Главная Поиск Карта сайта
Поиск по сайту
Авторизация
Логин:
Пароль:
Регистрация
Забыли свой пароль?
Легализация
petition.jpg

Борисов против России

Жалоба 48105/17

56.1.    27 августа 2015 года заявитель был судим за хранение амфетамина массой 0,8 гр., в суде факт хранения признал,  с обвинением полностью согласился, был осужден к условному наказанию.  
(Приложение 1)

56.2.    17 февраля 2016 года сотрудником наркополиции Южного административного округа Москвы на основании засекреченной информации было принято решение о проведении оперативно-розыскного мероприятия «Наблюдение» в отношении заявителя. 
(Приложение 2) 

56.3.    17 февраля 2016 года в 20 ч.15мин. заявитель был задержан в подъезде жилого дома по ул. С.Ковалевской, 8 в Москве вместе с проживающим в этом доме Дергачевым – другом заявителя. В 21 ч. 25 мин. согласно приговору у заявителя в наружном кармане куртки был обнаружено и изъято психотропное вещество амфетамин массой 1,2 гр., находящееся в двух пакетиках.  В период между задержанием и изъятием заявитель находился в служебном автомобиле полиции рядом с домом, в котором был задержан. 
(Приложение 4, 5, 17 стр. 88, 89)

56.4.     Медицинское освидетельствование выявило опьянение, вызванное каннабиноидами и амфетамином. (Приложение 17 стр.94)

56.5.    Заявитель не отрицает того, что являлся потребителем наркотиков,  утверждает, что последний раз употреблял их за два месяца до задержания. 
(Приложение 17 стр.89, Приложение 14 стр.79)

56.6.    В ходе всего процесса, начиная с момента изъятия, заявитель последовательно утверждал, что амфетамин ему не принадлежит, что он был подброшен полицейским Герасимовым, руководившим задержанием и производившим изъятие. Протокол изъятия подписать отказался. 
(Приложение 4, 7, 8, 12, 14)

56.7.    Заявитель сообщил следователю и суду, что после того как он с другом был задержан и выведен из лифта, их развели на разные этажи, после чего он был тщательно досмотрен сотрудниками полиции - без понятых, без видеофиксации происходящего. у него ничего противозаконного обнаружено не было. В ходе данного досмотра ему показалось, что полицейские пытаются ему что-то подложить в карман. После ожидания в служебном автомобиле более часа, при понятых, был проведен повторный досмотр, в ходе которого полицейский засунул ему в карман руку и, вытащив её затем, разжал кулак, в котором были два пакетика. Всё это время, начиная с момента задержания, заявитель находился в наручниках.

56.8.    Задержанный вместе с заявителем Дергачев, у которого ничего противозаконного при досмотре обнаружено не было, в ходе досудебного следствия дал краткие показания, сообщив, что после задержания их вывели на улицу, где он был досмотрен в присутствии понятых, при досмотре заявителя он не присутствовал. 
(Приложение 6) 

56.9.    В судебном заседании Дергачев дал более подробные показания, сообщив, что когда их с заявителем развели по разным этажам, он слышал, как заявитель говорил: «Что вы мне суете?». Потом их вывели на улицу, посадили в машину. Заявитель был в наручниках. После 40-50 минутного ожидания их по очереди вывели из машины и досмотрели в присутствии понятых. Полицейские в грубой форме запретили ему смотреть, как обыскивают заявителя. Понятые общались с полицейскими как друзья, смеялись. (Приложение 10, 11)

57.1.    Полицейский Герасимов показал, что у него имелась оперативная информация о причастности заявителя к обороту наркотиков, в связи с чем 16 февраля 2016 года было получено судебное разрешение на проведения 
обследования его жилища, который был произведен после задержания заявителя, но положительных результатов 
не дал. (Приложение 2, 9 стр. 23) 

57.2.    По той же причине производилось наблюдение за домом 8 по ул. С.Ковалевской, которое они осуществляли из припаркованных напротив машин. После задержания заявитель и Дергачев были помещены в служебную автомашину, а он направился к метро «Речной вокзал» за понятыми, поскольку на месте не смог их найти – все отказывались. Привезя понятых, он произвел досмотр задержанных. Видеофиксацию досмотра не производил, так как аккумулятор видеокамеры разрядился. Амфетамин не подбрасывал, досмотр в подъезде не производился. 
Применялись ли наручники, не помнит.  Наблюдение производилось из автомашин. Заявитель отказался подписать протокол, сказал, что пакетики подбросили. 
(Приложение 9 стр. 23, 25, 24, 28, 26)

57.3.    Полицейский Мурашев дал аналогичные показания, дополнив, что аккумулятор видеокамеры разрядился на 
морозе и, подтвердив, что прибыв на место будущего задержания, полицейские сидели в автомашинах. 
(Приложение 9 стр. 30,31, 32)

57.4.    Понятой Попов показал в суде, что их с другим понятым доставили от метро Речной вокзал, что ранее он возможно участвовал в качестве понятого по подобным делам и что заявитель говорил будто изъятое ему не принадлежит. Также он показал, что велась видеосъемка досмотра заявителя. Понятой Чернышев дал аналогичные показания. (Приложение 9 стр. 35) 

57.5.    Свидетель Калинин, заходивший в подъезд в момент задержания, сообщил суду, что он видел, как досматривают заявителя. 
(Приложение 14 стр. 71-74)

57.6.    Защитник заявителя в судебном заседании дважды заявлял ходатайство об истребовании сведений о том, была ли зарегистрирована оперативная информация относительно заявителя и если да, то каково ее содержание. Суд оба раза отказал в удовлетворении ходатайств, ссылаясь на секретность информации. 
(Приложение 13, 14 стр. 70, 15 стр. 87) 

57.7.    17 февраля 2016 года в Москве температура воздуха составляла -2 -3 градуса. (Приложение 20)

57.8.    22 сентября 2016 года судом был вынесен приговор. Заявителя признали виновным в хранении амфетамина. Он был приговорен в 4 годам и 6 месяцам лишения свободы. 
(Приложение 17) 

57.9.    21 декабря 2016 года апелляционный суд отклонил апелляционную жалобу адвоката заявителя и оставил приговор в силе. 
(Приложение 18, 19)

57.10.    В ходе расследования уголовного дела дважды инициировались проверки законности действий полиции.

57.11.    4 апреля 2016 года я в интересах заявителя обратилась в Главное Управление МВД по г. Москве с заявлением, в котором, в частности, ставила вопросы о подбросе, об использовании понятых, проживающих не в северной части Москвы, где произошло задержание, а в южной, где служили полицейские, участвовавшие в деле, и о том, почему полицейскими не производилась видеофиксация задержания и изъятия. 
(Приложение 21). 

57.12.    20 мая 2016 года следователь МВД Моисеев, производивший досудебное следствие по уголовному делу в отношении заявителя, по собственной инициативе выделил часть материалов дела и направил их в Следственный комитет для проверки факта подброса. 
(Приложение 22) 

58.1.    Впоследствии, после вынесения отказов в возбуждении уголовного дела по каждому из материалов и последующей отмены постановлений об отказах ввиду неполноты проверки, оба материала были объединены. Следователь Следственного комитета Кочетов приобщил к ним материалы из уголовного дела в отношении заявителя, а также произвел 28 октября 2016 года опрос участвовавших в изъятии амфетамина полицейских Герасимова и Мурашева и понятых Попова и Чернышева. 

58.2.   Полученные от них объяснения крайне лаконичны и не содержат ответов на поставленные мной в инициирующем заявлении вопросы. Опрашиваемые заявили, что за давностью ничего не помнят и просят ориентироваться на ранее данные показания. Отмечают, что подброса не было, высказывают предположение о том, что заявитель, жалуясь на подброс, желает избежать наказания. Объяснения полицейских и объяснения понятых абсолютно идентичны между собой, то есть, являются копиями. 
(Приложение 23, 24, 25, 26)

58.3.    29 октября 2016 года следователь Кочетов вынес отказ в возбуждении уголовного дела по факту фальсификации полицейскими результатов оперативно-розыскной деятельности, отметив, что целью инициирования обжалования, вероятно, является исключение доказательств из обвинения. 
(Приложение 27)

58.4.    Я и мой представитель Мелихова обжаловали данный отказ в суде, указав, в частности, на то, что приговор по уголовному делу в отношении заявителя не может иметь преюдиционального значения при расследовании злоупотреблений полиции, на то, что тексты объяснений понятых и полицейских идентичны, на то, что в ходе их опроса не было задано ни одного вопроса, направленного на сбор доказательств в части превышения полномочий полицейскими, а также на непроведение служебной проверки. 
(Приложение 28, 29)

58.5.    16 января 2017 года суд прекратил производство по жалобе ввиду того, что по основному уголовному делу в отношении заявителя к тому времени был вынесен и вступил в силу обвинительный приговор. 
(Приложение 30)

58.6.    15 марта 2017 года постановлением апелляционного суда производство по моей апелляционной жалобе было прекращено ввиду того, что в ходе судебного следствия по основному уголовному делу был вынесен приговор, вступивший в законную силу, и действия полицейских были предметом проверки на стадии судебного разбирательства. 
(Приложение 31, 32)


Статья 6
Право на справедливое судебное разбирательство

1. Каждый при предъявлении ему любого уголовного обвинения имеет право на справедливое  разбирательство дела в разумный срок независимым и беспристрастным судом.

Заявитель осужден за незаконное хранение психотропного вещества. Обвинение критическим образом строится на единственном доказательстве – протоколе изъятия амфетамина, составленном  в ходе  досмотра, произведенного 
через 1 час и 10 минут после задержания, в отсутствие защитника. Показания понятых и сотрудников полиции являются производными от этого доказательства, поскольку они описывают только сам факт якобы имевшего места изъятия (п.56.3 настоящей жалобы).
Заявитель, настаивает на том, что полицейский, производивший досмотр, подбросил ему амфетамин - сначала поместил пакетики в карман его куртки, а потом извлек оттуда и продемонстрировал участникам.  
Заявитель, при этом, уже был тщательно обыскан в подъезде непосредственно после задержания, что подтверждается свидетельскими показаниями. Этот досмотр не принес результатов и не был никак оформлен (п. 56.6).
Версия полиции о том, что досмотра в подъезде не производилось, что задержанный был препровожден в служебную машину, где и дожидался досмотра, на деле только понижает качество данного доказательства, поскольку производство  досмотра после лишения человека свободы на срок более часа (без каких-либо видимых оснований) в условиях содержания его под полным контролем, в наручниках, без возможности препятствовать незаконным действиям вызывает обоснованное опасение риска подброса. 
В условиях дефицита доказательств важное значение могла бы приобрести видеозапись момента задержания и момента досмотра. Со слов полицейских видеокамера у них была с собой, но разрядилась на морозе (п. 57.2, 57.3). Такое объяснение вызывает сомнение по нескольким причинам. Во-первых, полицейские, согласно их показаниям, прибыв на место, осуществляли наблюдение не на морозе, а из автомашин. Во-вторых, мороза в тот день практически не было (57.7). И в-третьих, один из понятых, присутствовавших при «изъятии», утверждает, что был свидетелем видеосъемки (п. 57.4), из чего следует, в момент задержания,  видеокамера была тем более работоспособной.
Суд отказался удовлетворить ходатайства защиты о проверке наличия засекреченной информации относительно вовлеченности заявителя в оборот наркотиков (п. 57.6).  Ссылки полицейских на её наличие (п. 56.2, 57.1, 57.3) заявитель считает не заслуживающими внимания, поскольку и Европейский, и национальные суды неоднократно высказывали позицию, согласно которой простое заявление сотрудников полиции о том, что они располагали информацией о причастности заявителя к распространению наркотиков, которое, не было проверено судом, не может приниматься во внимание. 
Наличие засекреченной информации суд посчитал доказанным - помимо показаний полицейских - решением суда об обследовании жилища заявителя, вынесенным на основании постановления полиции от 15 февраля 2016 года, мотивированного наличием оперативной информации (п. 57.1). Заявитель полагает, что данный аргумент носит искусственный характер, поскольку говорит лишь о том, что и 15 февраля полиция пользовалась основаниями, не раскрытыми стороне защиты и не проверенными судом в условиях гласности и состязательности. Сомнение в наличии у полиции информации вызывает также и то,  что обследование жилища заявителя не дало положительных результатов. 
Заявитель обращает так же внимание на то, что при аналогичных обстоятельствах по другому делу, в 2015 году, он полностью согласился с обвинением, поскольку факт хранения психотропного вещества тогда действительно имел место (п. 56.1). 

В силу перечисленных обстоятельств и учитывая позицию Суда по делу Сакита Захидова (Sakit Zahidov v. Azerbaijan, жалоба N 51164/07 от 12 ноября 2015), досмотренного через 20 минут после задержания, заявитель считает судебное разбирательство, проведенное по его  уголовному делу, несправедливым.


Наши  партнеры
Новое на форумах
18.05.2018 23:14:27
Организованное преступное сообщество (ОПС)
Просмотров: 7608
Ответов: 32
18.05.2018 21:29:07
Верховный Суд РФ
Просмотров: 174094
Ответов: 302
18.05.2018 15:47:30
Право на получение копий материалов, решений
Просмотров: 145140
Ответов: 249
18.05.2018 15:12:06
Законопроект об ускорении УДО
Просмотров: 11296
Ответов: 34
17.05.2018 07:58:43
ФСКН УБИТА, НО ДЕЛО ЕЁ ЖИВЁТ
Просмотров: 29845
Ответов: 140
15.05.2018 10:23:05
Пополнение подборки полезных судебных решений
Просмотров: 22202
Ответов: 61
15.05.2018 09:48:06
Спасибо!
Просмотров: 5573
Ответов: 33
12.05.2018 21:55:24
Преступления правоохранителей
Просмотров: 34993
Ответов: 116
12.05.2018 14:14:21
Законопроект о принудительных работах
Просмотров: 1074
Ответов: 2