Главная Поиск Карта сайта
Поиск по сайту
Авторизация
Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?
Легализация
petition.jpg

Убить ФСКН

[ Закрыто ] Убить ФСКН, Наркопреступления полицейских и преступления при расследовании наркодел
 
В 2003 году Путин создавал новое силовое ведомство—Госнаркоконтроль—конкретно под Черкесова. И сам же сформулировал задачу—стать силовым противовесом ФСБ. Началась война. Но Путину не понравилось, что Черкесов вынес сор из избы и рассказал о войне. Черкесов был уволен и на должность директора назначен Иванов, помощник президента Путина. Но назначен был Иванов уже Медведевым! Но, я думаю, что задача ФСКН осталась такой же - приглядывать и прослушивать за ФСБ. Об этом свидетельствует то, что фактически при такой большой структуре и штате ФСКН, количество преступлений с наркотиками не уменьшается, а увеличивается. Значит нет у этой службы цели: борьба с наркотиками. Но для того, чтобы содержать такую армию наркополицейских, "верных" президенту нужны деньги, которые постоянно Иванов "клянчит" у Думы и правительства. Для показателей работы, я думаю, была открыта граница с Казахстаном. ФСКН уже контролирует большую часть торговли наркотиками, а это тоже огромные деньги, которые идут, сами понимаете кому. Для того, чтобы прикрыть свою преступную деятельсть, и сажают наших детей и мужей. Большая, а вернее, основная часть изъятых наркотиков, по сведениям самих же ФСКН, составляет марихуана. Если бы хотели уничтожить коноплю, то это нетрудно сделать, существует очень много способов, но ФСКН это не надо. Народ просто держат за идиотов. Каждое четвертое дело в суде- это дело по наркотикам! Каждый четвертый мужчина в стране - уже сидел! После вступления в силу закона об ужесточении наказания количество сидевших увеличится, так как труднее будет сажать повторно. Каждый год количество осужденных по этим политическим статьям растет и будет расти, так как ФСКН в этом заинтересованы. Мы не имеем права молчать! Ведь на это наши политики-кэгэбэшники и надеются! Европейский суд заставил внести в ФЗ пункт о запрете фальсификации и провокации и мы должны заставить ФСКН его выполнять. Если мы будем дома плакать каждый в свою подушку и ничего не делать, то политика так и будет продолжаться. Поймите, ФСКН борется не с наркотиками, а с нами....Надо писать в СМИ, требовать освещать эти темы на телевидении. Надо создавать общество борьбы с недобросовестными сотрудниками ФСКН. Скоро можно будет подняться на предвыборной волне, но надо найти понимающего политика. Может Олег нам что-то подскажет и поможет? ЧТО-ТО НАДО ДЕЛАТЬ!
Страницы: Пред. 1 ... 5 6 7 8 9 ... 62 След.
Ответы
 
Журналисты... Вы обратите внимание, что журналисты заголовком ее вообще в сбыте обвиняют.
Изменено: Катя Собина - 01.11.2011 13:08:24
 
Это то, что мы недавно обсуждали. Реформа МВД практически завершена. Милицию переименовали, всех сотрудников переаттестовали.

Министр внутренних дел Рашид Нургалиев уже отрапортовал: "Вот там, за моей спиной, в прошлом, остались взяточничество, злоупотребления служебными полномочиями, коррупция и весь негатив. Нет его сегодня". По мнению Р.Нургалиева, в полиции остались только лучшие из лучших.

Однако бравурную статистику министра портят отчеты из переименованного ведомства. Даже в полиции, среди лучших из лучших, находятся еще иногда оборотни, избивающие граждан, получающие взятки и крышующие бизнес.

Читать полностью: http://top.rbc.ru/story/612396.shtml

 
ч2 ст. 228 вроде и есть особо крупный размер ....."2. Те же деяния, совершенные в особо крупном размере,"
 
Очередная разборка между полицейскими и их стукачами, всё не могут пальму первенства поделить.
В Челябинске задержали активистов «Города без наркотиков». Стражам порядка не понравилось, что они уничтожали… нелегальную рекламу запрещенного спайса.
31.10.2011 18:24

Задержанием, доставкой в отдел полиции и составление административного протокола об изъятии печатной продукции закончилась вчера, 30 октября, акция активистов фонда «Город без наркотиков», попытавшемся уничтожить в Челябинске рекламу спайса, внесенного в реестр запрещенных наркотических веществ. Как рассказал «URA.Ru» заместитель председателя движения «Страна без наркотиков» Евгений Маленкин, активисты фонда через социальную сеть «ВКонтакте» договорились о том, чтобы провести акцию – заклеить объявления о продаже спайса. Эти объявления нарисованы краской прямо на фасадах домов. В соцсети, в открытой группе, обговаривали адреса.

«В воскресенье собрались 7 человек. Разделились на две группы и отправились заклеивать нелегальную рекламу по улицам Кирова и Цвиллинга. Предполагалось, что поверх объявлений будут клеить листовки на тему о вреде спайса и призывы «Посади барыгу! Сообщи номер наркоторговца», с указанием федерального номера фонда «Город без наркотиков», - рассказал Маленкин. - Теперь я понимаю, что нас просто пасли сотрудники полиции. Ждали в стороне, одетые в штатское. И как только одна из групп наклеила 4 листовки, всех активистов задержали и увезли в полицейское отделение».

По словам Маленкина, их доставили в отдел полиции Центрального района, изъяли всю печатную продукцию, сообщив, что проверят ее «на наличие экстремизма». Евгений Маленкин связался с одним из руководителей ГУ МВД по региону и тот быстро отреагировал – активистов отпустили, но изъятые листовки не вернули.

«Я не могу понять позицию полицейских! Это они должны следить за тем, чтобы спайс так открыто не рекламировали. А они борются не с продавцами спайса, а с теми, кто эту рекламу старается уничтожать! - возмущается Евгений Маленкин. - Если наши действия связывают с предстоящими выборами, то ещё раз для всех заявляем, что проект «Страна без наркотиков» - это не политический проект, он не связан с какими-либо партиями и предстоящими выборами!!! Это общественный проект, направленный на борьбу с распространением наркотиков и наркомании, и участвовать в нем могут все граждане, независимо от их политических взглядов и убеждений».
 
Вчера, пока Владимир Путин принимал участие в антинаркотической акции в Калининграде и выступал на разогреве у поп-группы «Отпетые мошенники», в городе Череповце ОМОН штурмовал здание местного отдела Госнаркоконтроля.

Здание отдела оцепили, вырубили телефонную связь, а радиотехническими средствами глушили мобильный и спутниковый сигналы. А затем бойцы в бронежилетах и с автоматами взяли ФСКН штурмом.

Результатом операции стало задержание начальника отдела, подполковника полиции Алексея Советова, который также занимает пост замначальника областного управления Госнаркоконтроля. Кроме него были задержаны двое его подчиненных.

В среду следственное управление Вологодской области объявило о возбуждении уголовного дела в отношении Советова. Сообщается, что Советова и его подчиненных проверяют на причастность к завладению чужим имуществом, незаконному обороту наркотиков, а также подозревают в превышении полномочий, связанном со служебной деятельностью, но конкретные статьи УК РФ, по которым было возбуждено дело, не называют. По неофициальной информации, Алексей Советов крышевал точки распространения наркотиков в Череповце, а задержанных наркодилеров отпускал за крупные взятки. Посредниками в этой схеме являлись также несколько местных адвокатов. Именно они согласовывали суммы и передавали деньги от наркоторговцев высокопоставленным полицейским ФСКН.

Следите за обновлениями Slon.ru
 
Ой, а зачем штурмом то было брать, не пускали их что ли?
 
Когда брали генерала наркополиции Бульбова, спецназы ФСБ и ФСКН чуть войнушку между собой не начали.
 
На Сахалине полицейские сфабриковали явку с повинной, чтобы помочь коллеге избежать уголовной ответственности

27 октября Следственным управлением СКР по Сахалинской области по материалам областного УФСБ возбуждено уголовное дело по части 2, части 3 статьи 294 УК РФ "Воспрепятствование осуществлению правосудия и производству предварительного расследования" в отношении одного действующего и одного бывшего сотрудника органов внутренних дел.

В процессе проведения оперативно-розыскных мероприятий сотрудниками УФСБ были вскрыты следующие обстоятельства. В июне 2011 года, после возбуждения уголовного дела в отношении одного из сотрудников УВД, подозревающегося в незаконном хранении наркотических средств в особо крупном размере, в органы следствия поступила явка с повинной, из которой следовало, что наркотики были подброшены данному сотруднику гражданином Ц. Подлинность указанной явки с повинной вызвала сомнение у органов следствия.

На основании следственного поручения сотрудниками УФСБ во взаимодействии с ЭКЦ УМВД по Сахалинской области был проведен комплекс оперативно-розыскных и экспертных мероприятий, в ходе которого было установлено, что явка с повинной и проверка изложенной в ней информации сфабрикованы, а к указанным противоправным действиям возможно причастны вышеуказанные сотрудники органов внутренних дел. Мотивом их действий, вероятно, явилось желание помочь своему коллеге избежать уголовной ответственности.

Результаты проведенных мероприятий были направлены в СУ СК по Сахалинской области, на их основании возбуждено вышеуказанное уголовное дело, сообщает пресс-служба УФСБ по Сахалинской области.
 
Нет, ну ведь вот возбуждают же УД, или это все фарс?  Почитаешь такие сообщения и вроде как есть она справедливость. Мне правда один бывший прокурор рассказывал, что за весь срок своей службы он довел дело по одному сотруднику прокуратуры таки до суда, но на это потребовалось 5 лет, а тот получил 2.5 года условно. То есть может начало то и громкое, а вот конец.
Изменено: Катя Собина - 09.11.2011 10:18:00
 
Министр внутренних дел Рашид Нургалиев, отвечая во вторник на вопросы журналистов, сообщил, что ему очень нравится телевизионный сериал "Глухарь", в котором "достоверно рассказывается о жизни сотрудников МВД".
По его словам, в сериале "показана наша жизнь и психология". Р.Нургалиев заявил даже, что советовал коллегам в этой связи обратить внимание на телесериал. (И принять к руководству).
Отметим, что в сериале "Глухарь" показана работа районного отделения милиции, сотрудники которого берут взятки, крышуют бандитов, избивают и пытают подозреваемых, употребляют на рабочем месте спиртные напитки.
Р.Нургалиев рассказал также, что рассчитывает в скором времени увидеть на телевидении фильмы об истории органов внутренних дел. В частности, он рассказал о царской охранке, сотрудники которой "являются примерами". Глава МВД заявил, что методы дореволюционной полиции находятся на вооружении в США и "много где еше", отмечает радиостанция "Коммерсантъ FM
Когда я читаю эти строки, почему-то  вспоминается процессуальное действие -  "психиатрическая экспертиза". Вот уж  к кому его необходимо применить:DА какова подполковник Зимина, вновь аттестованная (или уже полковник), которая отделение считает "своим царством-государством"(цитата из сериала), продолжающая (даже после аттестации!! какой кошмар;)) получать взятки от подчинённых, и решать только свои личные проблемы, используя служебное положение. Всё, как в действительности. И министр МВД это воспринимает как  должное, по-иному он, наверное, просто не мыслит. Поэтому и остались в доблестной полиции "самые достойные"...
 
Цитата
sony пишет:

Я смотрела интервью судьи Новикова,его разоблачения,где он говорит что в провинции мы все обречены, за 1.5года ходок на ИВС начинаешь понимать, все так и есть,охамевшие полицаи себя не утруждают особо поработать,за них всю работу делают агенты( наркоманы),надо отдать им должное,план перевыполняют. При этом российское правосудие абсолютно не интересует ни законность добытых до возбуждения уголовного дела доказательств, ни их достоверность. Для российского суда достаточными доказательствами «виновности» подсудимого в подобного рода делах становятся показания самих сотрудников полиции, изготовленные ими муляжи денежных купюр и показания т.н. «закупщиков» и «понятых» - лиц, как правило, с уголовным прошлым и работающих на «общественных началах». К сожалению, масштабы этой проблемы просто ужасающие – суды каждодневно признают граждан в преступлениях, которых они никогда не совершали!
Мне бы очень хотелось узнать Ваше мнение еще по очень важному моменту из нашего дела,это ОРМ."

напишу не по теме немного, но всё же. я тоже из маленького провинциального городка. в деле моего мужа,которое длилось 2,5 года, вообще не было ОРМ, ни контрольных закупок,ни фото,ни видео - ничего!точнее было орм,но в отношении другого лица,которое после задержания наговорило на мужа,якобы первоначально брал у мужа...при задержании наркоконтроль даже не удосужился провести закупку,чтобы утвердить этот факт. просто слова одного человека и больше никаких доказательств...причём на втором суде этот оговорщик отказался от наговора на мужа,признался что его заставили,чтобы привлечь как групповое...
в итоге - куча адвокатов,куча ошибок в деле и 8 ЛЕТ СТРОГОГО РЕЖИМА.Как я ни билась,писала куда только можно - везде отказ...вот и добейся чего-нидь в нашей стране!
кстати,совсем недавно узнала,что в первую неделю задержания к мужу приходили и предложили заплатить 500 тысяч рублей. муж отказался, так как по его понимаю и в принципе,в деле не было ни одного доказательства его вины...а вот как вышло!прошло уже 4 года!денег на него потрачено гораздо больше и ещё предстоит,поэтому иногда нужно 1000 раз подумать прежде чем готовиться к войне с этим наркоконтролем...
Вам конечно же УДАЧИ!Не сдавайтесь и идите до конца,потому как сплошь и рядом встречаются ситуации,когда по абсолютно одинаковому делу одним одно решение,другим другое!
 
Откровения  бывшего мента...
Коррумпированные, жестокие, продажные, неэффективные милиционеры — в идеале именно они должны были покинуть систему МВД в ходе тотальной переаттестации. Именно ее эффективность виделась главным условием успеха всей реформы МВД. Потому что бессмысленно менять структуру, функции, полномочия, принимать новые законы, если их будут исполнять старые люди. Но чуда не произошло. Много где процесс чистки пошел не по принципу «хороший — плохой» полицейский, а по принципу «преданный — самостоятельный», «угодный — неугодный». Это подтверждает пример воронежского участкового Романа Хабарова. Уволившись из полиции, он откровенно рассказал «РР» о том, как сегодня функционирует правоохранительная система и почему нынешняя реформа недостаточно радикальна
Мы познакомились с Романом на конференции в Москве. Тогда я поймал себя на мысли, что это не может быть взаправду — настоящий мент сидит напротив меня и рассказывает о проблемах демократии в России. «Наверное, — подумал я, — это какая-то белая ворона, случайно залетевшая в монолитные ряды наших правоохранительных органов». Однако это не так.
Роман попал в милицию в 1993 году — не сумел с первого раза поступить на юрфак и решил получать юридическое образование в школе милиции. С тех пор он 18 лет рыл носом грязь воронежских дворов: сначала следователем, затем более 14 лет участковым — разнимал семейные драки, закрывал наркопритоны, охотился за грабителями, разбойниками и убийцами. То есть делал обычную каждодневную милицейскую работу. В 2007 году, ведомый исключительно любопытством, он стал участ­вовать в мероприятиях воронежской Школы публичной политики — одного из последних осколков фонда «Открытая Россия» Ходорковского. Съездил на несколько конференций в Москву.
Как рассказывал сам Роман, тот факт, что милиционер интересуется демократией, настолько изумлял всех, что ему выделяли гранты на зарубежные поездки почти автоматически. Так Совет Европы пригласил его в Страсбург, а затем он съездил в Вашингтон и Сент-Луис, где ему устроили визит в местное управление полиции. «Я много раз приглашал поучаствовать моих коллег, но они только отмахивались, — рассказывает Роман. — Уж не знаю, природная лень это или страх, как бы чего не вышло».
И, как оказалось, они были правы.
Что значит быть милиционером

— В начале 90-х МВД совершило две крупные кадровые ошибки. Первая — стали брать в милицию людей, не служивших в армии. И сразу школы милиции из мест, куда люди шли учиться, превратились в отмазку от армии. Я поступил в школу милиции в 93-м — первый год, когда туда стали принимать не отслуживших в армии. И нас, служивших, было всего треть курса. Со мной учился весь милицейский блатняк города: сын начальника областного ГАИ, сын начальника отдела кадров ГУВД, племянник директора рыбокомбината.
Понятно, что сразу вырос конкурс. И сразу поступать стали за взятки. Раньше в голову не могло прийти брать с милиционера деньги за поступление в школу милиции. Потому что туда, наоборот, мало кто стремился — большинство тех же пэпээсников совершенно не рвались на офицерские должности, потому что это был совсем другой уровень ответственности. Но как только школы милиции заполнили блатными, поступление стало платным.
Вторая кадровая ошибка — в милицию стали брать сокращенных из армии офицеров. В чем разница между милиционером и военным? Милиционеров всегда учили общаться с людьми, а офицеров учили командовать солдатами. А ведь солдат срочной службы имеет меньше прав, чем заключенный. И когда военные пришли в милицию, с этого и началась большая часть милицейского беспредела.
Как раз в это же время много опытных милиционеров ушли в околокриминальные структуры, службы безопасности, ЧОПы, адвокатуру. Ядро фактически пропало. Его сменили те самые мальчики, которые поступили в школу милиции за деньги, и бывшие военные.
Никогда милиционеры не отличались кристальной честностью, но никто не приходил в милицию лишь зарабатывать. Кстати, интересно смотреть, как на протяжении времени менялась милицейская терминология. Раньше, в 90-х, если была проблема — уголовное дело, административный материал, — то люди приходили к милиционеру «решать вопрос». С 2002-го это начало называться «отжать» — милиционеры начинали отжимать деньги.
Это совершенно разные вещи. Вопрос можно было не решать, и тогда дело шло своим чередом. Но никто специально уголовное дело не создавал: не находили наркотики по заказу, не приходили с проверкой, чтобы взять пакет с водкой. А недавно к нам пришел мальчик после школы милиции, и первый вопрос, который он задал, — «Скажите, где здесь у вас чего можно нахлобучить?»
Я говорю: «Ты понимаешь, что ты спрашиваешь и у кого? А вдруг весь отдел знает, что я — лучший друг начальника ОСБ (отдел собственной безопасности. — “РР”)? И, во-вторых, с чего ты взял, что тебе кто-то про свои теп­лые хлебные места вдруг расскажет? То есть я тебе должен бы сказать: “Ты знаешь, вот здесь вот водкой торгуют, платят тысячу рублей в месяц, здесь наркотиками торгуют, платят двадцать тысяч рублей в месяц”? Иди сам работай. Позволяют тебе твои моральные принципы брать — будешь брать, позволяют тебе профессиональные навыки добиться, чтобы тебе платили, — будут тебе платить».
Моральный дух МВД с каждым месяцем все ниже, хотя иногда кажется, что ниже некуда. В либеральных кругах есть такое распространенное мнение, что милиция — это такая оккупационная армия преступного режима. Но вот полицаи при немцах — они точно знали, что служат фюреру и великой Германии. А спросите у этих «оккупантов» — они себя сами считают армией режима? Нет. Они думают, что они — самая кинутая властью часть общества. С одной стороны, милиционеры всегда во всем виноваты, с другой — у них никаких прав нет, а с третьей — с них все равно требуют исполнения каких-то обязанностей, неважно, каким путем.
А часто получается так, что выполнять свои реальные обязанности по защите прав граждан милиционер может только незаконным способом.
Допустим, если мы приезжаем на семейный конфликт, где муж бьет жену, никаких полномочий у милиционера его задерживать нет, потому что это дело частного обвинения. Жена должна подать заявление мировому судье, суд возбудит уголовное дело, и его осудят. А в квартире нам его задерживать не за что: общественный порядок не нарушался. Но бывает так, что не задержать нельзя: уедешь, а он ее убьет. То есть можно его задержать — написать, что ругался на улице матом, но это будет совершенно незаконно.
У нас раньше на убийство приезжал следователь из прокуратуры и говорил: «Вы по мелочи (мелкое хулиганство, ст.20.1 КоАП РФ. — «РР») пока оформите убийцу, а я с утра его арестую». То есть напишите, что он на улице ругался матом. А ведь если про убийцу можно написать, что он ругался матом на улице, — значит, можно и про кого угодно. И весьма значительная часть милицейского беспредела основана на том, что милиционер по закону не имеет возможности сделать то, что должен. Милиционер поставлен в положение, когда он работу должен сделать, но при этом нарушая закон.
Поэтому милиционеры находятся в состоянии перманентного когнитивного диссонанса. В этом смысле я, кстати, за гражданского министра. Потому что разрабатывать критерии и пути реформы должны именно представители общества и государства при консультационном участии сотрудников МВД, но без права их решающего голоса. Потому что если ты дослужился до майора — ты как человек, способный объективно оценить ситуацию, закончился. Профессиональная деформация с тобой уже произошла, ты можешь искренне желать хорошего, но ты за хорошее принимаешь уже то, что тебе хорошо.
«Вихрь-антитеррор»

— Милицию погубил «Вихрь-антитеррор». До того как начались взрывы домов в Москве, у нас была нормальная милицейская работа. То есть уголовный розыск бегал, ловил жуликов, я мог себе позволить целый день просто обходить участок и вечером доложить об этом начальнику, а он не требовал, чтобы я обязательно раскрыл ка­кое-то преступление. Сейчас я даже боюсь себе представить выражение лица начальника, прежде чем он начнет громко ругаться матом: «То есть это как это просто ходил и с людьми разговаривал?! И что же ты находил?!»
Когда после взрывов домов в Москве первый раз ввели «Вихрь-антитеррор», мы двенадцать часов в сутки работали. Преступность реально упала процентов на тридцать-сорок, потому что мы всех судимых отрабатывали, всех охотников проверяли — нет ли у них незарегистрированного оружия. Тогда было очень много оружия изъято из незаконного оборота, и это были реальные факты.
Руководству это понравилось — гляньте, какие показатели! И «Вихрь» стали растягивать на месяцы. И, кстати, вал отчетов, ежедневных справок появился именно тогда. А поскольку никакой форсаж не может длиться постоянно, все поняли, что, вместо того чтобы бегать и реально проверять охотников, можно написать справку, что ты их проверил.
И когда теперь министр докладывает, что столько-то единиц боеприпасов изъято из незаконного оборота, я догадываюсь, что 80–95% этих боеприпасов сами милиционеры принесли на то место, где они их «нашли», и что большая их часть — это патроны от автомата Калашникова или от пистолета Макарова.
Как это устроено? Допустим, прихожу я к тебе и говорю: «Давай ты как будто нашел патрон и мне его выдал». Ты освобождаешься от ответственности, потому что ты добровольно выдал имеющийся боеприпас, у тебя нет преступления. А мы изъяли боеприпас из незаконного оборота — все счастливы. А министр потом доложит где-нибудь, что мы изъяли тысячу боеприпасов. Может, кто-то и правда думает, что нашли фугасы, но большая часть изъятого — это патроны. Мы одно время все патроны «находили» сознательно на участке одного коллеги, потому что по другим делам толку от него не было. И ка­кие-нибудь органы должны были бы поинтересоваться: почему в этом месте столько патронов от Калашникова находят? Не поинтересовались.
Реформа МВД

— Когда объявили о реформе, я относился к этому с романтическим энтузиазмом, даже замечания к закону «О полиции» писал на специальном сайте. Но когда его приняли, стало понятно, что все, реформа проваливается. Закон не сказать, что плохой, — он кодифицировал все, что милиция и так делала. Если цель была такая, то это хороший закон. Если цель была реформировать эту службу, то он вообще никакой.
Когда я поставил крест на законе, то стал ждать штатного расписания. Но и этот рубеж обороны благополучно сдали: ничего не изменилось, все, кто сидел и ничего не делал, — все остались. По указу президента центральный штат МВД — более девяти тысяч человек. Я, честно, не знаю, что все эти люди могут делать, какую реальную работу. А девять тысяч — это десять полноценных ГУВД.
Нынешнее руководство гордится тем, что повышает зарплаты. И действительно, для Воронежа оклад в 33 тысячи рублей для только что пришедшего лейтенанта — это много. Я со своим 18-летним стажем в милиции и 14 лет участковым получал 19 тысяч. Есть такая идея, что, получая такие деньги, сотрудник МВД будет ими дорожить и не будет нарушать закон. Думаю, это — миф. Я могу точно утверждать, что если сохранится нынешняя система отчетности, то с повышением зарплаты полицейского беспредела станет только больше. Потому что останется человек на работе или нет, зависит не от того, как он выполняет закон и свои обязанности, а от отношения к нему начальства. В новом законе «О полиции», кстати сказать, возможностей уволить подчиненного у начальника гораздо больше, чем было раньше. Поэтому угроза потери денег или работы из-за неисполненного указания начальства гораздо сильнее, чем угроза потери этих денег, будучи пойманным за нарушение закона.
Вот простой пример. Когда 1 марта вступил в действие закон «О полиции», наше начальство просто с ума посходило и заявило: кто в этом месяце не раскроет наркотики, тот в полицию работать не пойдет! То есть еще аттестация даже не проводилась, а они это твердо заявили. А где взять эти наркотики, если настоящих наркоманов на всех не хватает?
Сейчас человек, думая, подкидывать или не подкидывать наркотики, рискует десятью тысячами в месяц. То есть не подкинет — будет плохая отчетность и его лишат премии или уволят. Но, в принципе, десять тысяч он может заработать и в другом месте. А когда ему повысят зарплату, он уже будет рисковать 30 тысячами в месяц. Ну а если зарплата у него будет 100 тысяч в месяц, он у директора школы наркотики найдет.
Вообще, очевидно, что на каком-то уровне начальство перестает понимать реальные процессы, которые происходят в системе. И я пока не могу понять на каком. Ведь эти люди тоже работали когда-то «на земле».
Наркотики

— На самом деле наркотики подкидывают редко. Хотя бывает и такое: подберут пьяного, он приходит в себя, а у него уже при понятых наркотики изымают. Был случай, сотрудники вообще хитро сделали: оформляют человеку хранение наркотиков, он отказывается, они предлагают ему закурить — а там конопля. Повезли его на освидетельствование, а у него канабиноиды в крови. Но переборщили — как раз той дозы, которую он скурил, у них не хватило для уголовного дела.
Но чаще, когда необходимо выполнить план по раскрытию, договариваются. Особенно линейные отделы — транспортная милиция — этим грешат, потому что где у них там, на вокзале, наркоманов найти? Они ездят «по земле», договариваются с бомжами: «Даем тебе 500 руб­лей, находим у тебя наркотики. Ты получаешь свои полгода условно, тебя все равно не сажают, а мы получаем премию — и всем хорошо». Ко мне ребята из ЛОВД иногда приезжали и спрашивали: «Ром, где у вас тут бомжи в подвалах живут — нам опять показатели нужны».
Если подбрасывают наркотики, то так, чтобы чуть превысило дозу, по которой можно дело возбуждать. Просто смешно. До 2004 года дело возбуждали при наличии более 0,1 грамма марихуаны. И тогда у задержанных изымали 0,2–0,3 грамма. Потом норма выросла в 200 раз, стало 20 граммов. Сразу стали находить по 22–23 грамма. Что любопытно, с 6 мая 2004 года решение вступает в силу — и уже с 8 мая изымают бóльшие дозы. И пусть мне кто-нибудь объяснит, почему это вдруг жулики-наркоманы стали так внезапно носить больше? Специально, чтобы уголовное дело на себя повесить? Причем если 6 граммов — это примерно сигарета, то есть можно представить, что у человека такая доза есть с собой, то 20 граммов конопли — это правда много. Потом норма стала 6 граммов. Теперь изымают по 6,5–7 граммов, а по двадцать уже почти не находят.
Почему так делают? Потому что у нас вся работа в показатели превратилась. Есть план: в месяц «сделать» пять дел по наркотикам — к концу месяца у пяти человек найдут коноплю. Как ее будут находить, неважно.
Я говорю про коноплю, но по наркотикам у каждого региона своя специфика. У нас в Воронеже мало тяжелых наркотиков, потому что город нищий. У нас героин изымают два-три раза в год, и это для города событие. А показатели-то все равно нужны. А в общей статистике неважно, что было изъято — героин или конопля. Мне рассказывали, что иногда милиционеры сами ездят собирают коноплю у нас в пригороде. И якобы были случаи, когда их там ловил наркоконтроль с видеокамерой. Во смеху было!
Потом конопля удобна тем, что сама растет. В последнее время прокуратура на каждый факт задержания с наркотиками старается возбудить дело по статье «сбыт». Даже если наркоман говорит: «Я нашел», — они считают: ведь кто-то сбыл. У них — галочка, у нас — нераскрытое преступление. А про коноплю всегда можно сказать: «собрал в поле». И все — съездили, осмотрели это поле, составили протокол.
Я однажды делал такой осмотр зимой. Холод, снег. Где эта конопля росла? Но в протоколе пишем: «Местом происшествия является поле в районе села Масловка на расстоянии таком-то от дороги, в поле грунт покрыт снегом. Присутствующий при осмотре такой-то показал, что именно тут летом он собрал коноплю». Все довольны.
Места, где торгуют наркотиками, как правило, хорошо известны. Но как все происходит на практике? Появляется, допустим, точка. Во-первых, того, кто торгует, уголовный розыск берет на связь. Абсолютно все барыги стучат, и даже многие оформлены как агенты. Потом «из-под него» начинают задерживать тех, кто у него покупает, с наркотиками. Набирается некоторое количество фактов хранения наркотиков. А потом барыгу арестовывают и на нем самом делают «сбыт». В тот период, когда покупателей задерживают, а самого торговца не трогают, с него уголовный розыск может брать не только информацией, но и деньгами. Это не изменилось. Просто раньше это могло длиться полгода, могло — год.
А то, что они не сразу закрывали точку сбыта, всегда объяснялось так: «Ну, а чего жалеть наркоманов». Никто же не думает, что твоему брату или сыну продадут. Следователь или опер исходит из того, что покупают деградировавшие, опущенные наркоманы — и хрен с ними, чем быстрее они исколются, тем лучше. Закрыли — появляется другая точка. И все заново.
Я иногда с уголовным розыском конфликтовал, говорил: «Ребята, для того чтобы этот барыга не торговал, я день простою у его квартиры, второй. Понятно, что он за железной дверью, я к нему не пробьюсь, но я буду просто каждого наркомана заворачивать — и больше никто к нему не пойдет». После таких разговоров начальник уголовного розыска выходил на начальника участковых и объяснял: мол, точку мы не закрываем исходя из «оперативных целей». И я уже ничего сделать не мог.
Участковый вообще не может закрыть точку сбыта наркотиков. Его компетенция — притоны, там, где употребляют наркотики. Когда появился Госнаркоконтроль, закрывать их стало проще. Если участковому для возбуждения дела надо три раза в одной квартире задержать наркоманов и доказать, что хозяин имел с этого выгоду, то наркоконтролю так можно сделать всего один раз.
Но наркоконтролю тоже отчетность нужна. Поэтому у меня были случаи, когда выявляли притон там, где, конечно, жили нехорошие алкоголики, но вообще в жизни ни одного наркомана не было. Мне как участковому это было в минус. Поэтому я тогда звонил дознавателю из ФСКН и говорил: «Значит, давайте договоримся — мы вам формальный ответ пошлем, мол, провели профилактическую работу, строго указали и тэ пэ, а вы возражать не будете. Потому что, если вы будете возражать, я всех соседей опрошу и докажу, что там в жизни никогда наркоманов не было. И тогда объясняйте, как они туда попали».
Пытки

— Бьют жуликов в полициях всего мира. Речь не идет о том, что взяли человека и начали его бить ногами от скуки или чтобы он взял на себя чужое преступление. Случаи, когда «давай этого возьмем, его изобьем и на него повесим», мне лично не известны. Если такое и есть, то, наверное, в отношении совсем уж деклассированных элементов, тех же бомжей. Тут весь вопрос в том, что такой «преступник» ненадежен, он может на следст­вии отказаться от всех показаний, сказать, что его били, а уж на суде — точно.
Поэтому если взяли человека, которого подозревают в убийстве, то его бьют не для того, чтобы он сказал: «Я убил», — а чтобы сказал, куда ножик дел, которым зарезал.
Вот пример. Человек задержан за разбой. Опера с ним «работали», и три раза он давал ложные сведения о том, где спрятал похищенное. Мы туда приезжали, он выходил из машины и кричал родственникам: «Меня убивают, спасите!» С боями отбивали его, увозили обратно. Снова они его там пытали-пытали. И только на четвертый раз он рассказал, в каком погребе спря­тано. Если бы не били, никогда бы это преступление не раскрыли.
Или еще. Выезжаем ночью, в переулке шум и крики. Я, опер и водитель бежим туда. Навстречу мужик с баулом. Берем его. Из переулка выбегает женщина, кричит: «Милиция!» А милиция уже тут! Выясняется: шел наш жулик, трижды судимый, смотрит, сумка на машине, он ее — дерг. У машины сигнализация сработала. Он бежит, сигнализация орет, за ним люди бегут. Рассказывает: «Я, товарищ начальник, ничего не делал. Иду я, значит, догоняю мужика с сумкой, он говорит: “Друг, хочешь червонец заработать?” Я говорю: “Да”. — “Помоги мне сумку донести”. И мы идем. Вдруг шухер, крики. Он — в переулок, а на меня менты выбежали».
Сидим на первом этаже в кабинете участковых, а розыск у нас на втором. Кстати, в милицейских отделах розыск, как правило, занимает самый высокий этаж — чтобы крики были меньше слышны? Я говорю: «Слушай, ну ты ведь три раза сидел уже, ты же понимаешь, что сейчас бить будут?» — «Понимаю». — «Ну, и какой смысл? Время — час ночи. Давай, ты показания даешь, и все ложатся спать». — «Нет», — говорит. Опера забрали его, через час приводят, он пишет явку с повинной. Я говорю: «Ну, вот стоило оно того?». — «Я думал, выдержу!» Вот позиция жуликов, которых приходится бить: некоторые из них думают, что выдержат.
Часто изобретаются специфические ноу-хау, не только классический противогаз применяют. Например, в одном подразделении милицейском был снаряд, который назывался «славка». Это была сваренная из металлических уголков реально скамейка, в смысле без спинки, где привязывали человека за руки к одной стороне. Одну ногу прицеп­ляли к одной ножке, а потом перекидывали веревочку и другую ногу тянули за эту веревочку, растягивая ему пах. Это жутко больно. При этом никаких следов не оставляет. В чем главное достоинство (я сейчас говорю о технологии, а не о законности или нравственной стороне, потому что понятно, что это абсолютно незаконно)? В том, что причиняется непрерывная боль. А непрерывная боль отличается от той, что бывает, когда вас бьют. Вас ударили, а потом не бьют — у вас есть время собраться. Снова вдарили, снова не бьют. А когда непрерывная боль, то у тебя нет возможности даже думать: весь мозг поражен только одним — вот этой болью, и тем, как сделать все, чтобы ее не стало.
Да, бывают в милиции и патологические садисты, которые делают это, потому что им нравится людей бить. Особенно грешат всякие военные и омоновцы, которые переходят в розыск. У нас был один такой — бил, пока кто-нибудь не придет и не заберет у него задержанного: «Хорош ерундой заниматься».
Но, повторюсь, в большинстве случаев милиционеры, которые бьют, исходят из внутреннего убеждения, что перед ними преступник.
Бывают, конечно, ошибки. У меня на территории как-то убили одиннадцатилетнюю девочку. Двенадцать ножевых ранений нанесли, раздели полностью и украли 50 тысяч рублей. Возникло подозрение, что это совершила группа наших несовершеннолетних. И вот их очень жестко отрабатывали: выбивали двери ночью дома, забирали, били жестоко. Дело вела областная прокуратура. Пришли их мамы ко мне, говорят: «Вы же наш участковый, защитите нас». Я говорю: «Мне вас что, от областной прокуратуры защитить? Я что — должен прийти к следователю прокуратуры и сказать: я гарантирую, что это не они»?
И я им сказал: «Вы в Воронеже не найдете по этому поводу правды. Потому что, как только вы станете рассказывать, что ваших детей били, вам скажут: вы хотите, чтобы извергов, которые такое сотворили, мы пожалели за то, что их отшлепали оперативники? Поэтому езжайте выше, где это не имеет такого общественного резонанса». А потом нашли настоящего преступника.
Статистика и приписывание

— Показатели — вот что убивает все МВД, вот главная причина деградации. Потому что неважно, что ты реально делал, важно, какие у тебя показатели. А как делаются показатели?
Ну, например, часто жулики берут на себя чужое. С ними чаще всего договариваются — кому-то наркотики приносят, кому-то еще что-нибудь. Есть задержанный за 20 доказанных квартирных краж. И вот его возят из СИЗО по всем отделениям милиции, в результате краж оказывается семьдесят. Потому что украл он на пять миллионов или на пятьдесят — ему же все равно: он никогда не  выплатит эти деньги никому. А на срок это не влияет: ему и так по максимуму лет восемь дадут — хоть двадцать, хоть сто будет краж.
И все все понимают, даже судья, как правило. Но формальности же все соблюдены. Преступления как бы раскрыты.
Еще часто пишут явки с повинной, сидя в зонах. Потому что, во-первых, это для заключенного развлечение — это же тебя из зоны вывезли, вокруг тебя опера танцуют: «Сережа, скажи, а вот это не ты сделал? А может, это тоже?» Сережа, естественно, спрашивает: «А что мне за это будет?» — «А чего тебе надо?» — «Мне выпить и с девушкой встретиться». И вот тебе, пожалуйста, выпить, вот закусить, вот девушка в РОВД приходит. Свидание в СИЗО или в тюрьме — это какая-то невероятная вещь, а тут — пожалуйста. Ведь если какая-то женщина пришла в РОВД, она же не к нему пришла, кто знает, что она там у опера в кабинете делает.
Прямо на моих глазах МВД как функционирующая структура деградировало, уничтожалось изнутри. Я помню, у меня участковые поймали бомжа, который где-то украл мобильный телефон. Вечер. Начальник службы участковых говорит: «А я же велел кражу из магазина раскрыть». Знаете, кстати, как они «раскрываются»? Берут человека, того же наркомана, говорят: идешь туда, берешь вот это, а на выходе мы тебя задерживаем.
А еще можно «сделать» грабеж. Для этого нужно, чтобы человек, держа в руках бутылку, в открытую бежал через кассу. А на выходе его уже участковый ждет — опа, грабеж раскрыт! Восемь лет назад такого вообще не было, нам и в голову не могло такое прийти.
У меня есть знакомый опер — специализируется на раскрытии квартирных краж. Он рассказывал, что, когда приезжал на происшествие, всегда в ходе осмотра какую-нибудь незначительную, но приметную вещь — ножичек, старые часы типа «Победы» — тайком уносил с собой. Такую, что и ценности особой не представляет, и в то же время потерпевший опознает и скажет: точно мое. А потом, когда жулика находили, у него это «изымали» — и все, доказательства существуют. И потерпевший доволен — ну как, его вещь у преступника нашли.
И так будет всегда, пока будут считаться цифры. Сотрудник может быть хорошим, может быть плохим, но все, что может быть укрыто, он будет укрывать, потому что это — логика его работы.
Как оценивать работу милиции

— С тем, что нынешняя форма отчетности — главная причина деградации МВД, соглашаются все, но правда и то, что большинство милиционеров искренне не понимают, как их самих оценивать по-другому.
Я про это много думал и точно знаю, как можно оценить работу двух служб — ППС и участковых. Пэпээсников — по числу уличных преступлений в районе патрулирования. Понятно, что вы можете быть в одном месте, а на человека напали в другом. Но это один случай, а статистика за месяц все равно даст информацию к размышлению, поможет установить, что, ребята, вот поче­му-то, когда вы дежурите, тут все время грабят. Два варианта: либо вы не дежурите, либо содействуете. Эта система оценки не вызовет практику отказов в возбуждении уголовного дела. Ведь если меня здесь избили и ограбили, то писать заявление я приду не к ним, а в РОВД, и патрулирующие никак не могут повлиять на то, заявит человек о преступлении или нет. А в РОВД его примут, потому что оценивать по этому заявлению будут не тех, кто принял, а постовых.
Знаю, как выстроить систему оценки работы участковых: только путем опроса населения. У нас есть два единых дня голосования в стране — зимой и весной. Какие бы выборы ни были — ну, добавьте еще один листик к бюллетеням, пусть народ оценит работу участкового. Это пока еще не выборы участкового, но тоже полезно было бы.
Но я знаю, почему этого не будет сделано: а как потом уволить участкового, которого 90% населения оценило хорошо? В нашей, милицейской среде очень часто говорят: да все алкоголики, дебоширы будут против. Я говорю: «На каждого алкоголика, который против тебя проголосовал, будет целая его семья, которая за тебя, если ты к нему меры принимал. И наоборот, если ты приходил к Васе и говорил: “Васек, да чего ты, да ну, бабы — дуры”, — конечно, этот Васек будет за тебя. Но все эти “бабы-дуры” — они против тебя проголосуют».
Вот как уголовный розыск оценить, я пока не придумал. Но это технический вопрос. Есть способ, когда начальник должен сам оценить работу своих подчиненных. Но нынешним нашим начальникам я боюсь такое доверять, потому что, если только от них будет зависеть, каким полицейский будет считаться — плохим или хорошим, там такое начнется…
Переаттестация

— Кто непосредственно отвечал за переаттестацию — это одна из самых больших загадок. Когда мы задавали воп­рос, а кто, собственно, писал этот аттестационный лист, нам говорили: это ваши руководители. При этом начальник отдела, который на меня вроде составлял аттестацию, сам не был аттестован на свою должность.
На милицейских форумах много пишут о каких-то чуть ли не взятках в процессе аттестации. Но, допустим, назначение на должность участкового или оперуполномоченного в Воронеже никогда не было денежным делом. То есть никогда в отделах кадров за назначение на такую должность денег не просили, потому что, в отличие от ГАИ, на эти должности никогда особенного конкурса не было.
С другой стороны, у меня товарищ в ОБЭП работает, он говорит: вот наши уэсбэшники (сотрудники управления собственной безопасности. — «РР»), условно говоря, 200 тысяч рублей просят за аттестацию. Это, как правило, касается гаишников и оперуполномоченных по линии экономических преступлений — против них ну обязательно что-нибудь будет. Там, по слухам, скандал был на аттестации какого-то омоновца или собровца. Уэсбэшник встал и говорит: у нас против него есть оперативная информация, что он там чего-то нехорошее делает. А он в ответ говорит: а у меня против любого из вас есть информация. И, значит, вроде поскандалил, а потом его молча заочно аттестовали.
У большинства аттестация проводилась именно в заочной форме. Твой руководитель представляет на тебя характеристику, ее обсуждают, и все — утверждают или не утверждают. Но некоторых вызывали на комиссию. Меня, например.
После первой части разговора попросили выйти. И там заместитель начальника городского управления по кадрам — я это уже потом узнал — озвучил, что вот нам из ФСБ пришла информация, что он ездил за границу и продал родину. Я уже после переаттестации добрался до какого-то там начальника отдела ФСБ, который курирует милицию, и он сказал: «Нам ваша аттестация до лампочки, мы ей не занимаемся. Никаких бумаг мы не направляли. И вообще, если бы мы имели информацию, что ты продал родину, мы бы не стали твоему начальнику об этом сообщать, а сами бы тебя арестовали».
Но тогда я вернулся на аттестацию, и у меня спро­сили: «Какие у вас политические взгляды?» Я говорю: «Демократические». — «А что такое демократия?» Хорошо, рассказал там что-то, что это власть народа. Они дальше: «Как вы относитесь к политическим партиям?» — «Ни в одной не состою». — «А вы за границей были?» — «Да».— «И где?»
И я рассказал: во Франции в прошлом году, в этом году в США. «А как вы туда попали?» Я рассказал, что есть программа «Открытый мир», совместная российско-американская, начинал ее академик Дмитрий Лихачев. «А академик Лихачев ее как частное лицо начинал или как кто?» — спрашивают. Я говорю: «Ну, надо было спросить, наверное. Только он умер. Но я знаю, что программа легальная, меня Московская школа политических исследований номинировала на поездку». — «А что это за организация такая?» Рассказываю. «А кто ее учредители?» — «Не знаю». Это потом я посмотрел попечительский совет: Косачев, Маргелов, Лукин (соответственно председатель комитета по международным делам Госдумы; председатель комитета Совета Федерации по международным делам; уполномоченный по правам человека. — «РР»). Хотя я подозреваю, что большинство из этих людей даже не знают, кто такой Косачев.
А одна дама, что сидела в зале, и говорит: «Это, наверное, что-то типа семинаров “Орифлейм”». Ну, а главный вопрос, который комиссию возбудил, — почему вот вам прислали приглашение, а нам не прислали?
В итоге не аттестовали меня. Говорят: «Вас даже с должности когда-то снимали». Я говорю: «Ну, это было в 1995 году, когда я учился в школе милиции. У нас группа курсантов сбежала, и ясно, что все наряды наказали и меня тоже. А школу я потом окончил с красным дипломом». «Да, это мы видим, — отвечают, — но ведь был же такой факт». И потом, говорят, у вас взысканий больше, чем поощрений.
«Вор должен сидеть в тюрьме»

— У нас живут по морали, а не по закону. И в этом смысле фильм «Место встречи изменить нельзя» нанес огромный, непоправимый вред всей милиции. В книге ведь, если «Эру милосердия» почитать, Жеглов — почти отрицательный персонаж, отживающий тип опера, а Шарапов — образец милиционера нового времени. Но Высоцкий за счет своей харизмы все перевернул. И во многом деградация нашей милиции происходила из-за убежденности в верности формулы «Вор должен сидеть в тюрьме»: неважно, какой там закон, какие формальности, — должен сидеть.
В УПК прописано, что все люди, принимающие процессуальные решения, — судьи, следователи, прокуроры — оценивают доказательства «по внутреннему убеждению». Это правовой термин. Так и у нас. Есть внутреннее убеждение. И есть преступления, которые милицейская мораль не признает преступлениями. Бить жулика — не преступление. А разве Жеглов совершил преступление с точки зрения морали, когда подкидывал кошелек Кирпичу? На милицейском форуме опрос проводился: 75% действующих сотрудников милиции ответили, что прав Жеглов, а Шарапов неправ. То есть нарушить закон напрямую с хорошими целями можно, с плохими целями — нельзя. Но мы же понимаем, что хорошая цель или плохая, таким образом, определяю я сам.
И есть несколько психологических стадий, по которым идет трансформация сотрудника милиции.
Первый шаг: ловим карманника, который успел выкинуть украденный бумажник. Просто берем и кладем ему его назад — ведь если не положить, то дела не будет, суд тебе не поверит.
Второй шаг: вообще-то он карманник, но мы его никак поймать не можем, поэтому берем и подкладываем ему кошелек. Логика: а что, позволять, чтобы он и дальше людей обирал?
Третий шаг: он не карманник вообще-то, а педофил или преступный авторитет — его же надо как-то в тюрьму сажать. И мы ему подкладываем кошелек. Или гранату. Преступных авторитетов всегда брали с гранатами или пистолетами. У нас был реальный процесс: чело­века взяли из дома в майке и шортах. Мне опера рассказывали, что трижды эта граната выпадала. Он уже с загнутыми руками, ему опер за пазуху кидает гранату, говорит: «Понятые, посмотрите!» — и не успевает ее снизу прихватить, и она выпадает. И только на третий раз сначала ему майку прижали, а потом кинули гранату. Дело было летом, а суд был зимой. На суд ему адвокат принес ту одежду, в которой он был, и говорит: «Если сейчас этот сотрудник покажет, где хранилась граната у человека, то мы признаемся». В итоге чело­века оправдали. Но при этом огромное количество преступных авторитетов реально пересажали именно таким способом.
Четвертый шаг: он не преступник, но, вообще-то, сволочь, грязный негодяй — подкидываем ему наркотики.
И самый последний этап: он не преступник, но он мне должен денег, он обидел мою девушку, он залил мою квартиру, он не отдал долг моей маме — он должен сидеть в тюрьме.
Если от первого шага посмотреть — до последнего, кажется, пропасть. А пошагово дорога проходится легко. Порог переступания через закон очень низкий, не только в милицейской среде, а вообще в народе.
 
В последовавшем номере рассказывается о том, что воронежская полиция с прокуратурой ищут возможность привлечь его за "разжигание ненависти к социальной группе - милиционерам" (что-то типа этого).
Бедные-бедные беззащитные милиционеры!
Редакция "РР" написала запрос интервью руководителю ихнего УМВД.
 
Автор: Михаил

Другое громкое дело — убийство в нижегородской колонии полковника ФСБ Олега Ефремова.
Этот старый чекистский служака  принимал участие в контртеррористической операции в Чечне, был награжден орденом Мужества и имел много похвальных грамот, в т.ч. и  от  Путина, но   полетел с должности и угодил в колонию в результате сложного коррупционного дела.

Ефремов писал и говорил сл-лю, что нач.  УФСБ Олег Храмов за взятку в 100 млн руб  в 2006 году от   губернатора Геннадия Ходырева требовал закрыть дело в отношении жены   губернатора Гули Ходыревой по обвинению  в   создании финансовой пирамиды «Эксклюзив Инвестмент» и  кражу  госсобственности Новомирского горно-обогатительного комбината (незаконная допэмиссия акций ГОК), но т.к. Ефремов отказался закрыть дело, то его самого и  закрыли, а  жену губернатора отмазали, осудив сотрудников местного Дорожного фонда.

Ефремов писал: «В моей смерти виновен Храмов О.В.», не сомневаясь, что будет убит.  Ефремова закрыли за торговлю наркотиками, но  вскоре   забит до смерти, в этом  обвинили  сотрудников колонии, которые «переусердствовали» при попытках выбить   данные о местонахождении  героина. Офицеры  вину отрицали, утверждая, что Ефремова убили сексоты из числа заключенных. Кроме того,  некие сотрудники отдела собственной безопасности Нижегородского УФСБ Илюшин и Чертков прибыли в колонию за несколько часов до смерти Ефремова, т.к. чекисты, будучи «элитой» силовых структур, открывают ногами любые двери, в т.ч. и двери колоний, а имевшие место в прошлом попытки МВД и ФСИН одергивать эту «элиту» давно уже прекращены за полной бесполезностью (просим привлечь к уголовной ответственности . сотрудников  УФСБ Олега Храмова, Илюшина и Черткова за убийство полковника ФСБ Олега Ефремова)

http://www.newsru.com/crime/29jul2009/fsbcolbodydrugnn.html ,  
http://www.newsru.com/crime/31jul2009/fsbmysterydeathdet.html
 
Тело Ефремова было обнаружено 13 июня в спецколонии №11 в городе Бор, где он находился в одиночной камере, на теле были множественные переломы.  Полковник, находясь под следствием, был этапирован в колонию, арестованы 5 сотрудников злополучной колонии - вся смена, дежурившая в день убийства Ефремова.

Ефремов  и   нач СО  Владимир Обухов  обвинялись в продаже   героина из 39 кг.  хранившихся в управлении с 2002 г. Обухов В. был уволен и арестован и после него    СО  возглавил Олег Ефремов, но и его  арестовали в рамках того же  дела.  Сокамерники чекиста  по СИЗО сказали, что  Ефремов постоянно писал жалобы на О.Храмова, обвиняя его в коррупции, угрожая  слить  компромат, поэтому его и   убили.  Нач СО  при военной прокуратуре Нижегородского гарнизона Андрей Федотов сообщил, что Ефремов   подозревался в незаконном обороте  несколько десятков кг. наркотиков. хотя в  ходатайстве следствия о продлении Ефремову срока ареста речь шла о сбыте    героина  от 8 до 11 гр., при  этом, адвокат сказал, что доказательством вины Ефремова являлись показания осужденных наркоторговцев, экс-подчиненных полковника и  экс нач СО УФСБ  Обухова, который сдал  Ефремова и  вышел  под залог, а изувеченный труп полковника ФСБ  Ефремова О.  найден в одиночной камере.

Адвокат Д.Хорст сказал, что Ефремов заявлял на следствии, что дело против него  сфабриковали,  арестовав  26.03.09, затем оправдали по  мошенничеству за  якобы "крышу" некой финансовой пирамиды, но   держали в СИЗО  за  сбыт конфискованных наркотиков и подделке актов об  уничтожении 39 кг героина, хранившихся в ФСБ  с 2002.  Адвокат в  последний раз   видел Ефремова 26 мая на допросе, а 13 июня изувеченный труп   найден в одиночной камере спецколонии №11 и  более месяца скрывался, хотя  после смерти полковника ФСБ   арестовали всю ночную смену надзирателей колонии(5 человек), которые в тот день находились на дежурстве.
Изменено: Сообщение из формы обратной связи - 23.11.2011 00:28:06
 
На каждого студента у ментов хватит наркоты. Одних подсадят, других посадят

Как студент Плешки попал в руки вымогателей, а генерал ФСБ выявил крупных дилеров в УФСКН Москвы

28.11.2011


В Зюзинском суде г. Москвы подходит к концу суд над 26-летним студентом Иваном Зайцевым. Его судят по статье 228.1 УК РФ.

Из материалов уголовного дела следует, что студент Зайцев был задержан сотрудниками службы по ЮЗАО УФСКН во время так называемой «контрольной закупки» при попытке сбыта за 3000 рублей амфетамина «массой более 0,02 грамма, но не менее 1,0 грамма».

Одновременно в двух шагах от от Зюзинского — в Черемушкинском суде г. Москвы — судят оперуполномоченного 4-го отдела службы по ЮЗАО УФСКН 29-летнего Романа Калинина. Его обвиняют по нескольким статьям УК РФ. Самые тяжкие — превышение должностных полномочий и приготовление к сбыту крупной партии ЛСД (общей массой 7,377 грамма). Обвинение по этим статьям должно быть предъявлено группе лиц, но на скамье подсудимых — только оперуполномоченный Роман Калинин. Остальных членов преступной группировки следствие не установило.

Что странно. В уголовном деле Калинина есть рапорт заместителя начальника УФСБ Москвы генерал-майора П.Н. Топорова. Цитирую: «В соответствии с полученной оперативной информацией, отдельные сотрудники Службы по ЮЗАО УФСКН РФ по г. Москве в целях создания условий по незаконному освобождению от уголовного преследования Калинина Р.В. в конце 2009 г. незаконным путем реализовали крупную партию наркотиков для получения необходимых денежных средств. Указанные наркотические средства хранились в помещении Службы по ЮЗАО УФСКН РФ по г. Москве.

В настоящее время, в связи с активизацией расследования у.д. № 371336, вышеописанная ситуация может повториться…»



Дело студента Зайцева и дело наркополицейского Калинина связаны между собой очень тесно. По сути, это одно искуственно разделенное преступление.

1 сентября 2009 года в гараж по адресу: улица Фруктовая, дом 8, где студент Зайцев тюнинговал старую «Волгу» (хобби), ворвалась группа людей во главе с наркополицейским Калининым с пистолетом в руке. С ходу Калинин ударил Зайцева ногой в пах. Удар был такой силы, что в тот же день Ивану сделали срочную хирургическую операцию — орхэктомию.

Но в больницу Зайцев попал лишь через несколько часов и только тогда, когда его родители выплатили 170 000 рублей. (Следователем опрошен посредник, получавший деньги. Он признал, что деньги брал для сотрудников службы по ЮЗАО УФСКН.)

Сначала избитого студента Зайцева доставили в кабинет оперуполномоченного Романа Калинина и записали на видео его «признательные показания» о том, что он якобы пытался сбыть наркотики. В обвинительном заключении по делу Романа Калинина написано: «На протяжении всей видеозаписи отчетливо видно, что Зайцев И.Н. испытывает сильную боль, выгибает спину, руки последнего разведены в стороны…»

Дело против студента Зайцева было заведено 2 сентября 2009 года. То есть на следующий день после хирургической операции. Но поскольку ампутация органа является тяжким вредом здоровью, неумолимо встал вопрос о возбуждении уголовного дела против того, кто этот вред причинил: то есть против оперуполномоченного Романа Калинина.

Родители Ивана Зайцева (люди достаточно влиятельные) приложили огромные усилия, чтобы это дело было возбуждено. Система со скрипом сдалась лишь через два месяца. После многочисленных заявлений во все инстанции (в том числе в службу собственной безопасности УФСКН) Роман Калинин стал сначала подозреваемым, а потом заочно обвиняемым по уголовному делу № 371336 по статье 286 УК РФ («Превышение должностных полномочий»). Почему заочно? А потому что наглый очень. Ни на один допрос к следователю он так и не явился. Был объявлен в федеральный розыск и при попытке скрыться за границу задержан сотрудниками ФСБ, включенными в следственную группу для оперативного сопровождения. При осмотре его машины обнаружили ЛСД в особо крупном размере (Калинин на суде признал, что наркота принадлежит ему), и к нейтральной 286-й статье добавилась 228.1 УК РФ.

По этой же статье судят Ивана Зайцева, студента-отличника самого сложного факультета одного из самых лучших вузов страны — Плехановского университета. Зайцев побывал на хирургическом столе, отсидел в Бутырке, где на него было совершенно покушение на убийство, был направлен следствием на принудительное психиатрическое освидетельствование в Кащенко, более 50 раз являлся на допросы (для сравнения: Калинина допрашивали всего лишь четыре раза). Находясь под таким прессом следствия, Иван Зайцев тем не менее сдал все сессии на «отлично» и стал победителем московской олимпиады по информатике. Характер, проявленный Зайцевым, противоречит всей фабуле обвинительного заключения, в котором студент Зайцев описан как типичный наркоман и мелкий наркодилер.

Так почему вообще дело против студента, несмотря на свою абсурдность, дошло до суда?

Ответ на этот вопрос надо искать в уголовном деле против наркополицейского Романа Калинина.



На суде по Калинину судья Журавлева спросит следователя Симонова (изначально вел дело Калинина): зачем нужно было привлекать сотрудников ФСБ для оперативного сопровождения следствия? Странный вопрос для судьи, которая обязана была прочитать дело перед тем, как приступить к его рассмотрению в суде.

Кроме рапорта генерала ФСБ, свидетельствующего об устойчивой преступной группе под вывеской «Служба по ЮЗАО УФСКН по г. Москве», в деле Романа Калинина есть много вызывающих свидетельcтв об отлично налаженной схеме наркобизнеса, которым заправляют те, кто должен с этим бизнесом бороться.

Например, есть сведения о лаборатории по производству наркотиков в Санкт-Петербурге. О сети распространения наркотиков (от Питера до Краснодарского края) с конкретными именами посредников и «крышевателей» в погонах. Есть данные о регулярных имитациях ОРМ (оперативно-разыскных мероприятий) с целью банального вымогательства. Cхема примитивная и эффективная одновременно: если задержанный отдавал деньги, его отпускали, в ином случае против жертвы возбуждалось уголовное дело по попытке сбыта наркотиков. Наркоту сами же наркополицейские и подбрасывали. Судя по материалам уголовного дела, оперуполномоченный Роман Калинин проворачивал фальшивые ОРМ многократно и «работал» в связке со следственным отделом службы УФСКН. При обыске рабочего места Калинина следователи нашли не заполненные, но уже подписанные следователем СО УФСКН Богдановой бланки протоколов ОРМ. Сам обыск службы по ЮЗАО УФСКН проходил в условиях, приближенных к «боевым»: следователей на протяжении нескольких часов не пускали в здание Службы наркоконтроля, угрожая «открыть стрельбу» (цитирую рапорт следователя из материалов уголовного дела).

Из дела Романа Калинина следует, что вопросы о хорошо налаженном наркобизнесе наркополицейских следовало адресовать как минимум начальнику службы по ЮЗАО УФСКН А. Камбегову и начальнику отдела службы собственной безопасности УФСКН РФ по г. Москве М. Кабирову. А также сотрудникам МВД  Устинову и Рубцову. И, вероятно, еще многим другим, чьи фамилии должны были всплыть в ходе расследования этого уголовного дела. Однако, когда очень явно запахло жареным, уголовное дело против Калинина было передано вышестоящему следователю. Ему же — следователю Мышастому — передали дело против студента Ивана Зайцева.



С тех пор следственная группа из 10 (!) человек (даже по более тяжким преступлениям, например серийным убийствам, работают гораздо более «скромные» группы) начала заниматься странными вещами. Например, был вынесен отказ в возбуждении дела по факту вымогательства денег у родителей студента Зайцева. Никаких последствий не имел рапорт следователя Симонова (проводил вместе с сотрудниками ФСБ обыск в здании службы по ЮЗАО УФСКН) о противодействии следствию и угрозах применения против сотрудников СК РФ и ФСБ РФ огнестрельного оружия. Никакой проверки не последовало в отношении следователя СО ФСКН Богдановой, подписавшей пустые бланки протоколов ОРМ. Никаких последствий не имели свидетельские показания о возможной «побочной» деятельности наркополицейского Калинина: угон дорогих машин и их переоформление через знакомых в ОВД, а также странные сделки с квартирами одиноких стариков, после которых старики исчезали (в уголовном деле указаны конкретные обстоятельства, имена и адреса).

Удивительно, но факт! Без внимания следствия остался даже рапорт генерала ФСБ Топорова. То есть не было предпринято совершенно никаких действий по установленному ФСБ факту «реализации крупной партии наркотиков» самими наркополицейскими. Кстати, генерал Топоров оказался провидцем, когда говорил, что деньги за наркоту нужны для «создания условий» по освобождению Калинина Р.В. от наказания. Мне, например, совершенно не понятно, на какие доходы оперуполномоченный службы наркоконтроля может позволить себе трех дорогих адвокатов.

Впрочем, не буду обвинять все следствие. Факты незаконной жизнедеятельности российских наркополицейских были выявлены, именно когда дело вел следователь СО по Чертановскому району СУ по г. Москве СКП РФ Андрей Симонов. Думаю, следователь Симонов довел бы это громкое дело до логического конца и посадил бы на скамью подсудимых не только одного Романа Калинина, пойманного за шкирку лишь по факту нанесения тяжкого вреда здоровью студенту Зайцеву. Но раскрутить это дело до уровня наркобанды, в которую, по сути, превратилась служба по ЮЗАО УФСКН, следователю Симонову не дали.

Когда дело перекинули следователю Мышастому, из уголовного дела против Романа Калинина стали пропадать целые тома. По характеру пропаж можно приблизительно понять логику следствия: дело против Романа Калинина началось с «тяжкого вреда здоровью» студенту и должно им же и ограничиться.

Именно поэтому из дела Романа Калинина пропали все билинги, которые свидетельствовали о невиновности Ивана Зайцева. Билинги железно подтверждали, что никакого ОРМ по адресу: улица Фруктовая, дом 18, не было. А было нападение на Зайцева по адресу: ул. Фруктовая, 8.



Почему это принципиально?

Все дело в том, что наркополицейские из ЮЗАО Москвы имели право расследовать дело только в пределах своего округа. Но лакомая жертва — Ваня Зайцев со своими более-менее обеспеченными родителями — живет в соседнем, Южном административном округе.

Фруктовая, 8, — это нападение с целью вымогательства. То есть преступная деятельность сотрудников наркоконтроля, поставленная на регулярную основу. Выражаясь языком Уголовного кодекса — совсем другая квалификация преступных деяний.

Фруктовая, 18, — это всего лишь превышение своих служебных полномочий Романом Калининым при задержании преступника.

Улавливаете разницу? Она — в единичке!

Следователь Мышастый выбрасывает билинги из уголовного дела и приписывает единичку к восьмерке. И получает новый адрес преступления — улица Фруктовая, 18. И преступление получает очень банальное — задержание наркодилера, во время которого произошел эксцесс исполнения.

На этом адресе следствие стоит мертво. Как, впрочем, и оба суда — Зюзинский и Черемушкинский. Судья Исаков отказал в допросе очевидца нападения на студента,  а судья Журавлева отказала Ивану Зайцеву в ходатайстве о приобщении исчезнувших билингов. Потому что если приобщить, то получится, что студента Зайцева судить не за что, а наркополицейского Калинина судят не за то, за что должны.

Полгода я просидела на обоих судах. Все ждала, когда судьи перестанут мусолить сфабрикованный следствием эпизод с «контрольной закупкой» наркотиков у Ивана Зайцева и — как результатом этой «контрольной закупки» — нанесением тяжкого вреда здоровью студента. Целых полгода я ждала, когда судьи перейдут к куда более серьезному (на мой взгляд) составу преступления, а именно — железным фактам наркобизнеса под крышей службы наркоконтроля. Увы, суды подошли к концу. Ни судья Исаков, ни судья Журавлева не заинтересовались сенсационным рапортом генерала ФСБ Топорова. Это как?

 
 
Автор: Алевтина
E-mail автора: alevtina.kosh@mail.ru

Текст сообщения:
Добрый вечер!!!!! Хотелось бы поделиться новостью из нашего региона:Тамбовская область: Вынесен приговор двум наркополицейским

Экс-полицейские обвинялись в превышении должностных полномочий и служебном подлоге, а оперативный сотрудник еще и в незаконном хранении наркотиков. Еще в 2009 году о махинациях моршанских наркополицейских стало известно офицерам ФСБ. В ходе обысков в здании отдела, в руки следствия попали материалы 5 уголовных дел, которые, по мнению прокуратуры, были сфабрикованы обвиняемыми. Речь идет о фиктивных протоколах изъятия наркотических препаратов, в результате чего к уголовной ответственности были привлечены невиновные люди. В одном случае, наркотики были даже подброшены. Следует отметить, что в погоне за высокими показателями раскрываемости участвовало 4 сотрудника, двое из них уже получили условные сроки, а вот их руководителю и старшему оперуполномоченному вынесены приговоры с реальным наказанием.

«Кокорев осужден к 5 годам 6 месяцам лишения свободы. Так же ему назначено дополнительное наказание в виде лишения права занимать определенную должность сроком на 3 года. Доронин осужден к 6 годам лишения свободы с лишением права занимать определенную должность сроком на 3 года. Судя по тому, что подсудимые вину не признавали, то, скорее всего, они будут обжаловать», - говорит прокурор отдела по противодействию коррупции прокуратуры Тамбовской области Антон Игнатюк.
 
ИЖЕВСК, 12 дек - РИА Новости. Сотрудники МВД Удмуртии в воскресенье задержали двух полицейских по подозрению в том, что они организовали канал поставки крупной партии героина в Ижевск, сообщается в понедельник на сайте ведомства.

"По оперативным данным, в Ижевске планировалось реализовать партию наркотиков. В ходе отработки полученной информации было установлено, что к сбыту причастен один из действующих сотрудников полиции. В результате на одной из автозаправочных станций города в момент передачи товара был задержан сбытчик. В последующем в совершении данного преступления был изобличен еще один сотрудник ОВД", - говорится в сообщении.

По данным республиканского МВД, из незаконного оборота изъят героин весом более трех килограммов. Этого количества могло бы хватить на приготовление около 15 тысяч разовых доз наркотика.

В сообщении республиканского МВД также говорится, что задержанные полицейские уволены из органов внутренних дел.

"Подразделение собственной безопасности МВД по республике проводит служебную проверку, по результатам которой к строгой дисциплинарной ответственности будут привлечены непосредственные руководители задержанных", - сообщает ведомство.

По информации следственного управления СКР по Удмуртии, бывшим старшим оперуполномоченным отделения полиции №3 УВД по Ижевску предъявлено обвинение в хищении и покушении на незаконный сбыт наркотических средств. Максимальное наказание за это преступление - десять лет лишения свободы.

"По версии следствия, злоумышленники в октябре 2011 года похитили более шести килограммов героина, заменив его жженым сахарным песком. После этого полицейские сбыли похищенный героин массой более двух килограммов. При сбыте оставшейся части героина 9 декабря они были задержаны (по данным республиканского МВД, задержание произошло 11 декабря). По ходатайству следствия в отношении обвиняемых судом избрана мера пресечения в виде заключения под стражу", - говорится в сообщении регионального СУСК.

Как пояснил корреспонденту РИА Новости по телефону старший помощник руководителя СУСК по Удмуртии Сергей Макаров, речь идет о наркотике, который был изъят во время проведения полицейскими различных операций и хранился в качестве вещественного доказательства в отделе полиции.
 
В колонию, где сын отбывает наказание, недавно по этапу прибыли два оперативника, которые сначала подбросили наркотики, а потом стали требовать взятку  за "свободу". Человек им подвернулся умный и со связями в нужных органах. В итоге - задержание оперативников в момент  передачи денег и 6 лет строгого доблестным полицейским. Чудеса случаются!
 
На днях довелось побеседовать с с английским наркополицейским.
У них проверочные закупки проводят не менее трех раз, делает их офицер.
Особое внимание уделяется объективным средствам доказывания: сделки и предваряющие их переговоры ДОЛЖНЫ быть записаны на аудио- или видеоносители.
Я никак не мог втолковать англичанину почему у нас на ниве, окучиваемой ФСКН, царит такая вакханалия. И почему надо заставлять задержанных участвовать в закупках.
Сказал, что наши менты как одержимые всеми правдами и неправдами расширяют число задержаний, поскольку чем их больше, тем больше потенциальных взяткодателей. С кого не получается без риска взять взятку, того привлекают официально - улучшать статистику тоже необходимо, а то погонят прочь от кормушки.
Коп слушал меня недоверчиво. Зарплата у него 5000 фунтов (250 000 руб).
 
Считаете, что нашим гонококам мало платят, оттого они злые такие?:)
Изменено: Катя Собина - 26.01.2012 17:21:02
 
Не знаю. Просто рассказываю.
Для размышления, что такое "надолго" по эстонским меркам, из сегодняшней газеты "День за днем":


Кокаиновые контрабандисты сядут надолго
26.01.2012 17:34

В рамках упрощенного делопроизводства обвиняемые в контрабанде в Эстонию рекордного количества сверхчистого кокаина Виктор Шестаков (56) и Раджеш Дармендра Субаран (42) могут быть приговорены к девяти года лишения свободы.

Их сообщника Юрий Поротиков (43) ждет 6 лет и 6 месяцев, из которых реально придется отсидеть полтора года, а Дмитрий Долгий (50) получит четыре года условно.

Кроме того, у осужденных будет конфискована недвижимость и деньги.

Уездный суд подтвердит возможное наказание 2 февраля, сказала ERR пресс-секретарь суда Кристина Отс.

В октябре 2010 года эстонские таможенники в сотрудничестве с немецкой таможней обнаружили в Таллинне почти 48-килограммовый груз кокаина, замаскированный под упаковки кофе; рыночная стоимость такого количества кокаина составляет более 6 миллионов евро.
 
Наркополицейского задержали с пачкой героина

[01.02.12]
В Новосибирской области возбуждено уголовное дело в отношении сотрудника наркоконтроля, задержанного с 5 граммами героина.

Как сообщает Следственное управление СК РФ по Новосибирской области, старший оперуполномоченный по особо важным делам Искитимского межрайонного отдела УФСКН России по Новосибирской области был задержан 27 декабря 2011 года сотрудниками Управления собственной безопасности УФСКН по НСО.

Наркополицейский сообщил, что никаких запрещенных предметов у него нет, однако в ходе досмотра у него была изъята пачка из-под сигарет с героином. По данным следствия, общая масса наркотика составила не менее 5,238 грамма, что является особо крупным размером.

Как считает следствие, наркополицейский купил героин, чтобы потом продать его своему знакомому, и носил его в кармане.

Возбуждено уголовное дело по ч. 1 ст. 30, п. «б», «г» ч. 3 ст. 228.1 УК РФ (покушение на незаконный сбыт наркотических средств, в особо крупном размере, совершенное лицом с использованием своего служебного положения). Ведется следствие.

НГС.НОВОСТИ



Читайте далее: http://news.ngs.ru/more/326657/Наркополицейского задержали с пачкой героина — НГС.НОВОСТИ
 
Возбуждено уголовное дело в отношении 28-летнего начальника отдела интендантского и хозяйственного обеспечения исправительной колонии №2 УФСИН России по Астраханской области Анатолия Бондаренко, подозреваемого в покушении на сбыт наркотических средств в особо крупном размере и злоупотреблении должностными полномочиями.
Следствием установлено, что 13 декабря 2011 года Бондаренко приобрел у неизвестного полкилограмма марихуаны для последующего сбыта лицам, отбывающим наказание в колонии.
По версии следствия, Анатолий Бондаренко с использованием служебного транспорта наладил канал сбыта наркотических средств осужденным за денежное вознаграждение.
В ходе проведенных оперативно-розыскных мероприятий на месте передачи наркотиков подозреваемый был задержан сотрудниками наркоконтроля, при проведении личного досмотра у него было изъято указанное наркотическое средство.
Расследование уголовного дела продолжается, - сообщает пресс-служба следственного управления СКР по Астраханской области.
 
Отделом собственной безопасности Управления наркоконтроля по Липецкой области совместно с сотрудниками УФСБ по Липецкой области за получение взятки задержан наркополицейский.
Как сообщили в группе информации и общественных связей УФСКН по Липецкой области, задержанный вымогал деньги с подозреваемого за сокрытие данных о противоправной деятельности, связанной с незаконным оборотом наркотиков.

В отношении задержанного отделом по расследованию особо важных дел СУ СК РФ по Липецкой области возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного п.п. «б», «в» ч. 5 ст. 290 УК РФ. По данным пресс-службы следственного управления, наркополицейский был задержан после получения части взятки (ее общая сумма составляла 1 000 000 рублей) путём перечисления на банковский счёт. В настоящее время подозреваемый арестован. Расследование уголовного дела продолжается.

Наказание за указанное преступление предусматривает штраф в размере от семидесятикратной до девяностократной суммы взятки либо лишение свободы на срок от семи до двенадцати лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трёх лет и со штрафом в размере шестидесятикратной суммы взятки.

УФСКН России по Липецкой области обращается к гражданам с просьбой информировать о любых ставших им известных фактах нарушения закона со стороны сотрудников органов наркоконтроля по телефонам: 25–27–65, 25–27–66 или оставив сообщение на сайте управления www.fskn.lipetsk.ru в разделе «Антикоррупционная деятельность».
 
Старший лейтенант заставил своих подследственных заниматься продажей наркотиков
Следственными органами завершено расследование уголовного дела в отношении бывшего сотрудника УФСКН РФ по Омской области Евгения Порошина. Порошин обвиняется в подстрекательстве к изготовлению психотропных веществ в особо крупном размере, сообщает пресс-служба Следственного комитета по Омской области.

Летом 2011 года 25-летний оперуполномоченный УФСКН России по Омской области старший лейтенант полиции Порошин, обещая посодействовать в прекращении уголовного преследования, уговорил одного из подследственных незаконно изготовить и передать ему для дальнейшего сбыта психотропное вещество – амфетамин, а второго подследственного – принять участие в незаконном сбыте указанного вещества, которое он спрятал в шахте водосточного колодца во дворе одного из домов.

Кроме этого, подследственный должен был сбыть и переданное ему по указанию Порошина наркотическое средство – около 50 грамм марихуаны. Выполнив обещанное, мужчины, опасаясь негативных для себя последствий, сообщили о незаконных требованиях оперуполномоченного в ФСБ по Омской области. 13 августа 2011 года при передаче 100 грамм амфетамина подозреваемый был задержан.
Омский обл суд
Председательствующий Курнышова Е.Г. Дело № 22-162/12 КАССАЦИОННОЕ    ОПРЕДЕЛ  Суд коллегия по уг делам Омского обл суда в составе: председательствующего Липинского В.П. судей Смирнова А.А., Чуяновой И.Н. при секретаре Левшеня Е.М. рассмотрела в открытом судебном заседании 19 января 2012 года дело по кассационному представлению государственного обвинителя Крутиковой Л.В. на постановление судьи Первомайского районного суда города Омска от 12 декабря 2011 года, которым

уголовное дело в отношении Порошина Е.А. по обвинению в совершении преступлений, предусмотренных ч.4 ст.33, ч.2 ст.228, ч.1 ст.30, п. «б,г» ч.3 ст.228.1, ч.3 ст.30, п. «б,г» ч.3 ст.228.1, ч.3 ст.30, п. «б» ч.3 ст.228.1 УК РФ, возвращено прокурору Омской области для устранения препятствий его рассмотрения судом. Мера пресечения Порошину Е.А. в виде заключения под стражу оставлена без изменения, установлен срок содержания его под стражей до 13 марта 2012 года.

Заслушав доклад судьи Смирнова А.А., мнение прокурора Кучеренко И.В., выступление адвоката Романовской Н.А., судебная коллегия УСТАНОВИЛА:

В Первомайский районный суд города Омска поступило на рассмотрение указанное выше уголовное дело в связи с чем, было назначено судебное заседание для разрешения вопроса о сохранении, изменении либо отмене меры пресечения, избранной в ходе предварительного расследования в отношении обвинения в виде заключения под стражу.

Рассмотрев в судебном заседании 12.12.2011 года вопрос о мере пресечения и приняв решение о сохранении обвиняемому Порошину Е.А. заключение под стражу с установлением срока его содержания в СИЗО города Омска до 13 марта 2011 года, судья одновременно вынес постановление о возвращении данного дела прокурору, сославшись на то, что в предъявленном обвинении по ч.4 ст.33, ч.2 ст.228 УК РФ отсутствует указание на место совершения Порошиным Е.А. подстрекательства, не указаны также место и время совершения Т.А.С. изготовления наркотических средств. Отсутствуют сведения и о месте совершения преступления по предъявленному Порошину Е.А. преступлению, предусмотренному ч.3 ст.30, п. «б» ч.3 ст.228.1 УК РФ. Приведенные нарушения требований п.3 ч.1 ст.220 УПК РФ, по мнению судьи, будут препятствовать постановлению судом решения, а их устранение может повлиять и на дальнейшее определение подсудности настоящего уголовного дела.

В кассационном представлении государственный обвинитель Крутикова Л.В. выражает не согласие с постановлением судьи, указывая следующее.

Несмотря на то, что при предъявлении Порошину Е.А. обвинения по ч.4 ст.33, ч.2 ст.228 УК РФ не указано место совершения подстрекательства, это не мешает суду по существу рассмотреть уголовное дело. При предъявлении Порошину Е.А. обвинения по ч.1 ст.30, п. «б,г» ч.3 ст.228.1 УК РФ указано место передачи ему Т.А.С. наркотика для последующего сбыта (у дома по улице Волховстроя). Последнее преступление является более тяжким, чем первое. Соответственно данное обстоятельство не может повлиять на определение подсудности, так как с учетом категории преступлений дело подсудно Первомайскому районному суду города Омска. Не указание места и времени совершения Т.А.С. изготовления наркотических средств, не является препятствием для рассмотрения дела по существу, так как обвиняемым является не Т.А.С., а Порошин Е.А.

При предъявлении Порошину Е.А. обвинения по ч.3 ст.30, п. «б» ч.3 ст.228.1 УК РФ не указано место совершения преступления, однако приведено, что по требованию Порошина Е.А. У.П.С. должен был реализовать партию наркотика, которую Порошин Е.А. с целью сбыта передал У.П.С. посредством тайника, обустроенного Порошином Е.А. в шахте водосточного колодца, расположенного во дворе дома по улице Чкалова в городе Омске.

Судья, назначив на 12.12.2011 года судебное заседание по разрешению вопроса о судьбе избранной Порошину Е.А. меры пресечения в виде заключения под стражу, в процессе без заслушивания мнения сторон по собственной инициативе вынес постановление о возвращении дела прокурору, что является нарушением УПК РФ.

Просит постановление судьи отменить, дело направить для рассмотрения по существу в Первомайский районный суд города Омска.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационного представления, судебная коллегия находит постановление судьи в части возвращения уголовного дела прокурору подлежащим отмене по следующим основаниям.

Постановление судьи о сохранении обвиняемому Порошину Е.А. меры пресечения в виде заключения под стражу сторонами по делу  не оспаривается.

Согласно п.1 ч.1 ст.237 УПК РФ судья возвращает уголовное дело прокурору для устранения препятствий его рассмотрения судом в случае, если обвинительное заключение или обвинительный акт составлены с нарушением требований УПК РФ, что исключает возможность постановления судом приговора или вынесение иного решения на основе данных заключения или акта.

Под допущенными при составлении обвинительного заключения или обвинительного акта нарушениями требований уголовно-процессуального закона следует понимать такие нарушения изложенных в ст.220, ст.225 УПК РФ положений, которые исключают возможность принятия судом решения по существу дела на основании данного заключения или акта.

Как видно из обвинительного заключения, в нем содержаться указание на существо обвинения, место и время совершения преступлений, способы, мотивы, последствия и иные обстоятельства, имеющие значение для данного уголовного дела. Согласно обвинительному заключению Порошин Е.А., являясь оперативным сотрудником УФСКН России по Омской области, в период времени с 13.07.2011 по 20.07.2011 года в городе Омске  путем угроз и обещаний оказания содействия в прекращении уголовного преследования  предложил У.П.С. участвовать в незаконном сбыте наркотических средств. Согласившись с предложением Порошина Е.А., но опасаясь провокации с его стороны и не желая в дальнейшем выполнять незаконные действия, 20.07.2011 года обратился в УФСБ России по Омской области, где выдал предназначенное для сбыта наркотическое средство. Кроме этого, Порошин Е.А., являясь оперативным сотрудником УФСКН России по Омской области, в период времени с 06.08.2011 по 13.08.2011 года в городе Омске неоднократно созванивался по телефону и проводил личные встречи с Т.А.С., в ходе которых путем уговоров и обещаний подстрекал его к изготовлению наркотика, контролировал процесс изготовления, высказывал требования о завершении изготовления в кротчайшие сроки. 13.08.2011 года в период времени с 22-15 по 22-30 при передаче Т.А.С. наркотика, у дома  по улице Волховстроя в городе Омске Порошин Е.А. был задержан и не довел преступление, направленное на незаконный сбыт психотропного вещества до конца по независящим от него обстоятельствам.

Вопреки изложенным в постановлении доводам в обвинительном заключении указано, когда и где состоялась договоренность Порошина Е.А. с У.П.С., Т.А.С. на совершение незаконных действий, направленных на сбыт марихуаны, изготовления амфетамина, а также его сбыт,   место окончания запланированных Порошиным Е.А. преступных мероприятий, связанных с незаконным оборотом  наркотических средств и психотропных веществ.

Таким образом, каких-либо нарушений, исключающих возможность принятия судом решения по существу дела на основании имеющегося обвинительного заключения, не допущено. Обвинительное заключение по уголовному делу составлено в соответствии с требованиями закона и не препятствует постановлению судом приговора или вынесению иного решения на основе данного заключения.

Поскольку преступление, в котором обвиняется Порошин Е.А., в том числе и наиболее тяжкое, окончено в месте, на которое распространяется юрисдикция Первомайского районного суда города Омска, заместителем прокурора Омской области Штейнбахом В.И. данное уголовное дела обоснованно направлено для рассмотрения по существу в Первомайский районный суд города Омска.

С учетом изложенного, судебная коллегия приходит к выводу о необходимости отмены постановления судьи о возвращении уголовного дела в отношении Порошина Е.А. прокурору и направления его на судебное разбирательство со стадии назначения к рассмотрению по существу.

Руководствуясь ст.377,378,388 УПК РФ, судебная коллегия  ОПРЕДЕЛИЛА:

Постановление судьи Первомайского районного суда города Омска от 12 декабря 2011 года о возвращении уголовного дела по обвинению Порошина Е.А. в совершении преступлений, предусмотренных ч.4 ст.33, ч.2 ст.228, ч.1 ст.30, п. «б,г» ч.3 ст.228.1, ч.3 ст.30, п. «б,г» ч.3 ст.228.1, ч.3 ст.30, п. «б» ч.3 ст.228.1 УК РФ, прокурору Омской области для устранения препятствий его рассмотрения судом отменить. Уголовное дело направить на судебное разбирательство  в тот же суд со стадии назначения к рассмотрению по существу.
Изменено: Елена - 01.02.2012 20:56:57
Страницы: Пред. 1 ... 5 6 7 8 9 ... 62 След.
Читают тему (гостей: 1)

ЗЛОУПОТРЕБЛЕНИЕ НАРКОТИКАМИ РАЗРУШАЕТ
Новое на форумах
19.05.2022 11:06:50
ПОПОЛНЕНИЕ ПОДБОРКИ ПОЛЕЗНЫХ СУДЕБНЫХ РЕШЕНИЙ
Просмотров: 170637
Ответов: 291
18.05.2022 09:47:10
Помогите, пожалуйста, советом!
Просмотров: 192019
Ответов: 560
12.05.2022 06:00:34
База данных ЕСПЧ по поданным жалобам
Просмотров: 8210
Ответов: 5
26.04.2022 09:03:31
Европейский Суд (ЕСПЧ)
Просмотров: 466425
Ответов: 929
05.04.2022 22:54:57
Пытки
Просмотров: 2620
Ответов: 8
09.02.2022 22:25:46
Законопроект о принудительных работах
Просмотров: 140475
Ответов: 207
30.01.2022 14:41:13
Перестройка институтов обжалования приговоров
Просмотров: 13108
Ответов: 32
28.01.2022 16:46:11
Родственник в качестве защитника
Просмотров: 433427
Ответов: 922
18.12.2021 08:30:22
НАРКОТИКИ И ПОЛИЦИЯ
Просмотров: 127785
Ответов: 383
Узнать № жалобы в ЕСПЧ
Новая услуга Антисуда