взаимосвязанным положениям п.1 ч.1 ст.379 УПК РФ, п.п. 1,3 ст.380 УПК РФ и ч.1ст.409 УПК РФ, является основанием к отмене приговора и кассационного определения с прекращением в отношении него уголовного преследования в этой части на основании п.1 ч.1 ст.27УПК РФ.
На основании изложенного и руководствуясь ст.ст.407-408 УПК РФ, президиум
п о с т а н о в и л:
1. Надзорную жалобу осужденного Артецкого А.А. удовлетворить.
2. Приговор Октябрьского районного суда г.Владимира от 29 марта 2011 года и кассационное определение судебной коллегии по уголовным делам Владимирского областного суда от 28 сентября 2011 года в отношении Артецкого А.А. в части осуждения по ч.1ст.30, п. «г» ч.3 ст.228.1 УК РФ (в редакции Федерального закона от8 декабря 2003 года № 162-ФЗ) отменить с прекращением в отношении него уголовного преследования на основании п.1 ч.1 ст.27 УПК РФ - в связи с непричастностью к совершению указанного преступления.
На основании ч.3ст.69 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний, назначить 9 лет 9 месяцев лишения свободы.
В соответствии с ч.5 ст.69 УК РФ путем частичного сложения наказания, назначенного по ч.3 ст.69 УК РФ, и наказания по приговору от 9 февраля 2011года, окончательно определить Артецкому А.А. 10 лет 9 месяцев лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.
В соответствии с ч.1 ст.134 УПК РФ признать за Артецким А.А. право на реабилитацию.
В остальном приговор и кассационное определение в отношении Артецкого А.А.оставить без изменения.

Председательствующий А.В.Малышкин
Изменено: Елена - 14.07.2012 14:40:21
 
Постановление Президиума Самарского областного суда №44у-48/2012
29.03.2012 г. г. Самара.
Президиум Самарского областного суда в составе: . .... рассмотрел надзорную жалобу С.Д.В. на приговор Комсомольского районного суда г. Тольятти от 30.08.2010 г. Заслушав доклад судьи Самарского областного суда Кудряшова С.В., мнение прокурора Шестернина С.Н., полагавшего переквалифицировать действия на ст.30 ч.1, ч.3 п. «г» ст. 228-1 УК РФ без снижения наказания, проверив материалы дела, установил:
Данным приговором С.Д.В., <данные изъяты> не судим.
Осуждён по ст.30 ч.3-228-1 ч.3 п. «г» УК РФ с применением ст. 64 УК РФ к 4 годам лишения свободы без дополнительных наказаний в исправительной колонии строгого режима. Срок наказания исчислен с 30.08.2010 г.
С.Д.В. признан виновным в покушении на сбыт 12,091 г героина при следующих обстоятельствах:9.06.2010 в целях незаконного сбыта героина он у неустановленного следствием лица на остановке общественного транспорта <адрес> приобрёл 12,091 гр. героина. Затем прибыл к территории ФГУ ИК-№ где в 16 ч. 30 мин. был задержан сотрудниками милиции. Приготовленный к переброске на территорию ФГУ ИК-№ находящийся в одежде осуждённого наркотик, был обнаружен и изъят сотрудниками милиции. В кассационном порядке приговор не пересматривался.
В надзорной жалобе осуждённый не согласен с тем, что его действия квалифицированы как покушение на сбыт героина, считая, что они образуют стадию приготовления. В связи с изменениями с 7.12.2011 г. уголовного закона просит изменить категорию совершённого преступления и смягчить наказание. Суд верно установил, что умысел осуждённого был направлен на сбыт героина в особо крупном размере. Приговор следует изменить по следующим основаниям.
Степень реализации преступного умысла осуждённого не вышла за пределы стадии приготовления к сбыту наркотиков. Действия осуждённого подлежат переквалификации на ст.30 ч.1 п. «г» ч.3 ст. 228-1 УК РФ со снижением наказания.
Законных оснований к изменению категории совершённого Служаевым Д.В. особо тяжкого преступления нет.
На основании изложенного и руководствуясь ст.408ч.1 п.6 УПК РФ, постановил: Надзорную жалобу удовлетворить. Приговор ... изменить:
- переквалифицировать его действия со ст. 30 ч.3, ч.3 п. «г» ст. 228-1 УК РФ на ст. 30 ч.1, ч.3 п. «г» ст. 228-1 УК РФ, по которой назначить ему с применением ст. 64 УК РФ 3 года 11 мес. лишения свободы без дополнительных наказаний в исправительной колонии строгого режима. В остальной части приговор оставить без изменения.

Врач Е.В. Булгаков полностью оправдан Верховным судом России по сбыту и хранению наркотиков
12 мая 2011 Определением Судебной Коллегии по уголовным делам Верховного Суда России по жалобе защитника адвоката Р.П. Чернова были в полном объеме отменены обвинительный приговор Сузунского районного суда Новосибирской области от 23 апреля 2007 о признании врача Е.В. Булгакова виновным в совершении преступления, предусмотренного ст. 228. 1 ч. 1 УК РФ (сбыт наркотиков), Постановление Президиума Новосибирского областного суда от 14 января 2011 об отмене ранее вынесенного приговора от 23 апреля 2007г, а так же последовавший приговор от 9 марта 2011 о признании Булгакова Е.В. виновным в совершении преступления, предусмотренного ст. 228 ч. 1 УК РФ (незаконное хранение и перевозка наркотиков). Одновременно с отменой всех состоявшихся судебных решений, Верховный суд РФ прекратил производство по делу Е.В. Булгакова, за отсутствием в его действиях состава преступления, отказав при этом представителю Генеральной прокуратуры РФ, в этот раз не разделившему позицию защиты.
 
ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 24 апреля 2012 г. N 50-Д12-10

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе
председательствующего Коваля В.С.,
судей Бирюкова Н.И. и Ситникова Ю.В.
при секретаре Ирошниковой Е.А.
рассмотрела уголовное дело по надзорной жалобе осужденного Гергерта Д.Н.
на приговор Калачинского городского суда Омской области от 12 сентября 2007 г., кассационное определение судебной коллегии по уголовным делам Омского областного суда от 25 октября 2007 г. и постановление президиума Омского областного суда от 26 июля 2010 г.
По приговору Калачинского городского суда Омской области от 12 сентября 2007 г.
Гергерт Д.Н., <...> несудимый,
осужден по ч. 3 ст. 30, п. "г" ч. 3 ст. 228.1 УК РФ за совершение двух преступлений к 8 годам лишения свободы за каждое. В соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно Гергерту Д.Н. назначено 8 лет 2 месяца лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.
Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Омского областного суда от 25 октября 2007 г. приговор в отношении Гергерта Д.Н. оставлен без изменения.
Постановлением президиума Омского областного суда от 26 июля 2010 г. приговор в отношении Гергерта Д.Н. изменен. Действия осужденного по фактам покушения на сбыт наркотических средств 21 и 26 марта 2007 г. квалифицированы по ч. 3 ст. 30, п. "г" ч. 3 ст. 228.1 УК РФ, по которой назначено 8 лет 1 месяц лишения свободы. Исключено указание о назначении наказания с применением ч. 3 ст. 69 УК РФ. В остальной части приговор оставлен без изменения.
В надзорной жалобе осужденный Гергерт Д.Н. просит изменить судебные постановления и переквалифицировать его действия на пособничество в незаконном приобретении наркотических средств. Утверждает, что приобретал героин для И. на его деньги. Умысла на распространение наркотиков не имел.
Заслушав доклад судьи Бирюкова Н.И., мнение прокурора Филимоновой С.Р., полагавшей судебные постановления изменить, переквалифицировав действия Гергерта Д.Н. на ч. 5 ст. 33, ч. 2 ст. 228 УК РФ со смягчением наказания, Судебная коллегия

установила:

по приговору суда, с учетом внесенных изменений, Гергерт признан виновным и осужден за покушение на незаконный сбыт И. героина массой 5,44 г и 8,46 г.
Преступления совершены 21 и 26 марта 2007 г. <...> при обстоятельствах, изложенных в приговоре.
В надзорной жалобе осужденный Гергерт просит об изменении состоявшихся в отношении его судебных решений в части квалификации его действий и указывает, что его действия следует квалифицировать как пособничество в незаконном приобретении наркотических средств, поскольку установленные судом обстоятельства свидетельствуют о том, что, приобретая героин для И. и на его деньги, он не имел умысла на распространение наркотиков.
Изучив материалы уголовного дела, обсудив доводы, изложенные в надзорной жалобе, выслушав стороны, Судебная коллегия находит, что судебные постановления в отношении Гергерта подлежат отмене и дело - прекращению за отсутствием в его действиях состава преступления по следующим основаниям.
Как усматривается из материалов дела, установлено судом и изложено в приговоре - Гергерт по просьбе И., который выступал в роли покупателя при проведении оперативного мероприятия "проверочная закупка", и на деньги последнего приобрел у неустановленного следствием лица 21 и 26 марта 2007 г. героин массой соответственно 5,44 и 8,46 г., который и передал в указанные дни И.
Данные действия осужденного Гергерта судом первой инстанции квалифицированы как два самостоятельных преступления, предусмотренных ч. 3 ст. 30, п. "г" ч. 3 ст. 228.1 УК РФ.
Президиум Омского областного суда, пересматривая в порядке надзора приговор и кассационное определение в отношении Гергерта, пришел к выводу о том, что действия осужденного, связанные с передачей наркотических средств И. в ходе "проверочных закупок" 21 и 26 марта 2007 г., образуют единое продолжаемое преступление, и квалифицировал эти действия осужденного по ч. 3 ст. 30, п. "г" ч. 3 ст. 228.1 УК РФ, назначив 8 лет 1 месяц лишения свободы.
Вместе с тем факт передачи Гергертом наркотического средства И., по смыслу закона, сам по себе не может являться основанием для квалификации действий виновного как сбыт. Под сбытом, по смыслу закона, понимается любой из способов передачи наркотических средств другому лицу, которому они не принадлежат. При этом необходимо установить, что умысел виновного был направлен именно на распространение наркотических средств.
Как следует из показаний осужденного Гергерта, признанных судом достоверными, ему позвонил его знакомый К. и попросил помочь приобрести наркотики для знакомых. Он сообщил К., что сможет оказать помощь. 21 марта он встретился с К. К ним подъехал автомобиль <...>, где он, Гергерт, познакомился с И. и П. В машине И. передал ему деньги в сумме <...> руб. После этого К., П. и И. остались ожидать его около автовокзала, а он с Х. у неустановленного лица приобрел сверток с героином, который и передал И. Также по просьбе И. и на его деньги он приобрел героин у неустановленного лица 26 марта 2007 г.
Аналогичные показания в судебном заседании дал и свидетель К., подтвердив, что именно он познакомил Гергерта с П. и И., который просил оказать помощь в приобретении наркотиков.
Допрошенный в судебном заседании свидетель И. также не отрицал, что с Гергертом он познакомился через П. Гергерт пришел с К. и сказал, что за героином необходимо ехать в г. <...>. Дорогу показывал Гергерт и у одного из домов Гергерт взял у него деньги, а их попросил подождать около автовокзала. Через некоторое время Гергерт принес ему героин. Также по его просьбе и в его присутствии Гергерт договаривался о приобретении 10 г героина.
Как следует из показаний свидетеля П., именно К. познакомил его с Гергертом, который обещал помочь приобрести наркотики в г. <...>. Далее в своих показаниях свидетель подтвердил обстоятельства приобретения Гергертом и последующей передачи наркотических средств И., изложенные осужденным.
О том, что наркотические средства Гергерт приобретал у неустановленного следствием лица, дали показания в судебном заседании и свидетель Т. и Х. - оперуполномоченные УФСКН России <...> подтвердив, что в качестве покупателей были привлечены И. и П. При этом указанные свидетели показали, что осуществляли непосредственное наблюдение за Гергертом.
Таким образом, имеющиеся в материалах дела и исследованные в судебном заседании доказательства свидетельствуют о том, что в момент, когда к Гергерту обращался И., он, Гергерт, не имел наркотического средства, которое мог бы продать (передать) И. При этом купленный Гергертом за деньги И. героин принадлежал последнему, который и взял свое имущество как владелец.
Из приведенных в приговоре доказательств, в том числе показаний свидетеля И. и самого осужденного Гергерта, усматривается, что последний передавал за приобретенное наркотическое средство первоначально <...> руб., а затем <...> руб. Именно сумму в <...> руб. Гергерт непосредственно получал у И. 21 марта 2007 г. для приобретения героина, а 26 марта, получив <...> руб. и приобретя для И. героин лишь на сумму <...> руб., передал последнему оставшиеся <...> руб.
Таким образом, доказательств, свидетельствующих о том, что Гергерт продавал принадлежащий ему героин, а также действовал с каким-либо корыстным мотивом, в том числе и в интересах лица, у которого он приобретал героин, в приговоре не приведено.
Что же касается утверждений суда кассационной инстанции о том, что исследованные в судебном заседании доказательства свидетельствуют о том, что Гергерт фактически являлся посредником в сбыте наркотических средств, то данные выводы суда второй инстанции основаны на предположениях, поскольку квалифицирующий признак "группой лиц по предварительному сговору" не вменялся осужденному.
В соответствии с ч. 3 ст. 1 УПК РФ общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью законодательства Российской Федерации, регулирующего уголовное судопроизводство. Если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные данным Кодексом, то применяются правила международного договора.
Согласно п. 1 ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 г., каждый в случае спора о его гражданских правах и обязанностях или при предъявлении ему любого уголовного обвинения имеет право на справедливое и публичное разбирательство дела в разумный срок независимым и беспристрастным судом, созданным на основе закона.
В силу изложенного справедливость судебного разбирательства предполагает и справедливый способ получения доказательств по уголовному делу.
По настоящему уголовному делу для получения доказательств сбыта Гергертом наркотического средства сотрудниками полиции была использована помощь нескольких лиц: И. и П., действовавших в рамках проводимых оперативных мероприятий.
Вместе с тем, согласно п. 2 ст. 6 Федерального закона от 12 августа 1995 г. N 144-ФЗ "Об оперативно-розыскной деятельности" (в редакции от 28 декабря 2010 г.), проверочная закупка предусмотрена как один из видов оперативно-розыскных мероприятий, проводимых при осуществлении оперативно-розыскной деятельности.
Согласно ст. 7 указанного Закона основаниями проведения оперативно-розыскных мероприятий являются:
1) наличие возбужденного уголовного дела;
2) ставшие известными органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, сведения о признаках подготавливаемого, совершаемого или совершенного противоправного деяния, а также о лицах, его подготавливающих, совершающих или совершивших, если нет достаточных данных для решения вопроса о возбуждении уголовного дела;
3) розыск лиц, скрывающихся от органов дознания, следствия и суда, уклоняющихся от уголовного наказания, а также розыска без вести пропавших;
4) события и действия, создающие угрозу государственной, военной, экономической или экологической безопасности Российской Федерации.
Таким образом, необходимыми условиями законности проведения оперативно-розыскного мероприятия "проверочная закупка наркотических средств" являются соблюдение оснований для проведения оперативно-розыскных мероприятий, предусмотренных ст. 7 Федерального закона от 12 августа 1995 г. N 144-ФЗ "Об оперативно-розыскной деятельности" (в редакции от 28 декабря 2010 г.), и выполнение требований ч. 7 ст. 8 указанного Федерального закона, в соответствии с которым проверочная закупка веществ, свободная реализация которых запрещена, проводится на основании постановления, утвержденного руководителем органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность.
Результаты оперативно-розыскного мероприятия могут быть положены в основу приговора, если они получены в соответствии с требованиями закона и свидетельствуют о наличии у виновного умысла на незаконный оборот наркотических средств, сформировавшегося независимо от деятельности сотрудников оперативных подразделений, а также о проведении лицом всех подготовительных действий, необходимых для совершения противоправного деяния.
Как следует из имеющихся в деле однотипных постановлений о проведении проверочных закупок, оперативные мероприятия в отношении Гергерта каждый раз проводились на основании имевшейся у сотрудников УФСКН России <...> информации о том, что Д. занимается сбытом наркотических средств.
Однако из имеющихся среди рассекреченных результатов оперативно-розыскной деятельности заявлений П. и И. следует, что они добровольно выражали желание выступить в роли покупателей наркотических средств при проведении оперативно-розыскных мероприятий "проверочная закупка наркотических средств". Каких-либо сведений о том, что Гергерт занимается сбытом наркотических средств или готовится к нему, в заявлениях не указано. Нет этих данных и в других материалах дела.

Как следует из показаний осужденного Гергерта, данных им в качестве подозреваемого, обвиняемого в присутствии защитника, а также в судебном заседании, он последовательно отрицал наличие у него умысла на сбыт наркотических средств. Гергерт показал, что знаком с К., который попросил его помочь в приобретении наркотических средств. Находились с ним в дружеских отношениях 8 лет. Он согласился помочь ему в приобретении героина. На деньги его знакомого он два раза приобрел у неустановленного лица наркотическое средство и передал его И. Себе ничего не оставил, никакой выгоды для себя от помощи не получил.
Приведенные в приговоре показания свидетелей Т., Х., оперуполномоченных УФСКН России <...> участвовавших в проведении проверочных закупок, о наличии оперативной информации о том, что Гергерт занимается сбытом наркотических средств, не подтверждены доказательствами, непосредственно исследованными в ходе судебного разбирательства. Отсутствуют такие доказательства и в рассекреченных результатах оперативно-розыскной деятельности.
Таким образом, следует признать, что оперативно-розыскные мероприятия в виде проверочных закупок 21 и 26 марта 2007 г. наркотических средств у Гергерта были проведены лишь на основании заявлений П. и И., добровольно изъявивших желание оказать помощь сотрудникам правоохранительных органов. При этом как П. с И., так и оперативные сотрудники не обладали информацией о том, что Гергерт занимается сбытом либо имеет самостоятельно сформировавшийся умысел на сбыт наркотических средств.
Следовательно, по настоящему делу отсутствуют свидетельства о том, что до привлечения П. и И. у сотрудников правоохранительных органов были основания подозревать Гергерта в распространении наркотических средств. Сами по себе утверждения в суде оперуполномоченных УФСКН России <...> Т., Х. и рапорты Т. о наличии информации о том, что Гергерт занимается сбытом наркотических средств, которые ничем не подтверждены и оставлены судом без соответствующей оценки, не могут служить достаточным основанием для постановления обвинительного приговора. Также нет оснований полагать, что Гергерт совершил бы это преступление без привлечения его друга К.
При таких обстоятельствах Судебная коллегия не может согласиться с выводами судов о наличии у Гергерта умысла на сбыт наркотических средств, сформировавшегося ранее и независимо от деятельности сотрудников правоохранительных органов.

С учетом изложенного Судебная коллегия пришла к выводу, что сотрудники правоохранительных органов подтолкнули Гергерта к приобретению наркотиков по просьбе К.
Кроме того, Судебная коллегия исходит из положений ст. 154 УПК РФ и ст. 2 Федерального закона от 12 августа 1995 г. N 144-ФЗ (в редакции от 28 декабря 2010 г.) "Об оперативно-розыскной деятельности", согласно которой задачами оперативно-розыскной деятельности являются:
- выявление, предупреждение, пресечение и раскрытие преступлений, а также выявление и установление лиц, их подготавливающих, совершающих или совершивших;
- осуществление розыска лиц, скрывающихся от органов дознания, следствия и суда, уклоняющихся от уголовного наказания, а также розыска без вести пропавших;
- добывание информации о событиях или действиях (бездействии), создающих угрозу государственной, военной, экономической или экологической безопасности Российской Федерации;
- установление имущества, подлежащего конфискации.
Однако, вопреки задачам оперативно-розыскной деятельности, после того как 21 марта 2007 г. сотрудники УФСКН России <...> в результате незаконных действий уже выявили факт приобретения Гергертом героина, они не пресекли его действия и не прекратили свои действия, а посредством привлеченных лиц вновь спровоцировали его на дальнейший оборот наркотических средств 26 марта 2007 г.
Из требований справедливого суда согласно ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 г. вытекает, что общественные интересы в борьбе против наркоторговли не могут оправдать использование доказательств, полученных в результате провокации органов полиции.
Согласно ст. 75 УПК РФ доказательства, полученные с нарушением требований данного Кодекса, являются недопустимыми. Недопустимые доказательства не имеют юридической силы и не могут быть положены в основу обвинения, а также использоваться для доказывания обстоятельств, перечисленных в ст. 73 УПК РФ.
При таких обстоятельствах судебные решения в отношении Гергерта Д.Н. подлежат отмене в силу п. п. 2, 3 ч. 1 ст. 379 УПК РФ, а дело - прекращению за отсутствием в его действиях состава преступления.
Руководствуясь п. п. 2, 3 ч. 1 ст. 379, ст. 408 - 410 УПК РФ, Судебная коллегия

определила:

надзорную жалобу Гергерта Д.Н. удовлетворить.
Приговор Калачинского городского суда Омской области от 12 сентября 2007 г., кассационное определение судебной коллегии по уголовным делам Омского областного суда от 25 октября 2007 г. и постановление президиума Омского областного суда от 26 июля 2010 г. в отношении Гергерта Д.Н. отменить и дело прекратить на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ за отсутствием в его действиях состава преступления.
Гергерта Д.Н. из-под стражи освободить.
Признать за Гергертом Д.Н. право на реабилитацию.
 
Дело примечательно тем, что факт купли-продажи никто не оспаривал, сам подсудимый просил переквалифицировать обвинение со сбыта на посредничество в приобретении. А Верховный Суд оправдал.

"При этом как П. с И., так и оперативные сотрудники не обладали информацией о том, что Гергерт занимается сбытом либо имеет самостоятельно сформировавшийся умысел на сбыт наркотических средств".

Думается, допроси следователь полицейских подручных П. и И. "как надо" (то есть вот так: "я и мои знакомые ранее неоднократно покупали у подсудимого наркотики" ), то никакого оправдания бы не случилось.
 
ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ОПРЕДЕЛЕНИЕ СУДА НАДЗОРНОЙ ИНСТАНЦИИ от 24 апреля 2012 г. N 89-Д12-4
Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе председательствующего Толкаченко А.А., судей Бирюкова Н.И. и Талдыкиной Т.Т., при секретаре Ирошниковой
рассмотрела в открытом судебном заседании уголовное дело по надзорной жалобе осужденного Южакова А.В.
на приговор Вагайского районного суда Тюменской области от 12 мая 2006 года, по которому
Южаков А.В., <...> ранее судимый 20 сентября 2004 года по ч. 3 ст. 158 УК РФ к 4 годам лишения свободы условно, с испытательным сроком 4 года, со штрафом в размере <...> рублей; 20 июня 2005 испытательный срок продлен на 3 месяца,
осужден к лишению свободы:
за совершение двух преступлений, предусмотренных п. "б" ч. 2 ст. 228-1 УК РФ, на 5 лет за каждое;
в соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний, на 8 лет;

на основании ст. 70 УК РФ, по совокупности приговоров, путем частичного присоединения неотбытого наказания по приговору от 20 сентября 2004 года, на 10 лет, с отбыванием в исправительной колонии общего режима.
В кассационном порядке дело не рассматривалось.
Постановлением президиума Тюменского областного суда от 29 ноября 2007 года приговор в отношении Южакова А.В. изменен:
его действия по преступлениям от 20 и 22 августа 2005 года переквалифицированы с п. "б" ч. 2 ст. 228-1 УК РФ на ч. 3 ст. 30, п. "б" ч. 2 ст. 228-1 УК РФ, по которым назначено 5 лет лишения свободы за каждое;
на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ назначено осужденному 7 лет 11 месяцев лишения свободы,
а в соответствии со ст. 70 УК РФ - 9 лет 11 месяцев лишения свободы в исправительной колонии общего режима.
В остальном приговор оставлен без изменения.
Заслушав доклад судьи Толкаченко А.А. о деле, основаниях возбуждения надзорного производства, доводах жалобы, мнение прокурора Кравца Ю.Н. и адвоката по назначению Поддубного С.В. в поддержку доводов жалобы, Судебная коллегия
установила:

по приговору суда Южаков А.В. признан виновным и осужден (с учетом внесенных изменений) за 2 покушения на незаконный сбыт наркотических средств в крупном размере.
Преступления совершены 20 и 22 августа 2005 года <...> при обстоятельствах, изложенных в приговоре.
В надзорной жалобе Южаков А.В. оспаривает законность и обоснованность состоявшихся судебных решений;
указывает, что суд необоснованно квалифицировал его действия, связанные со сбытом наркотических средств, как самостоятельные преступления, считает, что он совершил однородные, тождественные действия, объединенные единым умыслом, т.е. одно преступление;
в этой связи просит его действия, связанные со сбытом маковой соломы 20 и 22 августа 2005 года, квалифицировать по одной статье, по ч. 3 ст. 30, п. "б" ч. 2 ст. 228-1 УК РФ, и смягчить назначенное наказание.
Проверив материалы дела, обсудив доводы жалобы, выслушав стороны, Судебная коллегия находит состоявшиеся судебные решения подлежащими изменению ввиду неправильного применения уголовно-процессуального и уголовного законов.
Согласно п. 1 ст. 6 Конвенции от 4 ноября 1950 года "О защите прав человека и основных свобод", каждый в случае спора о его гражданских правах и обязанностях или при предъявлении ему любого уголовного обвинения имеет право на справедливое и публичное разбирательство дела в разумный срок независимым и беспристрастным судом, созданным на основе закона.
В силу изложенного справедливость судебного разбирательства предполагает и справедливый способ получения доказательств по делу.
Как следует из материалов уголовного дела, для получения доказательств сбыта Южаковым А.В. наркотических средств сотрудниками УФСКН была использована помощь С. действовавшего в рамках проводимого оперативного мероприятия.
При этом из материалов дела видно, что оперативное мероприятия в отношении Южакова А.В. 20 августа 2005 года проводилось на основании имевшейся у сотрудников УФСКН информации о том, что молодой человек по имени С. занимается незаконным культивированием, хранением и сбытом наркосодержащего растения "мак".
Об этом свидетельствует имеющийся в материалах дела рапорт младшего оперуполномоченного <...> УФСКН РФ <...> А. и постановление о проведении оперативно-розыскного мероприятия "проверочная закупка" от 20 августа 2005 года в отношении лица по имени С.
После проведения данной проверочной закупки, в ходе которой была подтверждена полученная оперативная информация и выявлен факт сбыта Южаковым А.В. наркотического средства С. сотрудниками правоохранительных органов было повторно проведено аналогичное оперативно-розыскное мероприятие в отношении Южакова А.В. с участием того же лица - С.
Вместе с тем, согласно п. 2 ст. 6 Федерального закона "Об оперативно-розыскной деятельности", "проверочная закупка" предусмотрена как один из видов оперативно-розыскных мероприятий, проводимых при осуществлении оперативно-розыскной деятельности.
В соответствии со ст. 7 указанного Закона основаниями проведения оперативно-розыскных мероприятий являются: наличие возбужденного уголовного дела; ставшие известными органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, сведения о признаках подготавливаемого, совершаемого или совершенного противоправного деяния, а также о лицах, его подготавливающих, совершающих или совершивших, если нет достаточных данных для решения вопроса о возбуждении уголовного дела; розыск лиц, скрывающихся от органов дознания, следствия и суда, уклоняющихся от уголовного наказания, а также розыска без вести пропавших; события и действия, создающие угрозу государственной, военной, экономической или экологической безопасности Российской Федерации.
Задачами оперативно-розыскной деятельности являются выявление, предупреждение, пресечение и раскрытие преступлений.
Однако, вопреки этим задачам оперативно-розыскной деятельности после того, как 20 августа 2005 года уже был выявлен факт сбыта Южаковым А.В. наркотического средства, его преступные действия не были пресечены, а 22 августа 2005 года посредством привлеченного лица С. вновь проводилось аналогичное оперативно-розыскное мероприятие "проверочная закупка" в отношении уже известного лица.
При этом действия оперативных сотрудников, связанные с дальнейшим осуществлением оперативно-розыскных мероприятий в отношении Южакова А.В. с целью документирования его преступной деятельности, не вызывались необходимостью, поскольку, как видно из материалов дела, проверочная закупка после 20 августа 2005 года проводилась именно в отношении Южакова А.В., с указанием конкретного адреса его проживания, а не с целью установления иных лиц, причастных к незаконному обороту наркотиков.
Каких-либо новых результатов дальнейшее продолжение оперативно-розыскных мероприятий не дало.

Кроме того, как следует из материалов дела, за действиями осужденного Южакова А.В., а также покупателя С. велось оперативное наблюдение сотрудниками УФСКН, которые имели возможность пресечь действия Южакова А.В. уже при проведении первой проверочной закупки, однако не сделали этого, а посредством того же лица подтолкнули Южакова А.В. к дальнейшему незаконному обороту наркотических средств.
Исходя из требований справедливого суда, предусмотренных ст. 6 Европейской Конвенции "О защите прав человека и основных свобод", общественные интересы в борьбе против наркоторговли не могут оправдывать использование доказательств, полученных в результате провокации органов полиции.
Согласно ст. 75 УПК РФ доказательства, полученные с нарушением требований настоящего Кодекса, являются недопустимыми, не имеющими юридической силы и поэтому они не могут быть положены в основу обвинения, а также использоваться для доказывания любого из обстоятельств, предусмотренных ст. 73 УПК РФ, в том числе по настоящему делу по факту не вызывавшейся необходимостью последующей проверочной закупки 22 августа 2005 года.
При постановлении обвинительного приговора и вынесении надзорной инстанцией решения в части покушения на незаконный сбыт наркотических средств от 22 августа 2005 года судами не учтены условия, при которых была проведена необоснованная повторная проверочная закупками не проверено соблюдение требований закона об оперативно-розыскной деятельности.
При таких обстоятельствах приговор и постановление суда надзорной инстанции в отношении Южакова А.В. подлежат частичной отмене и изменению ввиду нарушения уголовно-процессуального закона и неправильного применения уголовного закона.
Из указанных судебных решений в отношении Южакова А.В. подлежит исключению решение о его осуждении за покушение на сбыт наркотических средств, совершенное 22 августа 2005 года, которое было квалифицировано по ч. 3 ст. 30, п. "б" ч. 2 ст. 228-1 УК РФ, поскольку доказательства, положенные в основу обвинения в этом преступлении, получены с нарушением требований закона и не могут быть признаны допустимыми.
В этой связи материалы дела в этой части подлежат прекращению по реабилитирующему основанию - за отсутствием состава преступления.
Ввиду такого решения в действиях Южакова А.В. отсутствует совокупность преступлений, поэтому из приговора также подлежит исключению указание о назначении Южакову А.В. наказания на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ.
Вместе с тем, каких-либо данных о том, что Южаков А.В. 20 августа 2005 года сбыл наркотические средства в результате подстрекательства и провокации со стороны сотрудников правоохранительных органов, не имеется.
С учетом фактических обстоятельств и степени общественной опасности совершенного Южаковым А.В. преступления Судебная коллегия не находит оснований для применения положений ч. 6 ст. 15 УК РФ об изменении категории преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 30 и п. "б" ч. 2 ст. 228-1 УК РФ.
Оснований для применения к осужденному положений ст. 64, 73 УК РФ судом первой инстанции не установлено, не имеется таких оснований и у Судебной коллегии.
В силу принципа инстанционности Судебная коллегия не находит возможным внесение изменений в приговор Вагайского районного суда Тюменской области от 20 сентября 2004 года, по которому Южаков А.В. был осужден по ч. 3 ст. 158 УК РФ, в связи с исключением нижнего предела назначения наказания в виде лишения свободы за это преступление Федеральным законом N 26-ФЗ от 7 марта 2011 года.
Указанный вопрос может быть разрешен в порядке исполнения приговора по правилам ст. 396, 397 УПК РФ.
Оснований для внесения иных изменений в судебные решения не имеется.
Руководствуясь ст. 407 - 409 УПК РФ, Судебная коллегия
определила:

надзорную жалобу осужденного Южакова А.В. удовлетворить частично.
Приговор Вагайского районного суда Тюменской области от 12 мая 2006 года и постановление президиума Тюменского областного суда от 29 ноября 2007 года в отношении Южакова А.В. в части его осуждения за совершенное 22 августа 2005 года покушение на сбыт наркотических средств по ч. 3 ст. 30, п. "б" ч. 2 ст. 228-1 УК РФ отменить и уголовное дело прекратить на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ, за отсутствием состава указанного преступления, с признанием за ним в этой части права на реабилитацию, предусмотренного ст. 133, 134 УПК РФ.
Эти же судебные решения в его отношении изменить:
исключить указание о назначении Южакову А.В. наказания по совокупности преступлений на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ.
Считать Южакова А.В. осужденным по ч. 3 ст. 30, п. "б" ч. 2 ст. 228-1 УК РФ (за преступление, совершенное 20 августа 2005 года,) к 5 годам лишения свободы.
На основании ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров от 20 сентября 2004 года и от 12 мая 2006 года, путем частичного присоединения неотбытого наказания, назначить Южакову А.В. наказание в виде лишения свободы на срок 7 лет,
с отбыванием в исправительной колонии общего режима, с исчислением срока наказания согласно приговору суда от 12 мая 2006 года.
В остальной части судебные решения оставить без изменения, а доводы жалобы осужденного - без удовлетворения.
 
ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 1 ноября 2012 г. N 38-Д12-28

"".......Что же касается покушений на незаконный сбыт наркотических средств 5 и 9 апреля 2008 г., то приговор в этой части подлежит отмене по следующим основаниям.

В соответствии со ст. 2 Федерального закона "Об оперативно-розыскной деятельности", одной из основных задач оперативно-розыскной деятельности является выявление, предупреждение, пресечение и раскрытие преступлений, а также выявление и установление лиц, их подготавливающих, совершающих или совершивших. Для решения данной задачи соответствующие правоохранительные органы наделены полномочиями по проведению оперативно-розыскных мероприятий, к числу которых п. 4 ч. 1 ст. 6 Федерального закона отнесена проверочная закупка.

Согласно ст. 7 Федерального закона основаниями проведения оперативно-розыскных мероприятий являются:

1) наличие возбужденного уголовного дела.

2) ставшие известными органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, сведения о признаках подготавливаемого, совершаемого или совершенного противоправного деяния, а также о лицах, его подготавливающих, совершающих или совершивших, если нет достаточных данных для решения вопроса о возбуждении уголовного дела;

3) розыск лиц, скрывающихся от органов дознания, следствия и суда, уклоняющихся от уголовного наказания, а также розыска без вести пропавших;

4) события и действия, создающие угрозу государственной, военной, экономической или экологической безопасности Российской Федерации.



Таким образом, исходя из требований Федерального закона, если в результате проведенного оперативно-розыскного мероприятия выявлено преступление и получены достаточные данные для решения вопроса о возбуждении уголовного дела, правоохранительные органы обязаны пресечь дальнейшую преступную деятельность лица и обеспечить его привлечение к уголовной ответственности.

Однако, вопреки вышеуказанным задачам оперативно-розыскной деятельности и основаниям проведения оперативно-розыскных мероприятий, после того как сотрудники госнаркоконтроля 3 апреля 2008 г. уже выявили факт сбыта Магеррамовым наркотического средства, содержащий все признаки тяжкого преступления, имели возможность пресечь преступные действия Магеррамова и располагали достаточными данными для решения вопроса о возбуждении уголовного дела, они не только не пресекли его преступную деятельность и не приняли предусмотренные законом меры по его задержанию и привлечению к уголовной ответственности, но и вновь, 5 и 9 апреля 2008 г. посредством действий сотрудника Ч. стали проводить оперативно-розыскные мероприятия - проверочные закупки в отношении уже известного им лица по тем же самым основаниям, что и проверочная закупка от 3 апреля 2008 г. (т. 1 л.д. 56, 84), предоставляя возможность сбытчику наркотических средств продолжать заниматься преступной деятельностью, что никак не свидетельствует о выполнении лицами, уполномоченными осуществлять оперативно-розыскную деятельность, возложенных на них задач по предупреждению и пресечению преступлений, и ставит под сомнение допустимость результатов последующих проверочных закупок как доказательств вины осужденного.

Согласно ст. 75 УПК РФ доказательства, полученные с нарушением требований Кодекса, являются недопустимыми. Недопустимые доказательства не имеют юридической силы и не могут быть положены в основу обвинения, а также использоваться для доказывания любого из обстоятельств, перечисленных в ст. 73 УПК РФ. В этой связи обвинение Магеррамова в сбыте наркотиков 5 и 9 апреля 2008 г. нельзя считать подтвержденным допустимыми доказательствами.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 407, 408 УПК РФ, Судебная коллегия



определила:

Приговор Новомосковского городского суда Тульской области от 12 февраля 2009 года в отношении Магеррамова Т.Р. в части его осуждения по ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 228.1 УК РФ (за преступление от 5 апреля 2008 г.) и ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 228.1 УК РФ (за преступление от 9 апреля 2008 г.) отменить и производство по делу в этой части прекратить

на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ за отсутствием в деянии состава преступления, признав за Магеррамовым право на реабилитацию.
 
Уголовное дело о почтовой посылке с наркотиками.
Фигурант виновным себя не признал, отрицал умысел на приобретение наркотиков, мотивируя тем, что на сайте продавца вещество анонсировалось как легальное.
Результат - уголовное дело в отношении него прекращено.

 
Цитата
Олег Москвин пишет:
Фигурант виновным себя не признал, отрицал умысел на приобретение наркотиков, мотивируя тем, что на сайте продавца вещество анонсировалось как легальное.
очень важно твердо стоять на своей позиции, убедилась на своем опыте...
поздравляю!
 
Цитата
Олег Москвин пишет:
Уголовное дело о почтовой посылке с наркотиками.
Фигурант виновным себя не признал, отрицал умысел на приобретение наркотиков, мотивируя тем, что на сайте продавца вещество анонсировалось как легальное.
Результат - уголовное дело в отношении него прекращено.
да я до конца стоял на своём!и вот итог!!!важно ещё адвоката хорошего иметь! скрины сайта были в деле это тоже сыграло роль большую!а ещё что упаковку не вскрывал!(хотя на самом деле открывал)!когда следователь бумагу эту мне отдавал с ихидным лицом сказал "на в рамочку поставишь"
 
Следак поступил так, как того требует закон. В рамочку поставили, всенародно любуемся :)
 
Нижегородский областной суд — В Ардатовском районе подсудимая признана невиновной в хранении наркотиков [19.07.2013]

В Ардатовском районе подсудимая признана невиновной в хранении наркотиков

Суд пришел к выводу о том, что обвинение по данному эпизоду построено на недопустимых доказательствах. Об этом сообщает пресс-служба Нижегородского областного суда.

Органами предварительного расследования Л., 1992 г.р., обвинялась в совершении преступления предусмотренного ч.1 ст.228 УК РФ.
25 июля 2012 года, находясь в лесном массиве Мухтоловского лесничества Департамента лесного хозяйства Нижегородской области, Л. возвращалась после сбора ягод. Обнаружив дикорастущие кусты конопли, подсудимая сорвала листья с трёх растений, уложив их в ведро с ягодами. После этого Л. отнесла находку домой, высушила, перетёрла, поместила в бумажную упаковку из-под специи «лавровый лист» и спрятала в свою женскую сумку.
20.03.2013 г. Л. была задержана, марихуана была изъята.
В судебном заседании подсудимая себя виновной в совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст.228 УК РФ, не признала и показала, что на стадии дознания она оговорила себя под воздействием сотрудников полиции.
Проверяя версию подсудимой о ее непричастности к совершению преступления, суд пришел к выводу, что обвинение построено на недопустимых доказательствах. Кроме того, по делу обнаружились неустранимые противоречия, которые были истолкованы судом в пользу обвиняемой.
Приговором Ардатовского районного суда Л. признана виновной в совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст.157 УК РФ, ей назначено наказание в виде 6 месяцев исправительных работ по месту работы. По ч.1 ст.228 УК РФ подсудимая была оправдана за отсутствием в ее действиях состава преступления и за ней признано право на реабилитацию.
Приговор в законную силу не вступил.

Пресс-служба Нижегородского областного суда
 
Дунаевский от 5.03.13 г. №50-д13-12 http://www.vsrf.ru/stor_pdf.php?id=528994
Морозов от 5.03.13 г. №50-д13-17 http://www.vsrf.ru/stor_pdf.php?id=531010
Осколков от от 14.05.13 г. №50-д13-47 http://www.vsrf.ru/stor_pdf.php?id=539606
Болдыш от 16.04.13 г. №50-д13-33 http://www.vsrf.ru/stor_pdf.php?id=538108
Гайнанов от 5.11.13 г. №46-д13-23 http://www.vsrf.ru/stor_pdf.php?id=564798
Петренко от 19.11.13г. №50-Д13-86 http://www.vsrf.ru/stor_pdf.php?id=567316
Разведченко от 12.11.13 г. №44-Д 13-20 http://www.vsrf.ru/stor_pdf.php?id=566424
Изменено: elena161200 - 25.11.2013 22:34:53
 
Нарушение требований п. 1 ст. 307 УПК РФ при описании преступного деяния, признанного судом доказанным, повлекло отмену приговора суда.
Приговором Холмского городского суда от 19 октября 2011 года П. осуждён по ч. 1 ст. 228.1, ч. 1 ст. 232 УК РФ за незаконный сбыт наркотических средств, а также за содержание притона для потребления наркотических средств, совершённых при следующих обстоятельствах.

19 мая 2011 года, примерно в 13 часов 30 минут, П., находясь в квартире по месту проживания, из лекарственного препарата «Коделак» умышленно, незаконно изготовил наркотическое средство - дезоморфин в количестве не менее 0, 17 грамма. Затем П., согласно достигнутой договоренности, угостил Г. частью имеющегося наркотического средства - дезоморфин в количестве не менее 0, 09 грамма, передав один полимерный шприц с данным наркотическим средством, таким образом, незаконно, умышленно сбыл Г. указанное наркотическое средство. Затем П., согласно достигнутой договоренности, угостил Е. частью имеющегося наркотического средства - дезоморфин в количестве не менее 0, 04 грамма, передав один полимерный шприц с данным наркотическим средством, таким образом, незаконно, умышленно сбыл Е. указанное наркотическое средство.

Президиум Сахалинского областного суда отменил приговор суда по следующим основаниям.

Согласно п. 1 ст. 307 УПК РФ описательно-мотивировочная часть обвинительного приговора должна содержать описание преступного деяния, признанного судом доказанным, с указанием места, времени, способа его совершения, формы вины, мотивов, целей и последствий преступления.

В нарушение этих требований закона описательно-мотивировочная часть приговора, вынесенного в отношении П., не содержит описания преступного деяния, признанного судом доказанным, с указанием места, времени, способа его совершения, предусмотренного ч. 1 ст. 232 УК РФ.

В связи с этим осуждение П. по ч. 1 ст. 232 УК РФ нельзя признать законным и обоснованным. Поэтому президиум приговор в отношении П. в этой части отменил, а уголовное дело прекратил на основании ст. 24 ч. 1 п. 1 УПК РФ за отсутствием события преступления.
 
Проверочная закупка как провокация.
Действия, совершенные в результате провокации со стороны милиции, не могут расцениваться как уголовно наказуемое деяние.

Приговор отменен, уголовное дело прекращено.

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
ОПРЕДЕЛЕНИЕ (от 22 октября 2007 г. N 83-Д07-1 8 )

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе
председательствующего - Пелевина Н.П.
судей - Ворожцова С.А. и Старкова А.В.
рассмотрела в судебном заседании от 22 октября 2007 года надзорную жалобу осужденного Анишкина Константина Викторовича о пересмотре приговора Клетнянского районного суда Брянской области от 15 ноября 2005 года, которым -
Анишкин К.В., 3 декабря 1979 года рождения, судимый:
6 октября 2004 года по ст. 228 ч. 1 УК РФ на 1 год 6 месяцев лишения свободы условно с испытательным сроком 1 год;
16 марта 2005 года по ч. 3 ст. 30, п. п. "а", "б" ч. 2 ст. 158 УК РФ на 1 год 6 месяцев лишения свободы;
осужден по ст. 228.1 ч. 2 п. "б" УК РФ на 5 лет лишения свободы.
На основании ст. 69 ч. 5 УК РФ к назначенному наказанию частично присоединено не отбытое наказание по приговору от 16 марта 2005 года и по совокупности преступлений определено 5 лет 2 месяца лишения свободы.
Отменено условное осуждение, назначенное А. приговором от 6 октября 2004 года.
В соответствии со ст. 70 УК РФ к назначенному наказанию частично присоединено наказание, не отбытое по приговору от 6 октября 2004 года, и окончательно по совокупности приговоров назначено к отбытию 5 лет 6 месяцев лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.
Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Брянского областного суда от 3 февраля 2006 года приговор в отношении А. оставлен без изменения.
Постановлением президиума Брянского областного суда от 2 августа 2006 года судебные решения изменены: действия А. переквалифицированы на ст. ст. 30 ч. 3, 228-1 ч. 2 п. "б" УК РФ. В остальной части судебные решения оставлены без изменения.
По этому же делу осуждены Б., М. и Г., в отношении которых надзорное производство не возбуждено.
А. (с учетом изменений) осужден за покушение на сбыт наркотических средств в крупном размере.
Преступления, как указано в приговоре, совершены при следующих обстоятельствах:
28 февраля 2005 года примерно в 21-00 час Б. в своем доме встретился с А. и договорился о сбыте наркотического средства на сумму 1000 рублей. После этого А. передал Б. деньги в сумме 1000 рублей, полученные им от Макринского для приобретения наркотического средства, а Б. сбыл ему наркотическое средство - ацетилированный опий весом 2,01 грамма, относящимся к крупному размеру.
В тот же вечер, 28 февраля 2005 года А. около 21-00 часа, находясь возле дома N 13 по ул. Заозерная в п. Клетня, незаконно сбыл Макринскому за ранее полученные у него деньги в сумме 1000 рублей наркотическое средство - ацетилированный опий весом 2,01 грамма, относящимся к крупному размеру.
Заслушав доклад судьи Ворожцова С.А., мнение прокурора Куликовой Т.Г., возражавшей против удовлетворения надзорной жалобы и полагавшей оставить судебные решения в отношении А. без изменения, Судебная коллегия установила:
в надзорной жалобе А. оспаривает обоснованность своего осуждения, отрицает наличие у него умысла на сбыт наркотического средства, обращает внимание, что он действовал по просьбе сотрудников милиции и на их деньги, оказывая помощь в приобретении наркотического средства; просит о смягчении наказания.
Рассмотрев надзорную жалобу с проверкой материалов уголовного дела, Судебная коллегия находит судебные решения в отношении А. подлежащими отмене по следующим основаниям.
Расценивая действия А. как уголовно наказуемое деяние, предусмотренное ст. 228-1 УК РФ, суд не учел, что субъективная сторона данного преступления характеризуется умышленной формой вины, т.е. умысел виновного должен быть направлен на распространение наркотических средств.
По настоящему делу такие данные не установлены.
Сам А. наличие у него умысла на сбыт наркотических средств отрицал, утверждая, что приобрел наркотик на деньги Макринского и по его просьбе.
Кроме того, как видно из материалов дела, и это установлено в приговоре, что действия А., совершенные в отношении Макринского, имели единичный характер. При этом Макринский, являясь работником милиции, действовал в рамках оперативно-розыскного мероприятия - проверочной закупки. А., не имея наркотических средств для сбыта, действовал по просьбе Макринского и на его деньги. Для выполнения просьбы Макринского, которого А. воспринимал, как лицо, нуждавшееся в приобретении наркотического средства, он (А.) обратился к Б., который имел наркотические средства для сбыта и сбыл через А. наркотик, в котором нуждался Макринский, из чего следует, что А. действовал по просьбе и в интересах Макринского - сотрудника милиции, являясь, таким образом, соучастником приобретения наркотических средств сотрудником милиции, осведомленным об отсутствии у самого А. наркотических средств для сбыта.
Какие-либо данные, свидетельствующие о том, что А. совершал аналогичные действия ранее в отношении других лиц, в деле отсутствуют.
Также в приговоре не приведены данные, свидетельствующие о том, что А. совершил бы преступление без вмешательства сотрудников милиции. Отсутствуют такие данные и в материалах дела.
Из этого следует, что действия А. по существу были спровоцированы сотрудником милиции, фактически совершившим подстрекательство к совершению А. преступления. Подобное вмешательство и использование в уголовном процессе доказательств, полученных в результате провокации со стороны милиции, нарушают принцип справедливости судебного разбирательства.
Действия, совершенные в результате провокации со стороны милиции, не могут расцениваться как уголовно наказуемое деяние, что соответствует разъяснению, содержащемуся во втором абзаце п. 14 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 15 июня 2006 года "О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с наркотическими средствами, психотропными сильнодействующими и ядовитыми веществами".
Аналогичную позицию изложил Европейский Суд по правам человека в Постановлении от 15 декабря 2005 года по делу: "Ваньян против Российской Федерации", в котором указал, что подобные нарушения принципа справедливости судебного разбирательства свидетельствуют о нарушении п. 1 ст. 6 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод.
При таких обстоятельствах доводы жалобы А. об отсутствии у него умысла на сбыт наркотического средства подлежат удовлетворению.
Судебная коллегия считает необходимым судебные решения в отношении А. отменить в связи с отсутствием в его действиях состава преступления.
На основании изложенного и руководствуясь ст. 407 и п. 2 ч. 1 ст. 408 УПК РФ, Судебная коллегия определила:\
надзорную жалобу осужденного А. удовлетворить.
Приговор Клетнянского районного суда Брянской области от 15 ноября 2005 года и постановление президиума Брянского областного суда от 2 августа 2006 года в отношении А. отменить и в соответствии с п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ уголовное дело - прекратить.
Из-под стражи А. - освободить.
В соответствии с ч. 1 ст. 134 УПК РФ признать за А. право на реабилитацию.

Спровоцировав С. на совершение уголовно-наказуемого деяния, а затем подвергнув его уголовному преследованию за это деяние, правоохранительные органы, по мнению суда, нарушили права гражданина, гарантированные...
П Р И Г О В О Р
ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ (г. Санкт-Петербург. 05 марта 2007 года.)
Судья федерального суда N-кого района г. Санкт-Петербурга Х.
с участием:
государственного обвинителя - помощника прокурора
N-кого района г. Санкт-Петербурга ***,
подсудимого C.,
защитника ***,
при секретаре ***,
рассмотрев материалы уголовного дела в отношении:
С. , обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ст. 228-1 ч. 1 УК РФ,
У С Т А Н О В И Л:
Подсудимый С. обвиняется в незаконном сбыте наркотического средства.
А именно в том, что 13 марта 2006 года около 20 часов 45 минут, находясь у дома ** по улице *** в городе Санкт-Петербурге, в ходе проведения проверочной закупки, проводимой сотрудниками милиции, незаконно сбыл гражданке Т. наркотическое средство героин массой 0,308 грамма.
Следственными органами его действия квалифицированы по ст. 228-1 ч. 1 УК РФ.
Подсудимый С. свою вину в незаконном сбыте наркотического средства признал полностью. При этом показал, что Т. он знал и раньше, они совместно употребляли наркотики. 13 марта 2006 года около 20 часов 30 минут ему позвонила Т., попросила его продать ей героин, уговаривала его сделать это. Он согласился. Встретившись с Т., он принял от неё деньги в сумме 500 рублей купюрами по 100 рублей, передал ей два пакетика с героином. Через несколько минут его задержали и доставили в отдел милиции. В присутствии понятых произвели его досмотр, обнаружили принятые им от Т. деньги. Данное наркотическое средство он приобрёл для личного употребления. 13 марта 2006 года он (С.) продал героин Т., так как она очень просила. До этого никогда героин не сбывал.
Стороной обвинения, кроме показаний самого подсудимого, представлены суду следующие доказательства его виновности:
- заявление Т. от 13 марта 2006 года о том, что она добровольно изъявляет желание участвовать в проверочной закупке героина у С. (л.д. 7);
- постановление от 13 марта 2006 года о проведении с помощью закупщика Т. проверочной закупки наркотического средства у С. (л.д. 5);
- протокол личного досмотра от 13 марта 2006 года с приложением ксерокопий купюр, согласно которого у Т. при досмотре в присутствии понятых предметов, запрещённых к гражданскому обороту, не обнаружено. После чего ей были вручены денежные купюры, с указанием серий и номеров, для использования в проверочной закупке наркотических средств у С. (л.д. 8) ;
- протокол осмотра врученных Т. денежных купюр (л.д. 12);
- рапорт от 13 марта 2006 года, согласно которому в ходе проведения ОРМ «проверочная закупка» был задержан С. по подозрению в совершении преступления (л.д. 3, 27);
- протокол личного досмотра от 13 марта 2006 года, согласно которого в присутствии двух понятых был досмотрен подсудимый С.. В ходе досмотра у него в кармане брюк были обнаружены денежные купюры, ранее выданные Т. для проведения проверочной закупки. При этом он пояснил, что эти купюры ему передала Т. за героин (л.д. 2 8) ;
- протокол досмотра Т. от 13 марта 2006 года, согласно которого у неё были изъяты два свёртка с порошкообразным веществом. При этом она пояснила, что вещество - героин - она приобрела у С. за 500 рублей (л.д. 15);
- заключение эксперта, согласно которому вещество, изъятое у Т., является наркотическим средством героином (л.д. 22);
- протокол осмотра вещественного доказательства – изъятого у Т. наркотического вещества (л.д. 24);
- оглашённые в судебном заседании показания Т., согласно которым она решила оказать содействие сотрудникам милиции и выступить в качестве закупщика в оперативно-розыскном мероприятии «проверочная закупка». 13 марта 2006 года она в помещение 24 отдела милиции написала заявление о том, что добровольно изъявляет желание помочь сотрудникам милиции. После этого ей были выданы денежные купюры в сумме 500 рублей. Созвонившись со С., она договорилась с ним о встрече и продаже ей героина. Встретившись с С., она передала ему ранее выданные ей деньги, взамен получила от него два пакетика с героином, которые позже выдала сотрудникам милиции (л.д. 30-31);
- оглашённые в судебном заседании показания свидетелей К. и А., каждой из них, согласно которым 13 марта 2006 года в их присутствии была досмотрена Т., у которого при себе ничего запрещённого не было. Также в их присутствии Т. были выданы денежные средства в сумме 500 рублей, купюрами по 100 рублей, для проведения проверочной закупки. Через некоторое время также в их присутствии Т. выдала два свёртка с порошкообразным веществом, при этом пояснила, что это героин, который она приобрела за 500 рублей у С. (л.д. 39-40, 43-44);
- оглашённые в судебном заседании показания свидетелей Л. и Б., каждого из них, согласно которым 13 марта 2006 года в их присутствии был досмотрен гражданин С., у которого были обнаружены денежные купюры. По поводу изъятых купюр С. пояснил, что эти деньги он получил от Т. за героин (л.д. 33-34, 36-37);
- оглашённые показания С. на предварительном следствии в качестве подозреваемого и обвиняемого. Согласно данным показаниям, 13 марта 2006 года около 20 часов 30 минут ему на домашний телефон позвонила его знакомая Т., которую он знает около 1 года, совместно с ней употреблял наркотики. Т. попросила его продать ей героин в количестве 0,5 грамма. Он согласился. Они договорились встретиться на улице Народной через 20 минут. Встретившись с Т., он принял от неё деньги в сумме 500 рублей купюрами по 100 рублей, передал ей два пакетика с героином. Через несколько минут его задержали и доставили в отдел милиции. В присутствии понятых произвели его досмотр, обнаружили принятые им от Т. деньги. Наркотические средства он приобретал у человека по имени Ю. для личного употребления. 13 марта 2006 года он (С.) продал героин Т., так как она очень просила (л.д.54-55, 58-59).
Других доказательств стороны суду не предъявили, полностью исчерпав свои возможности и ограничившись вышеуказанными. Анализируя же представленные доказательства и оценивая их в совокупности, суд приходит к следующим выводам.
Факт передачи подсудимым С. наркотического средства Т. подтверждён перечисленными доказательствами, которые не вызывают сомнений в своей достоверности. В частности, показаниями самого С., согласно которым он по просьбе и предложению Т., с которой и ранее совместно употреблял наркотические средства, продал ей героин. Это подтверждено и аналогичными показаниями Т., и показаниями допрошенных понятых, а также заключением экспертизы, согласно которым вещество, полученное Т. от С., является героином. Все доказательства стороны обвинения: заявление Т., решение о проведение проверочной закупки, показания Т., понятых, протоколов досмотра её и самого С., заключение экспертизы и прочее – все они с убедительностью подтверждают лишь факт передачи подсудимым героина Т.. Однако это подтверждает и сам С.
Вместе с тем при решении вопроса о виновности С. и возможности привлечения его к уголовной ответственности суд исходит из следующего.
Результаты оперативно-розыскного мероприятия могут быть положены в основу приговора, если они получены в соответствии с требованиями закона и свидетельствуют о наличии у виновного лица умысла на незаконный оборот наркотических средств, сформировавшегося независимо от деятельности сотрудников оперативных подразделений, а также о проведении лицом всех подготовительных действий, необходимых для совершения противоправного деяния.
Это уточнение имеет принципиальное значение, так как позволяет ограничивать правомерные действия, осуществляемые в рамках конкретного оперативно-розыскного мероприятия – проверочной закупки, от провокации. Последняя имеет место в том случае, если умысел на совершение преступления – сбыт наркотика у конкретного лица - отсутствовал и в дальнейшем сформировался исключительно в результате действий сотрудников оперативных подразделений, то есть когда имело место склонение к совершению преступления лица, не обнаружившего преступных намерений.
Главный вопрос здесь – от кого исходит инициатива. Если заподозренное лицо само прямо предлагает оказать содействие в незаконном приобретении наркотиков, либо опосредованно даёт понять о своей возможности оказания подобной услуги, то последующая деятельность оперативных работников по проведению данного ОРМ не противоречит закону.
Суд считает, что ОРМ «проверочная закупка» правомерно, когда субъект сам, без какой-либо инициативы со стороны лиц, пытающихся его уличить, начинает предварительную преступную деятельность, в которой его обоснованно подозревают и которую путём проведения ОРМ стремятся пресечь и этим же образом выявить преступника, пресечь подготавливаемое либо раскрыть уже совершившееся или совершаемое преступление. Проведение ОРМ «проверочная закупка» должно быть продиктовано стремлением поставить под контроль, под непосредственное наблюдение правоохранительных органов уже начавшиеся процессы, связанные с посягательством на объект уголовно-правовой охраны, и в конечном итоге прервать их развитие. Данное ОРМ должно производиться на основании информации, носящей отнюдь не предположительный характер. Суд считает, что решение о проведении проверочной закупки должно приниматься не только и исключительно, как в данном случае, на основании заявления о желании помочь изобличить сбытчика наркотических средств, но и должно быть подкреплено опросом заявителя, выполнением других проверочных действий. Цель данных проверочных мероприятий - получение сведений о том, что данное лицо совершило, подготавливает либо совершает преступление.
Однако совсем другое дело, когда в ходе проведения ОРМ лицу, заподозренному в преступной деятельности, различными способами предлагают либо даже навязывают вознаграждение за сбыт запрещённого к обороту вещества, даже если лицо само никаких действий, направленных на оказание данной преступной услуги, не совершает. В подобных случаях оперативно-розыскное мероприятие незаконно, а добытые с его помощью доказательства суд также рассматривает как полученные с нарушением закона. Именно к таковым суд относит данное дело: при проведении проверочной закупки агент правоохранительных органов Т. не только «приобрела» у С. наркотическое средство, но и предварительно склоняло его к сбыту таких средств, уговаривая и, тем самым, побуждая к совершению противоправного деяния.
Между тем, Федеральный закон от 05 июля 1995 года «Об оперативно-розыскной деятельности» достаточно определённо исключает провокацию в работе оперативных подразделений. Оперативно-розыскная деятельность основывается на принципах законности, уважения и соблюдения прав и свобод человека и гражданина (ст. 3). Задачами оперативно-розыскной деятельности является: «выявление, предупреждение, пресечение и раскрытие преступлений, а также выявление и установление лиц, их подготавливающих, совершающих или совершивших…» (ст. 2). Такой задачи, как искусственное создание преступления, с целью его последующего выявления, указанным Федеральным Законом не предусмотрено.
Решению задач ОРД служит и проведение проверочной закупки. Однако в соответствии с п. 2 ст. 7 Закона «Об ОРД» основанием для проведения оперативно-розыскных мероприятий являются ставшие известными органам, осуществляющим ОРД, сведения о «признаках подготавливаемого, совершаемого или совершённого противоправного деяния, а также о лицах, его подготавливающих, совершающих или совершивших…». Как следует из представленных суду доказательств, никаких сведений о том, что С. готовится к сбыту наркотических средств, предлагает наркотическое средство Т., у правоохранительного органа не было. Тем не менее, в нарушение Закона «Об ОРД» было принято решение о проведении в отношении него оперативно-розыскного мероприятия.
Таким образом, оперативно-розыскное мероприятие, проведённое в отношении С., коренным образом противоречило задачам оперативно-розыскной деятельности, и, следовательно, должно считаться не оперативно-розыскным мероприятием, а провокацией, облечённой в форму оперативно-розыскного мероприятия с целью придания ей видимости легитимности.
Однако суд считает, что провокация со стороны государственных органов, отвечающих за борьбу с преступностью, не должна быть допустима в принципе. Если допустить возможность провокации для выявления лиц, причастных к незаконному обороту наркотических средств, то следует допустить и возможность использования подобных методов в борьбе с другими видами преступлений. Например, использовать её для выявления лиц, «склонных» совершить государственную измену, сексуальные преступления, хищения чужого имущества, убийства по найму и прочее, подстрекая их к этим действиям. Для этого достаточно всего лишь воспользоваться нравственной нестойкостью данных лиц, которые никогда не решаться совершить преступления по своей инициативе, если их к этому не подталкивать, не склонять, не уговаривать и не соблазнять. По мнению суда, подобные методы в борьбе с преступностью недопустимы.
Суд убеждён, что современные технические средства, имеющиеся на вооружении оперативных подразделений, при умелом их использовании (с соблюдением установленных законом порядка) позволяют без всякой провокации выявлять лиц, причастных к незаконному обороту наркотических средств, в том числе незаконно их сбывающих. В данном же деле в процессе проведения ОРМ сотрудники правоохранительного органа не использовали никаких технических средств (звукозаписи телефонных переговоров Т. и С. перед встречей, звуко- или видеозаписи факта проведения проверочной закупки и т.п.). Однако именно такие доказательства, полученные с помощью указанных средств, могли бы с убедительностью подтвердить либо опровергнуть факт проявления С. инициативы на сбыт наркотиков, совершение им каких-либо подготовительных для этого действий - до поступления ему соответствующей просьбы Т. как агента милиции. Представленные же суду доказательства ни в коей мере не подтверждают, что С. до проведения в отношении него проверочной закупки имел намерения заниматься сбытом героина как Т., так и любому другому лицу, предпринимал для этого какие-то конкретные действия. Как пояснил сам С., сбытом героина он никогда не занимался, был лишь потребителем наркотических средств, употреблял их совместно с Т., с её помощью ранее приобретал наркотики, в связи с чем не мог отказать ей в просьбе. Показания подсудимого в этой части стороной обвинения ничем не опровергнуты, и суд не имеет оснований для недоверия его показаниям. В связи с этим суд считает, что передача им героина Т. произошла исключительно и благодаря решению оперативного подразделения ОВД провести в отношении него ОРМ, последующего предложения ему в рамках данного ОРМ совершить незаконное деяние.
Никаких доказательств обратного суду не представлено. Нет доказательств того, что у С. имелся умысел на незаконный сбыт наркотических средств, Т. либо любому другому лицу, что данный умысел сформировался у него независимо от деятельности сотрудников оперативных подразделений. Также суду не представлено никаких доказательств того, что ещё до начала проведения в отношении него милицейской операции С. осуществил какие-нибудь подготовительные действия, направленные на сбыт другому лицу наркотического средства. Таким образом, невозможно говорить о том, что у С. имелся умысел на совершение действий по сбыту наркотика и до сделанного ему агентом милиции предложения, что данный умысел сформировался у него самостоятельно, а не исключительно в результате действий сотрудников оперативных подразделений.
Суд приходит к единственно возможному выводу, что без решения о проведении ОРМ и без самого ОРМ «проверочная закупка» С. не совершил бы деяние, ставшее предметом разбирательства по настоящему уголовному делу. При данных обстоятельствах суд считает, что в данном деле имело место склонение к совершению преступления лица, не обнаружившего до того каких-либо преступных намерений.
Отвечая на вопрос об отграничении в данном случае проверочной закупки наркотиков от провокации сбыта наркотиков, суд приходит к выводу, что оперативные сотрудники допустили в отношении С. провоцирующие действия, подтолкнув заподозренное ими лицо к совершению уголовно-наказуемых действий.
Все доказательства, предложенные суду для оценки стороной обвинения, вовсе не отрицают наличия в отношении него провокации со стороны милиции. Все сомнения в том, что только вмешательство со стороны милиции подтолкнуло С. к совершению данных действий, суд толкует в его пользу, пока не доказано обратное.
Спровоцировав С. на совершение уголовно-наказуемого деяния, а затем подвергнув его уголовному преследованию за это деяние, правоохранительные органы, по мнению суда, нарушили права гражданина, гарантированные Конституцией РФ и Конвенцией «О защите прав человека и основных свобод» от 14 ноября 1950 года (в редакции от 01 сентября 1998 года), ратифицированной Федеральным Законом РФ № 54-ФЗ от 30 марта 1998 года.
В соответствии с п. 4 ст. 15 Конституции РФ и п. 3 ст. 1 Уголовно-Процессуального Кодекса РФ общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью законодательства Российской Федерации, в том числе, регулирующего уголовное судопроизводство. Если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные настоящим Кодексом, то применяются правила международного договора.
Конвенция о защите прав человека и основных свобод является одним из основополагающих международных договоров.
Пункт 1 статьи 6 указанной Конвенции, ратифицированный Российской Федерацией без каких либо оговорок, устанавливает, что «каждый … при предъявлении ему любого уголовного обвинения имеет право на справедливое и публичное разбирательство дела в разумный срок независимым и беспристрастным судом, созданным на основании закона».
Отвечая на вопрос, каким образом уголовное преследование за преступление, совершённое в результате провокации со стороны правоохранительных органов, нарушило право гражданина на «справедливое судебное разбирательство», суд руководствуется толкованием статьи 6 Конвенции, данной Европейским Судом по правам человека. Возможность и необходимость использования толкования Конвенции, данного Европейским судом, вытекает из статьи 1 Федерального Закона от 30. 03. 1998 г. № 54-ФЗ: "Российская Федерация в соответствии со статьей 46 Конвенции признает юрисдикцию Европейского Суда по правам человека обязательной по вопросам толкования и применения Конвенции и Протоколов к ней." Таким образом, в соответствии с данным законом, правовые позиции, выработанные Европейским Судом по делам с участием Российской Федерации, являются обязательными для Российской Федерации, в том числе, и для её судебных органов.
Свою позицию по данному вопросу Европейский Суд по правам человека отразил в Постановлении от 15. 12. 2005 года по делу «Ваньян против Российской Федерации». Как указано Европейским судом, осуждение за преступление, совершённое в результате провокации со стороны милиции, нарушает пункт 1 статьи 6 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод, при этом при разрешении вопроса о справедливости судебного разбирательства необходимо отвечать и на вопрос о справедливости способа получения доказательств.
Требования справедливого судебного разбирательства по уголовным делам, содержащиеся в статье 6 Конвенции, по мнению Европейского Суда, ведут к тому, что публичные интересы в сфере борьбы с оборотом наркотических средств не могут служить основанием для использования доказательств, полученных в результате провокации со стороны милиции. Если преступление было спровоцировано действиями тайного агента, и ничто не предполагает, что оно было бы совершено и без какого-либо вмешательства, то эти действия агента уже представляют собой подстрекательство к совершению преступления.
Как уже было сказано, Т. выполняла инструкции милиции. Она согласилась принять участие в проверочной закупке наркотика, чтобы выявить причастность С. к обороту наркотических средств, и попросила его о продаже ей дозы героина. В деле нет доказательств того, что до вмешательства Т. у милиции были основания подозревать С. в распространении наркотиков. Простое утверждение оперативного сотрудника в постановлении о проведении ОРМ о причастности С. к обороту наркотиков является голословным, сделанным после заявления Т. о готовности сотрудничать и участвовать в милицейском мероприятии в отношении С.. Ничто не предполагало, что преступление было бы совершено без вмешательства Т. Поэтому суд делает вывод, что милиция через своего агента спровоцировала действия С..
Подобные действия сотрудников милиции и использование их результатов в уголовном процессе приводят к тому, что непоправимо подрывается принцип справедливости судебного разбирательства. Всё уголовное преследование является в таком случае логическим продолжением провокации, поскольку, не будь провокации, не было бы и самого деяния и, следовательно, не было бы и уголовного преследования.
Ситуация, когда лицо подталкивается представителями государства, призванными не допускать совершение преступлений, к совершению преступления, а потом привлекается к уголовной ответственности за это, ни в коей мере не соответствует справедливому судебному разбирательству. Более того, подобные меры «борьбы с преступностью» входят в противоречие с п. 1 ст.1 Конституции РФ, провозглашающей, что «Российская Федерация – есть демократическое правовое государство». Правовое государство не может осуществлять борьбу с преступностью путём провокационного подстрекательства со стороны государственных служащих нравственно нестойких людей. Борьба с преступностью по определению не должна увеличивать количество совершаемых преступлений.
Таким образом, суд считает, что поскольку деяние было совершено С. в результате провокации со стороны сотрудников милиции, то дальнейшее уголовное преследование в отношении его нарушает предусмотренное пунктом 1 статьи 6 Европейской Конвенции «О защите прав человека и основных свобод» право гражданина на справедливое разбирательство дела судом. То есть уголовное преследование С., по мнению суда, было незаконным.
Доказательства же, полученные в результате незаконного уголовного преследования и, как следствие, незаконного привлечения к уголовной ответственности, являются недопустимыми. Необходимость признания всех доказательств по данному делу недопустимыми следует и из требований ст. 75 УПК РФ, согласно которым недопустимыми являются доказательства, полученные с нарушениями требований Кодекса. В соответствии с пунктом 4 статьи 15 Конституции РФ и пунктом 3 статьи 1 УПК РФ международные договоры РФ являются составной частью законодательства РФ и имеют приоритет над Уголовно-Процессуальным Кодексом. В связи с этим суд приходит к выводу о том, что нарушение пункта 1 статьи 6 Европейской Конвенции «О защите прав человека и основных свобод» в каждом случае с безусловностью должно влечь за собой признание всех доказательств, полученных в результате такого уголовного преследования, недопустимыми. Только при данном подходе нарушение указанного права на справедливое судебное разбирательство не станет непоправимым.
Признание же С. виновным за деяние, запрещённое уголовным законом, совершённое в результате провокации со стороны милиции, вступит в противоречие с положением п.1 ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод. Обвинительный приговор в данном деле не может и не должен считаться законным, поскольку нарушит международный договор Российской Федерации, являющийся составной частью законодательства Российской Федерации, регулирующего уголовное судопроизводство и имеющего приоритет над внутренним законодательством, в том числе, Уголовно-Процессуальным Кодексом РФ.
Таким образом, суд установил, что преступление, ставшее предметом исследования настоящего судебного разбирательства, совершено в результате провокации со стороны милиции. Исходя из толкования Европейского Суда п. 1 ст. 6 Конвенции «О защите прав человека и основных свобод», носящего общеобязательный характер, уголовное преследование в таком случае нарушает Конвенцию, а именно право на справедливое судебное разбирательство. Все доказательства, полученные при расследовании данного уголовного дела, изначально возбуждённого исключительно на основании материалов, полученных с помощью провокации со стороны милиции в отношении С., суд признаёт недопустимыми.
В соответствии с п. 1 ст. 75 УПК РФ, недопустимые доказательства не имеют юридической силы и не могут быть положены в основу обвинения, а также использоваться для доказывания обстоятельств, подлежащих доказыванию при производстве по уголовному делу. Кроме того, суд считает, что совершение уголовно-наказуемого деяния в условиях провокации со стороны милиции позволяет сделать вывод об отсутствии вины С.. При данных обстоятельствах С. подлежит оправданию.
На основании изложенного и руководствуясь пунктом 4 статьи 15 Конституции РФ, пункта 1 статьи 6 Конвенции «О защите прав человека и основных свобод» от 14 ноября 1950 года (в редакции от 01 сентября 1998 года), ратифицированной Федеральным Законом РФ № 54-ФЗ от 30 марта 1998 года, статьями 302, 305 и 306 УПК РФ, суд
П Р И Г О В О Р И Л:
Оправдать С. по предъявленному ему обвинению в совершении преступления, предусмотренного ст. 228-1 ч. 1 УК РФ, на основании п. 3 ч. 2 ст. 302 УПК РФ. Меру пресечения С. по настоящему уголовному делу – содержание под стражей – отменить, освободить его немедленно в зале суда.
Вещественные доказательства:
- наркотическое средство, хранящееся в камере хранения вещественных доказательств УВД Невского района города Санкт-Петербурга - уничтожить,
- денежные средства, хранящиеся у оперативных работников - оставить у них же по принадлежности.
Признать за оправданным С. право на реабилитацию. Оправданный в порядке ст. 135 УПК РФ вправе обратиться с требованием о возмещении имущественного вреда, связанного с уголовным преследованием в отношении него, в федеральный суд Невского района г. Санкт-Петербурга, постановивший приговор, с иском о компенсации морального вреда – в порядке гражданского судопроизводства.
Приговор может быть обжалован в кассационном порядке в Санкт-Петербургский городской суд в течение 10 суток со дня его провозглашения.
Федеральный судья Х.
 
Мытищинский городской суд

оправдательный приговор, не выложен документ (не вступил в силу, наверное)
 
Постановление судьи ВС о возбуждении надзорного производства.

Обвиняемому вменили приготовление к сбыту основываясь на большом количестве изъятого героина, находившегося в расфасованном виде. Имелись фоновые показания относительно того, что обвиняемый ранее сбывал наркотики.

Любопытна мотивация постановления. Короче, судья жгет.


 
Цитата
Олег Москвин пишет:
Любопытна мотивация постановления. Короче, судья жгет.
Я бы сказал не любопытная, а объективная. Нет доказательств сбыта, не надо фантазировать по этому поводу суду.
 
Тем и любопытная, что объективная.
То-то поди в Новгороде удивились.
17 февраля будет рассмотрение.
 
Судья Валюшкин походу наш человек)))
Может он с похмела что такой добрый?
И проверочную закупку контрольной закупкой назвал, Антона Привольного насмотрелся?))))
 
Вот и я о том же - к кому дело попадет. Взбрыкнул судья против устоев и условностей системы. Но, когда же это было? Чувак сидел же по-любому не меньше четырех, наверно? Как он добрался до ВС?
Этот опыт очень важен!
Изменено: Nelson Mandela - 09.02.2014 22:53:18
nelsonzek
 
Это свежее постановление, вынесено в январе.. Надзорка подавалась в декабре.
 
Цитата
Олег Москвин пишет:
17 февраля будет рассмотрение.
Надеюсь Вы сообщите о результате рассмотрения.
 
Цитата
Roma Roma пишет:
Судья Валюшкин походу наш человек)))
Может он с похмела что такой добрый?
И проверочную закупку контрольной закупкой назвал, Антона Привольного насмотрелся?))))
Не наш он. Он по 1002 то принимал решение в пользу осужденного, а потом все время против был. Делай вывод....
 
Цитата
Олег Москвин пишет:
Короче, судья жгет.
Что-то из фантастики???!!! Решил посыпать голову пеплом, покаяться?! Видимо захотел стряхнуть с себя бремя предыдущих, непродуманных решений-отписок. Ну честь и хвала, люди за вес в 10 раз меньше сидят от 4-х до бесконечности. "Богатенький" (по мнению судьи) наркоман, захотел впрок приобрести, чтобы "не бегать" лишний раз. ;)
Страницы: Пред. 1 2 3 4 5 След.
Читают тему (гостей: 1)

Наши  партнеры
Новое на форумах
19.10.2019 09:18:30
Фальсификация
Просмотров: 99227
Ответов: 290
19.10.2019 09:05:50
Законопроект о принудительных работах
Просмотров: 104616
Ответов: 196
17.10.2019 08:56:35
НАРКОПРЕСТУПЛЕНИЯ НАРКОПОЛИЦИИ
Просмотров: 66927
Ответов: 237
17.10.2019 07:56:41
Помогите, пожалуйста, советом!
Просмотров: 126868
Ответов: 483
14.10.2019 09:24:09
Европейский Суд (ЕСПЧ)
Просмотров: 376307
Ответов: 884
14.10.2019 09:08:21
ПОПОЛНЕНИЕ ПОДБОРКИ ПОЛЕЗНЫХ СУДЕБНЫХ РЕШЕНИЙ
Просмотров: 76013
Ответов: 152
10.10.2019 15:54:26
Производные и аналоги
Просмотров: 119958
Ответов: 255
Рекомендации