Главная Поиск Карта сайта
Поиск по сайту
Авторизация
Логин:
Пароль:
Регистрация
Забыли свой пароль?
Легализация
petition.jpg

Европейский Суд (ЕСПЧ)

Страницы: Пред. 1 ... 20 21 22 23 24 ... 37 След.
Европейский Суд (ЕСПЧ)
 
Теперь заявители (их представители) смогут отравлять документы в ‪#‎ЕСПЧ‬ и получать документы оттуда в электронном виде. Но только после коммуницирования жалобы. Председатель ЕСПЧ утвердил новую Практическую инструкцию, касающуюся данного вопроса. Под новую инструкция также изменена Практическая инструкция по подаче письменных отзывов сторонами разбирательства в ЕСПЧ.

Подача заявителями [документов] в электронном виде[1]

I .  Сфера применения
1. После коммуницирования дела заявители, которые решили подать свои письменные отзывы в электронном виде, должны отправлять всю письменную корреспонденцию, адресованную [ЕСПЧ], используя Службу электронной корреспонденции (СЭК) [ЕСПЧ], и должны принимать письменную корреспонденцию, отправленную им Секретариатом [ЕСПЧ] посредством СЭК, за следующими исключениями:
(a) вся письменная корреспонденция, касающаяся ходатайств о принятии обеспечительных мер в соответствии с Правилом 39 Регламента [ЕСПЧ], должна направляться только по факсу или по почте;
(b) приложения, такие как планы, справочники и т.п., которые не могут быть надлежащим образом представлены в электронном виде, могут направляться по почте;
© Секретариат [ЕСПЧ] может потребовать отправить по почте документ или приложение в бумажном виде.
2. Если заявитель отправил документ по почте или по факсу, то он должен как можно скорее подать в электронном виде уведомление об отправке [документа] по почте или по факсу, указав, какой документ был отправлен, дату его отправки и причину, по которой его невозможно было подать в электронном виде.

II. Технические требования
3. Заявители должны располагать необходимыми техническими средствами и следовать руководству пользователя, отправленному им Секретариатом [ЕСПЧ].

III . Формат и правила наименования [документов]
4. Документ, подаваемый в электронном виде, должен быть представлен в формате PDF, желательно, чтобы это был PDF-файл с возможностью поиска по тексту.
5. Неподписанные письма и письменные отзывы не принимаются. Подписанные документы, подаваемые в электронном виде, должны быть созданы посредством сканирования оригинального бумажного документа. Заявители должны сохранять у себя оригинальные бумажные документы.
6. Название документа, подаваемого в электронном виде, должно начинаться с номера жалобы, за которым должно следовать имя (наименование) заявителя латинскими буквами в том написании, которое использует Секретариат [ЕСПЧ], и содержать указание на содержание документа[2].

IV . Дата, принимаемая во внимание при решении вопроса о соблюдении сроков
7. Дата успешной подачи заявителем документа в [ЕСПЧ] в электронном виде, исчисленная по страсбургскому времени, считается датой отправки [документов] в смысле пункта 2 статьи 38 [Регламента ЕСПЧ] или датой подачи [обращения] для целей [применения] пункта 1 статьи 73 [Регламента ЕСПЧ].
8. Для облегчения отслеживания обмена корреспонденцией и обеспечения соблюдения сроков, установленных [ЕСПЧ], заявитель должен регулярно проверять свою электронную почту и свою учетную запись СЭК.

V . Различные варианты одного и того же документа
9. СЭК не допускает изменения, замены или удаления поданного документа. В случае возникновения у заявителя необходимости изменить поданный им документ, [он] должен создать новый документ с другим названием (например, добавив к [старому] названию документа слово “modified” («измененный» – прим. перев.). Такая возможность должна использоваться только в том случае, когда это действительно необходимо, и не должна использоваться для исправления незначительных ошибок.
10. Если заявитель подал более одного варианта того же самого документа, то во внимание принимается только документ, поданный в надлежащий срок. Если более одного варианта [того же самого документа] было подано в надлежащий срок, то во внимание принимается последний вариант, если Председатель Палаты не решит иначе.
источник
 
Труд в местах лишения свободы
Van Droogenbroeck против Бельгии (жалоба № 7906/77)
24.06.1982
Заявитель был осуждён за кражу и отсидел за неё два года. После этого в течение
нескольких лет он находился под наблюдением государственных служб, которые
могли повторно вернуть его в тюрьму. Он жаловался, на то, что находился в
подневольном состоянии, поскольку зависел от "капризов администрации" и был
принуждён к труду для того, чтобы иметь на счету некоторую сумму денег.
Суд посчитал что, нарушения статьи 4 не было. Он подчеркнул, что ситуация
заявителя могла бы рассматриваться как подневольное состояние только тогда,
когда она включала бы серьёзную степень ограничения свободы. В деле же
заявителя такого не наблюдалось. Кроме того, работа, которую ему необходимо
было выполнять, не выходила за рамки обычных обязанностей, а заработок от неё
должен был помочь ему в социальной реадаптации.

De Wilde, Ooms и Versyp (“дела о бродяжничестве”) против Бельгии
18.06.1971
Заявителей признали бродягами и поместили в специальный центр для бродяг, где
заставили работать за небольшие деньги. Они жаловались, что вынуждены работать
за смехотворную сумму под угрозой дисциплинарных санкций.
Суд решил, что нарушения статьи 4 не было, поскольку работа в центрах для бродяг
не выходила за допускаемые Конвенцией рамки, будучи направленной на
реабилитацию бродяг и имевшей аналоги в некоторых других государствах-членах
Совета Европы.

Неоконченное дело:
Peycho Atanasov Zhelyazkov против Болгарии (жалоба № 11332/04 )
Заявителя признали виновным в мелком хулиганстве за то, что он оскорбил
прокурора. В качестве наказания ему назначили две недели ареста, в течение
которых ему пришлось работать в муниципальном проекте по развитию
инфраструктуры.
Он жалуется на то, что был привлечён к принудительному труду, так как его работа
не оплачивалась.
Решение о приемлемости было принято в мае 2009 года.


Источник
 
Право заключённых на охрану здоровья

Kudla против Польши (№ 30210/96)
26.10.2000 (Большая палата)
Анджей Кудла провёл в предварительном заключении почти четыре года. За это время он дважды пытался совершить самоубийство. Он также страдал хронической депрессией. Ссылаясь на статью 3 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод (запрет пыток и бесчеловечного или унижающего достоинство обращения), он жаловался на отсутствие в исправительном учреждении надлежащего психиатрического лечения.
Суд решил, что попытки заявителя совершить самоубийства не могут быть связаны с какой-либо очевидной халатностью со стороны администрации исправительного учреждения. Было установлено, что г-н Кудла осматривался врачами-специалистами и регулярно получал психиатрическую помощь. Суд не нашел нарушения статьи 3, но подчеркнул, что в соответствии с этой нормой государства обязаны сделать всё, чтобы находящиеся под стражей лица не испытывали лишений, превышающих по своему объёму тот уровень неудобств, который неизбежно сопутствует любому лишению свободы. Власти должны надлежащим образом следить за здоровьем и благополучием заключенных, оказывая им всю требующуюся медицинскую помощь.
Dybeku против Албании (№ 41153/06)
18.12.2007 (Палата)
В 2003 году Илир Дыбеку был приговорён к пожизненному лишению свободы за убийство и незаконное хранение взрывчатых веществ. После приговора, на протяжении нескольких лет, он проходил лечение от хронической параноидальной шизофрении в различных психиатрических учреждениях. Заявитель был помещён в обычную тюрьму, в одну камеру со здоровыми заключёнными. С ним обращались как с обыкновенным заключённым. Отец и адвокат заявителя пожаловались властям, что администрация тюремной больницы не оказывала г-ну Дыбеку надлежащей медицинской помощи, в результате чего состояние здоровья последнего ухудшилось. Их жалоба была отклонена.
Суд установил нарушение статьи 3, указав, в частности, что в силу своего психологического состояния г-н Дыбеку был более уязвим, чем обычный заключённый и что содержание его под стражей могло обострить его чувства страха и беспокойства. Власти Албании, признав тот факт, что в тюрьме с заявителем обращались так же, как и с остальными заключёнными, то есть без учёта состояния его здоровья, тем самым продемонстрировали несоблюдение рекомендаций Совета Европы по обращению с заключёнными, имеющими психические заболевания.

Renolde против Франции (жалоба № 5608/05)
16.10.2008 (Палата)
В 2000 году Жозелито Рёнольд, обвинявшийся в истязании своей бывшей сожительницы и их общей дочери, совершил самоубийство, находясь в предварительном заключении. За несколько недель до этого он уже пытался покончить с собой. Ему был поставлен диагноз «острый приступ помешательства». Было установлено, что в прошлом он имел психиатрические проблемы. Заявителю прописали антипсихотическое лечение. Препараты ему выдавались два раза в неделю. Принимать их он мог без постороннего наблюдения. Через несколько дней после попытки самоубийства заявитель совершил нападение на надзирателя. Дисциплинарная комиссия назначила ему наказание в виде 45 суток штрафного изолятора.
Суд нашёл нарушение статьи 2 (право на жизнь). Несмотря на попытку самоубийства и диагноз, свидетельствовавший о наличии у заявителя психических расстройств, вопрос о его переводе в психиатрическое учреждение никогда не поднимался. Кроме того, по мнению экспертов, неудовлетворительная организация процесса лечения заявителя могла способствовать тому, что он совершил самоубийство, находясь в состоянии помешательства. Суд пришёл к выводу, что отсутствие ежедневного наблюдения за тем, как заявитель принимает препараты, отчасти послужило причиной смерти последнего.
Суд единогласно постановил, что имело место нарушение статьи 3. Суд был поражён тем фактом, что на заявителя было наложено максимально строгое дисциплинарное наказание, которое предусматривало запрет на все посещения и на любые контакты с другими заключёнными. Психическое состояние заявителя учтено не было. Суд подчеркнул, что заключённые, страдающие серьёзными психическими расстройствами и склонные к самоубийству, подлежат особому обращению, соответствующему их состоянию.

Raffray Taddei против Франции (№ 36435/07)
21.12.2010 (Палата)
Г-жа Раффрей Таддеи, содержавшаяся под стражей в Ренне, имела ряд заболеваний, среди которых анорексия. Заявительница жаловалась на то, что её не выпускают на свободу, а также на отсутствие надлежащего лечения, соответствующего её ситуации.
Суд нашёл нарушение статьи 3. Он отметил, в частности, что администрация учреждения не приняла в должной мере во внимание необходимость помещения заявительницы в специализированный медицинский центр, обусловленную состоянием её здоровья. Частые переводы заявительницы с места на место, без учёта её особой уязвимости, а также неопределённость в связи с ответом на её ходатайства о приостановлении отбывания наказания вызвали у г-жи Таддеи сильный стресс, интенсивность которого превысила тот уровень лишений, который неизбежно сопутствует любому лишению свободы.

Медицинская помощь для заключённых с серьёзными физическими заболеваниями
Khudobin против России (№ 59696/00)

26.10.2006 (Палата)
Будучи ВИЧ-инфицированным и имея несколько хронических заболеваний, включая эпилепсию, вирусный гепатит и различные психические болезни, во время предварительного заключения, длившегося более одного года, заявитель приобрёл ряд серьёзных заболеваний, в том числе корь, бронхит и острое воспаление лёгких. Из-за своего состояния заявитель часто попадал в инфекционное отделение тюремной больницы. Тем не менее, требование его отца о полном медицинском осмотре заявителя было отклонено.
Суд решил, что в нарушение статьи 3 заявитель не получил той медицинской помощи, в которой нуждался. Учитывая, что заявитель был ВИЧ-инфицирован и страдал серьёзным психическим заболеванием, отсутствие своевременной квалифицированной медицинской помощи и отказ в проведении независимого медицинского обследования вызвали у него, по всей вероятности, сильное чувство незащищённости.
Суд признал, что медицинская помощь в тюремных больницах не всегда может соответствовать уровню обычных публичных медицинских учреждений, и подчеркнул, что в задачу государств входит добиться того, чтобы здоровье и благополучие заключённых защищались надлежащим образом, путём предоставления всей необходимой медицинской помощи.

Mouisel против Франции (№ 67263/01)
14.11.2002 (Палата)
В 1999 году, отбывая наказания в виде 15 лет лишения свободы, Жан Муизель узнал, что болен лимфатической лейкемией. Когда его состояние стало ухудшаться, он стал посещать в дневное время сеансы химиотерапии в больнице. Во время доставления в больницу его сковывали цепями. По его словам, во время сеансов терапии его ноги были также в цепях, а одна рука была прикована к кровати. В 2000 году он решил прекратить лечение, жалуясь на условия его проведения и на агрессивное поведение надзирателей по отношению к нему. Впоследствии его перевели в другую тюрьму, расположенную ближе к больнице. В 2001 году заявитель был отпущен на свободу с тем условием, что он обязуется пройти медицинское лечение.
Суд решил, что была нарушена статья 3 в отношении периода, предшествующего освобождению заявителя из заключения. Суд, в частности, указал, что несмотря на то, что по мере развития болезни состояние заявителя стало несовместимым с дальнейшим отбыванием наказания, тюремная администрация не предприняла никаких конкретных мер. Принимая во внимание состояние здоровья заявителя, тот факт, что его поместили в больницу, а также характер лечения, Суд решил, что приковывание г-на Муизеля наручниками было несоразмерным тому риску для безопасности, который он представлял. Кроме того, такое обращение не соответствовало рекомендациям Европейского комитета по предупреждению пыток (КПП), которые касаются условий перевозки заключенных и прохождения ими медицинского обследования.

Xiros против Греции (№ 1033/07)
09.09.2010 (Палата)
Саввас Ксирос отбывает наказание в виде лишения свободы за участие в террористической организации. Он страдает от последствий серьёзного ранения, которое получил во время подготовки теракта в 2002 году в результате взрыва в его руках бомбы. В частности, у него серьёзные проблемы со зрением, слухом и опорно-двигательной системой. После нескольких операций на глазах его зрение ухудшилось. В 2006 году он подал прошение о приостановлении отбывания
наказания для того, чтобы пройти лечение в специализированной офтальмологической клинике. Трое из четырёх специалистов, осматривавших его, рекомендовали перевод в эту клинику. Суды Греции отказали заявителю в его ходатайстве.
Суд установил нарушение статьи 3, констатировав недостатки при оказании заявителю медицинской помощи в связи с его проблемой со зрением. Суд отметил, что в его задачу не входит решение вопроса о том, какой ответ должны были дать внутренние суды на ходатайство заявителя о переводе в специализированную клинику. Тем не менее, внутренние суды, разрешая спорный вопрос о необходимости перевода заявителя в эту клинику, должны были скорее назначить дополнительную экспертизу, чем самостоятельно разбираться в сложной медицинской проблеме.
Эти соображения подтверждались также тем, что согласно многим источникам, включая доклад КПП, уровень медицинской помощи в тюрьме, где содержался заявитель, был значительно ниже того уровня, который был гарантирован в специализированной клинике.

Vasyukov против России (№ 2974/05)
05.04.2011 (Палата)
Г-н Васюков утверждал, что заразился туберкулёзом, находясь в заключении. Он также полагал, что ему не была оказана надлежащая медицинская помощь, поскольку диагноз по его болезни был поставлен с задержкой.
Суд нашел нарушение статьи 3 на том основании, что власти не смогли должным образом диагностировать у заявителя туберкулёз и выполнить свое обязательство по предоставлению заявителю, находившемуся до сентября 2004 года в исправительной колонии, надлежащей медицинской помощи.
Logvinenko против Украины
14.10.2011 (Палата)
Г-н Логвиненко отбывает наказание в виде пожизненного лишения свободы. Он ВИЧ-инфицирован. Он также болен хроническим туберкулёзом, бронхитом, гепатитом и пневмонией. Он жаловался, на отсутствие лечения против ВИЧ и на то, что ему ни разу не делали анализ крови, для того чтобы определить, нуждается ли он в неотложной антивирусной терапии.
Суд пришёл к выводу, что г-н Логвиненко стал жертвой бесчеловечного и унижающего достоинство обращения в связи с отсутствием полноценного медицинского наблюдения и лечения от туберкулёза и ВИЧ, а также из-за плохих условий содержания. Нарушение статьи 3 (запрет бесчеловечного и унижающего достоинство обращения).
A.B. против России
14.10.2011 (Палата)
В октябре 2004 года ВИЧ-инфицированный заявитель, содержавшийся в тюрьме, был переведен в одиночную камеру, температура в которой опускалась зимой до 7-10oC. Его не лечили от ВИЧ и не отправляли в больницу ввиду отсутствия там свободных мест. Тюремные камеры, в которых он содержался, были в крайне плохом состоянии, вентиляция, отопление и горячая вода отсутствовали, врачи редко посещали заключённых, а если и посещали, то не давали лекарств.
Учитывая, что на протяжении шести лет состояние здоровья заявителя не проверялось, Суд был крайне озабочен утверждением властей о том, что заявитель не нуждался в антиретровирусной терапии. Суд нашёл нарушение статьи 3 (запрет бесчеловечного и унижающего достоинство обращения) в связи с отсутствием в исправительном учреждении минимального медицинского наблюдения за заявителем, направленного на своевременное лечение ВИЧ-инфекции.

Обращение с заключёнными, имеющими физическую инвалидность
Price против Соединённого Королевства (№ 33394/96)

10.7.2001 (Палата)
Адель Прайс, инвалид без рук и ног, имеющая к тому же заболевание почек, была лишена свободы за неуважение к суду в ходе разбирательства по гражданскому делу. Одну ночь она провела в полицейской камере, где ей пришлось спать в своей инвалидной коляске, поскольку обычная кровать не была приспособлена для людей имеющих инвалидность; в камере, по её словам, было холодно. Последующие 2 дня она содержалась в обычной тюрьме, где для того, чтобы воспользоваться туалетом, ей приходилось прибегать к помощи надзирателей мужчин.
Суд посчитал, что содержание инвалида в холоде, в отсутствие приспособленной для нее кровати, в условиях, когда пользование туалетом и умывание представляют для нее большую трудность равносильно унижающему достоинство обращению, нарушающему статью 3.
Содержание под стражей престарелых заключённых
Papon против Франции (№ 64666/01)

07.06.2001 Жалоба неприемлема
Морис Папон отбывал наказание в виде лишения свободы за соучастие в преступлениях против человечности. На момент подачи жалобы ему было 90 лет. Он утверждал, что содержание в тюрьме человека его возраста противоречит статье 3 и что условия содержания в тюрьме, в которой он находился, не соответствовали его престарелому возрасту и состоянию его здоровья.
В этом деле Суд решил, что общее состояние здоровья г-на Папона и условия его содержания не позволяли сделать вывод о том, что был достигнут порог жестокости, необходимый для того, чтобы обращение попало в сферу действия статьи 3. У заявителя были проблемы с сердцем, однако его общее состояние оценивалось экспертами как “хорошее”.
Суд не исключил возможности того, что при определённых условиях длительное содержание под стражей престарелого лица может вызвать вопросы по статье 3, но в этом случае необходимо изучать конкретные обстоятельства отдельно взятого дела.
Суд также отметил, что ни одно из государств – участников Конвенции не устанавливает максимального возрастного предела, который бы исключал для лица возможность содержания под стражей или отбывания наказания в местах лишения свободы.

Обращение с наркоманами, страдающими абстинентным синдромом
McGlinchey и другие против Соединённого Королевства (№ 50390/99)

29.4.2003 (Палата)
В декабре 1998 года Джудит МакГлинчи, героиновая наркоманка со стажем, была приговорена к 4 месяцам тюремного заключения за кражу. В тюрьме у неё развился абстинентный синдром, она страдала рвотой и значительно потеряла в весе. Она была осмотрена доктором. Через неделю её состояние ухудшилось, и она была отправлена в больницу, где и скончалась в январе 1999 года. Родственники г-жи МакГлинчи жаловались, что перед смертью та стала жертвой бесчеловечного и унижающего достоинство обращения в тюрьме.
На основании представленных доказательств Суд пришёл к выводу, что утверждения родственников г-жи МакГлинчи о том, что тюремная администрация не предоставила ей лекарств от абстинентного синдрома и запирала её в камере в качестве наказания, не соответствовали действительности. Тем не менее, шестью голосами против одного, Суд постановил, что администрация тюрьмы не справилась со своей задачей по предоставлению г-же МакГлинчи необходимой медицинской помощи. Таким образом, была нарушена статья 3.
Дела, рассмотрение которых продолжается

Iurie Matcenco против Молдавии и России (10094/10)
Коммуницировано в марте 2010 года
Г-н Матченко содержится под стражей в Тирасполе по подозрению в мошенничестве. Он жалуется по статье 3 на плохое обращение со стороны приднестровской милиции и на отсутствие необходимой медицинской помощи, в которой он нуждался после того, как объявил голодовку и стал жертвой плохого обращения. По статье 5 (право на свободу и личную неприкосновенность) он также жалуется на непредоставление адвоката в день его задержания и по статье 8 (право на уважение частной и семейной жизни) на запрет видеться со своей семьёй в течение нескольких месяцев.
Stanciu против Румынии (35972/05)
Коммуницировано в мае 2010 года
Заявитель, отбывающий наказание в виде 20 лет лишения свободы, жалуется на условия содержания. В частности, его не устраивает отсутствие надлежащей медицинской помощи, переполненность камер, неудовлетворительное состояние санитарного узла, наличие вшей и отсутствие водопроводной воды. Он ссылается на статью 3.

Источник
 
День отправки не дошедшего письма признан днем подачи жалобы: Решение ЕСПЧ


 

Наименование дела на русском языке: Тамаровичус против России
Наименование дела на английском языке: Tamarovichus v. Russia
ФИО заявителя: Дмитрий Ионасович Тамаровичус
Номер жалобы: 62413/09
Дата принятия Решения: 16 сентября 2014 года
Дата публикации Решения: 09 октября 2014 года
Выводы ЕСПЧ: в части, касающейся условий содержания под стражей в ИВС и отсутствия внутренних средств защиты от этого, жалоба объявлена приемлемой, а в остальной части — неприемлемой.
Решение примечательно тем, что в нем рассмотрена ситуация, когда первая жалоба заявителя, отправленная в ЕСПЧ из колонии, так и не была получена адресатом, в то время как «повторная жалоба», как назвал ее заявитель, была отправлена им в ЕСПЧ через 6 месяцев и 2 дня после окончания предположительно допущенного в отношении него нарушения статьи 3 Конвенции условиями содержания под стражей в ИВС. Страсбургский Суд констатировал, что заявитель обратился в ЕСПЧ в день отправки им первого письма с жалобой, приняв во внимание два фактора. Во-первых, заявитель представил выданную ему администрацией колонии выписку из журнала учета корреспонденции, свидетельствующую об отправке им первой жалобы в ЕСПЧ, с указанием дня ее отправки. Во-вторых, в своей «повторной жалобе» он несколько раз прямо ссылался на первую жалобу, причем на конкретные пункты.
источник
 
16 октября ‪#‎ЕСПЧ‬ огласит 15 Постановлений по жалобам против России:
- получение показаний с помощью биты и угрозы применения противогаза, игл и плоскогубцев (Чернецкий против России), электрического тока и угрозы изнасилованием (Мастипан против России);
- гибель дочери заявительницы во время минометного обстрела в Чечне в 2003 году (Косумова против России);
- неисполнение решения об определении места жительства ребенка (Ворожба против России);
- признание виновным в совершении преступлений без предоставления стороне защиты возможности допросить свидетелей обвинения (Сульдин против России);
- оставление после отмены приговора судом второй инстанции под стражей без указания мотивировки и срока и продление срока содержания под стражей без участия заявителя и его защитника (Эдуард Шабалин против России);
- условия содержания заявителя, которого собирались выслать из страны (Адеишвили против России);
- присуждение справедливой компенсации по рассмотренному ранее делу об условиях содержания под стражей (Сергей Бабушкин против России),
- дела-клоны по условиям содержания под стражей и чрезмерной длительности содержания под стражей (Белов против России, Гасанов против России, Истратов против России, Маковоз против России, Мызин против России, Лосевский и другие против России, Воробьев против России).
 
23 октября ‪#‎ЕСПЧ‬ огласит 4 Постановления по жалобам против России:
- пытки в тольяттинской милиции во время допроса заявителя, задержанного по подозрению в причастности к незаконному обороту наркотических средств, и отказ провести эффективное расследование, несмотря на зафиксированные медиками травму грудной клетки и перелом ребра: четырежды в возбуждении уголовного дела было отказано со ссылкой на невозможность установить обстоятельства получения заявителем телесных повреждений (Бобров против России);
- предполагаемая причастность российских властей к исчезновению заявителя - местонахождение которого до сих пор неизвестно - сразу после выхода из-под стражи благодаря применению ЕСПЧ обеспечительной меры, не допускающей выдачу заявителя по запросу Узбекистана, где ему были предъявлены обвинения в терроризме и религиозном экстремизме (Мамажонов против России);
- неадекватные условия содержания под стражей нигерийца в "Крестах" и ИК-6 Санкт-Петербурга, а также оставление его под стражей без предъявления обвинения более чем на 10 суток, несмотря на положения статьи 100 УПК РФ (Мела против России);
- отказ московских приставов принять меры по исполнению решения молдавского суда об определении места жительства ребенка с отцом со ссылкой на то, что это решение не предусматривает совершения каких-либо конкретных действий, в частности, отобрания ребенка у матери, которая увезла его из Молдовы в Россию (V.P. против России)
 
Попытка взыскать моральный ущерб за нахождение в клетке в суде (неудавшаяся, но по тексту много хороших ссылок и "советов", так сказать, следующим подсудимым)

...

Истец утверждает, что в нарушение международных норм права во время нахождения в залах судебных заседаниях Енисейского районного суда г.Енисейск он незаконно был помещен в металлическую клетку.
Согласно ст. 15, ст. 17 Конституции РФ общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы. Если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора.
В Российской Федерации признаются и гарантируются права и свободы человека и гражданина согласно общепризнанным принципам и нормам международного права и в соответствии с настоящей Конституцией.
В постановлении Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 10.10.2003 г. № 5 «О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации» под общепризнанными принципами международного права следует понимать основополагающие императивные нормы международного права, принимаемые и признаваемые международным сообществом государств в целом, отклонение от которых недопустимо.
К общепризнанным принципам международного права, в частности, относятся принцип всеобщего уважения прав человека и принцип добросовестного выполнения международных обязательств.
Исходя из смысла ч. 3 и 4 ст. 15 Конституции Российской Федерации, ч. 3 ст. 5 Федерального закона «О международных договорах Российской Федерации» судами непосредственно могут применяться те вступившие в силу международные договоры, которые были официально опубликованы в Собрании законодательства Российской Федерации, в Бюллетене международных договоров, размещены на «Официальном интернет-портале правовой информации» (www.pravo.gov.ru) в порядке, установленном ст. 30 указанного Федерального закона.
Российская Федерация как участник Конвенции о защите прав человека и основных свобод признает юрисдикцию Европейского Суда по правам человека обязательной по вопросам толкования и применения Конвенции и Протоколов к ней в случае предполагаемого нарушения Российской Федерацией положений этих договорных актов, когда предполагаемое нарушение имело место после вступления их в силу в отношении Российской Федерации (статья 1 Федерального закона от 30 марта 1998 г. N 54-ФЗ «О ратификации Конвенции о защите прав человека и основных свобод и Протоколов к ней»). Поэтому применение судами вышеназванной Конвенции должно осуществляться с учетом практики Европейского Суда по правам человека во избежание любого нарушения Конвенции о защите прав человека и основных свобод.
Ст. 3 Конвенции о защите прав человека и основных свобод запрещены пытки, так, никто не должен подвергаться ни пыткам, ни бесчеловечному или унижающему достоинство обращению или наказанию.
Унижающим достоинство обращением признается, в частности, такое обращение, которое вызывает у лица чувство страха, тревоги и собственной неполноценности.
При этом лицу не должны причиняться лишения и страдания в более высокой степени, чем тот уровень страданий, который неизбежен при лишении свободы, а здоровье и благополучие лица должны быть гарантированы с учетом практических требований режима содержания.
Оценка указанного уровня осуществляется в зависимости от конкретных обстоятельств, в частности от продолжительности неправомерного обращения с человеком, характера физических и психических последствий такого обращения. В некоторых случаях принимаются во внимание пол, возраст и состояние здоровья лица, которое подверглось бесчеловечному или унижающему достоинство обращению.
Так, в постановлении ЕСПЧ от 31.05.2011 г. по делу Ходорковского (Khodorkovskiy) против Российской Федерации (жалоба N 5829/04) отмечено, что заявитель обвинялся в ненасильственных преступлениях, не имел судимости и отсутствовали доказательства того, что он был предрасположен к насилию. Ссылка властей Российской Федерации на определенные «угрозы безопасности» была слишком неопределенной и не подтверждалась конкретными фактами. Представляется, что «металлическая клетка» в... зале судебных заседаний была постоянным устройством, которое служило скамьей подсудимых, и что помещение в нее заявителя не было обусловлено какой-либо реальной угрозой того, что он скроется или прибегнет к насилию, но лишь тем фактом, что она являлась местом, где он, как подсудимый по уголовному делу, должен был находиться. Суд над заявителем освещался почти всеми национальными и международными средствами массовой информации. В итоге меры по обеспечению безопасности в зале судебных заседаний, учитывая их совокупный эффект, были при данных обстоятельствах чрезмерными и могли обоснованно восприниматься заявителем и общественностью как унижающие достоинство.
В постановлении ЕСПЧ от 26.06.2008 г. по делу Селезнев (Seleznev) против Российской Федерации (жалоба № 15591/03) отмечено, что в ходе судебного разбирательства заявитель и его адвокат были заслушаны судом, адвокат заявителя не был ограничен в использовании всего необходимого для защиты интересов клиента, доказательств того, что заявитель не мог воспользоваться своими заметками, не представлено, равно как и доказательств того, что заявитель воспользовался правом обратить внимание суда, рассматривавшего дело, на вопрос нахождения в металлической клетке, каких-либо утверждений о наличии препятствий контактов с адвокатом жалоба не содержит.
Европейский Суд напоминает, что должен убедиться на основании представленных материалов, что условия заключения заявителя представляли собой обращение, выходящее за пределы минимального уровня суровости, для целей применения ст. 3 Конвенции.
В Постановлении ЕСПЧ от 11.10.2011 г. по дело «Романова (Romanova) против Российской Федерации» (жалоба № 23215/02) по вопросу содержания в зале суда отмечено, что она не содержалась в стесненных условиях многократно и/или в течение длительных периодов. Предполагаемые условия содержания в здании суда, как они изложены, не превышают минимального уровня суровости в контексте ст. 3 Конвенции.

На основании вышеизложенного, суд приходит к выводу, что само по себе нахождение в здании суда в металлической клетке не является безусловным основанием для признания нарушенным прав истца ст. 3 Конвенции на бесчеловечное или унижающее достоинство обращению.
Из искового заявления не следует, что суд над истцом освещался средствами массовой информации, что он и его адвокат не были заслушаны судом, что он был ограничен в использовании всего необходимого для защиты своих интересов, не мог воспользоваться своими заметками.
Также не представлено доказательств того, что истец воспользовался правом обратить внимание суда, рассматривавшего дело, на вопрос нахождения в металлической клетке.

На основании изложенного, суд приходит к выводу об отсутствии достаточных и бесспорных доказательств того, что условия нахождения истца в металлической клетке представляли собой обращение, выходящее за пределы минимального уровня суровости, для целей применения ст. 3 Конвенции, что принимаемые меры по обеспечению безопасности в зале судебных заседаниях являлись чрезмерными и могли обосновано восприниматься истцом как унижающие достоинство.
Таким образом, суд приходит к выводу об отказе в удовлетворении иска.
Источник
Изменено: Елена - 16.10.2014 16:48:30
 
Признать нарушение подпункта С пункта 1 статьи 5 Конвенции в связи с тем, что суд второй инстанции, отменяя приговор и передавая дело на новое судебное разбирательство в нижестоящий суд, принял решение о сохранении меры пресечения в виде заключения под стражу, не приведя оснований принятого решения и не указав срок, на который мера пресечения была сохранена.источник
 
Разные компенсации за условия содержания в СИЗО и колонии: Постановление ЕСПЧ
Наименование дела на русском языке: Сергей Бабушкин против России.
Наименование дела на английском языке: Sergey Babushkin v. Russia.
ФИО заявителя: Сергей Владимирович Бабушкин.
Номер жалобы: 5993/08.
Дата оглашения Постановления: 16 октября 2014 года.
Выводы ЕСПЧ (единогласно):
  • присудить справедливую компенсацию морального вреда в размере 25000 евро за более чем 13 лет содержания в колонии в условиях, не соответствующих требованиям статьи 3 Конвенции (это было признано Постановлением по существу этого дела от 28 ноября 2013 года);
  • отказать в удовлетворении требований о справедливой компенсации в оставшейся части.
Постановление примечательно тем, что ЕСПЧ прямо указал, что размеры присуждаемой справедливой компенсации морального вреда, причиненного не соответствующими требованиям статьи 3 Конвенции условиями отбывания наказания в колонии и условиями содержания под стражей в СИЗО, должны различаться. Применительно к условиям содержания под стражей в СИЗО ЕСПЧ, напомню, считает справедливым присуждать 6000 евро за первый год и 3500 евро за каждый последующий (см. Постановление ЕСПЧ по делу «Ананьев против России»). Цифр, которые позволили бы исчислить размер справедливой компенсации морального вреда применительно к условиям отбывания наказания в течение любого конкретного времени, в Постановлении по делу Сергея Бабушкина не содержится. За более чем 13 лет отбывания наказания ему было присуждено 25000 евро. По делу «Епишин против России» заявителю было присуждено 19000 евро за немногим менее 6-ти лет отбывания наказания в неадекватных условиях. При этом и по делу Сергея Бабушкина, и по делу Епишина также были признаны нарушения статьи 13 Конвенции (возможно, часть присужденных компенсаций приходится на них). По первому делу об условиях содержания в колонии ЕСПЧ присудил 11500 евро за три года, однако эта сумма также включает в себя компенсацию за содержание в течение двух месяцев в СИЗО в неадекватных условиях.
источник
 
Оглашение показаний без указания причин неявки свидетеля: Постановление ЕСПЧ
Наименование дела на русском языке: Судьдин против России.
Наименование дела на английском языке: Suldin v. Russia.
ФИО заявителя: Владимир Анатольевич Сульдин.
Номер жалобы: 20077/04.
Дата оглашения Постановления: 16 октября 2014 года.
Выводы ЕСПЧ (единогласно):
  • объявить жалобу в части, касающейся условий содержания в ИЗ-3/1 (Уфа) с 10 мая по 20 декабря 2002 года и с 07 февраля по 21 декабря 2003 года, а также пункта 1 и подпункта D пункта 3 статьи 6 Конвенции, приемлемой, а в остальной части — неприемлемой;
  • признать нарушение статьи 3 Конвенции условиями содержания под стражей в СИЗО;
  • признать нарушение пункта 1 и подпункта D пункта 3 статьи 6 Конвенции, поскольку судом не было названо веских причин, оправдывающих неявку свидетеля Н., показания которого, имеющие некоторое значение с точки зрения исхода судебного разбирательство по предъявленному заявителю уголовному обвинению, были оглашены в судебном заседании. Суд, рассматривавший уголовное дело, лишь указал, что причины неявки свидетеля были признаны самим судом исключающими возможность явиться в суд, без каких-либо дополнительных пояснений. В силу этого ЕСПЧ не стал рассматривать вопрос о том, были ли оглашенные показания этого свидетеля единственными или определяющими исход разбирательства по предъявленному заявителю уголовному обвинению: в отсутствие веских причин, оправдывающих неявку свидетеля, показания которого были оглашены судом и использованы для обоснования вывода о виновности заявителя в совершении преступления, нарушение может быть признано независимо от значения таких показаний;
  • присудить справедливую компенсацию морального вреда в размере 9000 евро;
  • отказать в удовлетворении требований о справедливой компенсации в оставшейся части.
источник
 
Доверенность без ограничений дает право подачи любых жалоб: Постановление ЕСПЧ
Наименование дела на русском языке: Маковоз против России.
Наименование дела на английском языке: Makovoz v. Russia.
ФИО заявителя: Олег Юрьевич Маковоз.
Номер жалобы: 10011/10.
Дата оглашения Постановления: 16 октября 2014 года.
Выводы ЕСПЧ (единогласно):
  • объявить жалобу в части, касающейся условий содержания под стражей в СИЗО ИЗ-47/1 Санкт-Петербурга в период с 15 января по 18 февраля 2010 года, приемлемой, а в остальной части — неприемлемой;
  • признать нарушение статьи 3 Конвенции условиями содержания заявителя под стражей;
  • присудить справедливую компенсацию морального вреда в размере 5000 евро и издержек в размере 1000 евро;
  • отказать в удовлетворении требований о справедливой компенсации в оставшейся части.
Российские власти утверждали, что жалоба на нарушение статьи 3 Конвенции условиями содержания под стражей в СИЗО не была подана от имени заявителя надлежащим образом, поскольку на момент ее подачи представительницей заявителя та не имела контактов с заявителем, а потому не могла действовать при обращении в ЕСПЧ по данному вопросу по его указанию. Однако ЕСПЧ отметил, что вместе с жалобой, касавшейся уголовного дела в отношении заявителя, его представительница направила в Страсбургский Суд подписанную заявителем доверенность, которая не ограничивала ее право обращения в ЕСПЧ какими-либо статьями Конвенции или определенными фактическими обстоятельствами. Поэтому представительница заявителя могла подать от его имени жалобу в ЕСПЧ на нарушение прав заявителя условиями содержания под стражей в СИЗО. Что и было ей сделано. Никаких претензий к доверенности как таковой российские власти не предъявляли.
источник
 
Исчисление срока подачи жалобы на условия в СИЗО: Постановление ЕСПЧ


Европейский Суд по правам человека »Решения ЕСПЧ - Россия »Исчисление срока подачи жалобы на условия в СИЗО: Постановление ЕСПЧ

« Россия бездействовала в отношении матери, похитившей ребенка: Постановление ЕСПЧ
Избиение в милиции и неэффективное расследование: Постановление ЕСПЧ »

Исчисление срока подачи жалобы на условия в СИЗО: Постановление ЕСПЧ
 Автор Олег Анищик |  24.10.2014  - 01:24 |  

Наименование дела на русском языке: Мела против России.
Наименование дела на английском языке: Mela v. Russia.
Имя заявителя: Ричард Мела (Richard Mela).
Номер жалобы: 34044/08.
Дата оглашения Постановления: 23 октября 2014 года.
Выводы ЕСПЧ (единогласно):
  • объявить жалобу приемлемой в части, касающейся статьи 3, подпункта С пункта 3 статьи 5 и статьи 13 Конвенции, а в остальной части — неприемлемой;
  • признать нарушение статьи 3 Конвенции в связи с тем, что условия содержания под стражей в СИЗО-1 Санкт-Петербурга («Крестах») и исправительной колонии ИК-6 (также Санкт-Петербург) были бесчеловечными и унижающими достоинство;
  • признать нарушение статьи 13 Конвенции в связи с отсутствием внутренних средств правовой защиты от неадекватных условий содержания под стражей и отбывания наказания;
  • признать нарушение подпункта С пункта 1 статьи 5 Конвенции, поскольку, вопреки положениям части 1 статьи 100 УПК РФ, по истечении 10 суток с момента задержания, после которого в отношении заявителя была избрана мера пресечения в виде заключения под стражу, он не был выпущен на свободу, хотя обвинение ему предъявлено не было;
  • присудить справедливую компенсацию морального вреда в размере 6500 евро (компенсация должна быть выплачена в течение трех месяцев со дня вступления Постановления в силу; за все время просрочки выплаты, если таковая будет иметь место, также должны быть выплачены проценты в размере, равном предельной ставке рефинансирования Европейского центрального банка, применяемой в период просрочки, плюс три процентных пункта);
  • отказать в удовлетворении требований о справедливой компенсации в оставшейся части.
Несмотря на формулировку первого пункта резолютивной части Постановления, из его мотивировочной части следует, что жалоба заявителя, поданная на нарушение статьи 3 Конвенции в связи с условиями содержания под стражей в «Крестах», частично была объявлена неприемлемой как поданная с пропуском шестимесячного срока.
По мнению Судей Европейского Суда по правам человека, нахождение сначала в СИЗО, а затем в колонии в условиях, предположительно не соответствующих требованиям статьи 3 Конвенции, не образует единой длящейся ситуации, даже если заявителя периодически перемещают из колонии в СИЗО, как имело место в данном случае (замечу, это общее правило, из которого могут быть сделаны исключения; так ЕСПЧ объединял периоды содержания в СИЗО и колонии в единую длящуюся ситуацию, когда речь шла только о переполненности СИЗО и колоний).
Соответственно, в силу отсутствия внутренних средств правовой защиты шестимесячный срок на обращение в ЕСПЧ с жалобой на условия содержания в СИЗО до отправки в колонию начинает течь с прекращением пребывания заявителя в таких условиях, то есть с отправкой в колонию.
Заявитель по этому делу был отправлен в колонию 04 августа 2008 года. Поэтому его жалоба на условия содержания под стражей в СИЗО до отправки в колонию, поданная 07 апреля 2008 года, соответствует требованию о шестимесячном сроке (она была подана еще до того, как этот срок в принципе начал течь, что вполне логично, принимая во внимание, что речь идет о длящейся ситуации и отсутствии внутренних средств правовой защиты).
После отправки в колонию заявителя возвращали в СИЗО на периоды с 02 по 16 ноября 2009 года, с 11 февраля по 27 сентября 2010 года, с 07 октября 2010 года по 14 февраля 2011 года, с 21 марта по 06 июня 2011 года и, наконец, с 01 августа по 26 сентября 2011 года. В течение всего этого времени приговор оставался вступившим в силу, а заявитель считался отбывающим наказание по нему. Это важно, т.к. если заявителя возвращают из колонии в СИЗО, например, после отмены приговора, то это уже иная ситуация.
Эти пять периодов содержания под стражей в СИЗО, куда заявителя возвращали из колонии, также не образуют единой длящейся ситуации. Поэтому шестимесячный срок на подачу жалобы на условия содержания в СИЗО исчисляется отдельно в отношении каждого из таких периодов (в силу отсутствия внутренних средств правовой защиты течь он начинает с отправкой заявителя из СИЗО обратно в колонию).
Жалоба на условия содержания в СИЗО в указанные пять периодов была подана в ЕСПЧ 23 февраля 2012 года. К этому времени в отношении первых четырех периодов шестимесячный срок на подачу жалобы в ЕСПЧ истек (в отношении последнего из этих четырех периодов он начал течь в июне 2011 года и, соответственно, истек в декабре того же года). И только жалоба на условия содержания в СИЗО в последний период — с 01 августа по 26 сентября 2011 года — была подана в рамках шестимесячного срока, который начал течь в конце сентября 2011 года и истек только в конце марта 2012 года.
При этом все периоды содержания в колонии, напротив, образуют единую длящуюся ситуацию, несмотря на то, что содержание в колонии прерывалось в связи с отправкой заявителя в СИЗО. Как единую длящуюся ситуацию образуют отдельные (имеющие между собой перерывы) периоды содержания под стражей в СИЗО до (первой) отправки в колонию с целью отбывания назначенного наказания. Конечно, если сами условия содержания под стражей или отбывания наказания существенно не изменяются. Но, повторюсь, единую длящуюся ситуацию не образуют периоды содержания в СИЗО и в колонии. И таковую не образуют отдельные периоды возвращения в СИЗО после отправки в колонию.
источник
 
Избиение в милиции и неэффективное расследование: Постановление ЕСПЧ
Наименование дела на русском языке: Бобров против России.
Наименование дела на английском языке: Bobrov v. Russia.
ФИО заявителя: Валерий Николаевич Бобров.
Номер жалобы: 33856/05.
Дата оглашения Постановления: 23 октября 2014 года.
Выводы ЕСПЧ (единогласно):
  • объявить жалобу приемлемой в части, касающейся нарушений статьи 3 Конвенции, а в остальной части — неприемлемой;
  • признать нарушение статьи 3 Конвенции по существу в связи с бесчеловечным и унижающим достоинство обращением с заявителем в тольяттинской милиции после задержания. ЕСПЧ пришел к такому выводу, т.к. согласно медицинским документам обнаруженные у заявителя кровоподтек на груди и перелом ребра были получены им после задержания. В случаях, когда повреждения получены лицом в период, когда он лишен свободы и находится в руках государства, бремя доказывания того факта, что лица, за которых государство несет ответственность, непричастны к этому, ложится на государство. Ни в рамках расследования, проведенного на национальном уровне, ни в рамках разбирательства в Страсбургском Суде никаких доказательство того, что заявитель, как утверждали власти, причинил повреждения сам себе, представлено не было. При том, что администрация ИВС, в котором содержался заявитель во время получения им повреждений, ни о каких случаях нанесения им повреждений самому себе не сообщала. Принимая во внимание все это, ЕСПЧ пришел к выводу о том, что повреждения были получены заявителем при описанным им обстоятельствах, то есть в результате избиения сотрудниками милиции после задержания;
  • признать процессуальное нарушение статьи 3 Конвенции в связи с тем, что не было проведено тщательного и эффективного расследования обстоятельств получения заявителем повреждений. В частности, не были опрошены врачи, диагностировавшие повреждения, обнаруженные у заявителя, не была назначена судебно-медицинская экспертиза.
Требования о присуждении справедливой компенсации по делу не заявлялись.
источник
 
Отбывание наказания вдали от дома: Коммуникации

 

Дата коммуницирования жалоб: 13 октября 2014 года.
Дата опубликования сведений о коммуницировании жалоб: 03 ноября 2014 года.
Название дела на русском языке: Александров против России и Кибало и другие против России.
Название дела на английском языке: Aleksandrov v. Russia and Kibalo and Others v. Russia.
Краткая информация о фактических обстоятельствах дела и вопросах сторонам
Жалобы касаются отправки заявителей, имеющих жен и маленьких детей, для отбывания наказания в колонии, значительно удаленные от дома, то есть места жительства их родных: применительно к заявителю по первому делу — на 1200 километров, применительно к супругу и отцу заявителей по второму делу — на 8000 километров.
ЕСПЧ поставил перед заявителями и российскими властями вопрос о том, имело ли место нарушение прав заявителей, гарантированных статьей 8 Конвенции. Страсбургский Суд ранее признавал такого рода нарушения в отношении Михаила Ходорковского и Платона Лебедева.
Также Европейский Суд по правам человека поставил вопрос о том, исчерпали ли заявители внутренние средства правовой защиты: заявитель по первому делу обратился в суд с требованием о возмещении морального вреда, в удовлетворении которого ему было отказано, первая заявительница по второму делу — супруга осужденного — обжаловала в суд отказ в переводе мужа в колонию рядом с домом, но в удовлетворении ее требований судом также было отказано. На случай отрицательного ответа на этот вопрос ЕСПЧ спросил, какие средства правовой защиты от такого рода нарушений в принципе существуют на национальном уровне.
Кроме того, ЕСПЧ поставил вопрос о том, соблюдено ли заявителями правило о шестимесячном сроке и как в принципе должен исчисляться шестимесячный срок на обращение с жалобой на такого рода нарушение: следует ли считать его длящимся и, соответственно, считать указанный срок начавшим течь только с момента окончания нарушения. Продолжить чтение… →

Метки 26083/07, 35845/11, Aleksandrov v. Russia and Kibalo and Others v. Russia, Александров против России и Кибало и другие против России, Коммуницированные жалобы против России – 13 октября 2014 г.

источник
 
Краткая статистическая информация о деятельности ‪#‎ЕСПЧ‬ за первые 10 месяцев 2014 года. Только за октябрь общее число ожидающих рассмотрения жалоб сократилось на 7 тыс. (это с учетом порядка 4 тыс. вновь зарегистрированных, то есть всего Страсбургский Суд разрешил почти 11 тыс. жалоб). Общее число жалоб против России за месяц сократилось на 1200, опустившись до 10250 (это уже с учетом зарегистрированных в том же месяце новых жалоб). Количество ожидающих рассмотрения жалоб против Украины уменьшилось в октябре немногим меньше чем на тысячу, снизившись до 14650 (напомню, что большинство из них - это жалобы на чрезмерно длительное неисполнение вступивших в законную силу судебных актов в пользу заявителей). Таким образом, к концу года ЕСПЧ вполне может оставить на рассмотрении такое количество жалоб, которое соответствует регистрируемым в течение всего одного года. Те же данные, что на картинках, доступны на сайте в формате PDF: http://europeancourt.ru/statistika-evropejskogo-suda/#1
 
Постановления Президиума Верховного Суда РФ о возобновлении производства по делу ввиду установления ‪#‎ЕСПЧ‬ нарушения Конвенции при рассмотрении дела российским судом могут быть полезны не только для заявителей по этим делам. В таких Постановлениях Верховный Суд РФ, во-первых, кратко излагает содержание соответствующего Постановления ЕСПЧ. Поэтому Постановление Верховного Суда РФ может быть использовано при необходимости сослаться по другому делу на Постановление ЕСПЧ, которое, как известно, не имеет ни официальной русскоязычной версии, ни официального перевода на русский язык. Во-вторых, в таких Постановлениях Верховный Суд РФ прямо констатирует, что признанное Страсбургским Судом нарушение свидетельствует о незаконности, необоснованности или несправедливости состоявшихся решений российских судов. И это может быть использовано в подаваемых в российские суды документах, в частности, жалобах и ходатайствах, содержащих ссылку на соответствующее Постановление ЕСПЧ.

Приведенное ниже Постановление касается возможного нарушения статьи 3 Конвенции в случае выдачи заявителя по запросу Таджикистана. В частности, в нем указывается на недостаточность для обеспечения надлежащей защиты от риска жестокого обращения гарантий властей запрашивающего государства, что запрашиваемый не будет подвергнут такому обращению, если имеется надежная информация о практике действий или попустительстве властей, которые явно противоречат принципам Конвенции.
ПРЕЗИДИУМ ВЕРХОВНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
ПОСТАНОВЛЕНИЕ
от 3 сентября 2014 г. N 100-П14
О ВОЗОБНОВЛЕНИИ ПРОИЗВОДСТВА ПО ДЕЛУ
ВВИДУ НОВЫХ ОБСТОЯТЕЛЬСТВ
(Извлечение)
В представлении Председателя Верховного Суда Российской Федерации Лебедева В.М. ставится вопрос о возобновлении производства по делу в отношении Сидикова Ф.Ф. ввиду новых обстоятельств, в связи с тем, что Европейским Судом по правам человека установлено нарушение положений Конвенции о защите прав человека и основных свобод при производстве по делу.
Президиум Верховного Суда Российской Федерации находит представление Председателя Верховного Суда Российской Федерации о возобновлении производства по уголовному делу подлежащим удовлетворению.
Установленное Европейским Судом по правам человека нарушение положений Конвенции о защите прав человека и основных свобод при рассмотрении судом Российской Федерации уголовного дела согласно пп. «б» п. 2 ч. 4 ст. 413 УПК РФ является основанием для возобновления производства по уголовному делу в порядке, установленном главой 49 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации.
Сидиков Ф.Ф., полагая, что его права нарушены, обратился с жалобой в Европейский Суд по правам человека (далее Европейский Суд), указывая, что в случае его выдачи в Таджикистан возникнет реальная опасность, что он подвергнется пыткам и жестокому обращению в нарушение статьи 3 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (далее Конвенции), которая гласит, что никто не должен подвергаться ни пыткам, ни бесчеловечному или унижающему достоинство обращению или наказанию.
Европейский Суд в Постановлении от 20 июня 2013 года указал, что исполнение решения о выдаче Сидикова Ф.Ф. по запросу в Республику Таджикистан повлечет за собой нарушение ст. 3 Конвенции о защите прав человека и основных свобод.
В обоснование этого Европейский Суд сослался на свидетельства, полученные из различных источников, которые содержат сведения о регулярном применении пыток и жестоком обращении с подозреваемыми, а также на отсутствие оперативного и эффективного расследования по таким заявлениям на территории Таджикистана.
Из материалов дела усматривается, что правоохранительные органы Республики Таджикистан требовали выдачи Сидикова Ф.Ф. в связи с его предполагаемым активным участием в деятельности «[Хизб ут-Тахрир]» — религиозной организации, которую Верховный Суд Республики Таджикистан запретил по причине ее экстремистской деятельности.
Полный список обвинений Сидикова Ф.Ф. содержит в себе, помимо подстрекательства к религиозной ненависти и участия в преступной организации, призывы к свержению конституционного строя, то есть преступление против национальной безопасности, что и явилось основанием для запроса о выдаче Сидикова Ф.Ф.
Европейский Суд со ссылкой на постановления в отношении других лиц, обвиненных в религиозном экстремизме и принадлежности к запрещенным религиозным организациям, которые были выданы в Таджикистан и по этой причине подверглись жестокому обращению со стороны сотрудников правоохранительных органов после их возвращения в страну, указал на наличие опасности такого же обращения с заявителем в связи с характером преступлений, в которых он обвиняется.
В Постановлении Европейского Суда также отмечено, что власти Российской Федерации положились на гарантии Генеральной прокуратуры Таджикистана, что Сидиков Ф.Ф. не будет подвергнут жестокому обращению.
Однако такие гарантии не являются сами по себе достаточными для обеспечения надлежащей защиты от риска жестокого обращения в тех случаях, когда имеется надежная информация о практике действий или попустительстве властей, которые явно противоречат принципам Конвенции.
Поскольку Европейский Суд по правам человека установил, что принудительное возвращение Сидикова Ф.Ф. в Таджикистан повлечет нарушение ст. 3 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, отмене подлежат определение Московского городского суда от 14 сентября 2011 года [которым жалоба на постановление о выдаче была оставлена без удовлетворения], а также кассационное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 6 декабря 2011 года [которым указанное определение было оставлено без изменения].
Постановление от 30 июня 2011 года о выдаче Сидикова по запросу Генеральной прокуратуры Республики Таджикистан отменено заместителем Генерального прокурора Российской Федерации 26 июня 2014 года, следовательно, оснований для пересмотра указанного решения не имеется.


источник
 
Новости применения Европейской Конвенции российскими судами: удовлетворение требований организации о присуждении ей компенсации морального вреда за распространение не соответствующих действительности и порочащих деловую репутацию сведений представляет собой нарушение статьи 10 Конвенции, предусматривающей возможность осуществления вмешательства в свободу слова только на основании закона, поскольку действующим российским законодательством присуждение юридическому лицу компенсации неимущественного вреда не предусмотрено и также не вытекает из статьи 41 Конвенции.
источник
 
Доступ прокуратуры к врачебной тайне: Об исполнении Постановления ЕСПЧ
Российские власти проинформировали Комитет Министров Совета Европы о ряде изменений в российском законодательстве, которыми, по их утверждению, была создана система законного и пропорционального доступа прокуратуры к конфиденциальной медицинской информации, призванная не допустить нарушений, аналогичных признанному ЕСПЧ в Постановлении по делу «Авилкина и другие против России» (Avilkina and Others v. Russia, жалоба N 1585/09) от 06 июня 2013 года.
источник
 
В рамках предоставления Комитету Министров Совета Европы информации об исполнении Постановления ЕСПЧ по делу «Максим Петров против России» (Maksim Petrov v. Russia, жалоба N 23185/03) от 06 ноября 2012 года, которым было признано нарушение в отношении заявителя презумпции невиновности в связи с тем, что сотрудники милиции до вынесения приговора заявляли в СМИ о виновности «Доктора смерть» в совершении преступлений, российские власти указали, что подобные нарушения призваны предотвратить, в частности:

- Приказ Генпрокуратуры России от 23 октября 2009 года N 341 «О взаимодействии органов прокуратуры со средствами массовой информации»,

-Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 15 июня 2010 года N 16 «О практике применения судами Закона Российской Федерации «О средствах массовой информации»,

- обзор практики Верховного Суда РФ за четвертый квартал 2013 года, в котором отмечено, что «все государственные органы власти обязаны воздерживаться от предрешения исхода судебного разбирательства, в том числе воздерживаться от публичных заявлений, в которых утверждается о виновности обвиняемого» и «средствам массовой информации следует воздерживаться от подачи новостей таким образом, чтобы это подрывало презумпцию невиновности» (это сделано в рамках освещения правовых позиций Комитета ООН по правам человека).

В соответствующем отчете от 07 октября 2014 года российские власти также сообщили, что ИВС ГУВД СПб и ЛО МВД России, условия содержания заявителя в котором были признаны ЕСПЧ не соответствующими требованиям Конвенции, сейчас отремонтирован: теперь на каждого заключенного приходится индивидуальное спальное место, 4 кв.м. площади, имеется вентиляция, а окна пропускают естественный свет.

Источник
 
Постановление примечательно выводом Европейского Суда по правам человека о том, что предъявление реабилитированным требований о возмещении причиненного вреда не представляет собой внутреннего средства правовой защиты от предполагаемых нарушений пункта 3 статьи 5 Конвенции. Соответственно, предъявление таких требований не является условием обращения в ‪#‎ЕСПЧ‬ с жалобой на указанные нарушения (обратите внимание, что обратной стороной этого вывода является вывод о том, что — по общему правилу — предъявление названных требований не влияет на исчисление шестимесячного срока на подачу жалобы в ЕСПЧ).

Страсбургский Суд пришел к такому выводу, отметив, что присуждение реабилитированному компенсации не зависит от установления того, были ли нарушены его права, гарантированные пунктом 3 статьи 5 Конвенции, в частности, были ли постановления о продлении меры пресечения в виде заключения под стражу обоснованными и был ли общий срок содержания под стражей чрезмерно длительным (пусть сама длительность и принимается во внимание при определении размера компенсации). Возмещение присуждается реабилитированному на основании собственно оправдания или прекращения уголовного преследования (дела).
Страсбургский Суд также напомнил, что — по общему правилу — вопрос о том, были ли заявителем исчерпаны внутренние средства правовой защиты, решается применительно к дню подачи жалобы. По настоящему делу заявитель обратился в ЕСПЧ до признания за ним права на реабилитацию. Поэтому его отказ от предъявления иска о возмещении морального вреда после признания за ним права на реабилитацию тем более не свидетельствует о неисчерпании внутренних средств правовой защиты (требование о возмещении имущественного вреда было им подано и удовлетворено, что по изложенным выше причинам также на его статус жертвы не повлияло).
источник
 
Европейский Суд по правам человека »Применение Конвенции российскими судами »13-й ААС: Отказ отсрочить уплату госпошлины может нарушать статью 6 Конвенции



Отказ суда предоставить отсрочку уплаты государственной пошлины может нарушать право на доступ к суду (правосудию), гарантированное статьей 6 Конвенции.
ТРИНАДЦАТЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ АПЕЛЛЯЦИОННЫЙ СУД
ПОСТАНОВЛЕНИЕ
 от 21 октября 2014 г. по делу N А56-39046/2014
(Извлечения)
Матвеева Татьяна Ивановна обратились в Арбитражный суд Санкт-Петербурга и Ленинградской области с требованием признать сделку <…> недействительной.
Одновременно с исковым заявлением истцом направлено ходатайство о предоставлении отсрочки уплаты государственной пошлины.
Определением суда первой инстанции от 01.07.2014 исковое заявление возвращено заявителю в связи с отсутствием оснований для удовлетворения ходатайства об отсрочке уплаты госпошлины.
На определение суда Матвеевой Т.И. подана апелляционная жалоба <…>.
В обоснование ходатайства о предоставлении отсрочки уплаты государственной пошлины Матвеева Т.И. указала на затруднительное финансовое положение, представила суду первой инстанции копию пенсионного удостоверения <…>, из которо[го] следует, что ей назначена пенсия в размере 2 702 руб. 88 коп. <…>
Наличие у заявителя статуса пенсионера по старости, с указанием размера назначенной незначительной социальной пенсионной выплаты и ссылками в ходатайстве на сложное финансовое положение, вне зависимости от размера подлежащей уплате госпошлины, позволяло суду, в целях обеспечения доступа к правосудию разрешить вопрос о представлении отсрочки либо предложить заявителю представить дополнительные обоснования своего ходатайства, указав на возможность предоставления рассрочки уплаты госпошлины. <…>
Апелляционный суд признает обоснованными доводы подателя жалобы о том, что суд первой инстанции не принял во внимание необходимость соблюдения принципа доступности правосудия в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, предусмотренный статьей 4 АПК РФ, статьями 46, 48 Конституции Российской Федерации, ст. 6 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод.
В протоколах, дополняющих Конвенцию о защите прав человека и основных свобод от 04.11.50, запрещен отказ в правосудии, а также закреплено положение, согласно которому заинтересованное лицо должно иметь возможность добиться рассмотрения своего дела в суде — органе государственной системы правосудия. Данные положения соотносятся с рекомендациями Европейского суда по правам человека о недопустимости установления чрезмерных правовых и фактических преград для судебной защиты нарушенных прав и обеспечении доступа к правосудию.
Поскольку оснований для возврата искового заявления по упомянутым основаниям у суда первой инстанции не имелось, определение от 01.07.2014 подлежит отмене, а исковое заявление Матвеевой Т.И. — направлению в суд первой инстанции для рассмотрения вопроса о его принятии к производству.
источник
 
Арестован по заочному постановлению — незамедлительно к судье: Коммуникация
Дата коммуницирования жалоб: 05 ноября 2014 года.
Дата опубликования сведений о коммуницировании жалоб: 24 ноября 2014 года.
Название дела на русском языке: Медведева против России и 1 другая жалоба.
Название дела на английском языке: Medvedeva v. Russia and one other application.
Номера жалоб: 45743/09 и 13755/11.
ФИО заявителей: Надежда Ермиловна Медведева и Олег Вадимович Кибизов.
Краткая информация о фактических обстоятельствах дела и вопросах сторонам
14 или 15 сентября 2006 года заявительница была заключена под стражу во Владивостоке на основании постановления кемеровского следователя об избрании в отношении нее меры пресечения в виде заключения под стражу, вынесенного заочно в декабре 2001 года на основании еще УПК РСФСР. С 26 сентября по 18 октября 2006 года заявительницу перевозили из Владивостока в Кемерово. Первое постановление суда о продлении в отношении заявительницы меры пресечения в виде заключения под стражу было вынесено только 08 ноября 2006 года.
Заявитель был заключен под стражу 13 октября 2010 года во исполнение одного из двух вынесенных ранее заочных постановлений об объявлении его в розыск и изменении меры пресечения на заключение под стражу. 28 октября 2010 года, рассматривая вопрос о назначении судебного заседания, суд без участия заявителя принял решение об оставлении названной меры пресечения без изменения. И только 15 ноября 2010 года вопрос о продлении меры пресечения был рассмотрен судом с участием заявителя.
ЕСПЧ поставил перед сторонами разбирательства — заявителями и российскими властями — вопрос о том, были ли заявители незамедлительно доставлены к судье после задержания 14 (15) сентября 2006 года и 13 октября 2010 года соответственно, как того требует пункт 3 статьи 5 Конвенции. Властям также предложено представить информацию о законодательном регулировании ситуации, когда лицо задержано во исполнение заочного постановления о заключении его под стражу. В частности, властям предложено сообщить, предусматривает ли УПК РФ возможность рассмотрения судом другого региона вопроса о содержании лица под стражей на время перевозки в регион нахождения того суда, который рассматривает его дело. Также властям предложено сообщить, может ли лицо, которое скрывается, обжаловать заочное решение о заключении его под стражу. Наконец, перед сторонами разбирательства поставлены вопросы о том, исчерпали ли заявители внутренние средства правовой защиты, а если нет, то какие неисчерпанные средства были доступны им.
Статьи Конвенции и Протоколов к ней, которых касается дело
(в коммуницированной части):
 
Во власти пошли разговоры о членстве в Совете Европы - в связи с ситуацией с ПАСЕ. Высказываются инициативы перестать платить взносы. Поскольку взнос на все институции СЕ общий,  отказ в его выплате будет означать разрыв, в том числе, и с ЕСПЧ. Нас заверяют, что таких целей у РФ нет, но плохо уже то, что разговоры такие пошли. Одно заявление Путина о железном занавесе чего стоит. Президенты ведь так просто публичные речи не произносят. У меня, например, возникло тревожное ощущение: готовит к худшему, элегантно (как ему кажется) снимая с себя ответственность. Мол, это все буржуины, а мы мирные, открытые и хорошие, но в осаде,  если что, вы ж, граждане дорогие,  понимаете, кто будет во  всем виноват, сила в правде, она у нас, а у них ни хрена. Очень консолидирующая речь и очень нравящаяяся внутренней аудитории.  Хотелось бы надеяться, что политикам (и нашим, и не нашим) достанет ума не смотря ни на что все-таки не рвать рабочие отношения. Черт, еще год назад на повестке маячил вопрос об упразднении виз, а теперь...
 
Отказ в ВУД по факту смерти в ИВС — уже нарушение статьи 2: Постановление ЕСПЧ

 

Наименование дела на русском языке: Карсакова против России.
Наименование дела на английском языке: Karsakova v. Russia.
ФИО заявителя: Ольга Николаевна Карсакова.
Номер жалобы: 1157/10.
Дата оглашения Постановления: 27 ноября 2014 года.
Выводы ЕСПЧ (единогласно):
  • объявить жалобу приемлемой;
  • признать нарушение статьи 2 Конвенции по существу в связи с неоказанием брату заявительницы — Михаилу Тимину — адекватной медицинской помощи в период его нахождения в ИВС, несмотря на то, что он жаловался на головные боли, колики, страдал — предположительно после 10-дневного запоя — от абстинентного синдрома и интоксикации, ему дважды вызывали скорую помощь, и хотя после первого вызова по рекомендации прибывшей бригады он был доставлен в больницу, где ему была оказана помощь, аналогичная рекомендация, данная и во второй раз, была проигнорирована, в результате чего брат заявительницы провел двое суток в одиночной камере без медицинской помощи, пока не скончался;
  • признать процедурные нарушение статьи 2 Конвенции в связи с тем, что уголовное дело по факту смерти брата заявительницы в период его нахождения под стражей не было возбуждено, что само по себе уже свидетельствует о неэффективности расследования;
  • признать, что отсутствует отдельный предмет разбирательства по жалобе на нарушение статьи 13 Конвенции, взятой в сочетании со статьей 2;
  • присудить справедливую компенсацию морального вреда в размере 25000 евро (компенсация должна быть выплачена в течение трех месяцев со дня вступления Постановления в силу; за все время просрочки выплаты, если таковая будет иметь место, также должны быть выплачены проценты в размере, равном предельной ставке рефинансирования Европейского центрального банка, применяемой в период просрочки, плюс три процентных пункта);
  • отказать в удовлетворении требований о справедливой компенсации в оставшейся части.
  • источник
 
Признать нарушение статьи 3 Конвенции в связи с бесчеловечным и унижающим достоинство обращением с прикованным к инвалидной коляске заявителем, страдающим параличом нижних конечностей, а также большим числом заболеваний, влияющих на его нервную, мочевыделительную, мышечную и эндокринную системы, оставленным без жизненно необходимого лечения, без должного ухода и медицинского наблюдения, без тщательной оценки его состояния и адекватной диагностики все увеличивающегося числа проблем со здоровьем, в отношении которого медицинские сотрудники мест содержания под стражей не следовали рекомендациям медиков, к которым обращался заявитель, что было усугублено его содержанием в нестерильных и антисанитарных условиях и созданием тем самым дополнительного риска, принимая во внимание нагрузки на иммунную систему.

Признать, что в нарушение статьи 34 Конвенции Россия не выполнила обеспечительные меры, примененные ЕСПЧ 16 августа 2013 года в соответствии с Правилом 39 Регламента, согласно которым власти государства-ответчика должны были немедленно провести независимое медицинское обследование заявителя с целью установления того, соответствовало ли лечение, получаемое им в период нахождения под стражей, состоянию его здоровья, совместимы ли с этим состоянием условия, в которых он содержится, и требуется ли помещение заявителя в больницу. В ответ на эти меры власти представили два документа, подготовленных 17 июля и 17 августа 2013 года врачами больницы N 20, в которых не содержалось ответов на вопросы ЕСПЧ и которые фактически ограничивались ответом на вопрос о том, страдает ли заявитель заболеваниями, входящими в Перечень тяжелых заболеваний, препятствующих содержанию под стражей подозреваемых или обвиняемых в совершении преступлений, утвержденный Постановлением Правительства РФ от 14 января 2011 года N 3. Вместе с этим власти представили подготовленные ими самостоятельно — а не независимыми медицинскими работниками — ответы на поставленные ЕСПЧ вопросы. Страсбургский Суд 29 августа 2013 года напомнил властям о том, что приняты обеспечительные меры, неисполнение которых может привести к выводу о нарушении статьи 34 Конвенции. Однако в ответ был получен лишь перевод на английский язык данных ранее ответов властей на вопросы ЕСПЧ.
источник
Страницы: Пред. 1 ... 20 21 22 23 24 ... 37 След.
Читают тему (гостей: 2)

ЗЛОУПОТРЕБЛЕНИЕ НАРКОТИКАМИ РАЗРУШАЕТ
Новое на форумах
10.07.2020 08:39:16
Перестройка институтов обжалования приговоров
Просмотров: 8093
Ответов: 30
10.07.2020 07:39:22
Законотворчество (общая ветка)
Просмотров: 236765
Ответов: 607
10.07.2020 06:55:31
Апелляционное, кассационное и надзорное производство
Просмотров: 50865
Ответов: 165
04.07.2020 09:15:39
ПОПОЛНЕНИЕ ПОДБОРКИ ПОЛЕЗНЫХ СУДЕБНЫХ РЕШЕНИЙ
Просмотров: 103356
Ответов: 194
25.06.2020 08:41:42
А если "податься в бега?"
Просмотров: 81065
Ответов: 191
16.06.2020 06:20:24
Верховный Суд РФ
Просмотров: 199094
Ответов: 310
06.06.2020 20:20:15
Европейский Суд (ЕСПЧ)
Просмотров: 404700
Ответов: 914
28.05.2020 13:09:11
Наркологический учет
Просмотров: 91094
Ответов: 111
Узнать № жалобы в ЕСПЧ
Новая услуга Антисуда