Главная Поиск Карта сайта
Поиск по сайту
Авторизация
Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?
Легализация
petition.jpg

Европейский Суд (ЕСПЧ)

Страницы: Пред. 1 2 3 4 5 ... 38 След.
Европейский Суд (ЕСПЧ)
 
В двух словах::: там разбирались в том, можно ли в гостинном доме прослушивать без санции суда, как-то вроде так я поняла! Сама-то пробежала по диагонали, и дай думаю соблю на Антисуде, а вдруг кому-нибудь пригодится, здесь почти в каждом деле есть ОРМ с прослушками.


ЕВРОПЕЙСКИЙ СУД ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА
(Большая Палата)
Дело "Быков (Bykov)* против Российской Федерации" Постановление Суда Страсбург, 10 марта 2009 года

http://http://docs.c...ment/902169805#
Цитата
II. Предполагаемое нарушение статьи 8 Конвенции


69. Заявитель жаловался на то, что негласная операция представляла собой незаконное вторжение в его жилище, и на то, что прослушивание и запись его разговора с В. являлись вмешательством в его право на уважение личной жизни. Он утверждал, что имело место нарушение статьи 8 Конвенции, которая гласит:

"1. Каждый имеет право на уважение его личной и семейной жизни, его жилища и его корреспонденции.


2. Не допускается вмешательство со стороны публичных властей в осуществление этого права, за исключением случаев, когда такое вмешательство предусмотрено законом и необходимо в демократическом обществе в интересах национальной безопасности и общественного порядка, экономического благосостояния страны, в целях предотвращения беспорядков или преступлений, для охраны здоровья или нравственности или защиты прав и свобод других лиц".


70. Власти Российской Федерации утверждали, что негласная операция и, в частности, прослушивание и запись разговора заявителя с В. осуществлялись в соответствии с Федеральным законом "Об оперативно-розыскной деятельности". Они указывали, что это представляло собой "оперативный эксперимент", предусмотренный законом, а также выражали мнение о том, что для целей настоящего дела судебное разрешение не требовалось, поскольку в соответствии со статьей 8 указанного закона оно было необходимо только при контроле почтовых отправлений, телеграфных и иных сообщений, которые в данной негласной операции не контролировались. Власти Российской Федерации также отрицали вторжение в жилище заявителя, поскольку "гостевой дом" не мог считаться его жилищем, и в любом случае он впустил В. добровольно. Они утверждали, что при таких обстоятельствах дела негласная операция была незаменимой, поскольку без прослушивания разговора заявителя с В. было бы невозможно проверить подозрение о совершении им тяжкого преступления. Они полагали, что меры, принятые по расследованию преступления, были соразмерны тяжести данного преступления.


71. Заявитель, напротив, утверждал, что негласная операция представляла собой незаконное и неоправданное вмешательство в его право на уважение личной жизни и жилища. Он полагал, что имело место незаконное вторжение в его жилище, и оспаривал довод властей Российской Федерации о том, что он не возражал против посещения В., поскольку его согласие не распространялось на вторжение агента милиции в его помещение. Заявитель также указывал, что запись разговора с В. нарушала тайну личной жизни и потому требовала предварительного судебного разрешения.


72. Европейский Суд отмечает, что сторонами не оспаривается, что меры, принятые органами внутренних дел в ходе негласной операции, представляли собой вмешательство в право заявителя на уважение его личной жизни, гарантированное пунктом 1 статьи 8 Конвенции (см. Постановление Европейского Суда по делу "Вуд против Соединенного Королевства" (Wood v. United Kingdom) от 16 ноября 2004 года, жалоба N 23414/02, § 29; Постановление Европейского Суда по делу "М.М. против Нидерландов" (М.М. v. Netherlands) от 8 апреля 2003 года, жалоба N 39339/98, §§ 36-42; и Постановление Европейского Суда по делу "А. против Франции" (A. v. France) от 23 ноября 1993 года, Series А, N 277-В). Основной вопрос заключается в том, было ли это вмешательство оправданным с точки зрения пункта 2 статьи 8 Конвенции, в частности, было ли оно "предусмотрено законом" и "необходимым в демократическом обществе" для одной из целей, указанных в этом пункте.


73. В связи с этим Европейский Суд отмечает, что национальные власти выдвинули два довода в поддержку мнения о законности негласной операции. Суд первой инстанции установил, что "вторжение" или нарушение права заявителя на уважение личной жизни отсутствовало в связи с отсутствием возражений против появления В. в помещении и с отсутствием "личного" назначения этих помещений. Прокуратура дополнительно утверждала, что негласная операция была законной, поскольку не охватывала деятельность, регулируемую специальными законодательными требованиями, и органы внутренних дел, таким образом, не вышли за пределы своего усмотрения.


74. Европейский Суд отмечает, что Федеральный закон "Об оперативно-розыскной деятельности", очевидно, предполагает защиту тайны личной жизни, требуя судебного разрешения на любые оперативно-розыскные мероприятия, которые могут ее нарушить. Закон определяет два вида защищаемых объектов: во-первых, неприкосновенность сообщений, передаваемых по почте и телеграфу, и, во-вторых, неприкосновенность жилища. Что касается последней, органы власти, особенно Мещанский районный суд г.Москвы, утверждали, что прибытие В. в "гостевой дом" с согласия заявителя не представляло собой вмешательство в право заявителя на неприкосновенность жилища. Что касается вопроса о тайне сообщений, он обособленно рассматривался в решении прокурора об отклонении жалобы заявителя. По его мнению, разговор заявителя с В. не входил в сферу защиты, предусмотренной законом, поскольку не включал в себя использование почты или телеграфа. Тот же довод был выдвинут властями Российской Федерации, которые полагали, что требование о судебном разрешении не распространялось на использование радиопередатчика и что поэтому негласная операция не может считаться нарушением национального законодательства.


75. С учетом вышеизложенного очевидно, что национальные власти толковали Федеральный закон "Об оперативно-розыскной деятельности" как не требующий при обстоятельствах настоящего дела предварительного судебного разрешения, поскольку считалось, что дело не затрагивает "жилища" заявителя или использование почты или телеграфа в значении статьи 8 данного закона. Эта мера считалась следственным действием, относящимся к усмотрению следственных органов.


76. Европейский Суд напоминает, что фраза "предусмотрено законом" не только требует соответствия национальному законодательству, но также затрагивает качество закона, требуя от него соответствия принципу верховенства права. В контексте негласного контроля со стороны публичных органов, в данном случае органов внутренних дел, законодательство страны должно предусматривать гарантии от произвольного вмешательства в права лица, гарантированные статьей 8 Конвенции. Кроме того, закон должен быть сформулирован в достаточно ясных выражениях, чтобы давать адекватное представление об обстоятельствах и условиях, при которых публичные органы вправе прибегнуть к таким негласным операциям (см. Постановление Европейского Суда по делу "Хан против Соединенного Королевства" (Khan v. United Kingdom), жалоба N 35394/97, § 26, ECHR 2000-V).


77. Европейский Суд также отмечает, что Федеральный закон "Об оперативно-розыскной деятельности" допускает так называемые оперативные эксперименты при расследовании тяжких преступлений. Хотя сам закон не определял, какие меры могут представлять собой такие "эксперименты", национальные власти придерживались мнения о том, что российское законодательство не предусматривало порядка, регулирующего прослушивание или запись частных сообщений с помощью радиопередатчика. Власти Российской Федерации утверждали, что существующие нормы о прослушивании телефонных разговоров не применимы к радиопередающим устройствам и не могут быть распространены на них по аналогии. Они, напротив, подчеркивали различия между ними, указывая, что судебное разрешение на использование радиопередающего устройства не требовалось, поскольку эта технология не относилась к сфере действующих норм. Таким образом, власти Российской Федерации полагали, что на использование в целях прослушивания технологии, не включенной в перечень статьи 8 Федерального закона "Об оперативно-розыскной деятельности", не распространяются формальные требования, установленные законом.


78. Европейский Суд последовательно указывал, что относительно прослушивания сообщений для целей полицейского расследования "закон должен быть сформулирован достаточно ясно, чтобы давать гражданам адекватное представление об обстоятельствах и условиях, при которых публичные органы вправе прибегнуть к этому тайному и потенциально опасному вмешательству в право на уважение личной жизни и корреспонденции" (см. Постановление Европейского Суда по делу "Мэлоун против Соединенного Королевства" (Malone v. United Kingdom) от 2 августа 1984 года, Series А, N 82, § 67). В частности, для соответствия требованию "качества закона" закон, наделяющий дискреционными полномочиями, должен указать пределы такого усмотрения, хотя подробные процедуры и условия, требующие соблюдения, не обязательно должны включаться в состав материального права. Степень точности, требуемая от "закона", в связи с этим зависит от конкретного объекта. Поскольку практическая реализация мер негласного контроля сообщений не подлежит контролю заинтересованных лиц или общества в целом, предоставление органам исполнительной власти или суду правовой дискреции, выражающейся в неограниченных полномочиях, противоречило бы верховенству права. Следовательно, закон должен с достаточной ясностью указывать объем такой дискреции, передаваемой компетентным органам, и способ ее использования, чтобы обеспечить лицу адекватную защиту от произвольного вмешательства (см., в частности, Постановление Европейского Суда по делу "Ювиг против Франции" (Huvig v. France) от 24 апреля 1990 года, Series А, N 176-В, §§ 29 и 32; Постановление Большой Палаты Европейского Суда по делу "Аманн против Швейцарии" (Amann v. Switzerland), жалоба N 27798/95, § 56, ECHR 2000-II; и Постановление Европейского Суда по делу "Валенсуэла Контрерас против Испании" (Valenzuela Contreras v. Spain) от 30 июля 1998 года, § 46, Reports of Judgments and Decisions 1998-V).


79. По мнению Европейского Суда, эти принципы в равной степени применимы к использованию радиопередающего устройства, которое с учетом природы и степени вмешательства фактически идентично прослушиванию телефонных разговоров.

80. В настоящем деле заявитель пользовался весьма незначительными гарантиями, если они вообще имелись, в процедуре организации и реализации прослушивания его разговора с В. Так, правовая дискреция властей при организации прослушивания не была ограничена никакими условиями, объем и способ его исполнения не были определены; иные конкретные гарантии отсутствовали. С учетом отсутствия конкретных норм, обеспечивающих гарантии, Европейский Суд не убежден, что, как утверждали власти Российской Федерации, возможность возбуждения заявителем судебного разбирательства с целью признания "оперативного эксперимента" незаконным и исключения его результатов в качестве незаконно полученных доказательства отвечала вышеизложенным требованиям.


81. Отсюда следует, что в отсутствие конкретных и подробных правил использование этой техники контроля в качестве части "оперативного эксперимента" не сопровождалось адекватными гарантиями против различных возможных злоупотреблений. Соответственно, ее использование допускало произвол и было не совместимо с требованием законности.

82. Европейский Суд пришел к выводу, что вмешательство в право заявителя на уважение его личной жизни не было "предусмотрено законом", как того требует пункт 2 статьи 8 Конвенции. С учетом этого вывода Европейскому Суду не требуется определять, было ли вмешательство "необходимо в демократическом обществе" для одной из целей, перечисленных в пункте 2 статьи 8 Конвенции. Не является необходимым и установление того, представляла ли собой негласная операция вмешательство в право заявителя на уважение его жилища.


83. Соответственно, имело место нарушение статьи 8 Конвенции.
 
Это решение даже шире, чем просто о "законности прослушки в гостинице".
По сути ЕСПЧ объявил нарушением конвенции негласную запись как таковую. Конечно, "национальные власти" нервничают, когда Страсбург запросто объявляет ссылки на Закон об ОРД ничтожными в силу размытости этого закона.
 
Европу пока послушаем http://www.vedomosti.ru/newspaper/article/263123/evropu_poka_poslushaem

Депутаты отложили до осени рассмотрение законопроекта, позволяющего игнорировать решения Европейского суда по правам человека (ЕСПЧ). В Госдуме официально объясняют это юридическими недочетами, неофициально — желанием не допустить международного скандала


Лилия Бирюкова
Наталья Костенко
Ведомости

01.07.2011

Внесенный 20 июня исполняющим обязанности председателя Совфеда Александром Торшиным законопроект предлагает установить приоритет решений Конституционного суда (КС) над решением ЕСПЧ, если КС сочтет, что российские законы не противоречат Конституции. Вносятся поправки в Уголовно-процессуальный и Арбитражно-процессуальный кодексы, где указаны поводы для пересмотра дела: решение ЕСПЧ не всегда должно быть таким поводом, считает Торшин. В Кремле и Госдуме сперва сообщили, что документ будет принят до конца весенней сессии во всех трех чтениях.

Уже 27 июня профильный комитет без обсуждений рекомендовал законопроект к принятию в первом чтении 1 июля. Однако вчера после получения отзывов председатель думского комитета по госстроительству Владимир Плигин попросил Совет Думы перенести рассмотрение законопроекта. Нужно провести консультации с судами, объяснил внезапную перемену Плигин.

В комитет поступило четыре отзыва на законопроект: комитета Совфеда по законодательству, Высшего арбитражного суда, Главного правового управления Думы и секретариата КС. Заключение ВАС лаконично: принятие документа поддерживается. У правового управления Думы также нет концептуальных замечаний. Секретариат КС счел, что закон полезен и станет «вектором развития отечественного процессуального законодательства», но изменения нужно вносить еще и в Гражданско-процессуальный кодекс. А комитет Совфеда счел «не вполне удачной» предложенную законопроектом формулу, что вызывает обоснованные дискуссии относительно соответствия предложения Торшина Конституции и закону о ратификации Конвенции по правам человека.

Что именно неудачно в законопроекте — сенаторы не уточнили, но он действительно вызвал возмущение правозащитников, а группа депутатов от КПРФ обратилась в судебные органы с просьбой дать ему правовую оценку. Он вызвал возражения и европейских чиновников. Генсек Совета Европы Турбьон Ягланд заявил, что «сильно обеспокоен» этой инициативой.

Именно негативной внешней реакцией неофициально объясняют депутаты задержку с принятием закона. Торшину следовало бы сверить позиции с представителями России на международной арене, этот сюжет несколько не вовремя, ситуация очень деликатная, поэтому решено отложить вопрос до осени, сказал депутат, знакомый с позицией МИДа. Сам министр иностранных дел Сергей Лавров, побывавший вчера в Думе, от комментариев отказался.

Так и не поступил в Думу отзыв Верховного суда и государственно-правового управления администрации президента. В связи с острой реакцией европейцев в ближайшее время отзыва из Кремля не будет, знает собеседник в руководстве Госдумы. Это подтверждает и чиновник в администрации президента: вопрос не решен, с законом торопиться не будут.
 
Закон трёх "не", который теперь вроде как не решаются принять:

Проект
РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ
ФЕДЕРАЛЬНЫЙ ЗАКОН
О внесении изменений в статью 415 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации и статью 312 Арбитражного процессуального
кодекса Российской Федерации
Статья 1
Часть пятую статьи 415 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации (Собрание законодательства Российской Федерации, 2001, № 52, ст. 4921; 2007, № 24, ст. 2830) дополнить абзацем вторым следующего содержания:
«Пересмотр приговора, определения или постановления суда по обстоятельствам, указанным в подпункте «а» пункта 2 части четвертой статьи 413 настоящего Кодекса, не осуществляется, если федеральный закон, примененный в уголовном деле, не признан не соответствующим Конституции Российской Федерации Конституционным Судом Российской Федерации.».

Статья 2
Дополнить статью 312 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (Собрание законодательства Российской Федерации, 2002, № 30, ст. 3012; 2010, № 52, ст. 6994) частью 4 следующего содержания:
«4. Установленное Европейским Судом по правам человека нарушение положений Конвенции о защите прав человека и основных свобод при рассмотрении конкретного дела арбитражным судом, связанное с применением федерального закона, не соответствующего положениям Конвенции о защите прав человека и основных свобод (пункт 4 части 3 статьи 311 настоящего Кодекса), не является основанием для пересмотра вступившего в законную силу судебного акта по новым обстоятельствам, если федеральный закон, примененный арбитражным судом при рассмотрении конкретного дела, не признан не соответствующим Конституции Российской Федерации Конституционным Судом Российской
Федерации.».


Президент
Российской Федерации

Электронный паспорт законопроекта можно посмотреть тут.
 
Цитата
Олег Москвин пишет:
Депутаты отложили до осени рассмотрение законопроекта, позволяющего игнорировать решения Европейского суда по правам человека (ЕСПЧ). В Госдуме официально объясняют это юридическими недочетами, неофициально — желанием не допустить международного скандала
То есть, можно сделать вывод что нас ожидают изменения Конституции РФ которые будут противоречить Европейской конвенции? Хотят быть участниками Европейской конвенции и не выполнять её?
Направление знакомо по внутренней политике касаемо судебной системы, где российские суды достигли полной независимости, что не зависят даже от российских законов. Теперь хотят не зависеть и от ЕСПЧ не выходя из Конвенции. По всей видимости власти обиделись на то что ЕСПЧ возразил КС РФ в деле "Маркина".
"В мае этого года генеральный секретарь Совета Европы Турбьерн Ягланд призвал Россию пересматривать законы, не соответствующие, по мнению ЕСПЧ, Конвенции о защите прав человека, которая, по мнению Ягланда, стоит выше национальных законов".
 
В электронном паспорте сведения, приведенные Ведомостями, отсутствуют. Так что посмотрим.
 
Цитата
Олег Москвин пишет:
Это решение даже шире, чем просто о "законности прослушки в гостинице".
По сути ЕСПЧ объявил нарушением конвенции негласную запись как таковую.
Я сразу поняла, что это пригодится на сайте Антисуд!
 
Цитата
Олег Москвин пишет:
Закон трёх "не", который теперь вроде как не решаются принять:
А как же быть с этим: ч.3 ст.1 УПК РФ "Общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью законодательства Российской Федерации, регулирующего уголовное судопроизводство. Если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные настоящим Кодексом, то применяются правила международного договора".
В России со времен Н.В. Гоголя остались те же проблемы-дураки и дороги.
Изменено: Das - 02.07.2011 21:43:59
 
у меня такая ситуация. 21 января отправила жалобу в ЕСПЧ полную заказной бандеролью почтой России. Конечный срок подачи жалобы у нас был 30 января.
на сайте почты россии есть сведения только о том,что 29 января письмо покинуло россию.и всё.на почте мне ответили,что сведения за пределами россии они не публикуют,чтоб не волновалась.(хотя естественно квитанция есть у меня).
так вот. мне до сих пор не пришло уведомление,что письмо получено. хотя девушка знакомая отправляла на месяц позже сначала предварительную-ей пришло уведомление,затем полную-и снова пришло уведомление. я очень беспокоюсь,уже почти полгода прошло.как мне дальше быть,кто подскажет?
 
Цитата
Виктория пишет:
мне до сих пор не пришло уведомление,что письмо получено.
Подавайте на почте заявление о розыске почтового отправления.
 
А Вы сами поищите на сайте Почты Франции. Вот их страница отслеживания отправлений: http://www.laposte.fr/Particulier/Profitez-de-nos-services-en-ligne/Suivi-des-envois
Вводите код в окошко
Suivi des envois
Numéro de suivi
Или используйте один из четырех расположенных ниже альтернативных сервисов ( в т.ч. твиттер).
Только я не знаю, как преодолеть проблему нумерации: в России отправления нумеруются 14ю цифрами, в Европе - 13ю букво\цифрами. Поисковик Почты России позволяет вводить как европейскую, так и российскую нумерацию.  Узнайте на Почте России как быть в таком случае, возможно существует алгоритм конвертации. Я отправляю жалобы из Таллинна, у нас междунароная нумерация (13 знаков), поэтому я не в курсе.

Полгода это, конечно, повод для волнений. Но мне однажды уведомление из ЕСПЧ пришло только через 10 месяцев. Как это ни странно, нет никаких  возможностей (кроме почтовых) отследить, получил ли суд жалобу - ни по инету, ни по телефону. Довольно архаично у них работает канцелярия.

Вот еще какой-то трекинг сервис: http://www.trackitonline.ru/index.php?service=track&CCode=RU
 
Это просто кошмар какой-то...5 месяцев квитанция хранилась в документах. Пока сестра не решила навести порядок в  моих документах, и выбросить старые квитанции...В общем, и плакала сегодня,и что ток не делала...а хоть о стенку бейся-нет квитанции и всё...
на почте сказали,что не могут мне повторную дать,хотя я и время знаю,и число...
больше нет способа узнать что-то?Что если запрос какой-то написать туда?Или писвьмо новое?или я просто не знаю,что делать от безысходности...
 
Не отчаивайтесь! У меня была такая же ситуация, я потерял квитанцию на международную посылку. Правда не в России. Но, думаю, не в географии дело. Я позвонил по главному почтовому инфо телефону в стране отправления, у меня уточнили когда, где, кому и куда я отсылал и продиктовали номер почтового отправления. Это логично, информации не может не быть в базе данных, как иначе может происходить сверка при отслеживании?

Я знаю, что Почта России принимает заявления о розыске только лично и при предъявлении квитанции. В других странах это не так. Можно написать заявление по интернету, но номер отправления все же необходим. То есть, я хочу сказать, что Почта Франции наверняка примет у Вас такое заявление, только выбейте из Почты России номер и пишите через сайт www.laposte.fr на французском или английском языке.

Есть еще способ, как узнать номер. Но без компьютерщика Вам не справиться. Если Вы после последнего запроса через поисковик на сайте Почты России не форматировали диск своего компьютера, то нужные нажатия клавиш можно вытащить из него, всякие там пароли и запросы, вводимые пользователем в окошки запросов, хранятся в особых логах.
Это очень быстро умеют делать технари из экспертных подразделений МВД, у них всегда под рукой подобное программное обеспечение. Думаю, вытащить логи можно и удаленно, по сети. Так что ищите спеца.

Ну и, наконец, можете написать письмо-запрос в ЕСПЧ. Сам не пробовал, но слышал, что они почти никогда на подобные запросы не реагируют.
 
Цитата
Олег Москвин пишет:
я потерял квитанцию на международную посылку. Правда не в России. Но, думаю, не в географии дело. Я позвонил по главному почтовому инфо телефону в стране отправления, у меня уточнили когда, где, кому и куда я отсылал и продиктовали номер почтового отправления. Это логично, информации не может не быть в базе данных, как иначе может происходить сверка при отслеживании?
Все правильно только одно но, это было не в России. К сожалению тупость чиновников России не имеет пределов. Им наплевать что известен номер почтового отправления, нет квитанции-нет отправления. Но искать все равно надо.
 
Виктория, попробуйте здесь поизучать информацию
http://europeancourt.ru/na-kakom-etape-rassmotreniya-naxoditsya-moya-zhaloba/

Я бы, наверное, отправила по факсу запрос типа: "На 1 (одной) странице по факсу
Факс: 8 10 33 388 412 730
Адрес:
The Registrar
European Court of Human Rights,
Council of Europe
STRASBOURG CEDEX
FRANCE – ФРАНЦИЯ
F-67075
Кому:
Секретариат
Европейского Суда по правам человека
От кого:
Иван Иванович ИВАНОВ
09 декабря 2010 года".
Убедительно прошу Европейский Суд продублировать уведомление в мой адрес о полученной полной жалобе на формуляре и заведенном номере досье, направленной такого-то числа, заявитель - ФИО, представитель - ФИО (если есть)"

Стоимость отправки 30 руб/минута соединения плюс четыре или шесть руб за страницу (примерно около 20 руб обойдется). Я отправляла с телеграфа; мне выдали чек-квитанцию об отправке, в кот.был прописан номер факса.
Конечно, согласно сведениям с указанного сайта, и вообще в "народе говорят", Евросуд не имеет возможности отвечать на подобные запросы, но вдруг ответят?
 
ПостановлениЕ Большой Палаты ЕСПЧ по делу Сахновского (Sakhnovskiy v. Russia, no. 21272/03, Gr.Ch. 2.11.2010).

Дело Сахновского интересно тем, что Большая палата Европейского Суда детально рассматривает в нем процессуальные гарантии проведения
видео-связи при рассмотрении дела в кассационной и надзорной инстанции. Это не первое дело подобного рода, рассмотреное Судом. Только в 2010 г. было рассмотрено дело Шугаева (Shugayev v. Russia, no. 11020/03, 14.01.2010), в котором Суд нашел нарушение статьи 6 § 1 и § 3 ввиду рассмотрения ВС РФ в кассации приговора Курганского областного суда по видео-связи в отсутствие адвоката. В июле 2010 г. было вынесено аналогичное постановление (Samoshenkov and Strokov v. Russia, no. 21731/03, 1886/04, 22.07.2010).

В деле Сахновского Верховный Суд РФ рассмотрел в кассации вынесенный Новосибирским областным судом приговор, прибегнув к видео-
конференции 31 октября 2002 г. Сахновский участвовал в видео-конференции, но не был представлен адвокатом, хотя речь шла о приговоре по двойному убийству. После того, как Европейский Суд сообщил о жалобе властям Российской Федерации в марте 2007 г., уже 4 июля 2007 г. Президиум Верховного Суда РФ отменил в порядке надзора прежнее кассационное определение и назначил проведение заседания кассационной инстанции на 29 ноября 2007 г. Отказав Сахновскому в ходатайстве о личном участии в заседании, ВС РФ принял решение о проведении видео-конференции с выделением осужденному адвоката по назначению, которая и была предоставлена ему в ходе видео-конференции, и им была предоставлена возможность «конфиденциального» разговора в течение 15 минут – все  участники заседания покинули зал. Сахновский после разговора с адвокатом отказался от ее услуг, тем не менее Верховный Суд провел заседание, внеся в приговор незначительные изменения.

В своем постановлении палата семи судей нашла нарушение как по событию 2002 г., так и по событию 2007 г., однако часть судей в совпадающем мнении сочла, что было только одно нарушение, а именно, при пересмотре дела в 2007 г., т.к. вся процедура 2002 г. была признана
Верховным Судом не соответствующей закону.

При пересмотре постановления Большая палата учитывала следующие моменты:
- дело было достаточно сложным и требовало внимательно к нему отношения;
- заявитель участвовал в пересмотрах приговора только по видео-конференции, что поставило его в затруднительное положение с точки зрения
обеспечения его защиты, хотя это и не было решающим фактором;
- у него не было никаких предварительных контактов с назначенным адвокатом;
- адвокат по назначению не готовила документов для кассации, что предполагает поверхностное знание обстоятельств;
- у заявителя и адвоката было слишком мало времени для обсуждения дела;
- связь по телеканалу не может по определению считаться «конфиденциальным общением», если не обеспечена линия общения по телефону;
- власти государства ответчика не представили убедительных аргументов о невозможности иной организации рассмотрения дела в кассационной
инстанции, например привлечения адвоката по месту исполнения приговора.

Суд отметил, что пересмотр дела прошел через пять лет после того, как приговор стал окончательным – и только после коммуникации дела властям Российской Федерации (§§ 80-82). Со ссылкой на итальянский прецедент (Marcello Viola с. Italie, no. 45106/04, CEDH 2006-XI), а также на российскую жалобу, признанную неприемлемой ввиду соблюдения всех процессуальных гарантий при проведении видео-конференции (Golubev v. Russia, no. 26260/02, (dec.) 9.11.2006), Суд подчеркнул, что особое внимание при проведении
заседания в виде видео-конференции должно уделяться обеспечению полноценной защиты, а также конфиденциального общения защитника с
подсудимым. Суд заключил что «вторая процедура в кассационной инстанции не исправила недостатков первой: ни в 2002 г., ни в 2007 г. заявителю не была предоставлена эффективная защита со стороны адвоката. Таким образом, было допущено нарушение статьи 6 § 1 в совокупности со статьей 6 § 3 c) в процедуре, рассматриваемой как едино целое, завершившейся вынесением судебного решения 29 ноября 2007 г.» (§ 109 постановления).

Хотелось бы еще раз подчеркнуть: Европейский Суд не выступает против проведения судебных заседаний по видео-связи, он призывает «лишь»
предоставить обвиняемому в совершении уголовного преступления реальную, а не формальную, защиту как того требуют интересы справедливого судебного разбирательства: «Что касается использования видео-конференции, Суд напоминает, что эта форма участия в процессе сама по себе не является несовместимой с понятием справедливого и публичного судебного разбирательства, но необходимо убедиться, что обвиняемый в состоянии
следить за ходом заседания, быть услышанным без технических помех и реально и конфиденциально общаться со своим адвокатом» (§ 98).

А.И.Ковлер
д.ю.н., проф., судья ЕСПЧ
 
ЕВРОПЕЙСКИЙ СУД ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА


(ПЕРВАЯ СЕКЦИЯ)
ПО МАТЕРИАЛАМ ПОСТАНОВЛЕНИЯ
от 1 апреля 2010 года

ДЕЛО "ПАВЛЕНКО (PAVLENKO) ПРОТИВ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ" (Жалоба N 42371/02)

 97. Пункт 1 статьи 6 Конвенции требует, чтобы, как правило, доступ к услугам адвоката обеспечивался с первого допроса подозреваемого в полиции, если при особых обстоятельствах конкретного дела не имеется веских причин для ограничения этого права (см. Постановление Большой Палаты от 27 ноября 2008 г. по делу "Салдуз против Турции" (Salduz v. Turkey), жалоба N 36391/02, § 55; см. также Постановление Европейского Суда от 13 октября 2009 г. по делу "Даянан против Турции" (Dayanan v. Turkey), жалоба N 7377/03, § 29 - 34). Даже если веские причины в виде исключения оправдывают отказ в доступе к адвокату, такое ограничение - чем бы оно ни оправдывалось - не должно ненадлежащим образом умалять права обвиняемого, предусмотренные статьей 6 Конвенции (там же). Права на защиту в принципе претерпели бы невосполнимый ущерб, если бы компрометирующие показания, полученные в период полицейского допроса в отсутствие адвоката, были использованы для осуждения.

98. Европейский Суд напоминает, что лицо, обвиняемое в преступлении, не желающее защищать себя лично, должно иметь возможность прибегнуть к юридической помощи по своему выбору (см. Постановление Европейского Суда от 28 июня 1984 г. по делу "Кемпбелл и Фелл против Соединенного Королевства" (Campbell and Fell v. United Kingdom), § 99, Series A, N 80, и Постановление Европейского Суда от 25 апреля 1983 г. по делу "Пакелли против Германии" (Pakelli v. Germany), § 31, Series A, N 64). Национальный суд может не учитывать пожелания обвиняемого в отношении юридического представительства, если имеются относимые и достаточные основания полагать, что это необходимо в интересах правосудия (см. Постановление Европейского Суда от 25 сентября 1992 г. по делу "Круассан против Германии" <*> (Croissant v. Germany), § 29 и 30, Series A, N 237-B).
   

   <*> Заявителем по делу выступал гражданин Германии. Однако в юридических публикациях принято написание его фамилии в соответствии с правилами французского языка - "Круассан" (прим. переводчика).

   99. Назначение защитника само по себе не обеспечивает эффективности помощи, которую этот защитник может оказать своему клиенту (см. Постановление Европейского Суда по делу "Чекалла против Португалии" (Czekalla v. Portugal), жалоба N 38830/97, § 60, ECHR 2002-VIII). Тем не менее государство не может нести ответственность за каждую оплошность адвоката, назначенного для оказания юридической помощи или приглашенного обвиняемым. Следствием независимости юридической профессии от государства является то, что осуществление защиты представляет собой вопрос взаимоотношений обвиняемого и защитника, назначен ли он в порядке освобождения от оплаты юридической помощи или финансируется по договору. Компетентные национальные органы согласно подпункту "c" пункта 3 статьи 6 Конвенции обязаны вмешаться только в том случае, если ошибка назначенного адвоката очевидна или на нее обращают их внимание иным образом (там же).
 
Цитата
Олег Москвин пишет:
Суд отметил, что пересмотр дела прошел через пять лет после того, как приговор стал окончательным – и только после коммуникации дела властям Российской Федерации (§§ 80-82). Со ссылкой на итальянский прецедент (Marcello Viola с. Italie, no. 45106/04, CEDH 2006-XI), а также на российскую жалобу, признанную неприемлемой ввиду соблюдения всех процессуальных гарантий при проведении видео-конференции (Golubev v. Russia, no. 26260/02, (dec.) 9.11.2006),
Слово "НЕприемлемая" наверное через без "НЕ" должно быть! Не?
Изменено: Наталия Семенова - 26.07.2011 00:06:03
 
Цитата
Наталия Семенова пишет:
Цитата
Олег Москвин пишет:
Суд отметил, что пересмотр дела прошел через пять лет после того, как приговор стал окончательным – и только после коммуникации дела властям Российской Федерации (§§ 80-82). Со ссылкой на итальянский прецедент (Marcello Viola с. Italie, no. 45106/04, CEDH 2006-XI), а также на российскую жалобу,   признанную  не приемлемой   ввиду соблюдения всех процессуальных гарантий при проведении видео-конференции (Golubev v. Russia, no. 26260/02, (dec.) 9.11.2006),
Слово "НЕприемлемая" наверное через без "НЕ" должно быть! Не?
Нет, всё правильно написано. Жалоба была признана неприемлемой (the Court by a majority declares the application inadmissible). Вот ссылка на текст решения. Кроме того, все три примера как раз призваны иллюстрировать тот факт, что ЕСПЧ в принципе не считает нарушением Конвенции рассмотрение дела, когда подсудимый участвует не лично, а посредством видеоконференции.

Помимо Голубева, по двум другим приведенным в посте жалобам (на русский решения по ним вроде бы не переводились или не могу отыскать) ЕСПЧ тоже не нашел нарушений в том, что подсудимый участвовал в рассмотрении дела посредством видеоконференции :

Дело итальянца Марчелло Виола № 45106/04:

76.  That being so, the Court finds that the applicant's participation by videoconference in the appeal hearings during the second set of criminal proceedings did not put the defence at a substantial disadvantage as compared with the other parties to the proceedings, and that the applicant had an opportunity to exercise the rights and entitlements inherent in the concept of a fair trial, as enshrined in Article 6.
77.  It follows that there has been no violation of Article 6 of the Convention.

И дело Сахновского CASE OF SAKHNOVSKIY v. RUSSIA (Application no. 21272/03):

5.  Whether the applicant's participation in the case via video link was compatible with Article 6 § 1 of the Convention
подробности тут и тут
 
Цитата
Олег Москвин пишет:
Суд отметил, что пересмотр дела прошел через пять лет после того, как приговор стал окончательным – и только после коммуникации дела властям Российской Федерации (§§ 80-82). Со ссылкой на итальянский прецедент (Marcello Viola с. Italie, no. 45106/04, CEDH 2006-XI), а также на российскую жалобу, признанную неприемлемой ввиду (здесь НЕ пропущено?)соблюдения всех процессуальных гарантий при проведении видео-конференции (Golubev v. Russia, no. 26260/02, (dec.) 9.11.2006),
В каком-то месте не должно стоять "НЕ"?
ИНаче как-тонескладно получается!
 
Цитата
Олег Москвин пишет:
все три примера как раз призваны иллюстрировать тот факт, что ЕСПЧ в принципе не считает нарушением Конвенции рассмотрение дела, когда подсудимый участвует не лично, а посредством видеоконференции.
ЕСЧП в общеми целом не возражает против, когда подсудимый участвует не лично, а посредством видеоконференции.
Однако ЕСЧП указал ряд технически невыполнимых в РОссии условий, при которых должна проходить видео-конференц связь, в связи с чем защита без проблем вынудит суд удовлетворить ходатайства, о том, чтобы подсудимый участвовал не по конференц связи, а лично в судебном заседании,  практически можно придраться и к обородуованию и технике, которая обеспечивает связь, для этого надо заявить ряд ходатайств, о предоставлении документации на технику, достаточно ли там пикселей, звука и т.п.,  лицензионные ли программы, не контрафактная ли техника, квалифицированный ли оператор,  обеспечению полноценной защиты, конфиденциального общения защитника , призывает «лишь» , реальную, а не формальную, защиту , необходимо убедиться, что обвиняемый в состоянии
следить за ходом заседания, быть услышанным без технических помех и реально и конфиденциально общаться со своим адвокатом» (§ 98)
,
Вот это "технические помехи" позволяет тщательно придираться к технике итребовать документацию! А главное вот этои "реально и конфиденциально общаться со своим адвокатом»
Вот реально и конфиденциально, практически невыполнимо, поскольку зладей будет издеваться над судом по ходу всего процесса, заявляя ходатайства о том, что ему очень приспичило пообщаться с адвокатом, по тому или иному вдруг возникшему вопросу, т.е. суд должен будет покинуть зал, чтобы адвокат и зладей о чем-то тайно поговорили, но эта тайна окажется под сомнением, поскольку оператор может их послушать и т.п.
Главное надо с первых минут заявлять, что зладей и адвокат против конференцсвязи, что они хотят быть всегда рядом, чтобы адвокат в любую минуту мог подсказать на ухо своему подзащитному. ЕСЧП не против конференцсвязи "лишь" при выполнении ряда практически невыполнимых(особенно в РФ) условий и главное условие, чтобы адвокат и зладей не возражали против конференцсвязи, не может быть выполнено и условие о конфиденциальности бесед зладея и адвоката!
Вот подборочка
Цитата
Олег Москвин пишет:
особое внимание при проведении
заседания в виде видео-конференции должно уделяться обеспечению полноценной защиты, а также конфиденциального общения защитника с
подсудимым.
Изменено: Наталия Семенова - 27.07.2011 11:19:43
 
Цитата
Наталия Семенова пишет:
Цитата
Олег Москвин пишет:
Суд отметил, что пересмотр дела прошел через пять лет после того, как приговор стал окончательным – и только после коммуникации дела властям Российской Федерации (§§ 80-82). Со ссылкой на итальянский прецедент (Marcello Viola с. Italie, no. 45106/04, CEDH 2006-XI), а также на российскую жалобу, признанную   не  приемлемой ввиду (здесь    НЕ    пропущено?)соблюдения всех процессуальных гарантий при проведении видео-конференции (Golubev v. Russia, no. 26260/02, (dec.) 9.11.2006),
В каком-то месте не должно стоять "  НЕ  "?
ИНаче как-тонескладно получается!
Всё там складно: суд соблюл  --> жалоба не приемлема.
 
Спустя много лет.. Продолжение дела Ваньяна.

Наша Лена (тольятинское ОПС) пишет: "Олег, направляю постановление по Ваньяну во вложении. Такие "интересные" постановления совсем неохотно ВС выкладывает на своем оф.сайте. Скопировала всё производство по данному делу - других вложенных документов в электронном виде нет, а жаль. Интересно, чем закончилось (если закончилось)? Ведь он обращался, получается, примерно 30.09.2010, т.е. уже после данного постановления. (Наверное, в связи с реализацией права на реабилитацию)"

В Постановлении сказано,  что "в деле нет постановления о проверочной закупке, а следовательно проверить ее законность невозможно".
Такая постановка вопроса, на мой взгляд, впролне применима к отсутствию в делах постановлений о ПТП (прослушка).

А вот эту фразу внезапно прозревший Президиум ВС передрал из решения ЕСПЧ:
"..простое заявление сотрудников милиции о том, что они располагали информацией о причастности заявителя к распространению наркотиков без надлежащей их проверки и приведения конкретных фактов, не может быть признано доказательством по делу.
В приговоре не приведены и обоснования того, что без вмешательства З. (агента) у милиции были были основания подозревать Ваньяна в распространении наркотиков
".
 
Уважаемые форумчане, мне сегодня молодой человек из мест заключения прислал письмо. Я думаю, что пока разберусь на сайте ЕСПЧ по его вопросу, пройдёт время, а оттуда письма идут очень долго. Может кто-то сможет помочь разобраться и дать дельный совет, а ему отправлю или созвонюсь. Вот текст.
Здравствуйте, у меня к вам просьба, не могу разобратся отправил все формуляры, все написал, мне пришло письмо. Что если суд не получит надлежащим образом заполненный формуляр в течении полу года, то досье по моей жалобе будет уничтожено без рассмотрения суда. А я им отправил все бумаги по суду что судился у меня вторых таких нет. Это что все беда?
 
Цитата
frola пишет:
Что если суд не получит надлежащим образом заполненный формуляр в течении полу года, то досье по моей жалобе будет уничтожено без рассмотрения суда. А я им отправил все бумаги по суду что судился у меня вторых таких нет.
Это что все беда?

Это не беда. Выполните требование ЕСПЧ с соблюдением указанных сроков.
Речь идет о неправильно заполненном формуляре. Все документы приложенные к жалобе сохранены. Высылать их второй раз нет необходимости. Заполните правильно формуляр и отошлите в суд.
Изменено: Das - 18.09.2011 17:24:46
Страницы: Пред. 1 2 3 4 5 ... 38 След.
Читают тему (гостей: 2)

ЗЛОУПОТРЕБЛЕНИЕ НАРКОТИКАМИ РАЗРУШАЕТ
Новое на форумах
22.11.2022 19:48:13
База данных ЕСПЧ по поданным жалобам
Просмотров: 11722
Ответов: 5
14.11.2022 19:19:33
ПОПОЛНЕНИЕ ПОДБОРКИ ПОЛЕЗНЫХ СУДЕБНЫХ РЕШЕНИЙ
Просмотров: 188625
Ответов: 316
16.08.2022 12:49:41
Реабилитация
Просмотров: 201699
Ответов: 239
07.08.2022 19:40:58
Законопроект о принудительных работах
Просмотров: 150164
Ответов: 209
07.08.2022 19:39:15
Социальная адаптация заключенных
Просмотров: 1252
Ответов: 3
07.08.2022 18:55:42
Вещдоки
Просмотров: 213123
Ответов: 439
24.07.2022 11:16:59
Перестройка институтов обжалования приговоров
Просмотров: 15602
Ответов: 33
20.06.2022 15:01:52
Контрабанда
Просмотров: 138653
Ответов: 352
20.06.2022 14:51:34
Понятые
Просмотров: 170333
Ответов: 330
20.06.2022 14:46:21
Я признался. Что делать?
Просмотров: 102071
Ответов: 259
Узнать № жалобы в ЕСПЧ
Новая услуга Антисуда