Главная Поиск Карта сайта
Поиск по сайту
Авторизация
Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?
Легализация
petition.jpg

Европейский Суд (ЕСПЧ)

Страницы: Пред. 1 2 3 4 5 6 ... 38 След.
Европейский Суд (ЕСПЧ)
 
Цитата
Наталия Семенова пишет:
надо каждые пол года писать, жалобы и дополнять и досылать новыми документами и какими-либо измениями, если в течении полгода ничего не написать, жалоба автоматически выбрасывается в мусор с формулировкой "Заявитель потерял к жалобе интерес"!
Это если Суд требовал дополнить, а Заявитель не дополнил и не отреагировал.
Или если по делу состоялись новые решения, а Заявитель не представил их копий.
 
Цитата
Наталия Семенова пишет:
Писал такой же осужденый, только за деньги! Во, молодец бизнес открыл в ИК! Жалобы пишет от руки или на компе? Обычно библиотекарь колонии этим занимается, т.к. у него там комп стоит или писаря в штабе из числа осужденных, или же штабной шнырь, или же человек близкий к адинистрации ИК!!
Да писал заключенный, который сидит уже 12 л. от руки, но правда брат переписал. Вот жду когда мне это все попадет в руки.
Вообщем могу спокойно все отправлять? А там если какие вопросы, то мне отпишутся?
Еще, форма жалобы осталась на этот год такая же, как и в том, ничего не менялось?
 
Отпишутся, но не вдаваясь  в подробности. Пришлют стандартное письмо, в котором обратят Ваше внимание, что Вы не представили копий всех документов, относящихся к делу и предупредят, что если к определенному сроку пробел не будет восполнен, то дело уничтожат без рассмотрения.

Прежде чем писать жалобу, ознакомьтесь с образцами.
Технология отличается от той, которой пользуются в России.

Если вдруг после отправки всех документов Вы получите письмо, говорящее о том, что Вы не представили всю необходимую информацию, имейте ввиду, что информация, содержащаяся в нем, может быть ложной, неактуальной. В ЕСПЧ очень громоздкая канцелярия. Такое впечатление, что отделы работают рассогласованно. Не исключено, что это письмо -  реакция на якобы неполученные Судом дополнения, ожидавшиеся вслед за предварительной жалобой. На самом деле дополнения получены, но не рассмотрены, их могут рассмотреть позже и через несколько месяцев придет письмо, извещающее о том, что все документы получены.
 
Цитата
Олег Москвин пишет:
Прежде чем писать жалобу, ознакомьтесь
Спасибо, ознакомлюсь.
Документы к жалобе у нас будут прилагаться, я сама лично ходила в суд и фотографировала дело.
 
У нас кассация была 7 декабря ,определение до сих пор не передали сыну,ШЕСТЬ МЕСЯЦЕВ для обжалования  в надзорной инстанции считать со дня вручения,или с 7 декабря.
 
Цитата
sony пишет:
У нас кассация была 7 декабря ,определение до сих пор не передали сыну,ШЕСТЬ МЕСЯЦЕВ для обжалования в надзорной инстанции считать со дня вручения,или с 7 декабря.
Почему 6 месяцев? Не гражданское же дело.
 
sony, для надзорного обжалования нет сроков. Хоть через 10 лет жалуйтесь.

6 месяцев с даты касс.заседания - это обязательный срок для подачи жалобы в ЕСПЧ. Если касс.определение ему ещё не вручено и на заседании касс.инстанции он не присутствовал, то для жалобы в ЕСПЧ 6-и месячный срок идёт от даты вручения касс.определения (об этом обязательно указывать в жалобе в ЕСПЧ, что, мол, в касс.заседании не участвовал, копию касс.определения получил тогда-то, чтобы ЕСПЧ мог проверить, что 6-и мес.срок не нарушен).
 
Выложу постановление президиума ВС по решению ЕСПЧ. Мне кажется, можно почитать его для того, чтобы понять "что может ЕСПЧ и что не может". Вызывает неоднозначные мысли. Осужден сотрудник. Конечно, т.к. он какой-никакой, а всё же юрист, плюс наверняка у него имелись соответствующие знакомства и более-менее возможности, даже информация хотя бы, поэтому, наверное, вёл себя "юридически грамотно" на процессе (в отличие от нас, "простых смертных"... жалобу вот составил в ЕСПЧ. Наверное, правильно составил, раз она удовлетворена, знал, на что жаловаться, а о чём можно и не сообщать и т.д. В итоге (если не считать присужденной компенсации, - а я думаю, главные ожидания у людей наверняка связаны не с компенсацией, а с восстановлением справедливости, оправданием, снижением срока) срок ВС, "разобравшись" по вновь открывшимся обстоятельствам, снизил ему на 1 год.
(если сочтете, что постановление сюда не "вписывается", то можно его удалить)


ПРЕЗИДИУМ ВЕРХОВНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ  ПОСТАНОВЛЕНИЕ  от 8 июня 2011 г. N 389-П10

Президиум Верх суда РФ в составе: Председательствующего - Серкова, членов Президиума - Давыдова агомедова  Нечаева Петроченкова, Соловьева, Тимошина, Хомчика, - при секретаре Кепель рассмотрел уг дело по представлению Председателя  ВСуда Российской Федерации Лебедева В.М. о возобновлении производства по делу в отношении Мухутдинова А.Н. ввиду новых обстоятельств. По приговору Верховного Суда Республики Татарстан от 11 июня 1999 года Мухутдинов А.Н. <...>, осужден к лишению свободы: по ч. 1 ст. 175 УК РФ на 2 года; по ч. 3 ст. 213 УК РФ на 7 лет; по ч. 3 ст. 126 УК РФ на 13 лет; по ч. 3 ст. 33, п. "в" ч. 2 ст. 105 УК РФ на 15 лет; по ч. 1 ст. 30, п. п. "а", "ж", "н" ч. 2 ст. 105 УК РФ на 9 лет; по ч. 1 ст. 222 УК РФ на 4 года; по ч. 3 ст. 285 УК РФ на 5 лет с лишением права занимать должности в органах МВД сроком на 3 года.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний окончательно назначен 21 год лишения свободы с лишением права занимать должности в органах МВД сроком на 3 года, с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима. По ч. 1 ст. 264 УК РФ Мухутдинов освобожден от наказания в связи с истечением сроков давности.

Определением Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации 18 января 2000 г. приговор в отношении Мухутдинова в части осуждения по ч. 1 ст. 264, ч. 1 ст. 175 УК РФ отменен и дело производством прекращено за истечением срока давности, а назначенное ему наказание по ч. 1 ст. 222 УК РФ смягчено до 3 лет лишения свободы. На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений Мухутдинову назначен 21 год лишения свободы с лишением права занимать должности в системе МВД сроком на 3 года, с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Постановлением Президиума Верховного Суда Российской Федерации от 24 октября 2001 приговор и определение в отношении Мухутдинова изменены: исключено его осуждение по ч. 3 ст. 126 УК РФ; его действия переквалифицированы с ч. 3 ст. 33, п. "в" ч. 2 ст. 105 УК РФ на ч. 3 ст. 33, ч. 1 ст. 105 УК РФ, по которой назначено 14 лет лишения свободы; по совокупности преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 213, ч. 3 ст. 33, ч. 1 ст. 105, ч. 1 ст. 30, п. п. "а", "ж", "н" ч. 2 ст. 105, ч. 1 ст. 222, ч. 3 ст. 285 УК РФ, Мухутдинову А.Н. назначено 20 лет лишения свободы с лишением права занимать должности в органах МВД сроком на 3 года, с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

По делу осуждены также Дугин М.В., Валиуллин Р.Р., Назмеев И.Н.

В представлении Председателя Верховного Суда Российской Федерации Лебедева В.М. ставится вопрос о возобновлении производства по делу в отношении Мухутдинова А.Н. ввиду новых обстоятельств.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Куменкова А.В., изложившего обстоятельства дела, содержание вынесенных судебных решений, мотивы представления, выступление заместителя Генерального прокурора Российской Федерации Фридинского С.Н., объяснения осужденного Мухутдинова А.Н., адвоката Барановского К.В., защитника Козикова Д.Ю., Президиум Верховного Суда Российской Федерации

установил:

Мухутдинов А.Н. признан виновным в совершении преступлений при следующих обстоятельствах.

20 сентября 1995 года, около 1 часа 15 минут, на автодороге <...> Мухутдинов, являясь сотрудником ГАИ <...>, в нарушение п. п. 1.4, 2.7, 9.1, 9.4 Правил дорожного движения, управляя автомобилем <...>, принадлежащим В., в состоянии алкогольного опьянения, с превышением скоростного режима выехал на полосу встречного движения и совершил столкновение с автомобилем <...>, принадлежащим К. В результате столкновения пассажирка Д., находившаяся в автомобиле Мухутдинова, получила тяжкие телесные повреждения.

Летом 1997 года Мухутдинов у неустановленных лиц приобрел два передних крыла, головку блока и блок цилиндров от автомобиля <...>, похищенного у М. в ночь на 30 декабря 1996 года.

12 октября 1997 года Мухутдинов и Дугин в состоянии алкогольного опьянения, будучи вооруженными автоматом АКСУ и пистолетом ПМ, посадив за руль неустановленного автомобиля Х., около 22 часов направились к дому <...>. (Когда они подъехали к четвертому подъезду указанного дома, там стоял автомобиль <...>, закрепленный за проживающим в этом доме Ш. Мухутдинов вышел из машины и из хулиганских побуждений произвел выстрел из пистолета в сторону автомобиля <...>. В это время Ш. вышел из подъезда к машине. Дугин, вооруженный автоматом АКСУ, подбежал к Ш. и ударом приклада повалил его на землю, после чего стал избивать, нанося удары Ш. ногами по различным частям тела. Действуя согласованно с Дугиным, Мухутдинов открыто демонстрировал пистолет ПМ и угрожал его применением его неустановленным лицам, находившимся поблизости, с целью исключения их вмешательства в пресечение преступления, Х. удалось уговорить Мухутдинова и Дугина сесть в машину и покинуть место происшествия. Ш. в результате были причинены телесные повреждения в виде ушибленной раны затылочной области головы.

В период времени с 1996 года по октябрь 1997 года Мухутдинов, работавший милиционером-водителем отдела по особо важным делам Управления уголовного розыска МВД <...>, исполнял обязанности директора ООО <...> совместно с Дугиным. С января 1997 года С. стал требовать часть прибыли от доходов общества для передачи бывшему директору Г. В связи с этим, между ними сложились неприязненные отношения. Мухутдинов и Дугин запланировали убить С. Мухутдинов обратился к ранее знакомым по службе <...> Назмееву, уволившемуся к этому времени из органов МВД, и к инспектору ДПС, старшине милиции Валиуллину Р., с предложением задержать его и доставить в обусловленное место. Осуществляя роль организатора убийства, Мухутдинов с Дугиным подыскали место для захоронения трупа, приготовили автомат АКСУ и пистолет ПМ с патронами. Для передвижения по городу Мухутдинов устанавливал на используемых группой автомобилях государственные регистрационные знаки с закрепленной за ним по работе служебной автомашины. Мухутдинов и Валиуллин Р. использовали служебные удостоверения работников милиции, Валиуллин Р. и Назмеев использовали форменную одежду и специальные средства сотрудника ГАИ, выслеживая С. и подыскивая подходящий момент для его похищения и убийства.

Вечером 31 октября 1997 года они вчетвером обнаружили потерпевшего, следовавшего на автомобиле.

Валиуллин Р. и Назмеев в форме сотрудников ГАИ остановили его и обманным путем, под предлогом доставления в отделение милиции за якобы совершенное правонарушение, надев наручники, похитили и отвезли в лесной массив. Мухутдинов и Дугин подъехали к ним, Мухутдинов вытащил С. из машины, повалил на землю. Находившийся в наручниках потерпевший был лишен возможности оказать сопротивление. Дугин схватил его за голову, свернул шею, имевшимся у него ножом нанес не менее трех ударов в грудь. От полученных телесных повреждений С. скончался.

Опасаясь мести со стороны знакомых С. - В. и Х. за его убийство, в ноябре-декабре 1997 года Мухутдинов решил их убить, для чего привлек К. и Б.

В один из дней ноября-декабря 1997 года, в вечернее время, вооружившись пистолетом ПМ с патронами, Мухутдинов привез их к предполагаемому местонахождению В. и Х. в районе завода <...> где дал указание отправиться на поиск потерпевших. Не желая участвовать в готовящемся преступлении, Б. и К. через некоторое время сообщили, что не нашли разыскиваемых.

Через некоторое время Мухутдинов привлек для розыска и убийства В. и Х. числящихся работающими в ресторане <...> Х. П. Вместе с ними в один из вечеров ноября-декабря 1997 года, вооружившись заряженными автоматом АКСУ и пистолетом ПМ, Мухутдинов приехал <...>, где стал разыскивать потерпевших. Затем он приехал к дому <...>, где Мухутдинов определил позиции для обстрела жертв и своего отхода. Не дождавшись Х. и В. они с места происшествия уехали.

Через несколько дней в том же составе в вечернее время указанные лица с целью убийства Х. и В. <...> приехали Мухутдинов, вооруженный автоматом, и П. которого Мухутдинов вооружил пистолетом, пешком направились вглубь поселка, а Х. поехал по улицам поселка на автомобиле. Затем все они перебрались к дому <...>, куда должны были прибыть В. и Х. Через некоторое время они действительно подъехали к дому. Х. и П. не желая совершать убийство, ввели Мухутдинова в заблуждение, сообщив, что в машине находились другие лица. После этого Мухутдинов, оставив Х. и П. возле дома, уехал.

В связи с тем, что В. и Х. скрылись с постоянного места жительства, Мухутдинов реализовать свой умысел на убийство не смог.

Мухутдинов при неустановленных обстоятельствах незаконно приобрел у неустановленных лиц, хранил, носил и перевозил огнестрельное оружие и боеприпасы. Из квартиры, где проживал Мухутдинов, были изъяты пистолет ПСМ с глушителем, снаряженный магазин с 8 патронами калибра 5,6 мм, две гранаты Ф-1 с запалами, магазин от автомата АК-74, снаряженный 24 патронами, 6 патронов калибра 9 мм, 3 патрона от револьвера калибра 7,62 мм, тротиловая шашка, 2 электродетонатора.

В представлении Председателя Верховного Суда Российской Федерации Лебедева В.М. поставлен вопрос о возобновлении производства по делу ввиду новых обстоятельств, поскольку Европейским Судом по правам человека в Постановлении от 10 июня 2010 года установлено нарушение положений Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

Президиум Верховного Суда Российской Федерации находит представление Председателя Верховного Суда Российской Федерации о возобновлении производства по уголовному делу подлежащим удовлетворению.

Установленное Европейским Судом по правам человека нарушение положений Конвенции о защите прав человека и основных свобод при рассмотрении судом Российской Федерации уголовного дела согласно п. п. "б" п. 2 ч. 4 ст. 413 УПК РФ является основанием для возобновления производства по уголовному делу в порядке, установленном главой 49 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации.

Европейский Суд в Постановлении от 10 июня 2010 года указал, что в отношении Мухутдинова допущены нарушения положений ст. 3, ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

Нарушение ст. 3 Конвенции согласно Постановлению Европейского Суда по правам человека выразилось в том, что содержание Мухутдинова под стражей было бесчеловечным и унижающим достоинство. Нахождение его под стражей в течение 3 лет 2 месяцев 5 дней в переполненных камерах исправительных учреждений является достаточным, чтобы создать бедственное положение или лишения в степени, превышающей неизбежный уровень страданий, присущий заключению под стражу.

Нарушение положений ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод имело место в связи с тем, что производство в порядке надзора в Верховном Суде Российской Федерации не соответствовало требованиям справедливости.

Европейский Суд указал в постановлении, что Верховный Суд Российской Федерации, рассмотрев протест заместителя Генерального прокурора Российской Федерации о пересмотре дела в порядке надзора, возобновил судебное разбирательство по делу и изменил решения нижестоящих судов, при этом в ходе производства в порядке надзора рассматривался вопрос о виновности Мухутдинова. Суд надзорной инстанции не был ограничен рамками заявления о пересмотре дела в порядке надзора, а обладал полномочиями пересмотра вынесенных по делу судебных решений, отменив или изменив их, направив дело в нижестоящие суды или для производства дополнительного расследования либо прекратив производство по делу частично или полностью. Верховный Суд Российской Федерации должен был уведомить Мухутдинова или его адвоката о содержании ходатайства обвинения о пересмотре дела в порядке надзора, а также о дате и месте слушания. Однако Мухутдинов был лишен возможности ознакомиться с содержанием протеста заместителя Генерального прокурора Российской Федерации о пересмотре дела в порядке надзора и прокомментировать поднятые в протесте вопросы, а также не был уведомлен о дате и месте слушания дела в порядке надзора.

Кроме того, Европейский Суд по правам человека указал на нарушение п. 1 ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, поскольку не было обеспечено эффективное участие Мухутдинова А.Н. в гражданском процессе при рассмотрении гражданского иска, поданного потерпевшим.

При наличии таких данных производство по уголовному делу в отношении Мухутдинова подлежит возобновлению.

В соответствии с ч. 1 ст. 413 УПК РФ вступившие в законную силу приговор, определение и постановление суда могут быть отменены и производство по уголовному делу возобновлено ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств.

Согласно ч. 5 ст. 415 УПК РФ, Президиум Верховного Суда Российской Федерации по результатам рассмотрения представления Председателя Верховного Суда Российской Федерации отменяет или изменяет судебные решения по уголовному делу в соответствии с решением Европейского Суда по правам человека.

По смыслу названных норм в их взаимосвязи решение об отмене или изменении вступивших в законную силу приговора, определения или постановления суда Президиум Верховного Суда Российской Федерации принимает в тех случаях, когда установленное Европейским Судом по правам человека нарушение Конвенции о защите прав человека и основных свобод позволяет сделать вывод о незаконности, необоснованности или несправедливости судебных решений.

Поскольку Европейский Суд по правам человека установил нарушение ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод при производстве по делу в суде надзорной инстанции, отмене подлежит Постановление Президиума Верховного Суда Российской Федерации от 24 октября 2001 года.

В связи с тем, что постановление Президиума Верховного Суда Российской Федерации подлежит отмене, Президиум исходя из положений ч. 1 ст. 410 УПК РФ считает необходимым проверить уголовное дело в полном объеме в отношении Мухутдинова, рассмотреть, в том числе, протест заместителя Генерального прокурора Российской Федерации о пересмотре приговора и кассационного определения, а также представленную в суд надзорной инстанции надзорную жалобу осужденного.

В надзорном протесте заместителя Генерального прокурора Российской Федерации Кехлерова С.Г. поставлен вопрос об отмене приговора и кассационного определения в отношении Мухутдинова в части осуждения по ч. 3 ст. 126 УК РФ и прекращении производства по делу в этой части, о переквалификации его действий с ч. 3 ст. 33, п. "в" ч. 2 ст. 105 УК РФ на ч. 3 ст. 33 и ч. 1 ст. 105 УК РФ.

Осужденный Мухутдинов в надзорной жалобе просит пересмотреть судебные решения, указывает, что народные заседатели и судья, председательствовавший по делу, не имели права участвовать в рассмотрении уголовного дела, поскольку их полномочия к тому времени истекли, отмечает, что выводы суда о мотиве убийства С. основаны на предположениях, какими-либо доказательствами не подтверждены, допрошенные по делу лица его оговорили, судом не было дано надлежащей оценки заключению судебно-медицинского эксперта о времени наступления смерти человека, останки которого были обнаружены, не исследован с достаточной полнотой вопрос о принадлежности этих останков убитому С., обвинение в убийстве основано на противоречивых показаниях лиц, которые его оговорили, осуждение его за приготовление к убийству В. и Х. является необоснованным, поскольку личности потерпевших не установлены, в качестве потерпевших они не допрашивались, по факту совершения хулиганских действий в отношении Ш. выводы суда основаны на противоречивых показаниях заинтересованных в исходе дела лиц, его ходатайство о рассмотрении дела с участием коллегии присяжных заседателей было необоснованно отклонено, доказательства исследованы ненадлежащим образом, осужденный полагает, что уголовное дело в отношении его подлежит прекращению в связи с непричастностью к преступлениям, кроме того, указывает, что назначенное наказание подлежит смягчению и от дальнейшего отбывания наказания его следует освободить.

Президиум Верховного Суда Российской Федерации находит судебные решения подлежащими изменению на основании ч. 1 ст. 409, п. 3 ч. 1 ст. 379 УПК РФ в связи с неправильным применением уголовного закона.

Оснований для отмены вынесенных судебных решений в связи с рассмотрением уголовного дела судом первой инстанции незаконным составом суда, вопреки доводам жалобы осужденного Мухутдинова, не имеется.

Ходатайство осужденного о рассмотрении дела судом с участием коллегии присяжных заседателей было обоснованно отклонено.

Судья Г. председательствовавший по делу, был избран членом Верховного Суда Татарской АССР Указом Президиума Верховного Совета Татарской АССР от 12 октября 1987 года.

Народные заседатели 3. и Р. (полномочиями по отправлению правосудия были наделены в соответствии с Законом "О судоустройстве РСФСР" от 8 июля 1981 г., которые были впоследствии продлены.

Так, народные заседатели, участвовавшие в рассмотрении дела, были избраны народными заседателями Верховного суда Татарской АССР 17 апреля 1990 года постановлением Верховного Совета Татарской АССР. Указами Президента Российской Федерации от 22 марта 1995 года N 299 и от 23 января 1997 года N 41, а также постановлением Государственного Совета Республики Татарстан от 27 апреля 1995 года полномочия ранее избранных народных заседателей были продлены до принятия соответствующего Федерального закона.

В рассмотрении данного уголовного дела судья и народные заседатели принимали участие в соответствии с требованиями УПК РСФСР, действовавшего на момент рассмотрения дела.

Таким образом, оснований подвергать сомнению полномочия судьи и народных заседателей не имеется, правовые основания их участия в отправлении правосудия не вызывают сомнений.

Виновность осужденного в совершении преступлений установлена доказательствами, исследованными в судебном заседании, подробно изложенными в приговоре, которым дана правильная оценка.

В судебном заседании доказательства исследовались в соответствии с требованием уголовно-процессуального закона.

Доводы осужденного о его непричастности к убийству С., о том, что мотив убийства установлен неправильно являются несостоятельными, опровергаются исследованными доказательствами.

О том, что между Мухутдиновым и С. имели место неприязненные отношения в связи с работой ресторана <...>, следует из показаний осужденного Дугина, свидетелей Х., Г.

Так, из показаний осужденного по делу Дугина на предварительном следствии, которые он подтвердил в судебном заседании, следует, что между С. и Мухутдиновым возникли неприязненные отношения в связи с тем, что С. требовал деньги для Г. Мухутдинов предложил ликвидировать С., разработал план преступления, привлек Валиуллина Р. и Назмеева, которые вывезли С. в лес. Он (Дугин) свернул потерпевшему шею, затем нанес ему несколько ударов ножом. Труп убитого С. К. и Х. закопали (том 1 л.д. 94 - 105, 107 - 108, 113 - 122).

Из показаний осужденных Назмеева и Валиуллина Р. следует, что по просьбе Мухутдинова они следили за парнем по имени З., а выследив потерпевшего, вывезли его в лес, о чем их просил Мухутдинов. Там З. был убит.

Свидетель Х. пояснил, что Мухутдинов предложил убить парня по имени З. в связи с возникшими неприязненными отношениями, но он отказался. После того как Мухутдинов сообщил, что З. убит, он, К. и Дугин захоронили труп <...>.

Свидетель К. пояснил, что он участвовал в захоронении трупа убитого С. Виновность осужденного в совершении преступления в отношении С. подтверждается также данными протокола осмотра места происшествия, заключением судебно-медицинского эксперта другими доказательствами.

Суд, надлежащим образом оценив исследованные доказательства, правильно признал, что Мухутдинов являлся организатором убийства С.

Вывод суда о том, что обнаруженный труп принадлежал убитому С., вопреки доводам жалобы, является правильным, поскольку основан на заключении судебно-медицинского эксперта, показаниях Дугина, Назмеева, Валиуллина Р., Х., К. в том числе показаниями Дугина и Назмеева на месте убийства.

Осуждение Мухутдинова за приготовление к убийству В. и вопреки доводам жалобы, является правильным.

Виновность осужденного в совершении этого преступления установлена показаниями свидетелей К., Х., П., из которых следует, что Мухутдинов предложил им совершить убийство потерпевших, так как те могли отомстить за ранее совершенное убийство, поэтому они следили за ними, но совершать преступление отказались.

Оснований подвергать сомнению достоверность показаний указанных свидетелей у суда не имелось.

Вывод суда о виновности Мухутдинова в совершении хулиганства основан на показаниях потерпевшего Ш. об обстоятельствах совершенного преступления, на показаниях свидетеля Х. об участии Мухутдинова в совершении хулиганских действий, которые обоснованно признаны достоверными, на заключениях судебно-медицинского эксперта о характере и степени тяжести причиненных потерпевшему телесных повреждений.

Поэтому доводы о непричастности осужденного Мухутдинова к совершению хулиганства являются несостоятельными.

Вместе с тем судебные решения подлежат изменению по следующим основаниям.

Судом установлено, что между Мухутдиновым и Дугиным с одной стороны и С. - с другой сложились неприязненные отношения, в связи с чем Мухутдинов и Дугин решили совершить убийство С. Для осуществления преступного умысла Мухутдинов, осуществлявший роль организатора убийства, привлек Валиуллина и Назмеева, которые 31 октября 1997 года в форме работников милиции остановили автомобиль под управлением С. и обманным путем вывезли его из города. В заранее обусловленном и подготовленном для осуществления преступной цели месте Дугин убил потерпевшего.

В действиях осужденного суд признал наличие совокупности преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 126, ч. 3 ст. 33, п. "в" ч. 2 ст. 105 УК РФ.

Однако по смыслу закона под похищением человека следует понимать противоправные умышленные действия, сопряженные с тайным или открытым завладением (захватом) живым человеком, перемещением с места его постоянного или временного проживания с последующим удержанием против его воли. Основным моментом объективной стороны данного преступления является изъятие и перемещение потерпевшего с целью последующего удержания в другом месте. Между тем по данному делу действия осужденных были направлены не на удержание С. в другом месте, а на его убийство.

Поэтому осуждение Мухутдинова по ч. 3 ст. 126 УК РФ подлежит исключению из судебных решений.

Кроме того, не основан на законе и вывод суда о нахождении С. в беспомощном состоянии. Беспомощное состояние, в котором заведомо для виновного находилось лицо, в отношении которого совершалось преступление (убийство), может определяться его возрастом (малолетний, престарелый), состоянием здоровья, увечностью и другими обстоятельствами, не дающими жертве возможности оказать сопротивление преступнику или уклониться от посягательства.

По настоящему делу таких данных не имеется.

Поскольку действия осужденного Мухутдинова были направлены не на удержание С. в другом месте, а на его убийство, которое было совершено без отягчающих обстоятельств, содеянное им следует переквалифицировать с ч. 3 ст. 33, п. "в" ч. 2 ст. 105 УК РФ на ч. 3 ст. 33, ч. 1 ст. 105 УК РФ.

Кроме того, из ч. 1 ст. 222 УК РФ подлежит исключению осуждение Мухутдинова за незаконное приобретение огнестрельного оружия, боеприпасов и взрывчатых веществ.

В соответствии с положениями ст. 307 УПК РФ описательно-мотивировочная часть обвинительного приговора должна, в частности, содержать описание преступного деяния, признанного судом доказанным, с указанием места, времени, способа его совершения, формы вины, мотивов, целей и последствий преступления.

При описании преступного деяния, признанного доказанным, суд не установил места, времени, обстоятельств приобретения боеприпасов, указав в приговоре, что "Мухутдинов А. при неустановленных обстоятельствах незаконно приобрел у неустановленных лиц <...> огнестрельное оружие и боеприпасы".

При наличии таких данных, когда судом при описании преступления не установлено, в том числе, время совершения приобретения боеприпасов, что влияет на решение вопроса, связанного с освобождением от уголовной ответственности в связи с истечением сроков давности уголовного преследования, осуждение Мухутдинова за незаконное приобретение огнестрельного оружия, боеприпасов и взрывчатых веществ нельзя признать законным.

В судебные решения следует также внести изменения исходя из положений ст. 10 УК РФ в связи с тем, что в УК РФ внесены изменения Федеральными законами от 08 декабря 2003 года N 162-ФЗ, от 24 июля 2007 года N 211-ФЗ, от 7 марта 2011 года N 26-ФЗ.

Действия Мухутдинова по факту совершения хулиганства в отношении Ш. 12 октября 1997 года квалифицированы по ч. 3 ст. 213 УК РФ как хулиганство с применением оружия, совершенное группой лиц, с применением насилия.

В связи с внесением изменений в указанную статью УК РФ Федеральными законами от 8 декабря 2003 года N 162-ФЗ, от 24 июля 2007 года N 211-ФЗ, от 7 марта 2011 года N 26-ФЗ, действия осужденного подлежат переквалификации с ч. 3 ст. 213 УК РФ на п. "а" ч. 1 ст. 213 УК РФ (в редакции Федерального закона от 07 марта 2011 года N 26-ФЗ) как хулиганство с применением оружия.

Кроме того, из судебных решений следует исключить осуждение Мухутдинова по квалифицирующему признаку, предусмотренному ч. 1 ст. 30, п. "н" ч. 2 ст. 105 УК РФ.

Суд по ч. 3 ст. 285 УК РФ назначил Мухутдинову дополнительное наказание в виде лишения права занимать должности в органах МВД сроком на 3 года. При этом в приговоре не конкретизировано, какие именно должности лишен права занимать осужденный. Поскольку указанное преступление совершено осужденным в то время, когда он, будучи сотрудником милиции осуществлял функции представителя власти, дополнительное наказание следует уточнить, назначив лишение права занимать должности в органах МВД, связанные с осуществлением функций представителя власти.

Назначенное судом кассационной инстанции в максимальном размере наказание Мухутдинову по ч. 1 ст. 222 УК РФ (в редакции Федерального закона от 13 июня 1996 года N 63-ФЗ), с учетом уменьшения объема обвинения, подлежит смягчению, наказание по п. "а" ч. 1 ст. 213, по ч. 3 ст. 33, ч. 1 ст. 105 УК РФ, а также по совокупности преступлений следует назначить с учетом требований ст. 60, ч. 3 ст. 69 УК РФ.

Принимая во внимание изложенное и руководствуясь ст. ст. 407, 408 ч. 1 п. 6, 415 УПК РФ, Президиум Верховного Суда Российской Федерации

постановил:

1. Представление Председателя Верховного Суда Российской Федерации Лебедева В.М. удовлетворить.

2. Возобновить производство по уголовному делу в отношении Мухутдинова А.Н. ввиду новых обстоятельств.

3. Постановление Президиума Верховного Суда Российской Федерации от 24 октября 2001 года в отношении Мухутдинова А.Н. отменить.

4. Надзорный протест заместителя Генерального прокурора Российской Федерации Кехлерова С.Г. удовлетворить. Надзорную жалобу осужденного Мухутдинова А.Н. удовлетворить частично.

5. Приговор Верховного суда Республики Татарстан от 11 июня 1999 года, определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 18 января 2000 года в отношении Мухутдинова А.Н. изменить: исключить его осуждение по ч. 3 ст. 126, по ч. 1 ст. 30, п. "н" ч. 2 ст. 105 УК РФ; из ч. 1 ст. 222 УК РФ исключить осуждение за незаконное приобретение огнестрельного оружия, боеприпасов и взрывчатых веществ; переквалифицировать его действия: с ч. 3 ст. 33, п. "в" ч. 2 ст. 105 УК РФ на ч. 3 ст. 33, ч. 1 ст. 105 УК РФ, по которой назначить 14 лет лишения свободы, с ч. 3 ст. 213 УК РФ на п. "а" ч. 1 ст. 213 УК РФ (в редакции Федерального закона от 07 марта 2011 года N 26-ФЗ), по которой назначить 4 года лишения свободы; смягчить наказание по ч. 1 ст. 222 УК РФ (в редакции Федерального закона от 13 июня 1996 года N 63-ФЗ) до 2 лет 6 месяцев лишения свободы; на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных п. "а" ч. 1 ст. 213 (в редакции Федерального закона от 7 марта 2011 года N 26-ФЗ), ч. 3 ст. 33, ч. 1 ст. 105, ч. 1 ст. 30, п.п. "а", "ж" ч. 2 ст. 105, ч. 1 ст. 222 УК РФ (в редакции Федерального закона от 13 июня 1996 года N 63-ФЗ), ч. 3 ст. 285 УК РФ, путем частичного сложения наказаний назначить Мухутдинову А.Н. 19 лет лишения свободы с лишением права занимать должности в органах МВД, связанные с осуществлением функций представителя власти, сроком на 3 года, с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

В остальном судебные решения в отношении Мухутдинова А.Н. оставить без изменения.

 
Цитата
Das пишет:
Бездействие судьи надо было обжаловать в кассационной инстанции.
В ПСЗ отсутствует запись рассмотрения ход. Замечания на ПСЗ ( с приложением распечатки и диска аудио записи) судьёй отклонены (без прослушивани записи) как не соответствующие действительности. Кроме этого там много других не соответствий. Все нарушения, УПК РФ; Конституции РФ;  Конвенции) отраженны в жалобах. Однако ни касс. ни надз. инстанции нарушений не усмотрели. Поскольку нарушены права и свободы гарантированные Конвенией мной направлена жалоба в ЕСПЧ. Пока результатов нет.
 
Цитата
Валентин Гаценко пишет:
Пока результатов нет.
Решение ЕСПЧ надо ждать не менее 4 лет, завален жалобами россиян.
 
Цитата
frola пишет:
Решение ЕСПЧ надо ждать не менее 4 лет, завален жалобами россиян.
Это кому как повезёт! По имеющейся информации в настоящее время рассматриваются жалобы и 2005 и 2012г. Сечас изменен порядок рассмотрения. Очерёдность не хронологическая.
смотреть здесь: http//europeancourt.ru
Изменено: Валентин Гаценко - 09.05.2012 22:13:08
 
Цитата
Валентин Гаценко пишет:
Очерёдность не хронологическая.
Это радует...:D
 
Здравствуйте,подскажите подача жалобы в еспч крайний срок 6 месяцев после вступления в законную силу приговора,после последнего решения страны,т.е.подача жалобы надзорной дает право писать в течении 6 месяцев после её решения?или кассационная последняя инстанция?
 
Костя, подача жалобы в ЕСПЧ после кассации в областном (краевом) суде, т.е. после вынесения решения кассационной инстанции. Поройся на  сайте, об этом много здесь писали
 
6 месяцев после исчерпания эффективных национальных ресурсов. Надзорные инстанции таковыми, по мнению евросуда, не являются.
 
Цитата
костя сиделец пишет:
Здравствуйте,подскажите подача жалобы в еспч крайний срок 6 месяцев после вступления в законную силу приговора,после последнего решения страны,т.е.подача жалобы надзорной дает право писать в течении 6 месяцев после её решения?или кассационная последняя инстанция?

По ссылке найдёшь всё, что тебе  необходимо для составления жалобы в ЕСПЧ.  Жалоба должна быть подана  до  истечения 6-ти месяцев после кассации. Можно направить  сначала предварительную, особенно если осталось мало времению. Удачи!
www.europeancourt.ru
 
Европейский суд по правам человека принял решение обязать Россию выплатить в общей сложности около 260 тысяч евро 12 военнослужащим или членам их семей за участие в миротворческой операции в бывшей Югославии. Иск в ЕСПЧ был в связи с невыплатой миротворцам ежедневного денежного довольствия, сообщает "Газета.Ru"После окончания миротворческой операции все военнослужащие, не получив обещанные денежные суммы, подали иски в гарнизонные суды первой инстанции в Рязани и Калуге. С 2001 по 2003 гг.суды приняли решения в их пользу, но государство отказалось выплачивать присуженные деньги. Спустя некоторое время кассационная инстанция в лице президиума Московского окружного военного суда отменила судебные решения судов первой инстанции о выплате денежного довольствия. Окружной суд пояснил, что те принимали решение на основании неправильной трактовки законодательства.Отчаявшись найти понимания в российских судах, бывшие миротворцы подали иск в ЕСПЧ, где несколько лет ожидали решения по своему обращению. Жалобы сразу 12 военнослужащих или их вдов (Сергей Сергеев, Владимир Матюшин, Александр Хацкевич, Владимир Бельчевский, Николай Ермаков, Сергей Татаринов, Нина Кривцова, Маргарита Барзакова, Юрий Щетинин, Сергей Колоцветов, Евгений Пронин, Владимир Глухов) рассматривались Европейским судом одновременно.Во вторник ЕСПЧ удовлетворил жалобу военнослужащих и их родственников и постановил выплатить им в общей сложности около €260 тысяч в качестве компенсации за денежное довольствие, моральный ущерб и расходы на судебные издержки. "Суд пришел к выводу, что отмена вступивших в законную силу судебных решений по делам заявителей нарушает принцип статьи 6 Конвенции (Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод — „Газета.Ru“)", — говорится в опубликованном на сайте ЕСПЧ решении суда.Представители России при ЕСПЧ, участвовавшие в судебном заседании, апеллировали к тому, что военнослужащие сами виноваты в том, что не получили денежное довольствие, поскольку вовремя не обратились в соответствующие инстанции. Но суд счел этот довод неубедительным.
 
Станет ли Европейский суд по правам человека платным, каковы причины перегруженности суда и есть ли способы борьбы с ней, а также какие трудности возникают у ЕСПЧ при взаимодействии с национальными судами, рассказал в эксклюзивном интервью РАПСИ секретарь Европейского суда по правам человека (ЕСПЧ) Эрик Фриберг.

- Господин Фриберг, давайте начнем с главного: насколько современная система защиты прав человека в Европе отвечает поставленным перед ней задачам? Справляется ли она с возникающими в ходе работы ЕСПЧ проблемами?

- На состоявшейся в Брайтоне конференции по реформированию ЕСПЧ стало очевидно, что все проблемы системы, созданной принятием Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод, возникают в странах-участниках конвенции, а не в Страсбурге. То есть, суть этих проблем заключается в неспособности эффективно защищать права, гарантированные конвенцией, на национальном уровне. Причем даже в случаях, когда суд уже указал государству на конкретные проблемы. Во многом именно с этим связана перегруженность ЕСПЧ. Но мы понимаем, что эту ситуацию не исправить в одночасье, поэтому суд сделал все возможное для повышения эффективности работы с различными категориями дел, скорректировав для этого методы и процедуры своей деятельности. Так, суду очень помогло вступление в силу протокола номер 14 к конвенции, дополняющего ее контрольную систему, и введение для неприемлемых жалоб так называемой "процедуры одного судьи". В конечном счете, главное – чтобы ЕСПЧ мог оперативно разбирать самые вопиющие случаи нарушения прав человека. И я считаю, что мы уже на правильном пути и уверенно идем к цели, хотя, конечно, расслабляться рано. В любом случае никто не освобождает власти государств-участников конвенции от обязанности принимать все необходимые меры для выполнения ее условий.

- Сейчас ЕСПЧ подходит к конвенции все более гибко, и судьи трактуют ее положения все шире, относясь к ней как к «живому» документу. В то же время национальные суды считают это вторжением в их сферу ответственности, что приводит к, если можно так выразиться, конфликту интересов и взаимным претензиям. Как решить эту проблему?

- Ну, начнем с того, что с точки зрения Венской конвенции  о праве международных договоров гибкий подход к конвенции о правах человека юридически закреплен в ее преамбуле.

Но даже если забыть про ее существование, очевидно, что происходящие в мире изменения вынуждают суд принимать меры для того, чтобы его работа по защите прав человека оставалась эффективной. В частности, приходится учитывать развитие законодательства, общества, науки и технологий. Очевидно, что многие современные сферы деятельности человека, подпадающие под действие конвенции, не могли быть предусмотрены ее создателями в 1950 году. И буквальная трактовка положений конвенции по изначально заложенным в ней принципам помешает ей идти в ногу со временем. Чтобы осознать все трудности, которые возникнут при таком подходе, достаточно сравнить интерпретацию таких понятий как семья и частная жизнь в 50-е годы и в наши дни. Если бы мы руководствовались исключительно тем же пониманием материальных прав, что и авторы конвенции, многие аспекты семейной жизни, закрепленные с тех пор во многих национальных законодательствах, выпали бы из-под юрисдикции конвенции. Будь ее авторы провидцами, они все равно не смогли бы предусмотреть появление интернета и искусственного оплодотворения.

Конечно, это вовсе не означает, что текст конвенции можно трактовать совсем вольно. Суд не раз подчеркивал, что признает важность юридической определенности, предсказуемости и равенства всех перед законом. И именно поэтому ЕСПЧ отступает от некоторых принципов прецедентного права – но только в случаях, когда это действительно необходимо и оправданно. Более того, суд не может путем вольной трактовки вывести из текста конвенции какое-либо право, не заложенное в нем изначально. Мы можем только адаптировать старые принципы к изменившимся обстоятельствам, но не изобретать новые.

Не менее важным самоограничением, которое накладывает на себя суд, является учет так называемого европейского консенсуса для регулирования развития конвенции. Если законодательства стран-участников близки в каких-то вопросах, это также оправдывает расширительную трактовку конвенции по ним.

Так что я бы сказал, что суд обязан обеспечивать соответствие заявленных в конвенции принципов защиты прав и свободы человека современным обстоятельствам. Для этого надо подстраиваться под меняющуюся действительность. И если ЕСПЧ основывается при этом на принципе европейского консенсуса – скорее всего, серьезных проблем с национальными судами не возникнет. Хотя некоторых разногласий, конечно, не избежать.

- А как в целом ЕСПЧ видит дальнейшее взаимодействие с национальными судами стран-участников? Раз диалог и обычные консультации, как мы видим, успеха пока, мягко говоря, не принесли, становится очевидной необходимость другого решения проблемы.

- Ну, этот вопрос напрямую связан с предыдущим. На мой взгляд, национальные суды играют важнейшую роль в европейской системе защиты прав человека, так что я полностью поддерживаю попытки наладить диалог и сотрудничество между ними как на официальном, так и на неофициальном уровне. Как известно, брайтонская декларация призывает ввести для некоторых случаев процедуру консультативного заключения. Она позволит судам государств, одобривших эту процедуру, обращаться в ЕСПЧ за консультациями по вопросам трактовки конвенции. Мы также запустили в Страсбурге программу обучения судей из некоторых стран, финансируемую Фондом защиты прав человека. Другая важная составляющая продолжающегося диалога выражается в виде перевода важных постановлений суда на язык страны-ответчика с тем, чтобы ее судьи смогли с ними ознакомиться. Именно поэтому мы запросили и получили от фонда дополнительные средства на увеличение количества переводов. И я бы не назвал безрезультатными наши неофициальные встречи с представителями высших национальных судов. Напротив, они дают обеим сторонам возможность высказаться и помогают устранить некоторые противоречия.

- Можно ли сказать, что эти обстоятельства свидетельствуют об укреплении позиций ЕСПЧ как уникального международного института защиты прав человека?

- Я абсолютно убежден, что сегодня роль, которую играет ЕСПЧ, важна как никогда. Во времена обширного экономического кризиса международное учреждение вроде ЕСПЧ может показаться уязвимым для  популистских и недальновидных призывов к более изолированному судопроизводству. Я бы сказал, что люди начинают смотреть скорее куда-то внутрь и назад, нежели вперед и по сторонам. При этом международное правосудие, базирующееся на защите основополагающих прав человека, является самым прочным фундаментом для стабильности и порядка, жизненно необходимых для преодоления экономического кризиса. Я не считаю, что позиции ЕСПЧ требуют какого-то усиления. Но ему определенно нужна защита от попыток подорвать его авторитет и сузить его юрисдикцию. Кроме того, определенно нужно усилить позиции Комитета министров Совета Европы как органа надзора за исполнением решений суда.

- Насколько сейчас независим ЕСПЧ и какие гарантии независимости ему дает конвенция? Даже глава суда Николас Братца в своей речи на брайтонской конференции отметил важность этого вопроса.

- Да, в Брайтоне президент суда действительно отметил важность гарантий независимости ЕСПЧ. Как он и сказал, для функционирования системы, основанной на верховенстве закона, независимость судей жизненно необходима. Думаю, судьи ЕСПЧ чувствуют  себя свободными в принятии решений. При этом мы считаем неуместными некоторые пассажи брайтонской декларации. На мой взгляд, недопустимо создавать впечатление, что страны, нередко выступающие в суде ответчиками, могут указывать ЕСПЧ, как ему трактовать конвенцию и применять прецедентное право.

- Кстати, что изменится в ЕСПЧ после принятия брайтонской декларации? Приведет ли это к новой реформе или же это просто развитие договоренностей, достигнутых на двух предыдущих конференциях?

- Это сложный вопрос. Во-первых, эта конференция изначально позиционировалась как логическое продолжение предыдущих. Так что не стоит удивляться, что в декларации немало внимания уделяется подтверждению и развитию договоренностей, к которым пришли участники первых двух конференций. Я считаю, что основным результатом будет продолжение процесса реформирования суда. С точки зрения ЕСПЧ можно только порадоваться тому, что уже в третий раз за два года представители 47 государств собираются с целью подтвердить приверженность принципам конвенции и согласие с правом граждан подать индивидуальную жалобу. Это свидетельствует о том, что, несмотря на все экономические и политические трудности, с которыми сталкиваются сейчас страны-члены Совета Европы, никто из них не утратил веру в общее дело, уникальный пример которого представляет конвенция о защите прав человека.

При этом, как уже говорили на конференции, попытка добиться от 47 государств согласия по какому-либо вопросу крайне сложно. Так что, пусть результаты конференции выглядят не особо ярко, а местами и вовсе туманно, их все-таки можно считать серьезным достижением.

- Некоторые скептики, в особенности в Великобритании, сомневаются, что поставленных на конференции в Брайтоне целей удастся достичь, так как принятая там декларация достаточно слабая. Что Вы думаете на этот счет?

- Ну, я бы вернулся к вышесказанному. На мой взгляд, очень важно поддерживать систему защиты прав человека в состоянии, позволяющем ей эффективно решать поставленные задачи – то есть, постоянно приспосабливать ее к меняющимся обстоятельствам. Именно это ЕСПЧ и пытается сделать – надеемся, мы сможем рассчитывать не только на приверженность властей стран-участников конвенции этому делу, но и на их непосредственную поддержку.

- Число поданных в ЕСПЧ жалоб остается высоким, равно как и количество дел на рассмотрении суда.  В качестве одной из мер по снижению нагрузки на судей был создан механизм фильтрации заявлений. Улучшило ли это ситуацию?

- С тех пор как 14-й протокол к конвенции вступил в силу, у нас резко выросло число неприемлемых жалоб – по последним данным, их стало больше на 120%. Этим мы обязаны введенным протоколом изменениям – в частности, процедуре рассмотрения заявлений одним судьей и выделению из состава секретариата специального отдела. Этот отдел работает с пятью государствами, из которых поступает наибольшее число неприемлемых жалоб. Впервые с 1998 года мы сумели разобраться с некоторыми из скопившихся у нас неприемлемых жалоб и в случае небольшого расширения штата надеемся полностью решить эту проблему к 2015 году.

- ЕСПЧ намеревается взимать плату за подачу жалоб. Как это планируется реализовать и во сколько обойдется заявителям? И будет ли эта сумма возвращаться наряду с судебными издержками в случае удовлетворения жалобы? Как вообще, на Ваш взгляд, будет выглядеть эта система?

- Это предложение поступило на ранней стадии реформирования ЕСПЧ и суд всегда выступал против его принятия. Насколько мне известно, среди стран-участников конвенции сторонников взимания платы с заявителей тоже не так уж много, так что крайне маловероятно, что ее введут. В любом случае, в брайтонской декларации об этой инициативе нет ни слова.

 
Пилотное Постановление Европейского Суда по правам человека по делу «Ананьев и другие против России» (Ananyev and Others v. Russia, жалобы NN 42525/07 и 60800/08): нарушение статьи 3 Конвенции в связи с условиями содержания заявителей под стражей в СИЗО, нарушение статьи 13 Конвенции в связи с отсутствием внутренних средств правовой защиты от указанного нарушения, присуждена справедливая компенсация морального вреда (2000 евро Сергею Михайловичу Ананьеву и 13000 евро Геннадию Геннадьевичу Баширову) и издержек (850 евро Геннадию Геннадьевичу Баширову), в присуждении справедливой компенсации морального вреда в большем размере отказано, в течение шести месяцев со дня вступления настоящего Постановления в силу государство-ответчик при содействии Комитета Министров Совета Европы должно разработать обязательную программу конкретных мер, в т.ч. с указанием времени их реализации, которые позволят создать средства правовой защиты от указанных выше нарушений, соответствующие изложенным в настоящем Постановлении критериям, ориентированные как на компенсацию вреда, причиненного жертвам таких нарушений, так и на предотвращение подобных нарушений в будущем, государство-ответчик также должно исправить ситуацию с бесчеловечными или унижающими достоинство условиями содержания в СИЗО тех лиц, которые ко дню оглашения настоящего Постановления обратились в Европейский Суд по правам человека с подобными жалобами, на что ему дается 12 месяцев со дня вступления настоящего Постановления в силу или со дня коммуницирования соответствующей жалобы властям государства-ответчика — в зависимости от того, какой из двух этих дней наступит позже
См. также
пресс-релиз Европейского Суда по правам человека, касающийся Постановления по делу «Ананьев и другие против России» (формат PDF)
 
У меня вопрос - можно ли где в инете посмотреть движение  моей жалобы в Европейском суде? А то от туда уже больше года ни каких вестей по моей жалобе.
 
Цитата
Вадим Измайлов пишет:
У меня вопрос - можно ли где в инете посмотреть движениемоей жалобы в Европейском суде? А то от туда уже больше года ни каких вестей по моей жалобе.
Поищите здесь: http://europeancourt.ru/
Изменено: Das - 13.05.2012 21:26:39
 
Год и 2 месяца назад получил письмо от туда вот такого содержания-
суд приступит к рассмотрению вопроса о соответствии Вашей жалобы критериям приемлимости, как это будет возможным. Рассмотрение осуществляется на основе представленной Вами информации и документов. Судебное разбирательство осуществляется преимущественно в письменном виде. Если потребуется Ваше личное присутствие, Суд направит Вам приглашение. Вы будете уведомлены о любом решении, вынесенном Судом по Вашей жалобе.
 
Что это значит? Что жалоба прошла секритариат? ? ? Помогите мне пожалуйста найти на их сайте мою жалобу, у меня с телефона не получается. Вот жалобы номер 71918/10
 
Как правило, узнать о движении дела невозможно никак кроме как из письменного уведомления суда.
Исключение составляет поиск по базе коммуницированных жалоб. В этой базе Вашей жалобы нет.
В базе решений большой палаты - тоже.

Подробнее почитайте тут.
 
"...Вместо изложенных выше манипуляций с базой данных Вы можете просто написать в адресной стоке своего браузера: http: //cmiskp.echr.coe.int/gentkpss/sf.asp? XXXXX/YY — предварительно заменив ХХХХХ/YY на номер Вашей жалобы. Обратите внимание, что все пишется БЕЗ пробелов. Пожалуйста, не путайте адресную строку браузера с строкой для поискового запроса поисковой системы, например, Яндекса или Гугла. Адресная строка браузера — это строка, в которой Вы непосредственно пишете адрес сайта, который хотите открыть."
Сведения о коммуницированной властям жалобе могут поступить в базу с запозданием 2-3 недели. Если ничего не находится и никакого ответа, уведомления из ЕСПЧ не получали, значит, жалоба ещё на рассмотрении.
По некоторым жалобам сведения о коммуницировании не вносятся в базу (например, по связанным с пилотными постановлениями). ДО коммуницирования сведения о жалобе в базу не поступят точно.
Изменено: Елена - 17.05.2012 23:42:05
Страницы: Пред. 1 2 3 4 5 6 ... 38 След.
Читают тему (гостей: 4)

ЗЛОУПОТРЕБЛЕНИЕ НАРКОТИКАМИ РАЗРУШАЕТ
Новое на форумах
22.11.2022 19:48:13
База данных ЕСПЧ по поданным жалобам
Просмотров: 11722
Ответов: 5
14.11.2022 19:19:33
ПОПОЛНЕНИЕ ПОДБОРКИ ПОЛЕЗНЫХ СУДЕБНЫХ РЕШЕНИЙ
Просмотров: 188625
Ответов: 316
16.08.2022 12:49:41
Реабилитация
Просмотров: 201699
Ответов: 239
07.08.2022 19:40:58
Законопроект о принудительных работах
Просмотров: 150164
Ответов: 209
07.08.2022 19:39:15
Социальная адаптация заключенных
Просмотров: 1252
Ответов: 3
07.08.2022 18:55:42
Вещдоки
Просмотров: 213123
Ответов: 439
24.07.2022 11:16:59
Перестройка институтов обжалования приговоров
Просмотров: 15602
Ответов: 33
20.06.2022 15:01:52
Контрабанда
Просмотров: 138654
Ответов: 352
20.06.2022 14:51:34
Понятые
Просмотров: 170333
Ответов: 330
20.06.2022 14:46:21
Я признался. Что делать?
Просмотров: 102071
Ответов: 259
Узнать № жалобы в ЕСПЧ
Новая услуга Антисуда